Скачать онлайн бесплатно без регистрации
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика И никого другого. Часть 3.

И никого другого. Часть 3.

Категория: Романтика
И никого другого. Часть 3.
И я отдал бы вечность, чтобы прикоснуться к тебе,
Потому что я знаю, что ты можешь как-то меня чувствовать.
Ты ближе к небесам, чем я когда-либо буду,
И я не хочу идти домой прямо сейчас.
И все, чем я могу наслаждаться, - это этот момент...
И все, чем я могу дышать, – это твоя жизнь...
Все равно рано или поздно это закончится,
Я просто не хочу потерять тебя этим вечером...
И я не хочу, чтобы мир видел меня,
Потому, что я не думаю, что они смогут понять.
Когда все создается для того, чтобы быть разрушенным,
Я просто хочу, чтобы ты знала, кто я такой...
И ты не можешь бороться со слезами
Или с единичными словами правды в твоей лжи.
Когда все происходит как в кино,
Ты истекаешь кровью только для того, чтобы почувствовать себя живым...
И я не хочу, чтобы мир видел меня,
Потому, что я не думаю, что они смогут понять.
Когда все создается для того, чтобы быть разрушенным,
Я просто хочу, чтобы ты знала, кто я такой.
Перевод отрывка песни Iris. Goo Goo Dolls.


Странно, что это с ним? Раньше он ничего такого не спрашивал, делал, что хотел, а тут ведет себя как побитая собака, которая напортачила и теперь прижимает хвост как можно сильнее.
— Иди, — спокойно ответила я.
Ходзуки пошел в ванную, а я за плазмой: смотрите-ка, не забыл. Не смотря на то, что ему плохо, он привез то, что я попросила. Впервые! Теперь нужно думать, как ее установить на потолок, как провода провести и, что самое проблематичное, как мне быть без лестницы? Хм, что ж, попал ты, Ходзуки, будешь лестницей, благо потолки не высокие.
Коробка была здоровой: помимо плазмы здесь был кронштейн, на который все будет крепиться, силовой и антенный кабели, а так же дрель и шурупы. Так же тут была инструкция по сбору и установке. Надо же, Суйгецу, кажется, решил даже помочь мне с установкой.
Я взяла инструкцию и решила посмотреть что к чему. Самым сложным оказалось установить в правильном углу отражения. Ох, уж эти углы. Но это не страшно — у меня глазомер хороший, а с дрелью я тоже умею обращаться. Главное, соблюдать инструкции.
Я включила второе бра, чтобы примерно прикинуть, как это все будет: по идее, это должно установиться параллельно изголовью кровати, так, чтобы голову особо не задирать. Поднявшись на кровать, я уставилась на потолок.
— Ждешь ответа свыше? — спросил Ходзуки, выйдя из душа.
— Ага, думаю, как установить плазму, чтобы от моих хлопков она падала на тебя, — каков вопрос, таков ответ.
— Все успокоиться не можешь? — тон его был раздражительным.
— Да таких как ты в детстве из рогатки убивать надо.
Ответа не последовало, но по шагам я поняла, что он движется в мою сторону. Так странно, мне кажется, что я знаю даже его сантиметры дыхания. Как он дышит, когда идет, как его дыхание меняется во время нашей близости, даже знаю, как он дышит, когда спит. Я помню каждый взмах его ресниц. Каждую улыбку, каждый взгляд, каждое прикосновение, даже, когда мы деремся. Каждую интонацию. Становится больно, потому что понимаю, что он это все может дарить еще кому-то. Невольно представляю его с другой, что он так же ее ласкает и берет. Сердце начинает ныть, посылая удушливые волны горечи, потому что я его люблю. Больно, даже больнее, чем я себе это могу представить. Тоска начинает разливаться по венам — он здесь, но он не мой. Он не дает мне стопроцентной уверенности. Сегодня он есть, а завтра его нет. И это все растает как первый снег, который совсем не защищен от лучей солнца. Чувствую себя как ураган, который поместили в банку, и он лишь бьется о стеклянные стены — так же и я сейчас бьюсь внутри себя. Потому что не знаю, как мне с ним поговорить. Суйгецу... Тебе нужно ровно четыре шага, тебе нужно примерно столько же вздохнуть и выдохнуть и столько же моргнуть. Ровно-ровно. Я это знаю. И вот я уже чувствую твои руки на моих бедрах. Немножко холодные, но они вызывают приятную дрожь. Интересно, насколько тебя еще хватит. Где гарантия того, что ты не уедешь опять в следующие выходные? Но обещаний не было и нет, и вряд ли они появятся потом. Но у меня в запасе несколько светлых дней, которые я могу прожить как самые последние.
— Ты такая горячая, — судя по поменявшемуся тону Ходзуки — мой блудный был явно настроен на романтику.
И все мое существо сразу же откликнулось, наполняя низ тела приятной теплой волной, а в сознании начали появляться разные фантазии... Но, нет. Появился образ той, непонятной, не увиденной, но уже существующей. И это бесит. Бесит свое бессилие, и все начинает тонуть в этой комнате. С ним. С ней. Она как призрак здесь. И она разрушает все мои надежды и мечты, погребая осколки в эти стены, превращая все в пыль... Не-е-ет. Не позволю. Не хочу. Не буду. Что, дорогой, там обломилось, так ты все-таки решил меня удостоить своим вниманием и осчастливить, благодетель, ты наш? А черта с два тебе, а не романтика, и у того же черта можешь просить и минет, и секс, и все остальное. И где гарантии того, что у тебя все в порядке теперь? Где гарантия того, что ты только со мной спишь без презерватива?!.. Вот так значит, да?
— Тело горячее, зато сердце холодное, — я отошла от него, так как или я расплачусь, или пойду за воздушкой, чтобы его пристрелить.
— Карин, завязывай, — лениво произнес Ходзуки.
— А ничего и не завязывалось. Да, кстати, в сентябре я переезжаю, — пора ставить точку.
— И куда мне теперь нужно будет приезжать?
Этот вопрос заставил меня обернуться: наверное, сейчас я на него посмотрела с такой злобой, что он нахмурился: ха, неужели Ходзуки стал серьезным? А никуда тебе не надо будет приезжать. Хватит!
— Туда же, куда ты ездишь каждые выходные. Точнее, к той, с которой ты проводишь время, — я не удержалась, но об этом не было ни грамма сожаления.
Так же, судя по выражению Ходзуки, которое даже не изменилось, у него не было ни грамма сожаления, ни грамма чувства вины.
— А, ну тогда все в порядке, и ты не против, да? — Суйгецу лишь усмехнулся, но глаза сверкнули злобно.
— Смотрю, живот отошел? — теперь нет разницы скрывать мною содеянное.
— Ну-ка, а не ты ли к этому причастна? — теперь он сошел на зловещий шепот. — А я-то думал: откуда такая забота взялась? Ты ответишь мне за это.
— Только тронь меня, и я тебя зарублю топором, а тело растворю в мыльном камне — и будет тебе вечным счастьем канализация, — теперь я почувствовала в себе огонь злобы за все-все, приготавливаясь к атаке.
— Да что ты мне можешь сделать? — усмехнулся Ходзуки.
— Собирай свои вещи и проваливай, — пусть идет, пока я еще в силах контролировать себя — я могу убить в порыве бешенства.
— А вот она бы мне такое никогда не сказала — я ей дорог, — Суйгецу явно решил меня сегодня довести до белого каления.
— Слушай, ты, падишах недоделанный, ты у меня сейчас себе пойдешь рыть могилу, сам умрешь, а потом закопаешься.
— В тебе ни грамма женственности и утонченности. Как ты думаешь, почему я тебя ни с кем не знакомил из своей компании? Да потому что с тобой стыдно — ты грубая хамка... — и он начал говорить обо мне такие гадости, намеренно стараясь, ткнуть меня по все мои погрешности.
Я уже не слушала его, просто понимала так стоя на кровати, что сейчас я впаду с состояние аффекта — мой разум затянет тьмой бешенства и ярости, и я его убью. Руки затряслись, и я посмотрела на Пирата. Мы в ответе за тех, кто нас приручил. А эта сволочь меня просто выкидывает из своей жизни, теперь ставя в пример ту, другую. Выкидывает без крупинки сожаления, с улыбкой на лице. С издевкой. С явным наслаждением слушать хруст, моей ломающейся души. Так получается, что я была на испытательном сроке? Старую кошку теперь выкидывают, чтобы уступить место молодому котенку? Ни грамма уважения, ни грамма человечности. Что ж, ладно. Я тебе, Суйгецу, как гинеколог-акушер обещаю: я тебя верну на историческую родину — в задницу.
Пока он меня обвинял во всех смертных грехах, взгляд начал искать то, чем бы я смогла приложить Ходзуки — желание сломать ему первые позвонки было слишком сильным и пугало, так как я бы смогла с легкостью это сделать — наши врачи не только медицину изучают, мы еще и обучаемся древним видам единоборств. Потому что в первую очередь — воин должен знать медицину, чтобы сам мог врачевать и себя излечить. Это вам не европейские школы медицины. Тем более, с моей профессией, где акушер-гинеколог должен быть стратегом, чтобы все провести от и до. Поэтому, чтобы не получилось «избиение младенцев», я решила сделать ему легкую контузию. Но мое нутро требовало сатисфакции — если будет нужно, а оно очень нужно — мне придется его спровоцировать на бой. У нас так принято. Это закон и система Пути наших вековых традиций. Вот уж не думала, что дойдет до этого. Но пока у меня на примете торшер — им тоже можно оглушить. Еще, если я успею, то я смогу его немножко вывести из строя, используя манипуляцию над его болевыми точками. То, что можно использовать во благо человека — можно с легкостью использовать против него. Тут мне виделось два варианта: ударить между пятым и восьмым ребром, так как они самые хрупкие, и это, возможно, спровоцирует сердечный приступ, и второй вариант, который мне казался самым удачным — удар пальцами в подмышечную область, который, если нанести с точностью, будет равен разряду эллектрошокера, и приостановит полноценное управление рукой. А я смогу ударить так, чтобы попасть точно. Да, быть врачом, значит быть стратегом, чтобы вовремя найти решение. Но помимо точек, есть еще множество классных ударов, которые я очень хочу испробовать. И возможно, это то единственное, после чего Суйгецу может меня увидеть. Только и есть вариант, что я тоже получу. Но сегодня все подходит к апогею.
— Что, дорогой, так любишь, что переночевать негде? — фыркнула я — я не собираюсь показывать ему, что мне больно. — А ей, наверное, ты с проблемами нафиг не нужен? Что-то ты каждый раз, когда тебе хреново ползешь ко мне отлеживаться. Бедный-бедный Ходзуки.
— Хм. Мне так нравилось обманывать, что ты себе не можешь представить, как я огорчен...
Больше я не собиралась терпеть, и в голове созрел план: я резко дернулась вперед, намереваясь прыгнуть на Ходзуки, но в самый последний момент сделала вид, что теряю баланс и падаю на спину. Мой дорогой мгновенно сгруппировался, готовясь меня поймать, а как только увидел, что я теряю равновесие и падаю на спину, злобно улыбнулся, хватая за левую ногу. Есть! В ту же секунду я перевернулась на сто восемьдесят градусов, чуть приподняла корпус, опираясь на руки, и пяткой правой ноги ударила, посмотревшего вниз на меня Суйгецу в челюсть. Удар был настолько силен из-за неожиданности, что у Ходзуки откинулась голова назад, но ногу он мою не выпустил.
— Сука, я же хотел по-хорошему, — теперь он был в ярости, потирая ушибленное место ладонью. — Я тебя свяжу и выпорю, ты меня достала.
— Да ладно, — я не смогла сама не ответить ненавистной улыбкой. — Попробуй, — и с этими словами, я настолько быстро сделала рывок вперед, что мне удалось ударить его левой ногой по руке, которая держала правую, тем самым освобождая конечность из рук Ходзуки. Далее, хватаясь за майку и делая резкий рывок наверх, я встала на ноги, оказываясь теперь на голову выше Ходзуки. Раз — рука захватывает мышцу, которая находится рядом с надключичной впадиной. Два — вторая рука, точнее два пальца захватывает кадык.
— Хех, ну что ты теперь мне скажешь? — спросила я недоуменного Ходзуки. — Хотя, я не уверенна, что ты мне сможешь что-то сказать сейчас. Знаешь, раньше была такая смертная казнь — вырывание кадыка...
Я не успела договорить, так как что-то рядом пискнуло: Пират от нами издаваемого шума проснулся, и этого Суйгецу хватило. Ребром ладони он с такой силой меня ударил по руке, которая держала его кадык, а второй умудрился перебить вторую руку, и... я только поняла, что уже стою спиной к нему, а в следующую секунду оказалась лежащей на животе и придавленной Ходзуки, который сжимал с силой мои руки.
— Нет, Карин, ты же знаешь, что я не люблю стоя. Только сзади, — раздался у меня над ухом тихий смех.
Странно, но привычной колкости я не услышала, наоборот, мне послышались нотки нежности.
— Глупая, глупая, Карин... Зачем ты полезла туда, куда не стоило?
После этого вопроса у меня на глазах появились слезы: это конец. Это все. Неизбежность, которая теперь начала душить. Это негодование, которое меня почти обездвижело, и я замерла.
— Потому что я перестала понимать: где и на чем стою.
— Сейчас ты подо мной... лежишь... разве что-то еще имеет значение на данный момент?
— Сейчас нет, но потом да.
— Так ты все-таки думаешь наперед?
Черт, так хотелось сейчас крикнуть о том, что я люблю его. Так хотелось бы впервые заняться любовью. Интересно, а как это, заниматься любовью, а не сексом?
— Да, — тихо ответила я, потому что было все и не было ничего.
— Глупышка, — прошептал Суйгецу мне в самое ушко. — Подожди чуть-чуть.
— Подождать чего? Твой выбор? С кем ты решишь остаться?
Было очень приятно лежать вот так под ним, ощущая тяжесть его тела, даже чувствовалась какая-то защищенность и покой. Умиротворение. Странно, он не отвечает, а мне так хорошо и легко. Мне стало так уютно от ощущения его тепла... Но разве это плохо хотеть быть единственной для своего любимого человека? Разве это плохо желать быть с ним?.. Это забавно, я его так пыталась оттолкнуть от себя, а оказалось, что лишь с каждым отталкиванием я к нему приближалась. Сама того не хотя.
— Хм, все и так давно решено, не усугубляй пока. Всему свое время.
— И ты даже не будешь меня убивать за то, что я тебя траванула?
— Ты сама себя наказала сегодня за это — я же никуда не хотел уезжать, и мой вопрос о том, чтобы ты подумала насчет того, что ты мне можешь дать еще — тоже был не просто так.
— Ходзуки, зачем столько сложностей?
— Чтобы прийти к серьезному решению. Это касается только мужчины по отношению к женщине... Да, а тебе, кстати, нужно маленький остренький камушек под язык, — засмеялся он, — тогда ты будешь самой мудрой женщиной.
— Почему это?
— Потому что тебе будет даваться каждое слово с болью, а значит будешь говорить только по делу. Ты же сварливая до ужаса. Любишь рукоприкладство. Таких раньше в колодец сажали, а одна такая по легенде даже черта достала — он расплакался и убежал.
— Все так просто? — удивленно усмехнулась я. — Но ты же знаешь, что только не с моим характером. Да и ты что-то не плачешь.
— Да уж. Девушка с эффектом разорвавшейся бомбы, — он убрал свои руки с моих, чтобы обнять меня и подмять еще больше под себя.
— Зато не скучно, — зевая, я произнесла тихо.
— Мне никогда с тобой не скучно.
Первый раз в жизни мы, наверное, так спокойно общались. Душевно. Как будто, наконец, настроились на нужную чистоту герц друг друга. Как будто раскрыли какие-то невидимые двери, которые до сих пор оставались закрытыми. И мне так захотелось сейчас посмотреть в его глаза: может быть, он что-то не может сказать в слух, а в его взгляде я смогу найти ответ.
— Я хочу видеть тебя.
— Тебе так не нравиться?
— Нравится, я чувствую себя в безопасности, но сейчас хочу видеть твое лицо.
Он что-то пробубнил о моей неугомонности, лениво сползая с меня. Я повернулась в его сторону, и теперь мы лежали на боку напротив друг друга. Просто молчали и смотрели — я в его глаза, он в мои. Такое ощущение, что мы только-только рассмотрели друг друга.
Я протянула руку, так как возникло острое желание дотронуться до его лица. Суйгецу закрыл глаза, а я обвела указательным пальцем по его губам. Приятно.
— Обними меня, — прошептал Ходзуки.
Я придвинулась, робко пытаясь обхватить его за шею. Но он хмыкнул и сам притянул меня ближе, целуя в висок и зарываясь носом в мои волосы.
— Ты знаешь, что такое «заниматься любовью»? — спросил тихо Ходзуки. — Это когда два человека устают на столько, что у них кроме сил на то, чтобы лежать и обниматься, больше ни на что нет. Но так может быть только с особенным человеком. С тем, которого... — он не договорил, так как последние слова были так слабы, и Ходзуки, в общем, заснул, сладко посапывая у меня на плече.
Мне стало спокойно. Как будто все былые сомнения и переживания в миг растворились. Исчезли. И мне легко. Я могу дышать... Суйгецу рядом... Даже уже не страшно существование той, друго...
Я почти уже провалилась в долгожданный и сладкий сон, как раздался жуткий грохот: кто-то бил ногой, ну, может еще чем, но точно не кулаком, по моим дверям.
— Что там?.. — спросонья спросил Суйгецу.
— Что б я знала, — я одела халат и пошла к дверям, прихватив за одно воздушку из ванной.
— Кто? — спросила я зло, но ответа не последовало — наверное, тот умник, что колотил безжалостно мою дверь, даже и не услышал моего вопроса.
Ладно, решила глянуть в глазок: видна была красная материя, может быть куртка.
Я решила использовать эффект неожиданности и, повернув тихо замки, резко открыла дверь на себя. В квартиру ввалилась девушка. Блондинка. В красном пальто. И пока она пыталась понять, что произошло, я приблизила дуло оружия к ее лбу, легонько касаясь ее кожи. Но это моментом привело незваную гостью в чувства. Я сняла оружие с предохранителя, громко щелкнув рычажком.
— Ой, — только и смогла она из себя выдавить, и теперь наши взгляды встретились: на меня смотрела с низу вверх, замерев на коленях, девица лет девятнадцати с огромными голубыми глазами. Лицо было очень миловидным. Скорее всего, ростом она будет пониже меня.
— А теперь я советую найти очень вескую причину и донести ее до меня: что же это вам позволило меня будить среди ночи? — спокойно спросила я.
— Мне нужен Ходзуки Суйгецу.
Лиса_А
Фанфик опубликован 12 февраля 2011 года в 21:04 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 3285 раз и оставили 8 комментариев.
+4
Minkail добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 01:33 #1
Minkail
Знаете, очень нравится мне правдоподобность этих отношений, никаких нюней. Все, как в реальной жизни. Чрезвычайно открыто и с душой написано. Но некоторые моменты слишком подробно описаны, это не беда, многим это нравится, но я наверное не фанат. Просто до безумия красиво передали все нам, читателям. Видно, какой автор душевный человек. )) А поведение Ходзуки, мне определенно знакомо )
+1
firenze добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 12:36 #3
Тяк)
Мы же перешли на *ты* этой ночью)))
Честно говоря, очень приятно, что первые комментарии достались мне, тем более, что от парня))) Это лестно, так как у дам и господ разные представления о жизни)
В плане эмоций - а как же иначе? Разве, чтобы затронуть кого-то, процарапать в защитной оболочке маленький лаз, я могу лукавить? Может, что-то и наигранно, может где-то веет розовой наивностью автора, которому уже почти одна четвертая века, но оно искренне)
Спасибо) Приду с личным приглашением)
+2
Ада добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 08:04 #2
Ада
Я чувствую что скоро начнётся любовный треугольник не так ли? В принципе это глава мне понравилась, как и остальные. Здесь всё очень реалистично, как и в настоящей жизни, видимо автору нужно много времени чтобы передать эмоции и чувство персонажей, но так же, это требует крепкой выдержи нервов. Мне нравится, продолжай писать буду ждать продолжение твоего творчества, и посмотрим что покажет твоя фантазия автор. Продолжай писать с такими же чувствовали и эмоциями.
ЖДУ ПРОДОЛЖЕНИЯ!
0
firenze добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 12:40 #4
Приветствую)
Что ж, время требуется для того, чтобы решиться на описания определенных вещей. Я же беру некоторые детали от себя, чем через текст веду некую исповедь с читателем) Да, я очень впечатлительная, к моему сожалению, но может быть это и помогает найти нужные слова, чтобы написать то, что по большему счету, не имеет особого в себе несущего смысла)
Спасибо)
0
firenze добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 12:42 #5
Привет, мой хороший.
Ню, ты как всегда полна ажиотажа, но, если я все расскажу, то будет уже не интересно) Но, да ладно,все не так как ты предположила) Но все встанет на круги своя в последующих главах, которые, надеюсь, не разочаруют)
Чуть терпения наберись, и я тебя не разочарую)))
+2
Minkail добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 18:30 #6
Minkail
firenze, родная,
мы действительно перешли на "ты"? Ахах, гомене, я наверно, где-то этот момент упустил и не осмелился на "ты" ))
Разные представления? Ну, да, это так. Но это отдельная и настолько глубокая тема, что лучше её не трогать, а то я снова такой разгон возьму.. ведь это в моем стиле. ))
Я знаю, что ты очень искренне. Это видно в каждом предложении. Эхх и почему мне только такое нравится. Надо мной парни, однокурсники смеются, от того, что я читаю романтику и вообще увлекаюсь Наруто, но я не заядлый анимешник, просто случайно получилось )) Ужасный романтик ко всему прочему. В жизни я бы тебе в этом не признался, а через контекст, легко любому. Думаю понимаешь )) У тебя кстати отлично получается затрагивать мою душу. Ты просто это ты, такая вот замечательная писательница. Желаю написать тебе собственную книгу. Верю в тебя.
Ммм, очень приятно. Буду ждать )).
Твой Милорд.
0
firenze добавил(а) этот комментарий 13 февраля 2011 в 19:52 #7
Та ладно)
Не скромничай, сила есть в осознании себя и своих слабостей. Я сама удивилась, когда у меня на работе дамы начали просить, чтобы я им прочитала свое хобби))) Все смеялись, хотя, многие вообще не знают что такое аниме) У нас, главное что? Получение заряда эмоций))) В этом я стараюсь) И очень рада, что не в холостую. Так что, на такой похвале пойду дорабатывать 4 часть)
+1
BАРВАРА добавил(а) этот комментарий 14 февраля 2011 в 14:11 #8
BАРВАРА
Приветики. Вчера чудом заглянула на НК и увидела новую главу. Откинула все дела и села за чтение. Глава просто суперская, я так люблю когда Карин и Суйгетсу выпучивают иглы, эти их бесконечные бои, разборки и прочее.
Да, Карин все же призналась, что отравила беднягу-изменника, но рано или поздно он бы узнал. Особенно понравился момент, где Суйка прижал Карин к кровати своим телом, ммм, я завидую хДД Так собственно и так мило)
А насчет девушки, что ворвалась в квартиру в конце(честно я надеялась, что это его мама хДДД), то я думаю это та самая любовница нашего мачо, нэ? И как я поняла это Ино. В общем жду жду последней главы. Надеюсь все будут счастливы))))
Вдохновения и всего наилучшего.
Варя.