Японские комиксы, мультики и рисованные порно-картинки
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Их Бездна. Акт IV: «Ее дилемма. Мелодия осеннего ветра. Часть 1».

Их Бездна. Акт IV: «Ее дилемма. Мелодия осеннего ветра. Часть 1».

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Акт IV: «Ее дилемма. Мелодия осеннего ветра. Часть 1».


Внизу... Там пусто, как в тебе,
Но тесно так же, как в темнице.
Томишься ты в незримой темноте
Себе сломавшей крылья птицей...


Когда долго готовишься к чему-то, всё срывается.

Это один из законов жизни. Неписаный. Правда, понимаешь это лишь с годами... Но когда тебе только семнадцать и ты влюблена, об этом как-то не задумываешься.

Сакура крутилась перед зеркалом в холле, пытаясь получше разглядеть себя со стороны. Конечно, ей, по сути, было не о чем беспокоиться. Платье плотно обтягивало ее тело, выгодно подчеркивая сформировавшуюся фигуру. Бижутерия была под стать — золотистые камни сверкали в сережках, в браслете, в кольце и в диадеме. Никаких дефектов. Роскошь. Сегодня она сама на себя не могла наглядеться.

Вот только на душе всё равно было неспокойно. Одежда — это одно. Человек же, который ее носит, — совсем другое. Они вместе учатся с пятого класса, и он ни разу не обратил на нее внимания. Что ж, сегодня у нее был последний шанс.

Внутри нестерпимо зудело. Это тревожное ожидание выводило ее из себя. И зачем, спрашивается, она пришла раньше всех? Сейчас Сакура уже сама сожалела об этом. Ведь ее позднее появление только усилило бы эффект, да и привлекло бы гораздо большее внимания.

Хотелось быть таинственной. Хотелось быть манящей. Хотелось, чтобы все девушки завистливо шептались за спиной, а парни провожали восхищенным взглядом.

Так оно и будет. И никак иначе.

Мельком осмотрев остальную толпу, девушка заверила себя, что сегодня находится вне конкуренции. По крайней мере, остальные девушки не особо выделялись.

Спустя полчаса в дверном проеме показалась Шидзуне:

— Все сюда, — весело объявила она, махнув рукой.

Толпа загудела и двинулась в сторону актового зала.

Торжественная часть проходила медленно и скучно. Благо, выдача аттестатов надолго не затянулась. А вот речь директора могла бы быть и покороче.

Надо сказать, что Сакура по своей природе была сентиментальной. И, быть может, пустила бы слезу-другую, как, к примеру, Хината. Вот только внимание всё было сосредоточенно вовсе не на торжественном процессе, а на одной личности, сидевшей впереди.

Учиха Саске.

Ссутулившись, парень сосредоточенно смотрел куда-то в сторону. Безусловно, ему вся эта процедура была крайне неприятна. Он либо нервно ерзал на стуле, выпрямляя спину, либо изредка поглядывал на часы, будто чего-то ожидая. Взгляд его при этом метался то влево, то вправо. Девушка могла ошибаться, но ей казалось в тот момент, что он чего-то ждет.

Или кого-то.

А этого стоило опасаться. Мало ли, кто там придет...

Нет, нет и еще раз нет. Об этом нельзя думать. Сегодня она, Сакура Харуно, будет для него самой красивой девушкой. И никаких «но». Другого шанса не выпадет...

За своими размышлениями она не заметила, как родители дружной гурьбой покинули помещение, предоставив выпускников, нескольких учителей и ведущих развлекательной программы друг другу.

Начало было, как и предполагалось, не самым интересным. Сакура до сих пор не понимала, за что была отдана такая сумма денег. Лучше бы заказали диджея подороже на всю ночь...

Ей было бы лучше.

В основной своей массе выпускники, позевывая, скучающим взглядом смотрели на глупое, бессмысленное представление. Сакура же, теребя ладони, стремилась получше рассмотреть Саске. В темноте, надо сказать, это было сложновато. Благо, свечи на столах позволяли хотя бы различить лица сидящих, что уже было немалым плюсом. В ее положении.

«Ну наконец-то...»

Спустя часа полтора ребятам дали наконец свободу действий. Собственно, этого-то девушка и ждала. Нет, надо было действовать планомерно. Хотя внутри всё сжималось от одной лишь мысли, что придется подойти и пригласить его на танец.

Так обычно не поступают.

Еще около часа она просто сидела и неспешно поглощала какой-то диетический салат — единственное из стоявшего на столе, что не вызывало у нее никаких подозрений. Периодически отмахиваясь от предложений одноклассников, она всё же иногда да кидала многозначные взгляды в сторону Учихи, который сидел, к счастью, лицом к ней.

Но даже когда заиграла медленная, романтичная мелодия и десятки бывших учеников устремились в поисках пары, у нее не хватило смелости...

Проклятия, которыми она себя осыпала, не шли в сравнение ни с чем, когда-либо сказанным ею.

Однако и во второй раз она бессильно наблюдала, как какая-то очередная девушка подошла к нему и пригласила на танец. И лишь его отказ немного облегчил душу... Пока она не поняла, что с ней будет так же.

Ночь подходила к концу, уступая место новому дню.

Полшестого. А Сакура сидит всё так же, продолжая наблюдать за Саске, который, как и она, за всё время так и не сдвинулся с места.

Единственным прогрессом можно было бы назвать те несколько немногозначных взглядов, которые он бросил на нее. Но ей было мало. Сегодня всё должно было быть иначе...

Выпускной обязан всегда оставаться всё же чем-то светлым. И ей ужасно не хотелось плакать в истерике...

А всё шло именно к этому.

Ни один ее не замечал — она прикрывалась платком, да никто и не был особо заинтересован в ней. Первых нескольких человек, осмелившихся пригласить ее на танец, она косвенно отсылала куда подальше. Остальные же достаточно быстро сообразили, что им ничего не светит, и решили взяться за что-то более реальное.

Пора было что-то менять.

Осознав наконец, что сейчас — ее последний шанс, она, будто преодолев какую-то тяжесть, вскочила со стула и быстрым шагом направилась к Учихе. Осознание возможной неудачи придало ей силы и смелости, которых так не хватало всё это время...

Шаг. Один лишь шаг. Который разделял их в эти решающие секунды...

Окинув Сакуру каким-то грустным взглядом, он приподнял голову, ожидая ее слова.

— Ты... Не хочешь со мной потанцевать?

Мир вмиг замер, будто немая сцена. Музыка словно утихла, и она могла с точностью до мелочей рассмотреть все детали происходящего вокруг...

— Да.

Харуно с трудом удержалась на ногах. Тело пробрал непонятный импульс, словно ее обдало ледяной водой.

Видимо, заметив ее состояние, Саске приподнялся и галантно протянул девушке руку. Она же, точно осознав, какой шанс ей выпал, вцепилась в нее мертвой хваткой...

«Никогда не отпущу... Никому не отдам...»

Роль в танце менялась: сначала он будто будил ее плавными, но сильными движениями, затем она решила удивить его резкими поворотами и зависаниями на грани падения...

Ей нравилось просто быть рядом с ним. Настолько близко, насколько позволяла обстановка. Легкие и, казалось бы, невзрачные прикосновения чувствовались сквозь тонкую ткань как нельзя хорошо...

Взгляд. Сакура словно смотрела на пламя свечи сквозь лед. Лед, который, тем не менее, тоже таял...

Она старалась. Ни единого отступа. Ни единого промаха. Все движения точны, как швейцарские часы.

Его брови ползут вверх... Он удивлен? Да, похоже, именно так. Конечно, никто не привык видеть Сакуру Харуно такой.

А сейчас человек, который был для нее дороже, чем кто-либо другой в этом мире, — ее герой, ее цель, ее мечта, — был к ней так близко, как никогда...

Тонкие пальцы скользнули вдоль по его спине вверх, к шее.

Быстрее — легкое прикосновение губами к мочке его уха, затем страстный шепот:

— Я люблю тебя... Саске...

Это было, как... Нет, подобрать слова оказалось сложно. Она сделала всё, что могла, — обстановка, танец, действия...

Его улыбка. Нет, не такая, как обычно самодовольная ухмылка.

Это была просто улыбка... С каким-то оттенком грусти.

— Нет, Сакура.
— Но... — тело сработало раньше разума.

Мгновение, но она еще не осознала весь смысл слов.

— Я не нужен тебе.

Разворот. Шаг. Поворот головы.

— Спасибо за танец, Сакура.

Звон разбитого сердца...

Тогда она впервые не пришла домой. Она не пришла и потом. Несколько дней просто сидела в одиночестве где-то на окраине города. Ее некогда красивое, нарядное платье превратилось в жалкое подобие того, чем являлось изначально... А затем было выкинуто. Оно уже никому не стало нужно.


***


Она проснулась сама.

Было еще рано. Солнце только-только встало, освещая землю своими бесполезными в эту пору года лучами.

Сакура стиснула зубы, пытаясь не разрыдаться.

Она знала, какую ошибку совершила вчера.

Неизбежность?.. Да. Она пыталась отвратить то, к чему стремилась сама. Бороться с собой. И с ним?..

Легкий сквозняк заставил девушку вздрогнуть. Ей было холодно. Даже под одеялом. Даже рядом с ним.

Открывать глаза не хотелось. Сакура знала, что увидит. Но пришлось...

Раскиданная по всей комнате одежда. Смятое одеяло. Следы поцелуев на шее...

Его лицо. Дыхание сейчас холодное, как декабрьский ветер...

Вчера...

А ведь он был так спокоен во сне... Безмятежен, как ребенок. Хотя это лишь иллюзия... И она это прекрасно понимала.

Кровь... В сладостном порыве оргазма она укусила его за губу. Да... Он, правда, тоже в долгу не остался.

Страсть... Обжигающая, пьянящая, безудержная. Сладкая боль, вожделенная истома. Тонкий огненный шелк, обжигающе нежный воск.

Что он скажет ей, когда проснется? А она ему?

Сердце тревожно заныло. Ведь это была ее ошибка. Он, собственно, ничего не сделал такого. Намеки? Какие-то прикосновения? Со стороны не более, чем по необходимости...

Выходит, что это она хотела этого?

Да нет же, нет! Она видела, она знала, она чувствовала — он хочет ее. Но его ум позволил ему выйти сухим из воды. А Сакура теперь была изменщицей.

При мысли о Саске она сдавленно всхлипнула.

Господи, ну зачем? Зачем она позволила себе отдаться этому минутному порыву?.. Теперь уже ничего не вернуть.

А может быть, так и надо?

Сказать точно, чувствует ли она что-либо к Итачи или нет, Сакура не могла. Безусловно, он не был для нее посторонним человеком. Тем более теперь. Но...

Мысли развивались быстро, затем путались и исчезали. Хаотично и неуловимо. Голова буквально трещала, тело покрылось испариной. Нужно было срочно что-то сделать. После вчерашнего организм требовал немедленного облегчения. Благо, обезболивающее, как и многие другие лекарства первой необходимости, было у нее всегда под рукой.

Откинув одеяло в сторону, она не без труда оторвала голову от подушки и, накинув халат, взяла со столика пачку сигарет. Учиха вряд ли будет против, да и к тому же нервы сдавали. Закурив, она извлекла из тумбочки банку таблеток и, достав две штуки, залпом проглотила их.

— Я разрешал тебе брать мои сигареты?

А, проснулся. Жаль, ошибка вышла. Всё-таки странный он.

Хотя чем она лучше?..

— А что, нельзя? — Сакура фыркнула и выдохнула терпкий дым, едва успев удивиться собственной интонации.
— Можно, конечно, — спокойно парировал Итачи, сходу сев на кровать.

Девушка на мгновение покраснела — тот даже не удосужился хоть что-нибудь надеть.

«Спокойно, Харуно, что ты там не видела? Радуйся, что хоть есть на что посмотреть», — с горькой иронией констатировало сознание.

Оценивающим взглядом она скользнула по его телу, отметив про себя, что телосложение у него всё же на порядок мускулистее, чем у Саске.

Повисла неловкая пауза.

— Ну и что ты думаешь? — нервы у Сакуры были далеко не железные, да и голос тоже.
— А о чём ты? — беспечно улыбнувшись, ответил тот.
— Не притворяйся. Мне это надоело, — всё так же сказала она.

В голосе стали проступать нотки истерики.

— Да неужели?

Разворот. Хлопок двери. Звон упавшего по инерции сувенирного блюдца. Всхлип.

«Черт возьми... Ну почему?..»

Вытерев проступившие слезы краем рукава, она встряхнула головой и двинулась вниз по лестнице.

Хорошо еще, что остальные уже проснулись. Хотя бы не пришлось краснеть. Уборку, правда, они решили оставить хозяевам. Судя по тому, как поспешно начали сворачиваться при ее виде...

Некоторые, правда, недвусмысленно смотрели на нее. Еще бы, этот халат так и просился, чтобы его сняли...

Около получаса она попросту сидела на кухне, пытаясь чем-нибудь себя занять. Переставляла салфетницу из одного угла в другой, протирала и без того чистый стол, готовила завтрак, пусть была совершенно не голодна. Жалкие попытки отвлечь себя от жестокой реальности, с которой всё равно придется столкнуться. Рано или поздно...

— Решила скрыться от меня здесь? — злобная, издевательская насмешка.

Захотелось развернуться и попросту врезать ему по лицу...

Внезапно сзади ее обняли за талию. Нет, схватили его холодные руки.

— Ты что делаешь? — развернувшись, прошипела она. — На нас же люди смотрят...
— И что? — игнорируя ее интонацию, улыбнулся Итачи, лишь плотнее прижавшись к девушке, единственной опорой которой был сейчас край стола. — Ты стесняешься?

Его руки поползли вверх, вдоль ее спины, отчего по телу Харуно будто пополз жидкий огонь...

— Прекрати, — тихо процедила она сквозь зубы, не осознавая, что сама делает то же самое в ответ...
— М-м-м... — протянул оказавшийся в дверном проеме Дейдара, заинтересованно рассматривая обнимавшихся.

Из-за его спины выглядывало еще несколько любопытствующих.

— Очередная пассия, Итачи? Странно, мне казалось, что вчера этой кисе я был поинтересней... Кстати, а она случайно не твоего брата? Если да, то я не удивлен...
— Ты язык свой попридержи, — оборвал его Учиха, продолжая ласки.

Сакура же слышала всё, как сквозь пелену, — ее сознание отказывало ей во всяческой поддержке.

— А ведь ей, похоже, нравится... — всё же подметил Тсукури, хитро сощурившись.

Словно в подтверждение сказанного, Итачи резко переместил свои руки ей под халат так, что его ладони оказались прямо у нее на груди. Девушка тихо застонала, а тот же, не теряя момента, грубо поцеловал ее. Та лишь прогнулась, не в силах сдержать себя. Она точно не знала, что ее больше возбуждало: то ли осознание собственной беспомощности, то ли внутренняя страсть, которая не была похожа ни на что из испытанного ею с Саске, то ли сама обстановка. Друзья Итачи смотрят, как он беспрепятственно буквально имеет невесту младшего брата прямо на кухне... Собственное бесстыдство. Заинтересованные, жадные взгляды совершенно незнакомых ей людей. Нежные, но требовательные руки Учихи. Это поднимало ее на такие высоты наслаждения, от которых внутри всё сводило сладкой истомой, губы сами целовали его шею, а ноги обхватили его талию в мучительном экстазе бесконечного удовольствия...

Она кончила, буквально повиснув на нём, стремясь слиться с ним в единое целое, не отпустить его... Когда же всё завершилось, она открыла глаза.

Кровь. Это губа. Непонятно, правда, своя или его. Однако легче от этого не было... Алая капля скатилась вниз.

Итачи насмешливо гладил ее по голове. Да. Именно насмешливо. Другого слова было не подобрать. Как глупого ребенка.

Он унизил ее.

Хотя нет.

Это она унизила себя.

На нее внезапно накатила смесь злости и стыда, подогреваемая его ухмылкой.

— Пошли, — его голос стал неожиданно жестким.
— Куда? — практически пролепетала она, в то время как ее гневный порыв резко ослабился.
— В филармонию. Занятия никто не отменял.

Он резко отпустил ее. Так, как будто бы не ласкал еще минуту назад...

...а может, и ночи было мало?..

Снова машина. Снова дорога. Снова страх. Боязнь остаться наедине с собой.

О том, что произошло на кухне, она старалась просто не думать. Нет, забыть вообще. Как будто этого и не было.

Кинув короткий взгляд на свои руки, она с горестным вздохом мысленно констатировала, что сжимает руль до бледности в области пальцев. Изредка поглядывая в зеркало заднего вида, она убеждалась каждый раз, что ей недолго осталось до нервного срыва. А вот Итачи, судя по его лицу, был очень спокойным.

Как будто бы удав, уже поймавший свою жертву...

В этот раз дорога казалась гораздо короче. И Сакура знала, почему. Потому что хотелось обратного...

Времени оставалось всё меньше и меньше.

— Пошли, — кинул он, открывая дверь автомобиля.
— Куда?
— За мной.
— З-зачем? — глупый вопрос, и так ясно.
— А у тебя есть какие-то свои планы? Ну ладно, твое...
— Нет, постой. Сейчас-сейчас, — резкая волна тревоги вновь нахлынула, заставляя сумбурно двигаться, буквально выдирая рычаг ручника.

Жестом поманив за собой, он двинулся по знакомой дорожке. Неспешным, но ритмичным шагом. Как робот.

Процедура была привычна до боли. И поэтому быстра. Казалось, секунды не прошло, а она уже стоит посреди помещения и смотрит на Итачи, который играет очередную классическую мелодию. То ли органы чувств всё еще были перевозбуждены наркотиками, то ли причина крылась в ее восприятии, но в этот раз ноты, казалось, просто разрывали воздух.

Так прошло около часа.

Наконец Сакура всё же решилась.

— Скажи... — она подошла к нему со спины и несмело приобняла, поддаваясь какому-то неясному порыву. — Что ты чувствуешь ко мне?
— А как ты думаешь сама?

А как она думала сама?..

Однозначного ответа не было. Моментами ей казалось, что она — нечто новое в его жизни, что она нужна ему чуть ли не больше, чем он ей... А моментами — что она лишь глупая кукла. Нет, скорее доверчивый щенок.

Но насколько он нужен ей на самом деле?

В ее разуме всё перемешалось в одну кучу, разгребать которую попросту не было сил. Поэтому приходилось думать прямо.

Она отдалась ему. И не надо валить всё на наркотики, алкоголь или обстоятельства. Будь бы всё наоборот, результат был бы тем же. Никаких компромиссов. Хватит... Хватит щадить себя. Хватит стоять на распутье.

Пора поставить точку.

Эти три безумных дня изменили всё. Перевернули ее судьбу с ног на голову. Сковали ее незримыми цепями.

— Я... Я не знаю...
— Вот видишь? Ты даже сама не можешь определиться: отделить свои желания, свои мечты и реальность друг от друга.

Молчание...

Стук.

— Войдите, — уверенным голосом сказал Итачи.

Словно в каком-то ночном кошмаре Харуно наблюдала, как в комнату неспешным шагом вошел Саске.
Утверждено Lin Выбор редакции
Рикудо
Фанфик опубликован 13 сентября 2009 года в 12:19 пользователем Рикудо.
За это время его прочитали 1949 раз и оставили 2 комментария.
0
SaKuraKiss добавил(а) этот комментарий 19 февраля 2010 в 19:34 #1
SaKuraKiss
Мне очень очень очень понравилось, еще тогда, когда я прочитала это произведение я так долго ждала продолжение. Почему его нет? Творчество автора великолепно))) smile4 хочу продолжения))) Обожаю пейринг Сакура/Саске и Сакура /Итачи. Огромный респект замечательному Автору!!! smile9 smile6 smile3
0
Okina добавил(а) этот комментарий 08 июня 2010 в 19:19 #2
перечитываю, перечитываю, перечитываю...
я так переживаю эту историю, что не остается сил. нет, я проживаю все это сама. кажется, что я наблюдаю из за стены, подслушиваю, вторгаюсь в ИХ жизнь. кажется, что я это они...они все.
я теряюсь и падаю. благодарю от всего сердца!