Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Иллюзия. Глава 18. Слёзы.

Иллюзия. Глава 18. Слёзы.

Категория: Экшн
Каблуки Хинаты стучали глухо, часто, ровно, отдаваясь гулом в голове Учиха и вызывая треклятое чувство дежавю. Мужчина уже бежал так с ней в темноте, и тёплая женская ладонь утопала в его руке...
Мадара вылетел в ближайшую дверь, ощетинился – пусто. Хьюга налетела на него со спины, но он быстро сориентировался: стряхнул её с себя, развернулся, дверь захлопнул. Аварийная система намертво захлопнуло её и даже преследователям – в теории – понадобится время, чтобы её открыть. Учиха нажал на кнопку коммуникатора и услышал помехи. Значит, Нагато ещё к ним не пробился, но он надеялся, что это лишь вопрос времени.
Хината тяжело дышала, сжимая руками пистолет, и смотрела на него широко раскрытыми глазами. В них, к счастью, не было страха – лихорадочное волнение.
- Я кого-то убила, - сказала девушка надломанным не своим голосом.
- Херня.
Вряд ли она попала.
Хьюга коротко выдохнула. У неё подкашивались ноги, и только сейчас она с трудом смогла разжать хватку собственных пальцев вокруг пистолета. В висках стучало молоточками, и Хината лишь с третьего раза попала дулом в кобуру на бедре, которую так удачно прятала юбка; и оружие, и футляр ей дала Конан, сказав, что не просто так юбка на ней столь хорошо сидит. Это им ещё повезло, что её спектакль про домогательства сработал...
Мадара заинтересованно проследил за тем, как Хьюга устало съехала на пол и скинула туфли. Возможно, отдыхать было не самое время, но другой возможности может и не быть от слова совсем, а марш-бросок на неизвестно сколько комнат выбил дух и из Учиха. К его удивлению, Хината невозмутимо вытащила из портфеля кеды и сунула в них ступни.
Весьма продуманно.
Мужчина подошёл к ней вплотную и подал руку. Приняла Хьюга её не сразу, но всё же в итоге её пальцы оказались в его ладони, и Мадара помог Хинате встать.
- Ты в порядке? – спросила она тихо-тихо, почти шёпотом.
Учиха прижался лбом к её лбу, надеясь, что камер здесь нет.
Его Хьюга. Не даст убить.
В наушника зашипело. Хината отпрянула резко от него отпрянула – вероятно, в её коммуникатор тоже с трудом начал пробиваться сигнал. После ряда помех из наушника выпалил почему-то Яхико:
- Это ловушка!
- Мы уже поняли, - гаркнул Мадара. – По делу!
Что-то хрустнуло, зашипело и ругнулось с другой стороны, зато через пять секунд на связи был уже более полезный Нагато.
- Это облава, Ричарда в здании нет. Он оставил следов, и им можно будет заняться потом. Уходите, немедленно.
- Куда?
- У меня нет всей сети камер, но три коридора справа свободны. Двигайтесь к чёрному ходу, встретьтесь с Конан. У задних ворот подберём.
- Когда?
- Просто идите, ждать будем. Но не задерживайтесь – я не гарантирую, что бомбы не сработают, если Тсукури решит, что вы трупы.
Хината старалась внимательно слушать Удзумаки, но не выходило – адреналин зашкаливал, взгляд тянуло к закрытой двери, из которой они только что выбежали. Пожалуй, в запоминании пути стоило надеяться на Мадару. Ладонь легла на бедро.
Интуиция, полученная в длинные недели погонь, не подвела. Дверь с грохотом содрогнулась: кто-то выламывал её с той стороны. Хьюга поймала короткий взгляд Учиха и, взяв пистолет наизготовку, побежала, забыв о том, когда успела так измениться.

Коридоры были близнецами друг друга, словно под копирку, и, в третий раз сбившись, Мажара перестал считать повороты и запоминать их. Схема здания была в кармане, а сейчас было проще довериться указаниям Нагато. В голос Удзумаки проскальзывала нервозность, но вряд ли из-за них: скорее всего, он пока не нашёл на камерах Конан и не смог выйти с ней на связь. Впрочем, вряд ли Хаюми где-то видно – при всех гарантиях не стоило светиться.
Пусть думают, что Учиха и Хината здесь вдвоём.
Но в глубине души Мадару что-то грызло. Было слишком глупо прийти сюда просто так и ничего не добиться. Риск слишком велик для пустой прогулки.
Кто-то руководит всей этой операцией, следит, отдаёт команды или же наблюдает, чтобы всё пошло по плану...
Тоби!
Тоби должен быть где-то здесь. Его тень скользила за ними от самого Вашингтона, от пули в голову Томаса Дженкинса... Учиха жаждал его пристрелить, но перед этим было бы не бесполезно выяснить, с чего бы у него на них такой зуб.
Поправка – на него. Бегущая рядом сосредоточенно-бледная Хината ни при чём, и Мадара не имел права забывать о том, в какой гадюшник он её втянул.
В наушнике зашипело – связь с Нагато оборвалась. Видимо, дело было то ли в стенах, то ли они спустились в какой-то подвал; уже было преодолено несколько, хоть и коротких, лестниц вниз, зато ни одного подъёма. Так или иначе, связь оборвалась, и они «ослепли». Учиха и Хьюга, не сговариваясь, одновременно перешли на шаг. Все чувства, подстёгиваемые адреналином, обострились до предела. Только сейчас Мадара заметил, что лоб его спутницы взмок, словно бы через воду выходил страх смерти.
Хината боялась, но это её не сковывало – неожиданно подхлёстывало уколами и звоном в ушах, кровь стала горячее, кипела. Как будто нечто в её теле понимало, что оцепенение – не лучший выход, и спасало себя тем, что давало ей сил.
Им начали попадаться помещения. Простые офисы, но на всякий случай они проверяли каждый не запертый. Когда двери не поддавались напору, было слишком заметно, что Учиха еле сдерживается от попыток выломать замок. Но Хьюга старалась сохранять благоразумие и клала руку ему на предплечье, качая головой: нет, нельзя, шумно и не нужно.
Всё хорошо, Мадара, пока всё хорошо, я здесь, ты здесь, мы живы и не ранены, я жива и не ранена.
Нужно идти дальше, Мадара.
Ноги сами вывели наружу. Воздух был пыльным, спёртым – какой-то захламленный внутренний двор. И их там уже ждали; пятеро, высокие и в масках, два автомата, три пистолета. Учиха выстрелил, уже понимая, что вот оно, закончилось везение. Теперь они покойники. Быть может, если он прямо толкнёт Хинату назад и захлопнет дверь, то она успеет убежать?
Но не убежит же, дурочка. Заревёт, но не убежит, умрёт тут от автоматной очереди, из-за него, из-за него, из-за него...
В голове загудело низко и гулко, как колокол, но сплошной звук. Мадара определённо предпочёл бы сдохнуть один.
Спасение пришло оттуда, откуда его ждали меньше всего. С неба. Двое с автоматами повалились с простреленной головой; Хината не сдержала эмоций, ахнула и отвернулась, боясь случайно посмотреть на разорванные пулями лица. Зато Учиха увидел, как на одного из оставшихся с парапета обрушилась в прыжке Хаюми и воткнула в шею нож. Волосы растрепались, щёки горят, как и глаза, ни жалости, ни жестокости - сущий демон, но на разглядывание не было времени. Мадара бросился вперёд, чудом уйдя от выстрела, и бросился на того, что был ближе, выбивая из рук пистолет. Рыча, мужчина повалил противника на землю и, схватив за волосы и маску, изо всех сил ударил об случайный острый камень, затем ещё и ещё. Кровь была на земле, в висках, перед глазами, и Учиха почти не услышал выстрела, вслед за которым почти на него повалилось бездыханное тело.
Кажется, он сходил с ума: задыхался, дурел. Ненависть, которую он таил от себя всё это время, сохраняя хладнокровие, затопила всё его существо и вылилась в звериную жажду: убить, убить, убить этого ублюдка, убить их всех голыми руками!..
Его удивительно сильно сшибли на спину. От боли в затылке при падении он взвыл, забился, но чьи-то слишком тонкие руки держали его. В груди взорвалась ядерная боеголовка, стирая всё на своём пути, а потом – хлопок! – и он увидел Хинату. Девушка рыдала, по её лицу была размазана кровь, и Учиха вдруг испугался, что её ранили, и лишь потом понял, что это кровь с его рук. Вот оно, безумие, безумец, сумасшедший...
- Перестань, пожалуйста! – отчаянно плакала Хьюга, и Мадара вдруг осознал, что она убрала его руки от головы жертвы, держала, она звала его обратно, испугавшись... этого. И что била его по щекам, когда он вырывался.
Что кричала.
Учиха судорожно втянул в себя воздух и стиснул Хинату руками, вжимая в себя. Ей могло быть больно от такой хватки, но девушка сама жалась к нему, когда Мадара зарывался влажной – лучше не думать, от чего – ладонью в её волосы, и делал жадные вдохи, как будто он только что родился.
А говорят, такое происходит лишь тогда, когда сам едва не погиб. Какая чушь.
Хьюга не могла успокоиться. То, что она увидела – нет, это был не Мадара, не его лицо, не на его руках оставались брызги крови, и Хината бросилась к нему, так как знала, что Учиха где-то там и его нужно вытащить. И когда он вернулся, она заметила свои слёзы и отдалась рукам. Это было гораздо страшнее, чем в любой момент раньше, и Хьюга не могла не рыдать от ужаса. Девушка не слышала шороха шагов, не знала где Конан и Дейдара, который пристрелил последнего, так как мир сузился до ходящей ходуном раскалённой груди Мадары.
К счастью, их деликатно не трогали, пускай это и было тратой времени. Придя в себя, Учиха сел, мягко отстранил от себя Хинату и виновато посмотрел ей в глаза. Девушка покачала головой, шмыгнула носом и вытерла рукавом заплаканные глаза. Мужчина помог ей подняться на ноги и огляделся, стараясь незаметно, но тщательно, вытереть от крови руки.
Небо успели заволочь облака, густые и серые – вернулась утренняя непогода. Тишина.
Мадара найдёт Тоби и пристрелит его.
Конан подошла тихо, а зашипела яростно и зло:
- Ты сумасшедший, Нагато же говорил, что тут засада.
Забавно. Хаюми злилась на него за то, что он едва не умер, а претензии к тому, что они не последовали совету Удзумаки, высказывались только ему. Учитывая то, что Хината тоже слушала, обвинения исключительно в его сторону были почти забавны.
- Конан... – вклинилась Хьюга, легонько коснувшись руки Конан, тихо и робко, став прежней и обычной. – Мы не слышали, сигнал не доходил...
Женщина внимательно посмотрела на Хинату и отчего-то покачала головой. Учиха поискал глазами Тсукури и обнаружил, что тот под шумок, в сторонке, прилаживает к стене какое-то устройство. Когда Дейдара закончил, то аккуратно заслонил бомбу – а Мадара не сомневался в том, что любая вещь из рук Тсукури способна сдетонировать – обломком какой-то пластиковой панели.
Хаюми хмурилась и стучала по своему наушнику.
- Он нашёл что-то? С камер или ещё как? - спросил у неё Учиха, преодолевая лёгкое головокружение.
- Ричарда в здании нет, это точно. Записи с камер я проверила из рубки охраны – он уехал ещё несколько дней назад.
- А кабинет? Там тоже камеры?
- Нет, но есть запись из коридора пять часов назад. Какой-то человек заперся в кабинете Дженкинса, и с тех пор не выходил. Или не светился.
Мадара нахмурился. Горло обожгло предчувствием чего-то важного, стекло вниз к животу и свернулось там затаившимся до поры в засаде хищником.
- Как он выглядел?
Конан безразлично пожала плечами.
- Чёрные штаны, чёрная водолазка... Ещё шарф. Лица не видела, он был спиной к камерам. Волосы длинные... лохмы, на руках перчатки. Вооружён, винтовка, но стрелять ею в небольшом помещении не удобно. Это тебе о чём-то говорит?
Ревущий стадион. Чёрные и длинные волосы, странные для снайпера, но прячущие его лицо от посторонних. Заказная винтовка.
Учиха точно знал, кто это, не сомневался в интуиции. И он не упустит такой шанс, который может оказаться последним и единственным. Хината поняла его намерения ещё до того, как он что-то сказал, и мёртвой хваткой вцепилась в его запястье.
- Нет, - твёрдо.
- Да.
- Не один. Ты не пойдёшь один.
Хьюга говорила утвердительно, будто у него нет выбора. Мадара коротко выдохнул, посмотрел ей в глаза, намереваясь любой ценой отделаться от неё – и уберечь. Пусть он сейчас накричит, пусть обидит так, что душевная боль будет сильной до тошноты, но Хината не полезет в пекло...
Посмотрел и понял – не сможет.
Чтобы он ей ни сказал, Хьюга пойдёт за ним, и ни Конан, ни Дейдара не удержат её. А уж когда Хината еле слышно, только для него, шепнула:
- Не оставляй меня сейчас... – так он и вовсе потерялся.
Да что б её... Хинату.
Хьюга улыбнулась и отпустила его, отойдя на пару шагов. Мадара цокнул языком и повернулся к Хаюми:
- Мы не идём сейчас на выход.
- Псих? – зло.
- Нет. Это Тоби, я знаю. Мы к нему. А вы ждите. Если через час не вернёмся – то подрывайте тут всё, не дайте ему уйти.
Это был хороший план. Если что, их не успеют вытащить, а раствориться в жаре пламени, не успев ощутить агонии – хорошая смерть.
Куда лучше конца в психушке в палате с мягкими стенами.
Конан кричала долго, не боясь, что их услышат; называла их сумасшедшими, смертниками, говорила, что если они умрут, то во всём этом не будет никакого смысла, и острее всего она не хотела отпускать Хинату. На секунду Мадаре показалось, что Хаюми удастся уговорить Хинату остаться, но девушка стояла у его плеча и тихо вздыхала.
Ситуацию разрешил Дейдара – подошёл, хлопнул Конан по плечу и спросил:
- А какого ты их так недооцениваешь? Они идут – мы прикрываем их задницы.
Учиха впервые проникся к нему уважением и чем-то сродни дружеской симпатии. Хаюми перезарядила пистолет, но дальше уже говорила по делу:
- Час, - сухо и строго. – Ровно. Я дойду с вами до нужного этажа, дальше идите сами. Выбирайтесь тоже. Дейдара и я будем ждать вас здесь. Всё ясно?
- Да, Конан, - ответила за него Хьюга и улыбнулась почти нежно. – Мы всё поняли.
Черты лица Конан смягчились, хотя видно было, что она по-прежнему не одобряет. Но, быть может, смогла понять хоть немного? Хинате захотелось обнять её, по-сестрински, и сказать, что всё будет хорошо – но она не знала.
А лгать лишний раз не хотелось.

Шли, не прячась, так как Нагато и вовсе обрубил камеры. На всякий случай Конан стреляла в них, объясняя это тем, что так будет легче идти обратно. Мадара не возражал – недостатка в патронах Хаюми не испытывала. У него самого на плече болтался автомат, снятый с одного из трупов – не время брезговать.
Лифтами не пользовались, хотя где-то в здании они точно были. Но Учиха сейчас ни за что б в него не сунулся: заблокируют, запрут, всё закоротит, и они застрянут. Да и в экстремальной ситуации мужчина чувствовал себя в закрытом коробе не лучше, чем на очень открытом пространстве. Уж лучше лестницы – и сбросить кого вниз на ступени можно, и спрятаться есть где, и обороняться не трудно.
Правда, и врагам тоже. Но лифт всё равно хуже.
Конан распрощалась с ними на пятом этаже.
- По коридору прямо, направо и дальше через два поворота – снова направо. Ответвлений нет, не заблудитесь.
Мадара и Хьюга кивнули.
Хинате стало неспокойно, как только Конан оставила их. Им везло до этого, повезёт и сейчас, если доберутся до места тихо, но... что дальше? По словам Тен, Тоби настоящий профи – вдруг не выйдет, вдруг убьёт. И хотя поздно было об этом думать, но Хаюми смотрела им в след так, словно провожала в последний путь.
Учиха не заметил, как они проделали весь путь; коридоры стали поприличней и живее, но в остальном всё так же. Дверь была массивной и деревянной, но, скорее всего, это только верхние панели.
Прятаться или нет?
А, к чёрту всё.
Мужчина ударил по двери ногой. Обшивка треснула. Ещё удар – отделилась щепа и упала на пол. Как Мадара и предполагал, под деревом оказался металл. Мягко, почти любовно тронув его пальцами, Учиха нахмурился. Если он понимал хоть что-то, то оружие здесь не поможет: дверь пуленепробиваемая.
Мадара скорчился над замком, ругаясь и шипя. Хьюга осторожно огляделась. Хотелось сбежать, но это было бы нечестно и малодушно. Взгляд её упал на камеру наблюдения, и Хината выстрелила в неё. Треск, грохот выстрела – на пол посыпались обломки камеры и несколько кусочков белого камня от стены в том месте, куда угодила пуля, уничтожив устройство. Учиха дёрнулся, оглянулся, но, увидев, что всё в порядке, развернулся к ней спиной. Девушка подошла, чтобы посмотреть на обломки, так как ей необходимо было чем-то себя занять.
А неплохую дыру она в стене прострелила.
Дыру...
Ох, точно!
- Мадара... – позвала она.
- Да что? – раздражённо, так как у него ничего не получалось. Мадара просто не умел вскрывать замки, а стрелять в него было бы тоже бессмысленно – та же сталь, что и в двери. Хината молча указала на то место, где была камера. Мужчина понадобилось с полсекунды, чтобы поймать её идею. Обернувшись, Учиха задумчиво глянул на стену у двери. Если она тут не слишком толстая, то может сработать.
- Отойди-ка... – задумчиво сказал он, перехватывая автомат поудобней. И, дождавшись, пока Хьюга отбежит на другой конец коридора, автоматной очередью принялся простреливать стену вдоль всего дверного косяка. Грохот, пыль, похожий на известняк камень – всё сыпалось, на уши легла звуковая пробка, глаза щипало, но Мадара не собирался отступать. Стена поддалась; кто-то определённо сэкономил на материале, что было сейчас на руку.
- Я ломаю, ты стреляешь! – крикнул он и, как только патроны закончились, бросился вперёд, ударяя по двери одновременно плечом и прикладом автомата. Мужчина рухнул в кабинет Дженкинса вместе с дверью, и два выстрела прогремели одновременно. Но окровавленная Хьюга не упала рядом с ним, а потому Учиха терпеливо дождался, пока уляжется пыль и затихнет звон в ушах, и поднял голову.
Тоби сидел на полу, пытаясь зажать ладонью рану в простреленной ноге, и щурился угольными глазами на Хинату. Пистолет он, вероятно, выронил в момент ранения, и сейчас он был под ногой в знакомом кеде. Хьюга уверенно целилась ему в грудь.
Умница девочка.
Мадара поднялся, отряхнулся и, уронив на пол не нужный уже автомат, дал пистолету занять место в своей руке. Тоби сидел на месте, не пытаясь сбежать; винтовка была слишком далеко, и снайпер понимал, что не дотянется. Учиха подошёл к нему – Хината продолжала держать Тоби на мушке – и, приставив и свой пистолет к его виску, сдёрнул шарф с лица.
Тоби оказался изуродован. Вся права половина его лица стянулась из-за сетки белых шрамов поверх застарелого ожога, и глаз не был задет только чудом. Патлы мешали рассмотреть нормально, но в памяти что-то шевельнулось – кажется, Мадара где-то его видел. На лице Тоби была покорная обречённость, подчёркивающая твёрдость черт, но, приглядевшись, Учиха заметил, что тот ещё подросток.
Семнадцать-двадцать лет, где-то так, так как шрам сильно старил его.
И, словно подтверждая то, что ещё не взрослый, Тоби затрясся. Сухие губы затряслись, а из глаз потекли слёзы.
- Это ты... – выдавил он нездорово хриплым голосом. – Это ты убил Рин!
Тоби рыдал так, словно был один и не находился под прицелом, рыдал, оплакивая кого-то невидимого. Наверное, перед лицом смерти ему стало всё равно. Потому что он раз за разом кричал:
- Это ты виноват в том, что она умерла!
Утверждено Mimosa
Шиона
Фанфик опубликован 12 октября 2014 года в 19:42 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 523 раза и оставили 0 комментариев.