Наруто Клан Фанфики Романтика Горько-сладкий. Чувство-ветер

Горько-сладкий. Чувство-ветер

Категория: Романтика
Горько-сладкий. Чувство-ветер
Название: Горько-сладкий
Автор: Бладя
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: МК
Жанр(ы): ангст, психология, романтика, AU
Тип(ы): гет
Персонажи: Наруто/Хината
Рейтинг: R
Предупреждение(я): ООС, мат
Размер: драббл
Размещение: фб
Содержание: Да, тянуло. Невыносимо, как короткий поводок, который ведет к твоей шее, стиснутой жестким ошейником. Нормально не думалось, не говорилось и не дышалось. Не жилось, блять, никак.
— Какая. Нахуй. Девица?

Каждая пауза между словами у Наруто сопровождалась ударами по боксерской груше.

— Такая, — спокойно ответил Саске, и Узумаки, прекратив избивать неживой предмет, развернулся и окинул друга уничтожающим взглядом.

«Вот сходи в таком случае нахуй». Именно так сообщал он.

— Я не знаю, что у вас там была за светская беседа с Неджи, но мне его сестра даром не сдалась на территории этой квартиры. — Пожав плечами, Узумаки вернулся к привычному делу, и молчание вновь забилось размеренными ударами по груше.

— Между нами была беседа далеко не светского характера...

— Между вами, девочками, — перебил Учиха Наруто, рассмеявшись.

— Хината временно будет жить у тебя. Иных вариантов нет. — Пресекая дальнейшую разборку в духе «у кого хер длиннее, тот и прав», Учиха мигом договорил: — Нет, возможности отказаться у тебя нет.

— Я так и знал, что ты просто опасаешься этого, — вроде бы смирившись, недовольно буркнул Узумаки.

— Опасаюсь чего?

— Того, что я скажу, что у меня член больше.

— Вот и будешь сестре Неджи это рассказывать с восторгом, — выдохнул Саске, довольный тем фактом, что устраивать перепалку с этим белобрысым раздолбаем не пришлось.

— Пусть не рассчитывает на то, что у нее появится личная нянька, — вдогонку бросил Наруто, когда Учиха уже крутился в прихожей.

— Я сомневаюсь, что она вообще на что-то рассчитывает.

Надев пальто, Учиха встретился взглядом с подошедшим Узумаки.

— Почему ты тупо не забрал эту девицу к себе?

— Не допытывайся, — хмыкнул Учиха, — мы уже с тобой все решили.

— Опасаешься, что она спалит тебя, пока ты потрахиваешь свою ненаглядную Харуно?

— Смотри, как бы она не спалила, как ты потрахиваешь свою руку.

— Обидно, — коротко отозвался Наруто. Состроив опечаленное лицо, он произнес: — Ну хоть будут сиськи, в которые смогу уткнуться и порыдать.

— Ей шестнадцать, — на прощание сказал Саске и вышел за порог квартиры.

У Узумаки возникла в голове только одна мысль.

«Блять».

***

Столько юбок, столько стройных ножек, но все это мрачнеет, так как Наруто Узумаки ебаных двадцать девять лет и у него есть громадная проблема.

Он не умеет общаться с девушками.

— Мужчина, вы кого-то ждете? — подозрительно спрашивает охранник.

— Ну да, — не смотря на него, отвечает Узумаки, напряженно всматриваясь в каждую выходящую из школы ученицу.

— Кого же? — допытывается охранник, и Наруто, делая глубокий вдох, переводит на него взгляд.

— Охуеть какую важную персону. Сейчас вытащу из машины ковер и расстелю его, блять, у школьного крыльца — вот такая вот она важная!

Наруто не знал, сработала ли эта фраза на охраннике, но он задумчиво отстранился, поразмышлял над ответом, приподнял густые брови и ретировался. Вероятнее всего, через пять минут за Узумаки приедет полиция.

«Ну давай же, выползай из своей злоебучей школы, — нервно думал Наруто, оглядываясь каждый раз, когда за спиной кого-то окликали. — Иначе меня скрутят и увезут отсюда раньше, чем ты успеешь нажаловаться своему брату».

И вот, наконец, цель Узумаки появилась в поле зрения.

— Здравствуйте! — с улыбкой поздоровалась Хината, подходя к Наруто. Тот только молча посмотрел на нее, светлые брови были нахмурены. Хьюга-младшая, смутившись, проговорила тихо: — Простите...

— Какая-то ты... не такая, — вдруг заявил Узумаки, скорее просто думая вслух, нежели действительно желая сказануть это прямо девушке в лицо.

Щеки Хинаты покраснели еще гуще.

— Что вы имеете в виду?

— Саске говорил, что ты «такая», — черт знает зачем стал объяснять Наруто.

— Просто «такая»? — смущенно спросила Хината.

— Ну... такая. Короче, я думал, что ты такая, а ты совсем не такая!

— А какая? — задавленно проговорила девушка, после чего мотнула головой и пролепетала: — Все, я поняла вас!

— Ну вот и заебца! — На пару моментально обратило внимание несколько человек. — Ой, то есть отлично!

Когда Наруто повел Хинату к своему автомобилю, та была уже бледная как смерть и желала только сбежать куда подальше.

«Ну ты, Неджи, и мразь», — подумал Узумаки, когда Хьюга-младшая устроилась на заднем сидении и уткнулась в какую-то книгу, не сказав ни слова.

— Как в школе дела? — отупело поинтересовался Наруто, но все, что он смог получить в ответ, это перепуганный взгляд Хинаты из зеркала заднего вида, моментально юркнувший обратно в содержимое книги.

«И Саске твой тоже».

***

Наруто рассчитывал на чудесный отпуск в тишине и покое. Конечно, тишина у него обозначала людный клуб, а покой значил несусветное количество бухла и оголяющихся девок.

А теперь предстоит следить за сестрой друга и притворяться, что слов «дрочка» и «просраться» не существует.

— Ну, короче, меня зовут Наруто, — сообщил Узумаки, когда они подъехали к дому Хьюга, чтобы забрать необходимые для девушки вещи. Хината закрыла книгу, но голову не подняла. Только скованно кивнула. — Не знаю, как тебе будет удобнее меня называть, но лучше зови по имени — и все будет круто.

«Будто, блять, она может называть тебя как-то иначе, — запоздало отругал себя Наруто мысленно. — Но вдруг ей захочется обозвать меня дядей или господином...»

В голове тут же выстроилась картинка: приглушенный свет в гостиной, одетая в форму горничной старшеклассница, томная улыбка и блестящие похотью глаза. И, естественно, вопрос, заданный соблазнительным тоном: «Я приготовила для вас ужин, господин, можете отведать меня прямо сейчас».

Облизнув пересохшие губы, Узумаки вцепился в руль и неловко развернулся к девушке. Миниатюрная, худенькая и с длинными темными волосами. Ровная челка едва достает до бровей. Все такое аккуратное и невинное, что внутренне Наруто готов был завыть.

Хината все же смогла поднять на новоиспеченного опекуна светлые глаза. Неопределенного цвета, они смотрели с легким испугом, но Наруто не мог не заметить их своеобразную красоту.

— Предстоит познакомиться, — стараясь сделать тон как можно более дружелюбным и уверенным, сказал Узумаки. Сам в свои слова он вообще никак не верил, но старшеклассница немного расслабилась: прекратила так сильно сжимать книгу. — Я буду ждать тебя здесь.

Хината тут же выбралась из машины и быстрым шагом направилась к дому. Ничего даже не сказала, только беглое «хорошо».

Никогда еще Наруто не ощущал себя таким отвратительным собеседником. Будто каждое его слово Хьюга сканировала сознанием и осознавала, какой же их обладатель отбитый и потерянный для социума.

— Потерплю, — вслух подумал Наруто, откидываясь на спинку сидения и шумно выдыхая.

В конце концов, это всего на два месяца. Потом Неджи вернется из командировки, убедится, что его сестрица жива и здорова, и освободит Узумаки от необходимости переживать за чужую тушу. Все будет шикозно.

«Ага, конечно, — наблюдая за тем, как Хината приближается к машине с рюкзаком и небольшим пакетом, подумал Наруто. — Как бы, мать твою, не так...»

— Наслушалась братских напутствий? — спросил Узумаки, когда Хината вновь разместилась позади него. Вопрос поставил старшеклассницу в неловкое положение, и она покраснела. — Да ладно, я не обижусь. Он же точно назвал меня безответственным распиздяем, который любит запереться в ванной и понаяривать на красоток?

— Брат сказал, что вы много материтесь и очень неаккуратный...

Широкая улыбка как-то медленно сползла со смуглого лица Наруто и превратилась в выражение абсолютной беспомощности. Буду смотреть за дорогой, решил он, и отвернулся от спутницы.

— Ну, — выдавил из себя Узумаки, заводя мотор, — пиздец.

Хьюга повержено промолчала.

***

Всю дорогу была тишина. Наруто порывался включить музыку, но каждый раз одергивал себя, потому что в одной с ним машине сидела Хината. Книга в ее руках ни на секунду не убиралась.

— Что читаешь? — все-таки спросил как-то Узумаки, делая вид, что задал этот вопрос исключительно от нехер делать.

— Сборник рассказов одного из моих любимых авторов, — со смущенной улыбкой ответила Хината через какое-то время, словно размышляла, а стоит ли вообще отвечать.

— Интересно? — потерянно спросил снова Узумаки, пока взгляд метался от светофора к пешеходам.

— Очень затягивает, — честно проговорила старшеклассница. Улыбка на ее нежно-розовых губах стала только ярче. — В каждом рассказе присутствует неповторимый персонаж, отчего и читать не надоедает.

— Круто, — со скрипом выдал Наруто. Он никогда не принимал участия в обсуждениях книг и всего такого прочего, поэтому на языке крутилось только это сухое слово.

Молчание было ощутимым. Если Хината была погружена в книгу, то Узумаки ерзал и вздыхал каждый раз, когда приходилось останавливаться у светофора. Вспотевшие ладони крепко держали руль.

Дальше — хуже. Наруто готовился к моральной долбежке. Присутствие посторонней девушки в квартире будет сильным ударом по выдержке. В последний раз Узумаки приводил прекрасный пол к себе домой где-то с полгода назад, если не больше.

— Давай сразу разберемся, — произнес Наруто, когда он закрыл дверь машины и повернулся к Хинате. — Я тебе не папашка. Никаких «помоги решить задачу» или «сделай мне завтрак». Ясно?

Тут же мысленно Наруто врезал сам себе. Грубо, очень грубо это прозвучало, так как на милом личике Хьюга появилось выражение загнанности в угол и стыда.

— Я... я поняла, — виновато проговорила она, стискивая ручку пакета со всяческими принадлежностями.

Весь вид девушки вынуждал Наруто отвернуться и застонать от безвыходности положения. Настолько сестра треклятого Неджи была напугана дальнейшим, настолько ее глаза выдавали с головой непонимание, что это казалось безостановочной пыткой.

— Пойдем, — коротко произнес Узумаки, жестом приглашая следовать за ним.

В лифте была классическая неловкая ситуация. Сначала Узумаки растерялся и не понимал, впустить ли в лифт Хинату первой или войти самому... А потом он по привычке хотел вылететь из кабины первым, но вместо этого задел спутницу и чуть было не заставил ее лететь лицом в пол.

Аура идиота витала вокруг Наруто. Было бы удивительно, если бы Хината этого не учуяла. Но что странно: казалось, она действительно ее не чувствует.

— Вот так и живу, — сообщил Наруто, пока Хината разувалась в прихожей.

— Брат мне соврал, — с уже знакомой улыбкой произнесла старшеклассница, и Наруто вопросительно поднял брови. — Он сказал, что у вас всегда свинарник в квартире.

— Это ты просто мою комнату не видала! — рассмеялся Наруто, но запоздало осознал, какую глупость сморозил и что лишился возможности быть в глазах этой девушки не придурком.

Но... Хината хихикнула.

— Так и знала, что где-то есть подвох, — радостно сказал она, но вдруг закрыла ладошками рот и густо покраснела. С губ слетело глухо: — Простите, пожалуйста!

Наруто виновато почесал затылок, нервно посмеиваясь. Эта девушка точно лишит его душевного покоя...

***

Поздно вечером, когда Хьюга должна была уже спать, устроившись на разобранном на манер кровати диване в гостиной, Наруто понял, что сон не приходит вообще. Что-то упрямо сидит в голове и не позволяет глазам закрыться.

«А так еще два месяца, — невесело размышлял Узумаки, сидя на краю кровати. Если сначала все казалось одновременно глупым и забавным, то сейчас это приобрело довольно острые углы. — Жить с чужой малолетней сестрой в одной квартире...»

Неджи, конечно, постарался. Сбагрить Хинату в квартиру Узумаки только потому, что Саске живет с Сакурой и не позволит, чтобы какая-то девчушка им мешала... И остается Наруто, который уже как лет пять живет один и в ус не дует. Почему бы ему не попортить кровь, да?

Как назло, на глаза попался мелкий снимок, пришпиленный к дверце шкафа. Счастливая «во-весь-рот» улыбка Наруто и не менее счастливая — у Ино. До сих пор, как только взгляд задевает эту фотографию, в грудь укалывает тоской.

«Жизнь пошла по пизде из-за тебя, — с болью подумал Узумаки, вспоминая, как Яманака носилась по его квартире и весело хохотала. — Теперь глянь, с кем я стал жить».

Хината не виновата. Да и Наруто ее ни в коем случае не винил. Но он бы предпочел остаться один снова, нежели выходить ночью из комнаты осторожно и с мыслью «хоть бы не разбудить».

Но Хьюга и не спала, когда дверь из спальни открылась.

— Ночи доброй, — вежливо поздоровалась Хината, отрываясь от книги и поднимая голову, чтобы посмотреть на Наруто. — Я вас разбудила?

— Да нет, — мотнул головой Узумаки, отводя взгляд, чтобы слишком долго не смотреть на оголенные хрупкие плечи и виднеющееся из-под одеяла бедро. — Просто пить захотелось.

— Выпейте воды, — по-простому ответила Хината, вновь утыкаясь в свою книгу.

Ничего не ответив, Узумаки двинулся на кухню. Когда он пропал из поля зрения Хьюга, сердце вновь размеренно забилось. Почему-то перед этой девчонкой Наруто чувствует стыд, вину за что-то: возможно, за то, что он такой... «такой». Она его толком не знает, но ему и нечем ее восхитить, чтобы сформировать положительное впечатление.

Да и не нужно это ему. Потерпит факт совместного жилья с каким-то мужиком месяц-другой, а потом обожаемый Неджи заберет ее обратно.

Выпейте воды, сказала Хьюга, но Наруто хотел отнюдь не воды. Тот мимолетный взгляд на фотографию с Ино воскресил давние, но все же воспоминания. А ведь если бы он оставался, как и прежде, один, ничего бы такого не произошло.

«Что бы хотел получить, дабы утолить печаль свою? — в поэтичном ключе размышлял Наруто, барабаня пальцами по столешнице. — Конечно же, вискаря».

— Но сегодня ограничимся водичкой, — устало проговорил Узумаки, наливая из графина кипяченую воду в стакан.

Возвращаясь с кухни обратно, Наруто застал Хинату в том же положении: она сидела, опираясь спиной на высокий подлокотник, и читала. Темные волосы были заплетены в аккуратную косу, но несколько прядей все равно выбивались и падали на девичье лицо.

— Тебе утром в школу, — остановившись рядом с диваном, тихо произнес Наруто немного укоряющим тоном. — Спи давай.

Хината вздрогнула, услышав голос Узумаки у себя над ухом. Она закрыла книгу, предварительно оставив закладку в виде черной ленточки, и запрокинула назад голову, чтобы увидеть лицо мужчины.

— Простите, пожалуйста, — сказала она смущенно. — У меня так часто бывает... Читаю и забываю о времени совсем.

— Редко такое встретишь, — пожал плечами Узумаки. Усталость одолевала сознание, поэтому сейчас было трудно дать какой-то менее расплывчатый ответ. — Будильник не забудь поставить.

— Уже поставила, — скромно улыбнувшись, ответила старшеклассница. — Я постараюсь собираться тихо, чтобы вас не разбудить.

— Наху... — хотел было воскликнуть Наруто, но опомнился и договорил: — Я тебя отвезу в школу, так что разбудить меня — одна из главных твоих задач!

— Надеюсь, у меня получится... — разрывая зрительный контакт, сказала Хината, на что Узумаки только усмехнулся.

— Уж постарайся, а то я крепко сплю.

— Хорошо, — кивнула Хьюга, и Наруто, скомкано пожелав ей спокойной ночи, направился в свою комнату. Девушка сказала ему вслед: — И вам спокойной ночи... Наруто.

Но он не услышал, закрыв за собой дверь.

***

— Знаешь, Хината, — зевая, начал Узумаки, заводя машину, — никогда не думал, что вновь вставать в такую рань, чтобы отправиться в школу, так запарно.

— Позавчера вы с этим справлялись гораздо сложнее, — улыбнулась Хьюга, складывая в рюкзак тетради. — А сейчас вас даже разбудить легче!

— Приеду — и завалюсь обратно дрыхнуть, — заявил Наруто, вновь зевая. Сбитый режим дал о себе знать слишком быстро.

Всю дорогу они с Хинатой вновь молчали. За три дня совместного проживания тем для разговора так и не прибавилось. Были лишь дежурные разговоры о том, как прошел день или что читает на этот раз Хината.

Подъехав к школе, Наруто повернулся к Хьюга. Она уже проверяла, все ли хорошо со школьной формой. Нельзя было не заметить в этом что-то по-своему милое: как она поправляет рукава белой рубашки или как отряхивает складчатую юбку.

— Пуговица расстегнута, — указав пальцем на грудь старшеклассницы, сказал Наруто. Хината тут же принялась это исправлять.

— Я позвоню, когда закончу, — сказала Хьюга, выбираясь из машины.

— Удачи на учебе, — махнул рукой Наруто, трогаясь с места сразу же, как только Хината вышла.

Не было смысла в том, чтобы сюсюкаться с девушкой, как с собственной дочерью или младшей сестренкой. Она знает, что была не очень приятным сюрпризом для Наруто, а он знает, что в глазах Хинаты выглядит безответственным дураком.

Но буквально через два часа Узумаки приехал в школу вновь, каждые несколько минут проверяя телефон на наличие сообщений от Хинаты.

«Ты забыла обед! Жду у ворот школы, выйди, как только сможешь»

Он пытался позвонить, но мобильный девушки был недоступен.

«Как же срубает, бля», — успел подумать Узумаки, прежде чем его глаза самовольно закрылись.

Наверное, прошло пару секунд, потому что почти сразу из дремы мужчину вырвал стук в стекло. Сердце бешено забилось от непонимания ситуации, но взгляд выровнялся, и Наруто увидел подошедшую к автомобилю Хинату. Она явно бежала, потому что щеки ее покраснели, а волосы были растрепаны.

Узумаки опустил стекло.

— Пардон, — просмеялся Наруто, протягивая Хьюга забытый ею обед. — Уснул.

Взяв из рук Наруто контейнер, Хината вдруг расплылась в милейшей улыбке, как будто ей привезли не обыкновенный обед, а целое сокровище.

— Спасибо большое, Наруто! — поблагодарила она, а глаза ее искрились. Учащиеся, проходящие мимо, косо поглядывали на Хьюга и с интересом переводили глаза на самого Наруто. — Пожалуйста, простите, что доставила вам проблем...

— Да похуй, — отмахнулся Узумаки, матюгнувшись по привычке. Хината словно и не услышала этого.

— Выспитесь обязательно! — сказала она, после чего помахала рукой на прощание и побежала обратно в школу.

Наруто остался сидеть в машине и измученно смотреть перед собой. Эта чертова стабильность начинала раздражать. Можно прокручивать день за днем и замечать одно и то же: одни и те же пожелания, действия, слова, эмоции.

«Это должен был быть отпуск, — сказал себе Узумаки, трогая руль, но не делая ничего помимо этого. — А не игра в семейную жизнь с чужой сестрой».

Хината была бесконечно милой и не перечислить, какое количество раз она делала так, чтобы не заметить, какой же ее временный опекун бестактный. Он вроде бы хотел завести разговор, но натыкался не незримую стену и угрюмо затыкался. Или же пытался соблюдать дистанцию, но в итоге злился и просто уходил к себе в комнату. Вел себя как зверь, чье место занял еще кто-то и усердно теперь вытеснял.

Хьюга могла это понять. От Неджи она всегда слышала о том, что Наруто — человек до ненормальности импульсивный, но все же добродушный и готовый всегда помочь. Да, брат упоминал, что этот человек не без греха, что он в принципе может напортачить, но за короткое время Хината не заметила ничего из перечисленного... Ни одно из предостережений Неджи не сбылось до сих пор.

Потому что Узумаки маскирует любую свою фразу каким-то вымученным шаблоном. Действует если и резко, то рвано: не завершая начатое, останавливаясь на половине и пути и словно сам недовольствуя по этому поводу. Хочет, но не может.

«Я ему мешаю полноценно себя проявлять», — с горечью думала Хината, сидя на заднем сидении и изредка поглядывая на затылок Наруто. Она замечала, как он тянется рукой к магнитоле, а затем одергивает ее. Замечала и хотела бы что-то сказать, но не могла...

«Он хороший, — Неджи говорил это искренне. — Но порой слишком непредсказуем».

Но Хината видела от и до предсказуемого человека. До скрипа зубов стабильного, надежного и слишком прямого, чтобы с ним заговорить. И, к сожалению или счастью, она понимала, что это неверное представление об Узумаки. Он не такой.

— Музыка не мешает мне, — когда они в очередной раз ехали домой, сказала вдруг Хьюга. — Пожалуйста, включите ее, если хотите.

И с какой же легкостью Наруто это сделал...

***

На втором месяце совместного проживания начались проблемы. Хината не понимала, почему Наруто был таким недовольным, но любое ее слово он пресекал разозленным взглядом голубых глаз.

— Прости, — сухо ответил он ей, пока она стояла в дверном проеме и смотрела за тем, как Узумаки натягивает футболку. — Но сегодня я тебя в школу не повезу, у меня встреча.

— Конечно, — кивнув, тихо сказала Хьюга. В движениях Наруто проглядывалась нервозность, прорывающая через пленку спокойствия агрессия. — Пойду собираться.

— Ага, — отозвался мужчина, и почему-то стало безумно холодно.

В голове Наруто был бардак. Слишком все быстро случилось, слишком неожиданно: подлый удар под самые ребра. Хината и ее ебучая улыбка, всегда такая учтивая и милая, что хотелось вцепиться зубами ей в губы и сорвать это выражение с ее лица к чертям.

Да, тянуло. Невыносимо, как короткий поводок, который ведет к твоей шее, стиснутой жестким ошейником. Нормально не думалось, не говорилось и не дышалось. Не жилось, блять, никак.

Хината Хьюга — сестра Неджи, старшеклассница, отличница и просто эпицентр всего пиздеца, который случается с мыслями Узумаки. И с ней надо говорить подобающе, делать соответствующе и поступать непонятно, сука, как.

Сначала кажется, что это обычная девочка-тихоня. Молчаливая, стеснительная и, чего не избежать, красивая. Если бы Наруто встречался с ней пару раз в неделю, то ему было бы глубоко насрать, какие она там книги читает и что думает о делах в школе.

Но он с ней живет... Живет потому, что кто-то ради шутки решил, что это отличная идея: поселить невинную овечку с голодным волком.

Нет, конечно, Неджи и Саске зла не хотели...
Наверное. Возможно. Хуй их знает.

А теперь Узумаки вляпался так смачно, что ему не вытащить ногу. И пока это всего лишь нога — побег возможен. От этих глаз, от этого тихого голоса, от этого аромата. Легко и просто — сбежать. Но когда это будет не просто метафорическая нога, когда это будет все тело со всем содержимым — Наруто придет конец.

Нет, не конец. Ему придет пиздец.

Все в голове путалось. Узумаки считал, что кратковременные выпадания из реальности посредством алкоголя или дури сделают свое дело, и Хината вновь превратится в невзрачное пятно перед его глазами. Но этого не происходило, потому что она постоянно была на виду.

Если Наруто возвращался ужратый в говнище — она была перед ним. Спрашивала, что ей сделать, чтобы помочь. Слушала, как он блюет в ванной и помогала ему добраться до постели после.

Если Наруто приходил домой накуренный и весело сообщал, что ему нравится, когда девушки во время минета издают странные звуки, Хината никуда не убегала. Она стойко выслушивала, сидела рядом и пыталась делать вид, что читает книгу. Покрасневшая, чуть ли не плачущая — но она была перед глазами Узумаки.

Его больное, порочное желание. Девочка-тихоня, которая как будто все делает назло.

— Бля, давай не сейчас, а? — раздраженно попросил Наруто, когда Хината хотела подойти к нему, чтобы спросить о решении какой-то задачки. — Я не ебу, что вы там вообще изучаете и как это делается в принципе. Я неебически тупой, по мне не видно, что ли?

— Простите... — уязвимо проговорила Хьюга, на бледном лице которой отразилась несоизмеримая боль. Ей грустно. Грустно так, что самому Узумаки тошно из-за своей ублюдочности. Но это его единственный метод — оттолкнуть так, чтобы человек не устоял и рухнул.

— На «ты», Хината, — процедил Узумаки, стараясь не смотреть на спину старшеклассницы. — Уже месяц вместе живем, так какого хуя я все еще какой-то «вы»?

— Я просто... — потерянно ответила Хината, не оборачиваясь. — Просто из вежливости так говорю.

— Ага, а я из вежливости не достаю свой член и не начинаю дрочить на что-то, что мне охуеть как нравится.

— Не говори так, — сжав маленькие кулачки, попросила Хината.

— По-моему, твой брат предупреждал тебя об этом, — развел руками Наруто, поднимаясь с табуретки и направляясь к открытому окну, по пути чиркая зажигалкой. — Я тот еще кадр, поверь.

— Ты просто пытаешься быть хуже, — сдавленно произнесла Хьюга, зная, какие последствия могут быть после подобных фраз. — Пытаешься меня отогнать...

— Пытаюсь быть хуже? — удивленно переспросил Узумаки, промеж пересохших губ которого вырывался дым. — Я не пытаюсь, кроха, я и так такой...

— Жалкое вранье! — нетерпеливо перебила Хината, впервые повысив голос. Наруто опешил. — Ты как злодей из какой-нибудь книги, которого все считают плохим, потому что когда-то ему так приспичило, и он начал вести себя по-скотски специально. Для вида!

— Много ли ты, бля, знаешь, — расхохотался Наруто, отчего Хинате стало паршиво. От этого мужчины сквозит злобой, всем этим негативом, заражающим и неизбежным.

А у самого Узумаки губы уже в кровь изгрызены — лишь бы не сорваться.

— Знаешь, — сказал он вдруг спокойно и будто бы примирительно, — ты слишком хороша.

Хината покраснела и растеряла все слова, которые готовы были слететь с ее губ. Неджи был прав. Неджи был слишком прав...

***

В школе совсем не складывалось. Хоть оценки оставались хорошими, Хьюга терялась в размышлениях и выводах. Тот неприятный разговор с Узумаки оставил глубокий след и никак не забывался, как и сам Наруто. Злой, циничный и совершенно настоящий. Реальный человек, а не картонка, под которую он пытался прятаться первое время.

На перемене, сидя за партой в опустевшем классе, Хината вспоминала тот взгляд, которым смотрел на нее Наруто, произнося фразу: «Ты слишком хороша». Это был не комплимент. Это было обвинение.

Обстановка дома была напряженная. Конечно, Наруто все так же спрашивал, как у Хинаты дела в школе, что произошло нового, но сейчас девушка опасалась отвечать открыто.

Телефон завибрировал, и Хьюга достала его из рюкзака. Сообщение было от Наруто, который спрашивал, что купить сегодня на ужин. Обыкновенный, по-своему милый повседневный вопрос, но руки Хинаты задрожали от бессилия. Мобильник глухо упал на парту, выпав из тонких пальцев.

Было страшно думать о неизвестном, но это выходило из-под контроля. Хината думала о Наруто. Думала не как о своей няньке или временном опекуне, которого ей приставил брат, а как о человеке... Человеке, в которого возможно влюбиться.

Смешно. Девушка, замкнутая в своем собственном мироощущении, влюбляется в классического плохого парня.

Только вот Хинате было несмешно. Хинате было почему-то очень больно.

Она думала о Наруто, когда сидела на уроках. Решала задачи, представляя, как бы над ними он корпел, если бы вызвался помочь. И все эти картинки счастья и бездонной лучезарной иллюзии любви резали по живому.

Этот тугой сгусток влюбленности сидел где-то под ребрами и пульсировал, тяготил, изничтожал. Его нельзя было вырвать и выбросить, как какой-то мусор.

Хината задерживалась в школе и придумывала для Наруто причины, чтобы просто не видеть его подольше. Девушка чувствовала, что если начнет слишком долго находиться рядом с Узумаки, то та бездна, которая живет в его ярких голубых глазах, высосет ее досуха.

Он — взрослый мужчина, а она — просто умная дурочка со своими воздушными фантазиями. Все было бы гораздо проще, если бы это не было любовной историей, углы которой больно ранят.

— Частенько ты стала задерживаться, — говорит Наруто, пока Хината садится позади него. На его смуглом лице вновь появились ссадины. — Что там у вас такого интересного происходит?

— Просто готовлюсь к экзамену, — отвечает Хьюга, резко отводя взгляд, стоило только встретиться глазами с Узумаки.

— Ты его в любом случае сдашь, я уверен.

А Хината уже ни в чем не уверена. Какова вероятность, что, когда они приедут домой, она не кинется на шею к Наруто и не зарыдает подобно глупенькой маленькой девочке? Держать все в себе стало невыносимо.

— Я плохо себя чувствую, — сказала Хьюга после долгого молчания, всматриваясь в мелькающие дома.

«И плохо себя контролирую», — договорила она про себя.

Иной раз хотелось выпалить совершенно дурацкий вопрос. Хотелось узнать, какой у Наруто любимый цвет или любит ли он животных. Любая мелочь, незначительная и тупая, могла стать ключом к чему-то большему.

— Я закончила недавно читать одну книгу, — начала рассказывать Хината, скрещивая на груди руки. — Там был персонаж, что очень похож на тебя.

— Правда? — усмехнулся Узумаки, а у самого рука дернулась. — И каким же он был?

— Непредсказуемым, — выпалила Хьюга в ответ. Наруто кинул короткий взгляд на нее через зеркало. — Он был плохим человеком, но был тот, для кого он мог пожертвовать всем.

— Плохие люди часто так делают.

— Плохие люди ни черта не плохие, если так делают, — грубо отпарировала Хината, и Наруто нахмурился.

— Я смотрю, ты много книг читаешь, Хината, — спокойно, но с долей устрашения проговорил Узумаки, заворачивая во двор. — Было бы неудивительно, если бы ты стала путать вымышленный мир с реальным.

— Они чем-то отличаются? — строго спросила Хьюга, сверкнув глазами. — Кроме того, что где-то конструкция мира иная. А вот люди, которые в книгах описаны, настоящие.

— Нашла ли ты хоть в одной из них себя?

Машина остановилась. Наруто не убирал руки с руля и смотрел вперед, на вечернюю улицу. Его вечно растрепанные светлые волосы гладил слабый ветер, дующий через окно с опущенным стеклом.

— Нет, — нетвердо отозвалась Хината. — Но я нашла в них тебя.

— И что я там делаю? — теперь взгляд Узумаки не отрывался от Хьюга. По телу девушки прошелся холод, заползший во внутренности и вынуждающий дыханию сбиться. Хотелось лишь рыдать.

«Больно».

— Поступаешь правильно.

***

Перед глазами плыло, а в голове было безупречно пусто. Обняв спутницу, имя которой Наруто не помнил или не знал, он сделал еще один глоток и почти сразу закурил. Не сегодня, Хината, точно не сегодня я поступлю правильно.

Чертова девчонка. Сидит в своем воображении и считает, что может поучать взрослого мужика. Ино любила так же делать... И где она теперь?

Незнакомка, проведя ноготком по щеке Узумаки, что-то несвязное прошептала ему на ухо и засмеялась.

Хината Хьюга — малолетка. Обыкновенная школьница, которой все просто и все доступно. Даже Наруто ей доступен, но она об этом даже и не подозревает. Он бы поддался любому ее порыву, даже приди она к нему в спальню полностью обнаженная. Узумаки было бы поебать на последствия, потому что он так хочет. Потому что так нужно. Потому что это будет именно тем, что всезнайка Хината называет «поступать правильно».

Любовь всегда болезненная, но влюбленность гораздо хуже. Это как сравнивать симптомы болезни и саму болезнь.

Симптомы для тебя непонятны, ты пытаешься их связать между собой, а в итоге получаешь опухоль головного мозга или отказанную печень.

Саму болезнь вывести очень просто: у тебя есть точный диагноз — у тебя есть действующие препараты.

У Наруто нет действующих препаратов и он вообще не понимает, что происходит. Ему бы потрахаться по-обычному, выпить после этого дела и накуриться как следует, а потом, может, вновь потрахаться.

Но Хината маячит перед его глазами образом, который заело, как картинку в проекторе.

Маленькая, беззащитная и до боли честная. Узумаки хотел бы глянуть, как она будет просить его что-то сделать и как она сама протянет к нему руку, чтобы он до нее дотронулся.

Поступай правильно, говорит она, но сама-то она себя со стороны видела? Дрожит каждый раз, стоит только Узумаки оказаться рядом. Подбирает слова в ответ так тщательно, что забывает разговаривать.

Они оба в одной и той же ловушке. Казалось бы, Наруто должен выходить из этой ситуации выжившим, ибо жизненный опыт и все такое... А на деле висит в одной петле со старшеклассницей, которая оказалась слишком притягательна, чтобы оставить ее без внимания.

Хьюга точно делала это специально. Подсаживалась по вечерам ближе, предлагала почитать что-то вместе, пила из одной с Наруто чашки и потом смущенно шутила про косвенный поцелуй. А если Узумаки поцелует ее по-настоящему, без посредника в виде чашки, будет ли Хината шутить?

Раздражало неимоверно. Хотелось сию же минуту уехать домой, зайти в квартиру и бесцеремонно зажать Хинату между собой и стеной. Целовать, целовать и целовать, а потом слышать несогласный писк. «Не надо» и «не хочу» будут откровенным враньем.

Незнакомая девушка, сидевшая на коленях Наруто, ерзала и провоцировала. Но теперь у Узумаки в голове стоял лишь образ Хинаты, а эта безымянная плоть могла съебаться куда подальше.

— Не стоит нихуя, — раздраженно заявил Узумаки, но незнакомка хихикнула и провела ладонью по напряженному члену. Наруто посмотрел на нее, как на дуру, и выпалил: — Это не на тебя стоит.

***

Пока Узумаки ехал в лифте, ему казалось, что все под контролем. Но как только дверь позади захлопнулась, сердце сигануло вниз.

— Наруто? — с кухни донесся голос Хинаты.

Пять часов утра. За окном почти рассвело, а Узумаки старается снимать куртку медленно. Приведи мысли в порядок, приведи мысли в порядок, блятьнемогунемогунемогу.

Если он сделает хоть один шаг дальше, то все будет потеряно. Наруто поступит правильно, поступит так, как хочет он, но Хината может возненавидеть его навсегда. Эта бедная девочка даже не знает, что стало с Ино, которая столкнулась с тем, что называют «слепая любовь».

Хината замерла на кухне. Слышно было, как Узумаки грохочет снятой обувью и тяжело дышит. Тихий ужас прошелся мурашками по коже.

«У него была любимая девушка, — рассказывал Неджи. — Ино Яманака».

Наруто не умеет контролировать эмоции. Они могут захлестнуть с головой, утопить, как сейчас это делают. Шумно сглотнув, Узумаки застыл в прихожей, шевеля пальцами рук и со страхом думая о том, что его ждет.

«Ты ошибаешься. — Неджи забрал со стола кружку и отпил немного. Саске стоял напротив него и ошеломленно смотрел в пустоту. — Мы можем ему помочь».

Хьюга слезла со стула и на ватных ногах подошла к окну. Кружка в ее трясущейся руке была ледяной.

«Это состояние аффекта. — Хината жадно подслушивала разговор брата с Саске, не зная, о ком идет речь. — Он убил ее и после сам этого испугался. Ты видел его?»

— Это должна была быть веселая история для нас с тобой, — услышала Хината голос Наруто за спиной. — История, где все радуются, что я соблазнил малолетку да еще и младшую сестру своего бывшего адвоката.

— Хватит так говорить! — с обидой воскликнула Хината.

— Будто это не так, — хмыкнул с досадой Узумаки. — Ты и без помощи своего брата знаешь, что мне сложно сдержаться. Тогда, с Ино, это была ярость... а сейчас это хер пойми что.

— Я знаю, что это, Наруто.

Хьюга сделала шаг к нему.

— Ты просила меня поступать правильно.

— Я хочу, чтобы ты поступил правильно.

Голубые глаза, в темноте серебрящиеся лезвиями эмоций, смотрели неотрывно. От Наруто пахло чужими духами и алкоголем, но это не умаляло тех чувств, что Хината к нему испытывала. Умные девочки всегда влюбляются в плохих парней.

Наруто резко сократил расстояние между ними и взял Хинату за подбородок: аккуратно, но с неуловимой требовательностью.

— Я не смею... — прошептал Узумаки, оглаживая большим пальцем уголок губ девушки.

— Поступай правильно, — доверчиво заглядывая в глаза Наруто, повторила Хината. Если бы она знала, с каким трудом это дается.

Но она прекрасно знала.

— Это, Хината, правильно лишь для меня.

Всего лишь девочка. Невинная, беззащитная, с которой можно стащить всю одежду, подчинить силой и сделать это хрупкое тело своей собственностью. Разломать, как вкусное печенье, а крошки потом просто-напросто стряхнуть, как ни в чем ни бывало.

Да, это будет для Наруто правильным. Поиметь, а потом оставить, не испытав ничего, кроме физического удовлетворения. Но все сложнее. Ведь он уже, находясь в такой близости с Хинатой, чувствует наслаждение. Чувствует, как время, проведенное вот так, становится сладким сиропом.

— Если ты так считаешь, то ты самый глупый из взрослых, которых я знаю, — обхватив своими тонкими пальчиками мужское запястье, едва ли не прохрипела Хината.

— Я поступлю правильно, — после недолгой тишины сказал Наруто, глядя на губы Хьюга.

— Я сделаю так же, — отозвалась она, чувствуя, как напрягается все тело и как ликующе стучит сердце.

Наруто целует Хинату уверенно, сминая девичьи губы и желая получить ответ. Его руки обхватывают худое тело и прижимают его к себе.

Он думает, что Хьюга не ответит, оттолкнет, закричит... но худые руки, обхватившие шею, сигнализируют об обратном.

И если это яд, то пусть травит. Пусть убивает медленно. Ведь он никогда еще не был так сладок.
Утверждено Evgenya
Бладя
Фанфик опубликован 09 Декабря 2017 года в 18:16 пользователем Бладя.
За это время его прочитали 199 раз и оставили 0 комментариев.