Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Иллюзия. Глава 16. Притяжение

Иллюзия. Глава 16. Притяжение

Категория: Экшн
То, что надумал Нагато, было из ряда фантастики, фильмов про мафию или матрицу, или же таким было обычное состояние хода мыслей Удзумаки. Однако оно не только могло сработать, но и обязано это сделать, так как другого плана не предвиделось.
А если провалятся – то некому будет его придумывать.
Но помимо сухих фактов и рискованных схем действий Мадара вычленил из разговора нечто иное, глухое и тихое, что старательно пряталось от посторонних глаз. Если Дейдара был просто психом, Сасори не собирался его бросать даже в моменты безумства, а Тен-Тен уже не могла бросить в беде подругу, то Конан...
Костяшки благоразумной Хаюми, не пошедшей бы на риск просто так, белели от одного лишь звучания имени Ричарда Дженкинса. И не только её – выдавал себя и Яхико.
Только Нагато был неизменно собран и слегка холоден.
У этих троих явно какие-то счёты с Дженкинсом, и Учиха отдал бы многое, чтобы узнать, в чём дело.
Правда, отвлекаться на это сейчас не стоило. Через два дня они полезут в самое пекло.
Проникновение.
Попытка добраться до Дженкинса или Тоби.
Отход.
Страховка – Дейдара, так как Нагато не стал бы с ним перешёптываться просто так.
Мадара очень надеялся, что в случае провала это будет не взрыв всего здания.

Торговый центр оглушил непривычным шумом; Хината слишком давно была в подобном месте – в прошлом году, в прошлой жизни? Люди говорили слишком громко и много, от фоновой музыки и объявлений кололо в висках, огни вокруг слепили глаза. Но Хьюга пришла сюда по делу, и, к тому же, была не одна.
На Конан оглядывались, некоторые хмурясь, иные – провожали взглядом: женщина и не подумала сменить одежду. А синеволосую женщину в ярких индийский одеждах редко увидишь даже на улицах разношёрстного Нью Йорка или же в центре Лос-Анджелеса, не говоря уже о сером и забытом людьми и Богом Даллесе, название которого помнят только те, кто здесь живут. Но Хаюми была уверена в себе настолько, что вскоре смогла слиться с толпой гораздо лучше, чем жмущаяся и нервничающая Хината. Девушке было неуютно в толпе, и она ощущала бы себя комфортней в старой пыльной библиотеке Портленда.
К счастью, Конан ступила на эскалатор на нулевой этаж. Хьюга быстро шмыгнула за ней: обычно на таких этажах чуть тише, и не все посетители даже знают о нём.
Внезапно Хаюми резко развернулась и сжала её плечо. Хината вздрогнула от неожиданности.
- Успокойся, - негромко произнесла Конан.
- Я...
- Я выделяюсь, но меня не замечают, так как знают здесь такую. Ты новое лицо, тебя и так замечают, а твоя нервозность усугубляет ситуацию, - твёрдо и сухо сказала Хаюми. – Ты должна успокоиться.
Женщина отпустила её и, развернувшись спиной, сошла со ступеней. Хьюга едва не споткнулась о край эскалатора, после чего остановилась и посмотрела на свои руки.
Кончики пальцев дрожали. Хината глубоко вдохнула и шумно выдохнула. Конан была права, она со стороны выглядит подозрительно или же просто больной чем-то нехорошим.
Наркоманкой?
Возможно.
- Не задерживайся, - окликнула её ушедшая вперёд Хаюми и исчезла за раздвижными стеклянными дверьми какого-то магазина одежды, каких тысячи везде.
Но догнав ей и оглянувшись, Хьюга обратила внимание, что одежда тут специализированная, с иголочки; идеально отглаженные брюки и строгие пиджаки для мужчин, жакеты и приличной длинны прямые юбки для женщин. Начищенные ботинки и туфли на невысоких каблуках занимали отдельную стойку
Рай для типичных представителей среднего класса и офисного планктона.
Мельком глянув на ценники, Хината заметила, что это действительно рай для людей с не самой высокой зарплатой.
Конан с лёгкостью отвадила от себя консультанта и, разгладив складки на шароварах, присела на низкую тумбу для примерки обуви.
- Итак, наша цель – сделать из тебя секретаршу: незаменимую, но умеющую делать кофе с коньяком, - озвучила Хаюми их цель, хотя Хьюга и без этого была в курсе.
- А Мадара? – осторожно спросила Хината, оттягивая момент.
Честно говоря, девушка не любила ходить по магазинам. Все эти примерки и испытующие взгляды людей, которым она волей-неволей попадалась на глаза, сковывали её или же смущали, заставляя теряться и забывать о том, что хочется. Поэтому Хьюга предпочитала заказывать одежду через Интернет.
Но ничего не поделаешь.
- Сам разберётся. А ты не похожа на человека, который умеет подбирать себе одежду, - лениво сказа Конан, остановив взгляд на поношенных джинсах Хинаты, после чего посмотрела на полки и взяла оттуда простую блузку. – Какой у тебя размер?
Девушка смутилась и далеко не в хорошем смысле, но знала, что женщина не хотела её обидеть.
- Восьмой, - обречённо выдохнула она. - Но верх лучше десятый.*
Хаюми понимающе хмыкнула – у неё был похожий тип фигуры. Женщина поднялась, неспешно осмотрелась и быстро выбрала простую белую блузку.
- Надень пока это, - Конан протянула ей вещь. – Я пока подберу остальное. И ты не сказала свой размер ноги.
- А это тоже надо? – неуверенно спросила Хьюга, которую примерку обуви ненавидела ещё больше.
- Разумеется, - невозмутимо. - Тебе надо купить хорошие удобные туфли, в которых можно быстро бегать.
Хината тяжело вздохнула, понимая, что сбежать ей не удастся.

Первый заход: прямая юбка, разрез сзади, десять сантиметров выше колен, синий жакет. Итог – Конан поморщилась и затолкала её обратно в примерочную.
Второй заход: короткая юбка в складку, белая рубашка с коротким рукавом. Хаюми грубо назвала её школьницей и вручила новую стопку одежды.
К десятому заходу Хьюга начала уставать. Даже Ино, та ещё любительница прошвырнуться по магазинам в поисках скидок и обновок, обычно останавливалась на седьмом и не придиралась к себе и другим так, как Конан. Больше всего Хаюми цеплялась к длине юбки, напоминая этим Мадару и их пресловутую первую встречу, и общему внешнему виду – строгость, официальность и не привлекающая лишнее внимания серость.
Нет, в некоторых вещах Хинате и самой было неудобно, а это было третье, что интересовало Конан, но всему есть предел!
Очередной заход: прямая юбка, разрез сбоку, приталенная рубашка и простой чёрный пиджак. Одежда сидела, как влитая, и девушке было удобно, хотя Хьюга носила подобное очень редко.
Когда она вышла к Конан, то та в который раз придирчиво осмотрела её с головы до ног. Но после вдруг поднялась с облюбованного пуфика, отошла к стойке с обувью и, взяв оттуда самые простые туфли, поставила их перед Хинатой.
- Обувайся.
Девушка наклонилась и послушалась. По первым ощущениям нигде ничего не натирало, а каблук был слишком низок и устойчив, чтобы Хьюга чувствовала себя в них плохо.
- Удобно?
Хината уверенно кивнула.
Хаюми заставила её повертеться и пройтись взад-вперёд по залу магазина, лишний проверяя удобность туфель, после чего подвела в зеркалу. Хьюга бросила взгляд в зеркало, и то, что она увидела, ей понравилось.
Хотя это было не так важно.
Конан отошла на пару шагов и посмотрела на неё издали.
- Что-то не так? – осторожно спросила Хината, так как через некоторое время от столь пристального разглядывания ей стало неловко.
- Всё так... – задумчиво протянула Хаюми, которую, кажется, наконец-то устроил внешний вид Хьюга. – Но чего-то не хватает... О, знаю.
Женщина стянула резинку со своих волос. Те оказались непослушными – коса расплелась от лёгкого поворота головы, и пряди рассыпались по плечам. Но Конан не обратила на это внимания, подошла вплотную и аккуратно собрала волосы Хинаты в высокий хвост.
Вблизи её глаза казались янтарными.
- Так-то лучше, - Конан отстранилась и снова развернула девушку к зеркалу. – Ты готова.

Мадара нервничал. Краткая вылазка в город не принесла ему душевного равновесия, возможно, даже наоборот, хоть он и завернул за приличной одеждой и сигаретами. Нагато уже вскрыл базу Дженкинса и в данный момент вносил в систему электронную запись приёма через два дня6 бизнесмен и его секретарша, а подробностями Учиха не интересовался пока.
Рано.
Но мужчина вдруг ощутил острое желание не брать с собой Хинату. Хьюга же не отсюда... не из их грязного мирка, она обычная – хорошая, но обычная, держала в руках пистолет всего раз в жизни, и тот из его рук. Да и мешаться будет...
По крайней мере, Мадара убеждал себя в том, что только это являлось причиной его беспокойства.
Вновь хотелось курить. Пачку покинула третья сигарета за последний час: они были дерьмовые, без фильтра и премерзко отдавали ментолом, но Учиха терпел, так как не собирался идти за новыми. Уже по установившейся привычке он вышел на балкон.
Огонёк исчезал от порыва ветра несколько раз перед тем, как Мадаре всё же удалось поджечь кончик сигареты, затягиваясь и получая ежедневную дозу дыма, смол и никотина.
- Снова куришь?
Учиха не слышал, как она подошла.
-Снова? – рассеянно.
Хината опёрлась на перила балкона рядом с ним.
- Ну... – протянула она неуверенно. – Мне показалось, что сегодня ты куришь больше, чем обычно.
Учиха равнодушно пожал плечами и отмахнулся:
- Показалось.
- Врёшь же.
- Вру.
Ветер ударил в лицо, и Мадара переложил сигарету в левую руку, чтобы пепел не слетал вбок к Хинате. Хьюга выглядела напряжённой – ожидание изматывало и её.
- Нервничаешь? – осторожно спросила, хорошенько промёрзнув на сквозняке. Близость осени и её холод не успокаивали, но сковывали все эмоции, словно хороший анестетик.
Или валиум.
Интересно, Мадара ей что-то ответит?
- Нервничаю, - мужчина стряхнул пепел. – Не ходи с нами.
- Почему?
- Я так хочу.
Учиха глубоко затянулся. Этой сигареты ему тоже было мало – уже половины нет – но при Хинате он за новой не пойдёт.
- Я не буду мешаться, - тихо произнесла Хьюга, понимая, что Мадара в чём-то прав. Но девушка уже не могла отсиживаться в стороне после всего пережитого.
- Не будешь, - согласился Учиха и тяжело выдохнул. Краем глаза он заметил, что Хината выпрямилась, перестав касаться перил, и развернулась, чтобы уйти обратно в дом; разговор её тяготил, а его, вероятно, неверно поняли. – Ты можешь умереть.
Мадара повернулся к ней и поймал взгляд. В глубине серых глаз что-то дрогнуло, но в целом – само спокойствие.
- Понимаешь?
Понимает. Хинате не обязательно было что-то говорить – девушка на самом деле понимала это, по серьёзному. Ведь в них уже столько раз стреляли...
- Все мы можем умереть через несколько дней, - тихо выдохнула она, отвернувшись. – И ты можешь.
Ему послышалось, что Хьюга произнесла это, намеренно глуша голос. Учиха положил свободную руку ей на живот, мягко толкнул, прижимая спиной к хлипким перилам и не думая об их устойчивости, и перетёк всем телом в другое положение: встал напротив неё вплотную, а руками перегородил путь к бегству.
Хината не испугалась и уверенно подняла на него взгляд.
Пожалуй, они оба слишком извелись в этой череде случайностей.
Мадара смахнул волосы с её лица в сторону, вспоминая их прохладу и мягкость, а для того, чтобы забыться в теплоте губ и мягкости рта пришлось наклониться. Учиха целовал уверенно, так, будто имел на это полное право.
Хината едва вздрогнула, но всё к этому и шло. От чужого тела тянуло жаром, а она так замёрзла... Девушка потянулась вверх навстречу, отвечая смелее, трогая языком горькие от табака губы, и сжала его плечо и ткань одежды на пояснице.
Мужчина вжал сигарету в перила балкона, туша её и освобождая руки; ими приятней было сжать талию Хьюга. Эмоции и стресс требовали выход и освобождения, и Мадара брал то, что ему требовалось.
К слову, взаимно.
Хьюга не смела и не хотела думать о том, что происходит. К нему тянуло, сил противиться не было, и Хьюга вспомнила прохладу матраса в старой квартире. Наверное, всё должно было быть не так, как тогда – а потому стоило исправить ошибку.
Учиха вжимал её в себя так, чтобы ощущать всем телом, но мешала одежда. Одна ладонь, давя, прошлась по боку и бедру; пальцы сжали ногу над коленом, чуть сгибая и потянув на себя. Хината отстранилась на мгновение, забыв, что дышать можно и носом, глотнула воздуха, но ещё дольше Учиха не дал ей разрывать контакт.
Мадара обнял девушку за пояс и, пятясь, спиной потащил в комнату. Контролировать себя стало сложнее.
Да и какие могут быть ограничения, если они оба к концу недели могут исчезнуть раз и навсегда?
Хьюга забыла о смущении, робости, обо всём. Хината упивалась этим человеком, гладила его ладонями по бокам и спине, а если и отрывалась от губ, то только, чтобы поцеловать в шею и захмелеть окончательно.
Её грубо вжали в стол на кухне – девушка тихо всхлипнула, жмурясь. Учиха шумно выдохнул, хрипя, и запустил руки под широкую футболку. Подавшись вперёд, мужчина почти усадил её на стол, встав между разведённых бедёр, оторвался от шеи, спускаясь ниже, и потянул ткань одежды наверх.
Хинату хотелось – здесь и сейчас.
Хьюга задыхалась: от горячих рук, от стыда, от своего положения и реакции. Девушка не удержалась и запрокинула голову, дав Мадаре место для влажных поцелуев и укусов, не сильных, без следов почти. Пальцы сразу же запутались в его волосах, но Хината не понимала, чего хочет – оттолкнуть его или не дать этого сделать.
Но, кажется, в ней ещё осталось благоразумие.
- Мадара... ха... не здесь... прошу тебя...
Для верности девушка потянула его за перепутавшиеся пряди, но Мадару это только подстегнуло. Учиха укусил сильнее, тихо рыкнул, возбуждаясь от мягкости линий женского тела, но Хьюга сбивчиво повторила просьбу снова, и он вдруг вспомнил Конан.
Не заниматься сексом на кухне; выход на балкон был как раз с кухни.
Не на кухне, так не на кухне, ничего не поделать.
Пока они, спотыкаясь, вывалились в коридор и шли по нему, мужчина успел зажать Хинату у каждой вертикальной поверхности, которая только попадалась под руку. Слишком нетерпеливый, такой Учиха слегка её пугал, но не более – верила, доверилась, не боялась.
Скорее жгло тело.
Завалившись в его временную крохотную комнату, Мадара отстранился, сбрасывая с себя верх куда-то под ноги. Футболку на Хинате хотелось по-животному разорвать, но, кажется, у него всё было на лице написано: Хьюга сама сняла её и отправила вслед его одежде. Учиха рывком прижал её к себе обратно и впился в губы – ему хотелось, чтобы после они покраснели и припухли от его поцелуев и укусов.
До матраса – каких-то три шага. Мужчина полусел-полуповалился на него и сразу же перевернулся, нависая над Хинатой сверху, скользя ладонями по гладкому животу и изгибам поясницы и талии.
Заняться сексом на нормальной кровати им, видимо, не суждено.
Мадара не понимал, почему ему так не терпится. Мало было прошлого раза? Всё это время хотелось ещё?
Хьюга жмурилась – не из-за стыда, а от того, что страсть ей была ещё не знакома. Учиха покусывал её плечи, изредка перебарщивая, но надеясь, что боли нет, и стягивал с девушки джинсы. Не было времени на лишни ласки – тело требовало, подсознание требовало, а сознание и разум отключились, даруя забытье.
Лишь на полминуты Хината его поймала. Узкие ладони обхватили его лицо с двух сторон, развернули и Мадара утонул в ласке нежных губ, которые целовали его скулы, брови, веки... Хьюга тонула в тихом отчаянии, не желая отпускать его в пекло одного, и цеплялась, стремясь удержать возле себя.
Женщина всё же. Имела право.
Хината приняла его в себя легко и будто бы привычно, идя на поводу у эмоций. Кажется, она застонала, но девушка и сама не была в этом уверена.
Учиха почти не касался её, предпочитая смотреть и запоминать. Руки на бёдрах, влажное тепло вокруг члена – это хорошо и сладко, но забудется, как только в его руках окажется кто-то другой. А разметавшиеся по постели волосы, слишком светлая в полумраке кожа – это он запомнит.
Надолго.
У Мадары был абсолютно сумасшедший взгляд, но Хинате это нравилось. Пальцы нашли подушку под головой и вцепились в неё, прерывистое дыхание вырывалось из груди через приоткрытый рот, и от равномерных и сильных неспешных толчков её покачивало на тёплых волнах, чья температура быстра повышалась.
Жарко. Просто до ужаса жарко.
Хьюга беспомощно всхлипнула и потянула к его плечу свободную руку, но далеко – не достать. Тогда она просто провела ладонью по чуть взмокшей груди. Ударившееся в руку сквозь рёбра, плоть и коду сердце нашло отклик – Хинате показалось, что в груди что-то забилось в унисон, и в эту минуту обоюдной жажды они слились во что-то качественно новое.
Это было похоже на откровение. Или признание.
Мужчина тихо и глухо застонал, подался вперёд и навалился. Удовольствие, своё или чужое, не было самоцелью, поэтому Мадара не собирался себя сдерживать. Хьюга обняла его ногами, подалась неловко навстречу, и Учиха понял, что его поймали.
Возможно, насовсем.
- Ты... а-а... – Хината не смогла закончить, сорвавшись на стон.
Может, оно и к лучшему. И так её упрятали, укрыли чужим телом. В животе сжималась и разворачивалась тугая пружина, которая была готова сорваться.
Кончая, Мадара стиснул зубы, чтобы быть тише; лишние звуки убили бы... А что убили бы?
Что-то. Что именно – это он потом разберётся, но оно заставило его сорваться и уничтожило его силу воли отпустить под конец Хинату. Девушка вцепилась в него, выгибаясь, дрожа, но приняла его правило молчания.
Так было острее, ярче и, кажется, нужнее – себе и друг другу.
Учиха лёг на неё, опираясь на локти, чтобы не задавить. Мыслей о том, что Хьюга может забеременеть, пока не было – это была слишком объективная реальность. Мужчина уткнулся в плечо и вдохнул запах тёплой кожи.
Хьюга побаивалась открыть глаза, но когда это сделала, то не увидела ничего, кроме потолка и кончиков волос Мадары. Девушка рассеянно погладила его по голове и лопаткам, проводя рукой по прядям.
- Длинные... – пробормотала она. – Отросли.
Мужчина не ответил и перекатился на бок, но отпускать надолго её не собирался – притянул обратно и укрыл. Со стороны выглядело глупо и романтично-влюблённо, зато так Хината никуда не денется.
Хьюга закрыла глаза, положила руку ему на пояс – контакт был приятен и успокаивал – и закрыла глаза.

*Американские размеры одежды.
Утверждено Mimosa
Шиона
Фанфик опубликован 28 июня 2014 года в 22:26 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 480 раз и оставили 0 комментариев.