Шиноби
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Империя вечности. Глава 4. Первая смерть

Империя вечности. Глава 4. Первая смерть

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Империя вечности. Глава 4. Первая смерть
Название: Империя вечности. Глава 4. Первая смерть
Автор: Олана Шварц.
Фэндом: Naruto
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Жанры: Ангст, Драма, Экшн, Психология, Даркфик
Персонажи: Темари, Сасори, Канкуро, Итачи, Кисаме и др.
Предупреждение: Смерть персонажа
Статус: в процессе
Размер: миди.
Размещение: запрещено.
Содержание: - Он не мог уйти... - испуганно лепетал маленький мальчик.
- Он не мог уйти, - твердо говорил уже выросший кукловод.
"Он вернется" - как приговор звучат эти слова.
Юный Казекаге и его сестра лишь грустно улыбаются, вспоминая, какую рану оставил на сердце Канкуро уход его легендарнго учителя.
Но слова кукловода начинают сбываться. Грозная тень нависла над Селением. Канкуро повержен. Гаара навеки ушел из деревни. Сможет ли Темари в одиночку противостоять безумному гению Акасуна Сасори?..
- Нет…
«Это очередное гендзюцу, не поддавайся» - убеждала сама себя Темари, растерянно глядя неподвижное тело брата перед собой.
- Предсказуемо, правда? – между тем заметил Акасуна, самодовольно улыбаясь. – Учитель уничтожает своего недостойного ученика… В этом есть даже какая-то доля романтики, ты не согласна?
«Канкуро… Неужели я… Все-таки опоздала…»
Безумное отчаяние, смешенное с яростью, в диком, неземном крике вылилось в жгучий, сухой воздух, эхом отражаясь от равнодушных барханов. Обессилившая девушка сжимала в кулаки тонкие пальцы, вонзая их в горячий песок, а удовлетворенный произведенным эффектом Сасори лишь слегка скривил губы в неком подобии сочувствующей улыбки.
- Не волнуйся, девочка, ему совсем не больно… по крайней мере сейчас.
Кукловод небрежно махнул рукой, и одна из молчаливых фигур подошла к безвольному телу поверженного Собаку но.
- Глянь-ка, Кисаме, много ли в нем еще осталось, - задумчиво поглаживая подбородок, приказал Акасуна синекожему гиганту.
Тот, не сказав ни слова, выдернул из-за спины огромный, замотанный тонкими бинтами меч и, сорвав закрывающие покрывающую оружие темно-синюю чешую ткани, резко ударил безвольное тело.
- Как ты смеешь?!! – вскричала Темари.
Столь кощунственного отношения к поверженному сопернику куноичи еще никогда не встречала, и то, что Акацуки смели так неуважительно относиться к синоби, возмутило девушку. А тот факт, что поверженным был ее брат, был последним толчком перед извержением ярости Принцессы Песков.
Резко кувырнувшись назад, Темари толкнула стоящего рядом второго Акацуки, заставив того покачнутся. В те несколько секунд, когда брюнет ловил равновесие, куноичи успела вскочить на ноги, но вновь чуть не упала.
«Черт… Нога…»
- Что за пляски, - улыбнулся красноволосый кукловод, обернувшись на шум. – Итачи, останови ее, пока она не наделала глупостей.
Через мгновение брюнет ринулся к стоящей на одной ноге куноичи, думая сбить ее с ног, но Темари снова резко кувырнулась назад, максимально разрывая дистанцию и быстро оглядывая поле боя.
«На нем протектор Конохи. Ясно, значит биться в Пустыне для него в новинку. Так… Мой веер – в десяти метра от него… Неудачно. Зато там вот песок словно просел… Зыбучий»
Легкая улыбка пробежала по тонким губам девушки, и, прикрыв глаза, чтобы вновь не попасть в гендзюцу соперника, она колесом отскочила немного левее.
«Иди же сюда, не бойся» - почти кровожадно подумала куноичи, прокусывая палец на руке.
Брюнет, не подозревая о ловушке, бросился прямо к гордой дочери Пустыни, резко достав из внутренних карманов плаща пару кунаев, скрепленных длинной веревкой.
- Итачи, стой!
Громкий крик Акасуны как разряд молнии пронзил воздух. Брюнет моментально остановился, замерев в нескольких сантиметрах от смертоносных зыбучих песков.
Колющее разочарование пронзило душу Темари. Акацук корпусом уже наклонился над своей будущей могилой, но резкий крик товарища по оружию, которому столь молниеносно и беспрекословно подчинился Итачи, сорвал девушке план. Но куноичи была к этому готова.
- Давай, Катамари, - шепнула она.
Из-за ближайшего к Итачи бархана взвился полутораметровый хорек с белоснежной шерстью. Грозно сверкнув единственным глазом на противника, Катамари, призывное животное Принцессы Суны, взмахнул огромным серпом, взметая вокруг тучи песка и пыли.
«Он труп» - усмехнулась про себя Темари, бросаясь в запыленную гущу, туда, где лежал ее веер.
«Их трое, будь осторожен»
«Без проблем»
Телепатическая связь, которую многие годы создавали куноичи и ее хорек, сильно помогала им в разных битвах, и сейчас, в тучах пыли, Темари могла быть уверена, что ни один удар Катамари не заденет ее.
Сломанная нога болью отзывалась в голове, но девушке было не до этого. Упав на песок и по инерции прокатившись вперед, куноичи схватила бесхозно лежащий веер и, прыжком вскочив на ноги, взмахнула им, разметая пыль и песок.
- АААА!!!!
Неожиданно ноги девушки подкосились, веер выпал из мгновенно ослабевших рук. Куноичи упала на колени, сжимая длинными пальцами голову, лицо ее исказилось и застыло в безмолвном крике, дыхание прервалось. Острая, безумная боль пронзила все ее существо, сознание и тело, разум и душу. Словно в предсмертной агонии, Темари упала на бок, извиваясь от неведомой боли, и из потаенных глубин ее души вырывались тяжелые, неземные стоны и крики, переходящие в неимоверно громкий, а потому едва слышный визг.
Пыль осела, и девушка в бессилье мелко тряслась, непроизвольно завывая и широко распахнув глаза. А в нескольких шагах от нее возвышалась темная фигура красноволосого кукловода, что-то снимающего с длинного, тонкого шнура с острием на конце, когда-то принадлежавшего Скорпиону, марионетке Канкуро. Стащив белую, безвольную тушку с острия, Акасуна презрительно хмыкнул, проговорив:
- Ненавижу животных.
***

- Мама, мамочка!
- Да, дорогая?
Милая женщина с добрыми, лучистыми глазами села на край большой кровати, посередине которой как маленький котенок свернулась светловолосая четырехлетняя девочка. Выбравшись из-под одеяла, малышка подползла к маме и, положив головку ей на колени, посмотрела на нее большими, доверчивыми глазами.
- Расскажи, пожалуйста, сказку. Мне не уснуть.
- Хорошо, - улыбнулась женщина. – Про что тебе рассказать?
- Расскажи про Великий поход Казекаге!
- Я же тебе про него уже много раз рассказывала, - рассмеялась счастливая мать.
- Ну расскажи еще раз, - начала умолять ее дочурка. – Я так люблю, когда ты мне его рассказываешь.
- Давай-ка я расскажу тебе лучше другую сказку, - предложила мама.
- Какую?
- Сказку про величайших воинах и лучших друзьях синоби – про их призывных животных.
- А разве животные и синоби не заключают специальный контракт?
- Заключают. Но потом, за много лет работы вместе, у некоторых синоби и их животных возникает такая крепкая дружба, что между ними появляется незримая связь, и воин чувствует, что происходит с его другом, как бы далеко они друг от друга не находились.
- Разве такое возможно? – удивилась девчушка.
- Да, возможно. И, если хочешь, я расскажу тебе историю великом воине нашего селения и его лучшем друге – буром хорьке Киромару.
- Конечно хочу! Расскажи!..
***

- Темари-сан!
- Да, дядя Ясямару?
Высокий мужчина с женственными чертами лица и нежной улыбкой подошел к светловолосой девочке лет шести, чуть удивленно смотрящей на него большими изумрудными глазами.
- Почему ты не с Гаарой? – спросила она. – Он же еще совсем маленький, его нельзя оставлять одного.
- Не волнуйтесь, - улыбнулся Ясямару. – Он сейчас спит, и у меня есть несколько свободных минут, которые могу посвятить любимой племяннице.
- Раньше ты и так посвящал нам больше времени, - расстроенно опустив головку, сказала Темари.
Мужчина глубоко вздохнул, а потом ласково приобнял девочку за плечи.
- Я все еще скучаю по маме, - уткнувшись в складки кимоно дяди, всхлипнула блондинка.
- Я тоже по ней скучаю, - тихо ответил племяннице Ясямару. – Год – слишком малый срок, чтобы залечить такие раны, но когда-нибудь….
- Я никогда не смогу забыть маму, - расплакалась Темари.
- Я не говорил – забыть, что Вы. Просто… со временем рана затянется, боль немного утихнет, и Вы будете вспоминать о ней и улыбаться тем счастливым моментам, которые вы провели вместе…
Но девочка, видно, слабо поверила словам дяди, продолжая тихонько плакать, прижимаясь к нему. Ясямару печально вздохнул и, чуть оторвав от себя девочку, ласково ей сказал:
- Я хотел Вас кое с кем познакомить.
- С кем? – утирая слезы на щеках, спросила Темари.
- Вам он понравится, я уверен. И… мама бы тоже хотела, чтобы вы подружились.
Мужчина вывел племянницу во двор, за мрачную и таинственную, известную во всей стране Ветра мастерскую марионеточников, и попросил немного подождать, исчезнув за поворотом. Темари было неуютно одной в мрачноватом проулке, но одиночество ее длилось недолго. Она услышала тихое шуршание в соседнем переулке. Вглядевшись девочка увидела, что из-за угла высовывается маленький черный носик, обрамленный белоснежной шерсткой. Любопытство пересилило осторожность, и Темари стала медленно приближаться к неизвестному существу. Обладатель носика, заметив блондинку, испуганно юркнул за угол, и девочка замерла, прижавшись спиной к стене. Но все же любопытство было сильнее.
Темари притихла у самого угла и неожиданно выглянула в переулок, где нос к носу столкнулась с полуметровым забавным зверьком с белоснежной шерстью, тоже не сдержавшим свое любопытство.
Черные глаза-бусинки долго смотрели в зеленые глаза блондинки, пока та, наконец, не спросила, тихонько, словно боясь спугнуть зверька:
- Ты кто?
- Я – Катамари, - чуть подумав, ответил тот тонким, но твердым и гордым голосом, подтягивая к себе длинный хвост, - Будущий величайший призывной зверь на свете. А… а ты кто?
- Я – Темари, - удивленно осматривала чуть надменное создание блондинка. – В будущем – величайшая куноичи в мире синоби.
- Ты – куноичи? – удивился Катамари, даже привстав на задние лапки. – Хм, не маловата-ли будешь…
- Я еще учусь, - насупилась девочка. – А ты вот тоже не похож на великого призывного суслика.
- Я – хорек! – обиделся зверек, и даже отвернулся, но через несколько мгновений снова повернулся к девочке. – Слушай, а… Тебе случайно не нужен призывной зверек? А то я вот как-то пока так и не нашел хозяина…
- Темари-сан! Где Вы? – послышался взволнованный голос Ясямару.
- Я здесь! – ответила девочка.
- Ах, я же испугался. Вот сказал же – сидите на месте, а Вы убежали… Вот и он тоже удрал куда-то, любопытный зверь… - мужчина вышел к племяннице и, увидев ее вместе с белым хоречком, только улыбнулся. - Хах, а вы уже познакомились, как вижу. Катамари, это как раз та девочка, которую я хотел тебе предложить… если она не откажется, конечно.

***

- Ка… Катамари… - чуть слышно прошептала дрожащая куноичи.
Боль слегка ее отпустила, но невыносимое ощущение душевной пустоты словно поглотило весь ее разум и силы. Перед глазами калейдоскопом мелькали все моменты, которые она провела вместе с вернейшим своим другом. Их первая встреча, первые тренировки, первый бой… То сражение, в котором верный хорек потерял левый глаз, и тот вечер у костра, когда куноичи шла в Коноху и заночевала в лесу вместе с чуточку ворчливым, но добрым и ласковым зверем.
- Катамари, - еще раз беззвучно прошептала Темари.
Тело ее снова дрогнуло от боли, когда равнодушный Акасуна небрежно отшвырнул окровавленную тушку прямо к куноичи.
- Глупое животное, - прошептал он, жестом приказывая упавшему Итачи встать и подойти. – Чуть не испортило мне один из лучших экземпляров.
Бегло осмотрев крепкую фигуру брюнета, все столь же равнодушно прикрывшего глаза, кукловод слегка фыркнул и обернулся к Темари.
- Было чрезвычайно глупо наедятся, что какой-то пустоголовый горностай сможет чем-то мне помешать.
- Он – хорек… - едва слышно прошептала куноичи.
- Все равно, - отрезал марионеточник. – Теперь он в любом случае всего лишь жалкая падаль.
- Как… Как ты смог…
- Легко. Он хоть и быстрый, но у меня реакция все равно быстрее.
Сасори подошел к обессилившей Темари и, небрежно отпихнув от нее веер, с усмешкой спросил:
- Ну что, больше не хочется воевать, да? Так то.
- Я… я тебе отомщу… и за Катамари, и за Канкуро…
Акацук лишь громко рассмеялся.
- Тебя смерть зверька так подбила, что ты даже встать не можешь, девочка. Так что молчала бы лучше. Куноичи… Все вы такие. Слезливые девчонки.
- Не смей… так… говорить, - попыталась подняться девушка, но кукловод небрежным пинком уронил ее обратно на песок.
- Хм, как ослабла-то… Неужели… А, все ясно, - сказал сам себе Акасуна и вновь усмехнулся. – Зря ты так с ним крепко связалась, - громко начал он, носком ботинка повернув лицо куноичи к себе. – Призывных зверей вообще очень сложно убить, но чем крепче ваша связь, тем более они уязвимы. Потому-то я и смог так легко его прикончить. Да и ты теперь выбылаи из боя… Разве я не прав?
Куноичи не ответила, лишь медленно успокаивая бешено колотящееся сердце.
- Что же, зато теперь ты поняла, что я настроен крайне серьезно, Темари.
Сасори жестом подозвал Итачи, и тот несколько грубовато поднял куноичи с земли.
- Помнишь меня? – тихо спросила та.
- Да. Более того – ты-то мне и нужна.
Девушка изумленно поглядела в холодные, надменные карие глаза, ожидая разъяснений.
- Понимаешь ли, - начал кукловод, - я намерен изменить существующие порядки. Я хочу захватить Суну и вернуть ей ее былое величие.
Утверждено Nern
Olana_Schwarz
Фанфик опубликован 27 февраля 2014 года в 18:39 пользователем Olana_Schwarz.
За это время его прочитали 498 раз и оставили 0 комментариев.