Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Иллюзия. Глав 20. С4.

Иллюзия. Глав 20. С4.

Категория: Экшн
То ли потому, что Тен-Тен добровольно-принудительно отпихнула Сасори, села за руль и, волнуясь за подругу, на максимум вдавила педаль газа в пол, то ли из-за того, что Нагато берёг оборудование, и фургон в принципе не мог так разгоняться, но Такахеши и Акасуна подъехали к заднему входу первыми.
И их там уже ждали. Тен-Тен успела вывернуть руль так, чтобы машина с противным визгом колёс по асфальту развернулась боком к стрелявшим, и по ним открыли огонь. Находящийся с более опасной стороны бледный Сасори дёрнул за ручку у сиденья и откинул спинку назад до горизонтального положения. Рухнул он вовремя – пуля пролетела аккурат в том месте, где секунду назад была его голова.
Впрочем, выскочившая уже наружу и отгороженная от охраны Дженкинса машиной девушка сильно сомневалась, что побелел он из-за выстрелов. Скорее уж из-за того, что она хоть и быстро, но отвратительно водит.
Выстрелы пролетали мимо машины, одна пуля проткнула переднее левое колесо. Автомобиль накренился. Тен-Тен на корточках подобралась к задней двери, открыла и полезла за оружием. Кирпично-красная шевелюра Сасори и ворот его толстовки, в которую он успел переодеться из белой рубашки – изначально мужчина изображал водителя. Вблизи он казался не известково белым, а каким-то нездорово зеленоватым. Оба стекла сбоку от него уже было несколько раз продырявлено и покрылось густой сеткой трещин, но сами двери пока держались. Подниматься Акасуна, кажется, не собирался.
Тен-Тен дотянулась наконец до ремня винтовки и дёрнула, пытаясь вытащить её из-под спинки сиденья Сасори. Поддавалась та медленно, а лучше поскорей бы – стрелявшие рано или поздно решат проверить, чем это они тут занимаются, а из-за машины обороняться проще.
И вообще, хорошо бы их отсюда убрать до приезда Удзумаки и Яхико.
После ещё одного выстрела в окно, со стекла посыпалось, а Акасуна перевернулся на бок и поджал ноги. Выглядел он скверно.
- Ты в порядке? – немного более осторожно спросила Такахеши. Называла она его на «ты» в редких случаях, сохраняя иллюзию отношений учитель-ученик.
А то мало ли.
Да и слишком давно знакомы, хоть отношения и не близки, чтобы не интересоваться вовсе.
- Укачало, - с трудом сказал Сасори и закрыл глаза.
Тен-Тен фамильярно, но деликатно натянула ему на голову капюшон, закрывая от осколков, сняла предохранитель и мягко упала на асфальт. Перевернувшись на живот, упёрла приклад в плечо и заглянула под машину, высматривая чужие ноги.
Так, по двум попадёт…
Два выстрела по щиколоткам, один бескровный – то ли по касательной, то ли в ботинке пластины железные и крепкие были. Но мужчина упал на одно колено, и Такахеши молча выстрелила в прикрытое лишь плотной тканью штанов бедро.
Девушка закрыла глаза, выдохнула, открыла.
Это просто работа. Она должна знать свой товар, а сейчас в руках, по иронии судьбы, была копия заказной винтовки Тоби. Уж очень ей тогда понравились характеристики оружия.
Выстрелы прекратились на мгновение, сменившись криками. Э, нет… Оставив винтовку на земле и юрко высунувшись над капотом, Тен-Тен спустила курок с заранее припрятанного в кабуре пистолета, перезарядила быстро, и снова. Вышло ужасно, против солнца, свет слепил, вряд ли попала – зато не дала в меньшей степени подобрать раненных, а в большей – забрать обронённое оружие: два пистолета и автомат, но незаряженный.
После этого Такахеши быстро нырнула за машину. Сасори уже успел выбраться наружу, так как сидеть внутри стало уже опасно, закрывая глаза на то, что всё это сомнительное предприятие далеко от безопасности. Сидя на асфальте, привалившись немного к косяку, Акасуна смотрелся как совсем подросток, лишь в глубине карих глаз читался возраст. В левом ухе, не на мочке, а выше, блестело аккуратное и почти не заметное колечко серьги. Припомнив, что пару дней назад видела точно такое же в правом ухе Тсукури, Тен-Тен смутилась и отвернулась. В то же время она подумала – а правильно ли было втягивать эту парочку сюда?
Ладно Нагато, Конан и Яхико – у них свои счёты, свои цели, и без них здесь не обошлось. Но Дейдара и Сасори были связаны сильнее, чем это казалось со стороны; они по-настоящему, глубоко и сильно, самым парадоксальным образом друг друга любили. Такахеши знала, так как видела их вдвоём, и то, что Тсукури много молчал наедине с Акасуной, говорило о гораздо большем, чем слова между другими людьми.
Как бы не случилось беды…
Но некогда было размышлять. Сасори, оправившись от тошноты, поднялся, согнулся за капотом и снял свой пистолет с предохранителя. Тен-Тен вставила новый магазин, почему-то не сделав этого заранее, и выстрелила.

Задержались они, права была в каком-то смысле Хаюми. Крики доносились откуда-то издалека, люди ещё не поняли, что потеряли командира, а, быть может, смерть Тоби не была для них уважительной причиной для того, чтобы отпускать их, в конце концов, это люди Ричарда Дженкинса. Мадара лихо перепрыгивал через ступени, мыслями находясь в небольшом кабинете, где был его брат и стоящий на пороге раскрасневшийся от волнения Обито, а Хината совсем запыхалась от быстрого бега, и пульс громко отдавался в висках.
Вылетели из здания они куда-то не туда, но, к счастью, промахнулись не сильно. Однако преследователи настигли их тоже очень не вовремя. Учиха выстрелил, передёрнул затвор и выругался – патроны закончились. Хьюга побледнела от ужаса; у неё оставался всего один заряд, который не мог никак помочь.
- Ложись!
Оба рухнули вертикально вниз. Запоздало Хината поняла, что кричала Конан, да и стреляла сейчас она – автоматная очередь раздавалась слишком близко и глушила звуки. Поймав взгляд Мадара, девушка проползла на четвереньках несколько метров, чтобы не попадать под линию огня, и вскочила. Мышцы в теле отдались болью на резкое движение; она хоть и окрепла с тех пор, как покинула столицу, но не настолько, чтобы сегодняшние нагрузки не отразились никак на теле и не перегружали мышцы.
- Бегите вперёд!
- А как же ты? – отозвалась Хьюга, забыв, насколько важны секунды времени.
- Я Дейдару потеряла, идите вперёд!
- Что значит, потеряла? – едва не споткнулся Учиха, зацепившись за абсурдность формулировки и проглядев какую-то торчащую железку под ногами. Хаюми и Тсукури должны были просто дожидаться их в том месте, где они расстались.
Как можно потерять кого-то в пространстве сто на сто метров?!
Возможность ответить выдалась не сразу. Люди полезли откуда-то, словно крысы или тараканы, сливаясь в единое месиво. Куда ни сунешься – везде дуло автомата или пистолета тебе в лицо. Позабыв о Тсукури, Конан в секунды передышек, а точнее, просто бега, говорила:
- Нас встретят у заднего входа. Отобьёмся, уедем спокойно, разве что организуют преследование...
- Не организуют, - отрезал Мадара. – Не кому.
Внезапно Хината, берёгшая ритм дыхания, чтобы не отставать, а потому не вступающая в разговоры, схватила их обоих за рукава и дёрнула назад, не дав вылететь с разгону на открытое место. Это могло быть опасно. Привычная отсчитка секунд перед поворотом, осторожно высунуться – и дальше.
- Что это значит? – чуть тише спросила Хаюми.
- Дженкинса здесь нет, Тоби мёртв, - объяснил мужчина. – Не думаю, что при таком раскладе возможно преследование.
- Вы выяснили, в чём там дело?
- Да, - вдруг тихо ответила за Мадару Хьюга, давая понять, что никто ничего не будет объяснять – ни сейчас, ни потом. Почему-то Учиха подумал, что девушка слышала у кабинета больше, чем показывала на самом деле.
Больше не разговаривали – не о чем. Коммуникаторы работали у всех, но, видимо, Нагато не считал необходимым с ними связываться, доверяя Конан их вывести. Лишь раз он передал, что до Дейдары не достать: либо приёмник уничтожен, либо подрывник умотал в подвальные помещения, чтоб уж наверняка.
- Наверняка что? – боязно произнесла Хината.
Было у неё смутное подозрение…
- Отъезжаем на безопасное расстояние – и убираем всё здесь, - буднично сказала Хаюми.
Хьюга вздрогнула раньше, чем пришли эмоции, но они раз – и не появились. Ей не было ни жаль тех людей, что представляли сейчас опасность, ни совестно от того, что их жизни оборвутся уже совсем скоро. Будто бы они не живые люди, а мелкие враги в компьютерной игре – орки там, да демоны какие-нибудь – безликие, бездушные, которых нужно убрать, чтобы идти дальше или же спасти свою шкуру.
Их вариант – второй.
Им всем надо обязательно выжить, пока не развеялась иллюзия безопасности.

Сасори был напряжён. Не меняясь в лице, не двигаясь, он застывшим взглядом смотрел в сторону здания. Нагато ещё не подъехал, своих было ещё не видать, а территорию здесь они уже зачистили.
Никого.
- Я пойду вперёд, - сказал Акасуна.
Такахеши тяжело вздохнула.
- Надоело ждать? – проговорила девушка.
- Дейдара что-то натворит, - туманно возразил Сасори. Тен-Тен захотелось его остановить, но вряд ли в этом был какой-то смысл. Поэтому девушка перекинула ему обойму из своего пистолета; оружие у неё оставалось, а за деревьями уже мелькнул знакомый фургон.
Мужчина кивнул, закатал рукава толстовки и, не оборачиваясь, ушёл.

Хината коротко вскрикнула и подскочила, когда слева от неё качнулась стена, а под ногами с грохотом вздрогнула земля. Рефлекторно она отскочила от стен, а в голове появилась зазубренная техника безопасности во время землетрясений. Лишь спустя мгновение, Хьюга вспомнила, в какой стране находится, и поняла, что это под землёй что-то взорвалось.
И, как свидетельство этого, из ведущей в подвал двери вместе с клубами серого дыма вывалился Тсукури. Весь в копоти, парень едва ли не светился.
- Там было темно… - сообщил он в пространство и блаженно улыбнулся. Видимо, не сильный взрыв вышел у него случайно, так как в потёмках отладить сложнее.
Ругаться на его исчезновение времени не было. Конан не сильно стукнула Дейдару по руке прикладом, Хината взяла в свою ладонь Мадары, которой мужчина хотел то ли отвесить подрывнику подзатыльник, то ли просто стукнуть. Как ни странно, Учиха, переглянувшись с ней, ладонь опустил.
Звуки выстрелов врезались им в спины и подхлестнули; они засиделись на одном месте. Теперь приходилось нестись, петляя, тяжело дыша, сбиваясь с ритма, молча, земля ударяла по ступням, и в некоторых местах топот четырёх пар ног отдавался гулом в стенах.
От погони удалось оторваться, когда Хаюми в одном из переходов жестом фокусника вытащила из кармана пластиковую карточку-пропуск и приложила к незаметному сканеру в стене. Что-то пикнуло, щёлкнула, и тяжёлая металлическая дверь – хотя, скорее, ворота для служебных машин – закрылась раньше, чем их нагнали.
Стало тихо, но перевести дух будет лучше уже в машине. Ноги вынесли их на большое открытое пространство: то ли стоянка, то ли просто пустырь, каким-то образом попавший на территорию. Ворота заднего въезда уже виднелись, а на встречу им бежал, осторожничая и стреляя взглядом по окнам, человек. Сасори определённо чувствовал себя неуютно.
Хината обрадовалась ему, как самому близкому себе человеку. Неважно, что знала она Акасуну не так долго – это было знакомое ей лицо. Зачем-то девушка посмотрела на Тсукури, и улыбнулась незаметно тому, как быстро эмоции сменялись на его лице – радость, непонимание, затем он нахмурился, и снова радость, и удивление…
Надо было решаться – бежать прямо или в обход, прячась от окон.
- Бегом! – подтолкнула её в спину Хаюми. – Нет времени!
И Хьюга побежала. И Мадара побежал. И все они сорвались с места, ведь осталось совсем чуть-чуть до момента, когда можно будет отдохнуть и встретиться с близкими людьми.
Глупо?
Да.
Неразумно?
Безусловно, они стали идеальной мишенью, хоть Конан была права – голоса уже до них доносились.
Слишком рано они поверили в иллюзию безопасности. Правдой она ещё не стала.
Пожалуй, никто ничего не понял и не заметил. В тот момент, когда они наконец-то поравнялись с Сасори, его взгляд задержался над одном из окон, а в следующее мгновение прогремел выстрел, и Акасуна сшиб с ног Дейдару. Оба упали, Тсукури с размаху стукнулся головой об асфальт и зашипел, не осознав ещё, что его спасли от верной гибели, а Хаюми выстрелила в одно из окон, вычислив, где засел невидимый стрелок.
А после от аккуратной дыры в толстовке растеклось багровое пятно, тёмное на ткани. Руки Сасори подогнулись, и он рухнул на Дейдару. Дрожал.
Хината в ужасе замерла и зажала себе рот ладонью.
- Чёрт… Вы же не?..
Подрывник сел, Акасуна стиснул зубы, сдерживая стон боли; кровь уже залила джинсы Тсукури. У Хьюга в голове замелькали базовые медицинские термины.
Тёмная кровь, вытекает обильно. Венозная. Быть может, из нижней полой вены, или же задело правую почечную, а сама пуля застряла в кости.
Им не успеть довести Сасори до больницы. А Хината не успеет ничего не сделать.
Её затрясло от вида бледного от кровопотери Акасуны, от бледного от шока Дейдары, который стал другим – серым, белым, не Тсукури, и только мог, что открывать и закрывать рот.
Не было ничего как в глупых фильмах. Сасори помотал слабо головой, поймав взгляд Дейдары, чтобы тот его не теребил, и закрыл глаза. Потускневший – а ведь он горел огнём – Тсукури мягко прижал его к себе плотнее и, положив ладонь на затылок, уткнул в себя, давая возможность перетерпеть боль. Сведённая судорогой рука Акасуны расслабилась, хоть пока ещё не совсем обмякла – ему на самом деле стало легче.
Хьюга, по-прежнему зажимая себя рот рукой, заплакала от горечи и острого стыда.
Не имели они права втягивать в это других людей!
Конан шагнула к Дейдаре, но осеклась. Кто-кто крикнул, что видит их, преследователям остался всего один поворот, но оцепенение не желало уходить.
Тсукури очнулся первым.
- Идите, - твёрдо сказал он и еле заметно вплёл пальцы в мягкие спутанные пряди на голове уже бездыханного Сасори. – Я догоню.
- Тсукури… - нахмурилась Хаюми.
- Идите, я их задержу! – огрызнулся Дейдара. – Зря что ли он меня спас?!
Конан стиснула зубы, догадавшись. Хината пока нет. Хината чувствовала, что не в состоянии сдвинуться с места, и если бы Учиха не схватил её крепко за плечо и руку и не потянул за собой, то девушка так там и осталась бы.
Хьюга не видела непонимающего взгляда Тен-Тен, не слышала, что спросили Нагато и Яхико, и что ответила им Хаюми, у которой дрогнули плечи. Только как Мадара крикнул:
- Уходим, догонят!
Конечно же, он лгал. Не дурак. Глухое отчаяние вперемешку с решимостью и каплей безумия – дикий коктейль в духе Тсукури. Не сложно было догадаться, что подрывник задумал.
Учиха затолкал в машину Хинату и уткнул её в себя, Хаюми села за руль. Отъехали они первыми, ничего не объясняя. Конан старалась разогнаться как можно быстрее.
Хьюга тряслась. Машина Нагато виднелась в зеркале заднего вида, но они сильно отставали. Впрочем, на безопасное расстояние отъехать успели.
Три.
Два.
Наверное, Дейдара это даже просчитал заранее.
Три.
Гигантский взрыв всех бомб Тсукури поглотил здание вместе со всем, что находилось на его территории; ударная волна едва не заставила Конан потерять управление, и женщина резко остановилась, дёрнув за ручник. Огонь ослепил яркой вспышкой за спиной и забрал себе тело Тоби, Акасуну Сасори и своего создателя.

Никто не смел зажигать свет. Не было фотографий, чтобы вспомнить их, не было тел или хотя бы пепла, чтобы похоронить. О пустых могилах не думали – тошно.
Не разговаривали почти друг с другом – у каждого находились свои мысли.
Конан интересовали свечи. Множество свечей, жёлтых и белых, старых восковых и парафиновых; крохотные огоньки горели во всех местах в доме, начиная от маленькой гостиной и заканчивая чердаком. Хаюми ходила с зажигалкой по дому, как призрак или ангел тихой скорби, и либо зажигала случайно потухшие свечи, либо приносила новые взамен закончившихся. Делая круг по дому, она заходила к Нагато на чердак, задерживалась там на пару минут и спускалась, чтобы пройти свой крестный ход опять.
Тен-Тен плакала, и плакать начала лишь здесь. До этого девушка кричала, когда Удзумаки и Яхико поймали её, схватили за руки и волоком почти затащили в машину, чтобы увести как можно дальше и не дать броситься в пылающий ад, где сгинули Дейдара и Сасори, и молчала, сидя весь путь на холодном полу и прижимаясь к двери фургона.
Никто не знал, насколько ей дороги были Тсукури и Акасуна. Возможно, она сама и не подозревала.
Хината нашла себе пристанище на маленькой лесенке, ведущей к входной двери изнутри. Пять ступеней, зато на каждой – по шесть свечей, так, что Хьюга с трудом нашла место, где присесть. Девушка грела руки о чашку с растворимым кофе, куда Конан щедро добавила коньяка. И теперь Хината смутно понимала, что пьёт – коньяк с кофейным привкусом или кофе с коньяком, но это было совсем не важно.
Слёзы кончились ещё в машине. Дрожь пальцем – там же. На смену пришла глухая апатия, заставив сидеть не шевелясь уже… А сколько там уже времени прошло?
Немного, наверное. Чашка ещё тёплая.
Только когда Хаюми ей кофе налила?
Хьюга не знала, не помнила толком. Время – это такая же иллюзия, как безопасность, покой, счастье и прочие глупости. Зато некоторые воспоминания крепки, как фотография, которую распечатали, заламинировали и убрали в сейф с прозрачной дверью. Девушка ещё долго не сможет выкинуть из головы дрожащую Тен-Тен в кольце рук Яхико, который тщетно пытался утешить Такахеши; их Хината застала на кухне и уже жалела, что вышла.
Кто-то сел рядом – и как только? тут же всё свечами заставлено – и приобнял её за плечи. Знакомая ладонь, тяжёлая, мужская. Не поворачивая головы, Хьюга быстро поняла, что к ней пришёл Мадара.
Наверное, ему так же неуютно, как и ей, а уж из-за того, что это он всех втянул по сути, или же потому, что ему единственному здесь всё равно…
Какая разница?
Мадара странно себя чувствовал. Ни эмоций, ничего, но смутное ощущение, что пора завязывать с этим дерьмом. Пожалуй, нужно было ещё, когда не стало брата.
Хината не смотрела в его сторону.
- Ты как? – негромко спросил Учиха, фальшиво и неловко.
Хьюга тихо вздохнула и ответила спустя одну догоревшую свечу на ступеньках.
- Я закажу билеты, как только скоплю денег и приду в себя.
Утверждено Дэдли
Шиона
Фанфик опубликован 22 ноября 2014 года в 00:26 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 441 раз и оставили 0 комментариев.