Скачать онлайн бесплатно без регистрации
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Экшн Годайме Хокаге. Глава 39

Годайме Хокаге. Глава 39

Категория: Экшн
Первым делом, после того как проснулась и сползла с кровати, я отправилась попить. Это просто невозможный сушняк, и мне необходимо молоко. Срочно. Так, с все еще не открытыми глазами и не сильно в адекватном состоянии на ощупь вскрыла новый пакет с соком коровы и затянулась прямо из носика. О-да... Теперь вот можно и полноценно просыпаться. Поставила чайник. Часы показывали половину шестого. За окном ворковал озабоченный голубь... и подкатывал он к угнездившемуся на ветвях АНБУ. Масочник стойко игнорировал домогательства птицы, напустив на себя вид гордый и неприступный. Хм, наши шиноби настолько суровы, что их даже голуби за своих принимают... А у этого охранничка еще и маска какая-то птичья. Петух. Ага, значит Генма уже навострил шестерку меня охранять. Круто все у него. В итоге противостояние птиц окончилось тем, что АНБУ не выдержал и неслабым пинком скинул любвеобильного вестника мира с дерева. Теперь сидит, ежится от небольшого утреннего тумана.

Вернулась в спальню. Халат нашелся сразу, а вот тапочки нет... Хм. А я вообще их вчера надевала? Не помню. А значит, идем искать в зале. Вообще, ситуация с тапочками меня начинает напрягать: я точно помню, что при заселении купила аж пять пар. А в последнее время все прут мою, ибо последняя. Вот куда они деваются? Однозначно - тырит мелкий. И прячет. На черный день, ага.

В гостиной на диване в невообразимой позе валялась расхристанная Анко с перекрутившимся неизвестно как за ночь одеялом, мокрая как мышонок и в задравшейся майке, продолжая мирно посапывать. Как она спит-то так? Обе ноги закинуты на спинку, правая рука свешивается на пол, как и голова. Мрак. Митараши чего-то промурчала и перевернулась набок, обняв всеми конечностями многострадальное одеяло.

В распахнутое окно пробирался утренний холодок. На первый взгляд, обувки в прямой видимости нет. Тапки волшебным образом оказались глубоко под диваном. Пришлось становиться на четвереньки и засовывать руку поглубже. В пыль. Откуда там уже успела образоваться пыль? Вроде только недавно этот диван поставили... О, зацепила первый, подтянула ближе. Теперь второй.. Чихая и отплевываясь, вытащила тапочки на свет. Твою дивизию - они разные! Один белый, другой синий! М-да, ситуация усугубляется. Придет Наруто домой, однозначно отправлю на охоту за этой необходимой в хозяйстве обувью. Пусть ищет, куда заныкал!

Подняла голову – все еще стоя на карачках – и встретилась с настороженным взглядом фиолетовых глаз. По-моему, она спросонья даже не сразу вспомнила, где находится: рука под подушкой нервно сжимала кунай. Криво улыбнувшись, я помахала пыльным тапком и еще раз чихнула.

- Доброе утро.

- Д-доброе, Хокаге-сама... - как-то неуверенно тянет девочка. Как все запущено.

- Цунаде, - поднимаюсь с колен, надеваю разноцветные тапки. Сойдет. Все равно вариантов нема.

- Аэ... точно, – заспанная девушка потерла кулачком глаза, скосила глаза на зажатое в руке оружие, смущенно улыбнулась, спрятала руку за спину. – Охайё, Цунаде-сама!

Кивнув взъерошенной Анко, сделала непринужденное лицо. Мол, подумаешь, под диваном ползала, пыль собирала. Может, у меня хобби такое! И кунай мне под нос суют тоже – каждое утро. Наклонности у меня такие... нетрадиционные, да.

- Досыпай, я в ванну, – сняла кусок неопознанного пуха с полы халата и пошлепала к двери.

- Ха-ай, – донеслось зевающее в спину.

После принятия контрастного душа градус настроения все-таки повысился. Что ж, доброе утро, деревня. ДОБРОЕ. Просто добрейшее. Ну держись, Коноха! Досушивая волосы, вышла в зал. Обрадовала помощницу, что та может поспать еще часика два. Пока схожу перетрясу весь госпиталь и морально помучаю Хатаке Какаши. Подобравшаяся было Митараши согласно угукнула и плюхнулась обратно. Пусть спит. А то вся какая-то нервная, дерганая... И в целом выглядит как выгнанная из дома породистая кошка... М-м-м... Абиссинская, наверное: такая обманчиво-мягкая, удивительно красивая в своей необычной сочетаемости и глубоко интравертная по характеру. Да, наверное, так.

Кухня встретила меня все тем же пустым холодильником и свистящим чайником. Сняла, заварила чай, достала одну пачку творога. Хотела смешать с джемом, но передумала. Вытащила муку, добавила две другие пачки, всыпала остатки изюма, на скорую руку вымесила подобие теста и поставила запекаться в духовку.

Спустилась в подвал размяться. Прогрев всех мышц чакрой, отжимания, приседания, пресс, верхняя стойка на руках и снова отжимания, растяжка. Короткий комплекс кувырков и стоек. Снова растяжка. Повороты-мостики-уклоны. Почти сорок минут в быстром темпе, и я пропотела. Снова прогон чакры по мышцам, снимая усталость и залечивая микроразрывы.

Поднялась на кухню, отключила духовку, приоткрыла дверцу, чтоб остыло быстрей. Снова в душ. Переоделась, подогрела остывший чай, откромсала почти половину запеканки, залила джемом и с наслаждением приступила к завтраку. Доев, вымыла посуду, на стол выставила порцию для Митараши, повесила на холодильник записку и с чистой совестью ушла в госпиталь.

Больница встретила меня запахом обеззараживателя, полусонными медсестричками и вальяжным котом, разлегшимся прямо на стойке регистратуры. Девочка за стойкой спала и видела розовых пони, наверное. Кота почесала за ушком, посмотрела на девочку. Уже собиралась было махнуть рукой, выписав потом фитиль Шизуне, но тут как из ниоткуда возник давешний мальчик - Шисо Нанами, поклонился, пожелал доброго утра, бочком-бочком закрывая от моего начальственного взора провинившуюся девочку... Между делом поинтересовался, какие будут распоряжения. Распоряжений пока не было. Было желание пойти помучить свою вчерашнюю жертву. Что я и озвучила. За узкой спиной миловидного рыцаря всхрапнули и сладко почмокали губами. Да, розовые пони, они такие... На мой тихий ехидный смешок, рыцарь покраснел до ушей и замялся.

И тут гласом с неба явилась Шизуне. Вся из себя суровая и в белом халате. Немезида натуральная. Только без пылающего меча. Жаль, фотоаппарата нет, такой кадр пропадает. Смело можно ставить в буфет, чтобы дети варенье не таскали. Хотя и взрослые тоже поежатся.

При виде начальства мальчик резко побледнел. Я хмыкнула и решила пожалеть ребенка: взяла бывшую помощницу под локоток, повела наверх, вдумчиво втирая о необходимости скорейшей перепланировки в отделении хирургии... Като развесила уши и дала себя увлечь. Шисо, оставшийся у стойки, облегченно выдохнул. На лестнице обернулась, подмигнула ему и потащила Шизуне дальше.

В палате у Какаши кроме него самого находился симпатичный букетик незабудок и коробка шоколадных конфет. Абсолютно недозволенные пациенту-аллергику в период лечения вещи скромно разместились на тумбочке. Интересно, кто же это такой... невнимательный... и добрый до подобного додумался?

Копирующий Шаринган, несмотря на довольно раннее время (восемь утра с копейками), бодрствовал и с тоской глядел на конфеты. А ему нельзя, дааа... Благодушно пожелав доброго утра, присела рядом. Поинтересовалась, как самочувствие. Джонин глянул с плохо скрытым возмущением праведника. Процедил, что лучше не бывает. Живот согласно уркнул, Какаши мучительно покраснел и зло уставился в ближайший угол. А хорошая погодка за окном!

С видимым сочувствием покивав и поцокав языком, посоветовала ему не расстраиваться и настроиться на положительные эмоции. Он ими прямо так сразу и зафонтанировал. Но выдержки хватило промолчать на мою мелкую подковырку. Растет, похоже. По крайней мере страх перед работниками капельницы и скальпеля ушел. Надолго ли?..

Помолчала и я. Потом вкратце рассказала о миссии, на которую отправилась седьмая команда. Правда, в конце подсластила пилюлю, сознавшись, что за детьми присмотрит Ямато. Новости были приняты с безучастным видом. Ну-ну, Белоснежка наша новоявленная, недолго тебе осталось делать морду кирпичом.

Глядя в окно, убедилась в присутствии в обозримых окрестностях очередного бойца АНБУ, принявшего пост у ночной смены, и начала рассказ про психологические проблемы во вверенной ему седьмой команде.

- Ты в курсе, что у Сакуры раздвоение личности? Причем с осложнениями? – Копирующий отвлекся от угла, скептично на меня уставившись. – Да-да, я ничего не путаю. Все именно так. Судя по поведению твоей номинальной ученицы, это началось не год и не два назад. В принципе, в ее случае были возможны два варианта: либо углубившееся разделение, которое можно сравнить с трещинами, бегущими по земле от удара, либо наоборот, слияние в цельную личность. Но с перекосом в одну из сторон... Знаешь, в медицинской практике известны случаи даже растроения... Я это к чему: внутренние демоны бывают и похуже. Судя по косвенным признакам, у Харуно сложилось всего лишь две части: внешняя, выступающая буфером, этакая маска примерной девочки и лучшей ученицы. Прилежной, аккуратной и въедливой по мелочам до зубовного скрежета. И внутренняя, что содержит ее реальные мысли, чувства, реакции на любые внешние раздражители. Коротко говоря, у второй – психопатическое расстройство. И это на фоне вялотекущей шизофрении первой и нравственного расстройства у обеих.

- Среди наиболее четко на данный момент оформившихся черт – чрезмерная грубость, алчность, сквернословие и склонность к ярко выраженной агрессии по отношению к окружающим. Кроме того, она совершенно неспособна к адекватной оценке реальности. Как такую студентку по всем предварительным психотестам Хирузен допустил к выпуску из Академии, лично я в упор не понимаю. - Хатаке... Гхм, Хатаке, похоже, именно с врачебной точки зрения обо всем этом не задумывался. А зря. Части проблем могло бы не возникнуть.

- Ну, с юным мстителем и его мало-помалу отъезжающей крышей, ты, я думаю, знаком не понаслышке. Особенно если учесть месяц одиночных тренировок перед третьим туром экзамена. Скажи, ты разве не заметил, что у Саске с головой не в порядке? Или попросту, как и всегда, отмахнулся, отговариваясь, что это не твои проблемы, а? Молчишь? Что ж, молчи дальше, сенсей, – ядовито выделив последнее слово, кинула взгляд на побледневшего Какаши. – Есть что сказать в свое оправдание? – И ти-ши-на-а. – Видимо, нечего. Тогда слушай дальше.

- Узумаки Наруто, единственный сын твоего учителя, Четвертого Хокаге, тихо агонизировал не один год. От нехватки самого обыкновенного человеческого внимания. Он абсолютно НЕ социализирован, не умеет вести себя за столом и в обществе, не умеет разграничивать внешнее и внутреннее и на редкость болезненно воспринимает любую несправедливость. Даже самую абстрактную и далекую. Тебе рассказать, чем все это закончится, или сам догадаешься? Он надорвется, однажды взяв ношу не по силам. Но поскольку этот конкретный ребенок не знает полумер, то будет переть напролом до самой смерти. И маловероятно, что эта смерть окажется славной... Хотя лично для меня любая его смерть будет ужасна до содрогания и не в пример страшнее моей собственной.

Какаши сначала с неким недоверием слушал мои выводы. По мере описания глубины той жопы, в которую его посадил Хирузен, вручив такую «славную» команду, он то бледнел, то краснел. Растерялся, бывает. Продолжим моральную порку.

- У меня только один вопрос возникает: почему ты ничего не сделал? Я не говорю о том, что ты должен был бросить все, пойти наперекор верхушке или стать нукенином... Нет, конечно, но почему не сделал самого элементарного? Почему не научил их хоть чему-нибудь? Не ввиду смертельной опасности, а наперед, впрок? Почему? Тебя называют Копирующим Шаринганом, восхваляют за знание тысячи техник, но знаешь ли ты, что творится в головах и сердцах твоих же собственных учеников? Нет. Не знаешь. И даже не пытался узнать. Потому что не хочешь. Пофигист несчастный! Да когда ты уже выберешься из своей раковины?! Забрался, как устрица во время отлива, створки захлопнул и не собираешься никуда вылезать! Сколько это еще будет продолжаться?! - почти сорвавшись на крик, я спугнула стайку воробьев с ближайшей липы. И перебудила, наверное, все крыло.

Села на место, уставилась в окно. Тихо продолжила.

- Я не осуждаю тебя. С одной стороны. Но с другой... С другой, хотела бы тебя прибить. Я не самая лучшая бабушка, да что там, у меня вообще с семьей и детьми не сложилось. Но у тебя пока что все впереди. И лучше не повторяй моих ошибок: потом пожалеешь, да поздно будет. Если доживешь. А еще, знаешь, Минато, наверное, в гробу уже вертится как веретено. Любимый ученик мало того, что не помогал его сыну, так еще и фактически ничему не учит, хотя мог бы! - Неожиданно Какаши как-то злобно сощерился. Хм, с чего это такое странно поведение всплыло? Или... джонин в чем-то винит... Наруто? М-да, надо разбираться.

Не глядя на Хатаке, поднялась и направилась к дверям. Взявшись за ручку, притормозила:

- Не вздумай теперь впадать в депрессию или вертеть носом, отказываясь от процедур... И храни тебя шинигами от попытки сбежать из палаты - лично найду и от души взгрею! Да так, что твоя репутация будет подмочена до самой гробовой доски... А о том, что слегка тут поорала, можешь не переживать: Шизуне почти любые рты умеет затыкать виртуозно. Недовольных не будет. Сплетничающего персонала – тоже. Уж об этом я позабочусь! - Вышла, оставив Копипаста думать над своим поведением. Скорее всего, его неприятие детей никуда не денется. С одного разговора ничего не изменится, и уж точно не изменится Копирующий. Его ломать придется об коленку, да не раз. Но пока он тут лежит, может быть все-таки о чем-то хоть задумается... Хотя, мечтать не вредно. Вредно не мечтать.

Коридоры радовали пустотой и тишиной. Шаги раздавались гулким эхом по всему этажу. Из-за угла, как чертик из табакерки, выскочил Шисо с какими-то бумажками и пристроился в хвост. Меня начало отпускать. Открыв кабинет Шизуне запасным ключом, махнула парню, чтобы заходил.

- Что там у тебя? – Налила воды из графина, жадно отхлебнула и уставилась на щуплую юношескую фигурку.

- Эм, Хокаге-сама...

- Цунаде.

- Простите. Цунаде-сама, тут результаты полной инвентаризации складского комплекса. Но... Они вам вряд ли понравятся, – и протянул подробно изложенный вчерашний список. С кучей всяких приписок, оговорок и дополнений.

По годам были разбиты все изменения в наличии всех ингредиентов, усредненная информация, примерно на какое количество использований их хватило, конкретные суммы, в которые обошлась закупка, и перечислены поставщики. Половина из которых, насколько я помню, к сему моменту благополучно отошла в мир иной, а их дело спустилось на тормозах дурными наследниками. Вторая половина давно и успешно свалила с конохских горизонтов в поисках лучшей доли... Все почему-то были гражданскими. Шисо пояснил, что именно у этой категории населения закупочные цены оказались ниже. Со вполне приемлемым качеством… Но примерно тремя годами ранее данная схема утратила свою жизнеспособность, и запасы постепенно истощались.

На текущий момент госпиталь был почти в полной заднице. Из деревенского бюджета средства на закупку лекарств не выделялись второй год. Можно сказать, что он стал существовать почти на добровольных началах. Если не считать редких пожертвований каких-то активистов и еще более редких подачек со стороны Данзо. За что ему отдельное, душевное спасибо. В благодарность я прикончу его максимально быстро и безболезненно.

- Шисо, вам зарплату, вообще, когда в последний раз выдавали? – Подперла подбородок кулаком, невесело разглядывая списочек. Парень помялся, но честно ответил:

- Смотря что считать зарплатой. Ту сдачу, которую Сарутоби Хирузен выдавал раз в год студентам, сдавшим на полевого ирьенина либо повышающим квалификацию, или единоразовое пособие – тоже раз в год – за полсотни успешно выполненных операций. Вы это имеете в виду? - О, да он еще и шутить умеет. Какой разносторонний молодой человек!..

- Нет. Я имела в виду регулярные суммы, выплачиваемые всему персоналу каждый месяц. Знакомо?

- Нет, Цунаде-сама. Для нас это легенды. - Пипец. Как эта больница вообще не развалилась?

- Ясно. Тогда, по логике, следующий вопрос: на что же вы живете? Потому что выжить на то, что ты перечислил, невозможно. Даже если питаться воздухом.

- Ходим на миссии. В составе обычных, среднестатистических команд. Есть график, кто когда примерно может отлучиться. Как раз для того, чтобы хоть как-то уравнять возможности к заработку, и составляли. Плюс платные пациенты из гражданских, им тоже необходимо лечиться. Да и семьям не клановых шиноби периодически нужна помощь. Есть прейскурант на услуги, внизу на стойке регистратуры лежит. Некоторые подрабатывают в аптеках. Или при штабе. Кому-то повезло, и от родителей досталось семейное дело. Пусть небольшое, но прожить вполне можно. Кто-то подрабатывает на стороне, нелегально. Но этих подробностей я уже не знаю. - Врет. Глазом не моргнул, а врет. Хорошая выдержка. Далеко пойдет. Особенно, если я помогу.

Подумав и взвесив все за и против, вытянула из пачки бумажную салфетку, нацарапала сумму, придвинула ему.

- Каждый месяц. Лично из моего кармана. От тебя – регулярные отчеты и корректировка данных. Будешь помогать Шизуне, подсказывать и страховать ее. Мне – повторяю – отчеты, жалобы, пожелания персонала. С моим уровнем занятости довольно проблематично быть везде и всюду, лично контролируя и направляя. Поэтому контролировать будешь ты. А я только направлять. Все понятно?

- Да.

- Мое предложение принимаешь?

- Да, благодарю за оказанное доверие.

- Ну, я не дурочка малолетняя, проверять тебя время от времени все-таки буду. И через третьих лиц, и лично. Но хочется надеяться, что ты будешь хорошим управляющим. У меня действительно большие и далеко идущие планы и на эту больницу, и на Коноху в целом. Но нужны толковые исполнители, благодаря которым вся машина будет вертеться без осечек и перебоев... Понимаешь, о чем я?

- Вы имеете в виду своевременность поступающей к вам на стол информации?

- Именно. Надеюсь, что мы друг друга поняли, и наше будущее сотрудничество будет весьма плодотворным.

- Хай, – ирьенин коротко поклонился.

- А сейчас, будь добр, найди мне Шизуне. Введу ее в курс дела. И со складом что-то решать надо.

- Слушаюсь, - парень развернулся и вышел. Откинувшись в кресле, задумалась. Предварительный срок «отладки механизмов» грозил растянуться на лишних два месяца. Что неутешительно. Абсолютно.

Открылась дверь, вошла Като. Нанами остался стоять в дверях.

- Сенсей, вызывали? Что-то срочное? – Растрепанная, с кипой папок в руках.

- Не было б срочное, не вызывала бы, - ворчливо заметив, кивнула парню. – Зайдешь через полчасика, не раньше. Можешь позже.

- А можно через час? – Стоит, что-то прикидывает в уме.

- Можно. – Помощница вольготно расположилась в соседнем кресле. Папки сгружены на стол.

- Спасибо. Я могу идти? – Шисо выжидающе замер.

- Иди. – Дверь закрылась. Ну-с, приступим к экзекуции?

- Шизуне, ты знала, что ирьенинам у нас, оказывается, не платят? – А в стакане уже пусто. Пойти, что ли, еще водички из графинчика налить?

- Как это? – удивленно распахнула глаза ученица.

- А вот так. Завелись добрые ёкаи, и работают они забесплатно, – пожимаю в ответ плечами. На добровольных началах в скрытой деревне пашет целый госпиталь. Мрак.

- Этого не может быть! – Сидит, вцепившись обеими руками в подлокотники. Так бы и рванула с низкого старта. Восстанавливать справедливость и наносить добро... На лица виновных.

- Вот я и говорю, что в сказке живем. Только в очень страшной. – Нет, все-таки пошла я за водичкой... А лучше б молочка.

Шизуне глубоко вдохнула. Потом подышала еще... Секунд десять, и успокоилась. По-крайней мере внешне.

- Цунаде-сама, мне даже в голову не могло прийти подобное! Нет, я подозревала, что тут все надо проверять, но… не до такой же степени! - Эк ее проняло.

Покивала, состроив сочувственную рожицу, и обрезала:

- Что конкретно ты сделала? На текущий момент? Жалобы на кучу мелких несправедливостей я успешно позавчера вечером выслушала.

Девушка подобралась, подумала пару секунд и начала перечислять:

- Мебель инвентаризирована. Вся, кроме складской. Уточнены все списки персонала и приведены в порядок. Проведено пятнадцать операций различной сложности. Около сотни больных сейчас находятся в стационаре и принимают различные процедуры... Девяносто семь, если быть точной. Проведена дезинфекция всех используемых помещений с помощью моей прошлогодней разработки. Пересмотрен график дежурств. Принято пять заявок научных проектов. Руководители пока не назначены. Все!

- Понятно, - вздохнув, продолжила: - Значит, на склад – лично – ты еще не заглядывала?

- Нет, Цунаде-сама, – покаялась Като.

- Ясно. А зря. Помнишь, я говорила, что позавчера составила краткий список и отправила с ним туда какого-то мальчика из дежурных? Вот меньше часа назад расширенные результаты принес Шисо. По личной инициативе, так сказать. Итог простой как кунай и пошлый как писанина Джирайи: поставщиков нет, финансирования из бюджета два последних года тоже нет. Запасы подходят к концу. Больница существует на «добровольные пожертвования», а за свою карьеру ирьенины видели какие-то выплаты только дважды. Единовременные. Персонал вынужден подрабатывать на общих условиях и выживает каждый как может. Закупки сырья, кстати, производились у гражданских. Все предприятия либо уже развалились и перестали существовать, либо давным-давно перекуплены и тоже перестали существовать.

- Но... Как же так? – Похоже, помощница в глубоком шоке. Да и я тоже.

- А вот так. Я и говорю - в сказке живем. В страшной, - допив остатки воды, пристально посмотрела на растерянную девушку. У нас тут практически триллер, мистический. Темно, страшно, много крови и соплей, и непонятно, что за хрень происходит вообще!

- Выход у меня есть. Предварительный пока что... Предлагаю в течение этих суток осуществить пробную закупку у Яманака. Скажем, тысяч на двенадцать ре. Или на пятнадцать. Вечером я его вызову, пообщаемся. И если их объемы позволяют, то заключим договор на ближайшее полугодие... А там – посмотрим, как пойдет.

- Но, Цунаде-сенсей, клановые много просят за свои растения! - Очнулась! Не прошло и трех лет!

- Не так уж и много. Я позавчера утром была в лавке - вполне приемлемая цена. А если еще учесть их уровень качества... Знаешь, лучше один раз выложить больше, но купить что-то хорошее, чем пожадничать, и за тот же период времени быть вынужденным заплатить трижды. Понимаешь, о чем я? Их сырье позволяет снизить процентное соотношение в рецептах, потому как изначально концентрация высокая. Купленного должно хватить на дольше.

- Но...

- Шизуне, я сама буду с ними договариваться. А ты, будь добра, не лезь и занимайся больницей. И пациентами.

- Но вы же сами говорили, что деревенский бюджет истощен! – Еще одна. С праведным возмущением в глазах.

- Да, говорила. И могу подтвердить повторно. Но это уже не твои проблемы. Я как-нибудь найду, где денег взять. Без твоего посильного участия, поверь. - Достало. Как меня все достало. Всего неделя в этом дурдоме, и я готова бить ногами первого встречного.

- Хай, – девушка пристыженно опустила голову. Долив остатки из кувшина, я подошла к стопке бумаг.

- Что в папках?

- Дела нескольких ирьенинов, которые почему-то отсутствуют...

- На миссиях, наверное. Скажи Шисо, чтобы принес их общий график, - подчеркиваю. – Их дополнительный график. Сверишься.

- Хай.

- И тащи сюда все остальные папки, ознакомлюсь. Нанами возьмешь, и дуйте вдвоем. И еще: шкаф с этими самыми делами, что он делает в ординаторской?

- Эмм...

- Шизуне, какого хрена?! Все, кому не лень, могут войти, вскрыть, хапнуть все, что нужно, и совершенно беспрепятственно смыться! Позорище! Начинай уже думать головой!

- Простите, – повесила покаянную головушку, ручки на коленках сложила... Прямо безвинно на казнь собралась!

Злобно брякнув стаканом, сгребла подшивки и плюхнулась в кресло. Като тихим печальным кроликом сидела рядом и не рыпалась, нацепив моську поставленного в угол ребенка. В дверь осторожно постучали. На мое «Да!» в щелку просунулся Шисо и вопросительно уставился. Махнула, чтоб заходил. Почесала пальцем лоб.

- Так, Нанами... Тебя же можно по имени называть? – Кивнул. – Угу. В общем, идете сейчас с Шизуне и тащите сюда все содержимое того красивого шкафа в ординаторской. Того самого, который я так неизящно позавчера вскрыла и разграбила. Можно вместе со шкафом. Задача ясна?

- Да.

- Вперед! - Кивнула на дверь. Мол, давайте, не заставляйте начальство ждать! Ребята поклонились и вышли. Пусть шуршат. А я пока писульку Иноичи накатаю...

Через четверть часа бумагомарания что-то вышло. В принципе, коротко и ясно. Надеюсь, он не сильно удивится. Свернула конвертиком, подписала адресат, распахнула окошко и пальчиком поманила бдящего на дереве АНБУ. Вручила письмо, помахала ручкой, закрыла окно. Так, теперь почитаем папочки.

На второй по счету папке открылась дверь, и вошел даже не взмокший Шисо. С двумя свитками подмышкой. Ага. Правильное решение: чего шкаф переть целиком, если его можно разобрать, а содержимое запечатать? Ценность сего юноши выросла в моих глазах еще на пару пунктов.
За ним шла крайне задумчивая Шизуне, вчитывалась на ходу в какую-то развернутую простынь. График, видимо.

- Цунаде-сама, куда ставить?

- А давай-ка вон в тот угол. Там стена несущая, так что даже если эта развалюха и рассыплется, бумаги должны будут уцелеть.

- Хай. - На середине пятой папки шкаф был собран и заполнен.

- Цунаде-сама, готово, – отчитался довольный парень. Шизуне все еще витала в бесконечных таблицах.

- Хорошо. Поставь эти папки на место, – указала пальчиком, какие именно. – А мне давай следующие. Они там, кстати, в каком порядке расставлены?

- По направлениям и по классам. Справа налево. Одна полка – одно отделение. Названия отделений – сверху вниз по алфавиту.

- Прекрасно, спасибо. Чай будешь?.. - Кивнул. - Тогда сгоняй-ка за водичкой.

Без слов взял кувшин и ушел. Молодец!

- Шизуне. – Ноль эмоций. – Шизуне!

- А? – Сидит, хлопает глазами.

- Отвлекись маленько.

- Да, я слушаю, Цунаде-сама. – Покачав головой, спрашиваю:

- Там график на весь год, что ли?

- А?.. Нет, это за два года. Этот и предыдущий. - Ого.

- Понятно. Выбывшие есть?

- В смысле?

- В прямом. Погибшие на миссиях ирьенины есть или нет?

- А-а-а. Есть. Трое в прошлом году и семеро недавно. Судя по датам, во время нападения Звука. - Плохо. Потери среди медиков это страшнее, чем среди шиноби других специализаций.

- Ясно. Поднимешь прошлые списки. За все годы моего отсутствия. И выпишешь в отдельный список: кто, когда, при выполнении какой миссии.

- Хай.

- Это не совсем срочно, может потерпеть недельку-другую... В крайнем случае – месяц. И чтоб никому, поняла?

- Да, сенсей. Я сделаю все, как вы сказали.

- Рассчитываю на тебя, – утыкаюсь обратно в папки.

Возвращается с кувшином Нанами. Командую, чтобы ставил чайник и хозяйничал в шкафчике с припасами. Выбирает сбор с облепихой. Шизуне достает пакет со сладкими булками. Вспоминаю о завалявшихся в кармане конфетах, перекидываю им свиток. Седьмая по счету папка, и мы садимся пить чай.

Жуя булку, объясняю наконец помощнице, что теперь ее правой рукой и по совместительству своей левой, я назначила Шисо. Заодно подписываю его официальное назначение на должность помощника главврача и управляющего больничным комплексом. Умопомрачительный карьерный взлет, согласна. Но афишироваться это нигде не будет, оставаясь в засекреченных документах и физически подтверждаясь приличной зарплатой «в конверте». Но мне главное – результат. И активный обмен данными между всеми моими помощниками. Шисо молча жует. Видимо, обдумывает ближайшие перспективы. Като все еще под впечатлением от графика. Может, в итоге эти двое сойдутся? И у меня станет на одну проблему в виде слишком въедливой ученицы меньше? В заварочнике заканчивается чай.

Шизуне уходит на обход. Нанами собирается идти мыть посуду. Дожидаюсь его возвращения. Раздумываю. Наконец, взвесив все «за» и «против», спрашиваю:

- Ты сейчас где живешь?

- Пока в общежитии.

- А почему «пока»? – Нет, я, конечно, все уже знаю, но хотелось бы услышать именно от него.

- Потому что во время отражения союзной атаки Звука и Суны домик на окраине, доставшийся мне по наследству от родителей, был уничтожен одним из призванных змеев, – пожимает плечами. – Я не жалуюсь. Там не самые плохие условия.
«Не самые плохие» - это значит, что есть еще хуже? Например, как в том клоповнике, откуда я Анко на днях забрала? Вслух говорю:

- Тогда у меня к тебе еще одно предложение... - В вежливой позе застывает, но глаза остаются совершенно холодными. Гордый? Посмотрим. Обычно мне не отказывают. Потому что мои предложения слишком хорошие.

- Есть одна моя старая знакомая. Одинокая пожилая женщина. Муж умер, детей нет. Я ей многим обязана в юности. Сейчас живет одна. Содержит лавку. Кондитер. Один из лучших. Мне пока некого приставить к ней, чтобы регулярно приглядывали. А лично могу приходить очень редко. И максимум на час. Думаю, она была бы рада появлению жильца в своем доме. Район достаточно тихий. От тебя не потребуется ничего сверхъестественного, просто быть в курсе состояния здоровья старушки, вовремя предупреждать меня об изменениях и помогать ей с уборкой.

- Спасибо, я подумаю.

- Подумай. Если решишься, зайдешь вот по этому адресу, - быстро накарябала на чистом листе. - Скажешь, что от меня. Женщину зовут Йошино-сан. – Кивает, берет бумажку. – И... Подожди. Держи еще это. – Снимаю с волос шнурок с лентой, протягиваю. – Иначе она тебя может и не признать. Красиво выпроводит, и все. Спрячь куда-нибудь - при встрече покажешь. – Удивляется, но берет. Запихивает в карман. – И еще: когда будешь к ней идти, по дороге сделай пару раз хенге. Это так, на всякий случай. Если вы по какой-то причине не сможете договориться, в любом случае мне бы не хотелось ее подставлять и делать общеизвестной нашу связь. Я ей действительно очень многим обязана, – окидываю взглядом неподвижную фигуру. - Надеюсь, мы друг друга поняли?

- Да. - Мальчик правильный. Мальчик гордый. Такой будет служить не за деньги, а за идею. Он уже сейчас понял, к чему я хочу привести эту деревню. Ну, не все, конечно, но некоторые вещи просчитал.

- Тогда свободен. Можешь идти заниматься своей работой. И подумай над моим предложением.

- Хорошо, спасибо. До свидания, Цунаде-сама.

- И тебе хорошего дня.

Кланяется, выходит. Жду, пока отойдет на пару десятков метров по коридору, складываю печати, делаю двух клонов, сажаю разбираться со шкафом. Закрываю кабинет, спускаюсь вниз. Девочки за стойкой нет. Вместо нее сидит какой-то темноволосый парень и заполняет карточки. Кивнув ему, выхожу на залитый солнцем двор. Судя по солнцу, уже около одиннадцати. Пора отправляться во дворец. Там меня давно ждет заскучавший Генма вкупе с застоявшейся работой.
Matthew
Фанфик опубликован 26 марта 2014 года в 23:08 пользователем Matthew.
За это время его прочитали 413 раз и оставили 0 комментариев.