Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст За чертой здравого смысла. Глава IV: Действие третье

За чертой здравого смысла. Глава IV: Действие третье

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
And another one bites the dust
But why can I not conquer love?
And I might've got to be with the one
Why not fight this war without weapons?
And I want it and I want everything
But there was so many red flags
Now another one bites the dust
And let's be clear, I trust no one

Вот очередное поражение.
Почему же я не могу справиться с этой любовью?
Пожалуй, я должна быть со своим любимым,
Так почему бы нам не биться без оружия?
Я хочу этого, я хочу всего...
Но слишком многое под запретом.
Вот очередное поражение,
И, сказать по правде, я больше никому не доверяю.

Sia – Elastic Heart


Пробуждение Сакуры было долгим и мучительным. Она рано вернулась, хотя Хината к тому времени уже спала, чем заметно облегчила переживания розоволосой по поводу её скрытности от подруги. С одной стороны, Харуно была довольна прошлым вечером, ведь Саске спокойно, даже очень спокойно для его обыкновения, выслушал её. С другой стороны, ей показалось странным слишком сдержанное и терпеливое поведение парня по отношению к ней. Да, он был, несомненно, подвыпивший, но сохранял же трезвый ум и тщательно взвешивал все свои слова перед тем, как что-то произнести, чтобы потом не пожалеть о сказанном. Чем она заслужила такое внимание? Вряд ли бы Учиха церемонился подобным образом с Узумаки, если бы тот при второй встрече за долгое время разлуки устроил бы другу похожую тираду.

Но если такие изменения в её возлюбленном только радовали и давали больше поводов для надежды на успешное его возвращение к нормальному образу жизни, поддавшись давлению с её стороны, то вот иссякшие идеи о том, как снова найти способ встретиться с брюнетом, вводили девушку в уныние. Опять просить у кого-то помощи? Да кто она такая для этого? И, если уж на то пошло, её знакомства, которые могли бы как-то привести её к Саске, также закончились на Шикамару и Канкуро. В следующий раз просить их о чём-то будет наивысшей степенью наглости. А вообще пора бы уже стать самостоятельной, ведь она давно не девчонка-подросток, которую всегда прикрывали друзья своими спинами перед любыми трудностями, и начать действовать самой. Осталось лишь продумать, что она в одиночестве может предпринять.

Сладко зевнув и потянувшись на своей постели под несколькими лучиками солнца, вероломно пробравшимися в комнату через щёлочку в неплотно занавешенных шторах, она распахнула свои малахитовые глаза и осталась лежать на кровати, вольготно распластавшись на ней. Сакура скользила взглядом по обстановке в уделённой ей спальне. Она и раньше успела заметить, что дизайн помещения ей по душе. Кофейного цвета стены и светлый паркет, устланный мягким бежевым ковром с длинным ворсом, так приятно ласкающий по утрам босые девичьи ножки. Небольшой, но вместительный шкаф из белёного дуба; прикроватные тумбочки из него же. На той, что располагается сейчас слева от девушки, лежит небольшая книжка с очередным бульварным романом. Розоволосая больше всего любит этот жанр в литературе. Незатейливость и отсутствие особой смысловой нагрузки всегда позволяли ей хорошенько расслабиться после напряжённой работы в больнице. А на тумбочке справа – мобильный, который сегодня почему-то не успел разбудить её заведённым на девять часов будильником. Хотя под телефоном лежало ещё что-то, что-то белое, что она точно не клала туда. Пребывая в недоумении, зеленоглазая приподнялась на левом локте и свободной рукой вытащила аккуратно сложенный листочек. Мозг, явно не проснувшийся до конца, не хотел принимать новую информацию, поэтому сначала девушка смогла определить для себя только то, что неизвестный, каким-то чудом пробравшийся в дом, пожелал так и остаться анонимом, позаботившись напечатать своё послание, а не раскрыть свою личность написанным от руки. Значит, она знает этого человека.

«Сегодня в 23:00 ты должна быть в борделе "Ичи-Ичи" на встрече Учихи с Акацуками. Как ты туда попадёшь, меня не волнует, но это твой последний шанс увидеть Саске, потому что больше он тебя к себе не подпустит».

До неё наконец дошло содержание этих нескольких предложений. Казалось бы, её недавние терзания решены, но всё было не так просто. Кто-то беспрепятственно проник в дом её подруги и, даже не разбудив Харуно, подложил записку на её тумбочку. Со стороны ситуация была пугающей, ведь этот неизвестный мог с лёгкостью навредить ей или Хинате. Хината!

Сакура резво сорвалась с места и понеслась в сторону комнаты беременной девушки. Дёрнув на себя дверь, розоволосая убедилась, что Узумаки беспробудно спит: её грудь вздымается при дыхании, а лицо не выражает никакого беспокойства – волноваться теперь нет причин. Аккуратно притворив за собой дверь, зеленоглазая вернулась к себе и пристально стала вглядываться в белый листок с чёрными буквами, как будто только от её взора ответы на все интересующие её вопросы мигом нарисуются где-то пониже основного текста.

Естественно, она не знала, можно ли доверять этому человеку. Но зачем-то же он пробрался в её комнату и помог, доложив о будущем местонахождении Саске. Да и оставлять Хинату на ночь одной теперь было страшно. А что если этот неизвестный специально выманивал Сакуру из дома, чтобы будущая мама осталась одна? Эти мысли сразу же были отметены на задворки сознания, когда девушка ступила под прохладные струйки воды в душевой кабинке. Кожу холодило так же, как и от одного взгляда чёрных глаз с застывшем в них льдом. Но всё же мурашки, вызванные утренним душем, никак не могли заменить те мурашки от безразличного и невозмутимого голоса брюнета. Ничто больше не заставляет её тело нервно подрагивать так, как его присутствие. Исключительно в моменты нахождения в непосредственной близости с ним розоволосая чувствует себя по-настоящему живой.

***

Харуно была взвинченной целый день. На каждое обращение Узумаки к ней девушка подскакивала с замиранием сердца. Что бы она ни старалась из себя изобразить, а совесть-таки глодала потихоньку изнутри, разрушая постепенно не успевшую окрепнуть на молодом личике маску начинающей обманщицы. Раньше для зеленоглазой врать было недопустимо и аморально, а за последнюю неделю это становилось необходимостью. Придуманной ей самой надобностью, чтобы оправдать саму себя же.

Сославшись на лёгкое недомогание, Сакура ещё с семи вечера закрылась в своей комнате. Благо ванная у неё была отдельная, она оставляла свет включённым только там, чтобы подруга убедилась, что розоволосая действительно спит. Собираться не имея возможности взглянуть на себя в зеркало во весь рост было для неё в новинку, но иного выбора не оставалось. Уже в 21:00 Харуно была практически готова. Наверное, даже к лучшему было отсутствие нормального зеркала, потому что щёки девушки мигом слились бы с алым платьем, соблазнительно облегающим точёную миниатюрную фигурку и открывающим великолепный вид на умопомрачительно стройные ноги за счёт своей короткой длины. Этот наряд ещё со времён университета затерялся в её гардеробе. Когда-то Темари уговорила подругу обзавестись подобным платьем, чтобы изредка брать Сакуру с собой в клубы. Выглядеть настолько вызывающе скромная медик не привыкла, но сегодня того требовали обстоятельства. Макияж, как всегда, был исполнен невесомыми штрихами, дабы не портить естественность, которую она считала одним из своих достоинств. А волосы были просто распущены и предварительно выпрямлены предназначенным для этого утюжком. Пришлось хорошенько покопаться в шкафу, чтобы найти подходящую обувь. Несмотря на минусовую температуру за окном, она остановилась на бежевых ботильонах с тоненькими шпильками. Осторожно, чтобы не дай бог не зацепить ногтем чулки, зеленоглазая обулась. Придётся помёрзнуть между выходами из такси. Как говорится, красота требует жертв, а делать из окружающих людей жертв её платья-мини, махровых колготок и массивных высоких сапог было бы кощунством. Последний раз, перед выходом осмотрев себя в отражении, Сакура отметила, что пуш-ап несильно спас положение и хотя бы молния, на которой держалось платье и которая пролегала от самой зоны декольте до конца длины вещицы, немного спасала положение, отвлекая на себя внимание от небольшой груди. Или же от отсутствия таковой…

Теперь самое сложное: незаметно прошмыгнуть через коридор, выйти из дома, захватив пальто, и добраться не промёрзшей до костей в таком виде до такси, что уже ждёт в нескольких домах вперёд по дороге. К счастью, дистанцию в виде дома Хинаты Сакура преодолела быстро. А вот на улице всё стало намного труднее: порывистый ветер застилал нежно-розовыми волосами весь обзор, а шпильки предательски скользили. Но добрести до вызванной заранее машины удалось скорее, чем ожидалось, поэтому, устроившись на заднем сидении, девушка расслабилась, насколько это было сейчас ей под силу.

Смотреть на то, как она вырядилась, Харуно было противно. Ещё никогда так отвратительно не было от самой себя. На яркий боевой раскрас девушка уж точно не решилась бы, иначе окончательно сравнила бы себя со шлюхой. Зато непривычная внешность придавала уверенности для разговора с хозяином борделя. Расплатившись и распрощавшись с таксистом, подозрительно косившимся на неё всю дорогу, зеленоглазая спокойно прошла к входу в заведение. Любой житель города знал этот адрес, потому что данный притон стал самым нашумевшим и, следовательно, самым популярным. Сколько бы раз он ни мелькал в криминальных новостях, влиятельные друзья хозяина всегда выручали. Домик сам по себе был непримечательный и сливался с большинством похожих загородных особняков. Звукоизоляция, видимо, была на уровне, потому что музыка, что обычно громыхала в заведениях такого типа, послышалась лишь у двери. Она вошла без стука, и охранник, спокойно выслушав, проводил её к кабинету своего начальника. Высокий мужчина в строгом костюме даже не стал разглядывать девушку в откровенном наряде. Конечно, можно было списать всё на то, что парень насмотрелся уже полуобнажённых и обнажённых девиц на всю свою жизнь, но по хрупкому женскому самолюбию всё равно слегка хлестанул сей факт. Проходя мимо небольшого холла и ресепшна, а наличие последнего её немало удивило, Сакура успела уловить только запахи, надолго въевшиеся в здешние стены, крепкого дорогого алкоголя и сладкого табака. Вполне типично для этого места, хотя она была в таком первый раз.

За своими размышлениями розоволосая не заметила, как её впихнули в комнату к хозяину борделя и заперли внутри. Высокий седовласый мужчина хищно улыбнулся и подошёл ближе к незваной гостье.

– Я польщён, что такая привлекательная особа посетила меня этим холодным почти зимним вечером, – он взял за пальчики руку девушки и нагнулся, поцеловав её. – Можете звать меня Джирайя.

– Сакура, – сдержанно произнесла она.

– Сакура… И чем я обязан появлению этой частички весеннего тепла в моей скромной обители? – не прекращая улыбаться, поинтересовался мужчина.

– Я хочу работать у Вас этим вечером, – размеренно, почти по слогам выговаривала зеленоглазая.

– Очаровашка, мы с тобой уже наедине, так что можно расслабиться и не считать это работой, – лукаво подмигнул её Джирайя, на что она поморщилась.

Перспектива переспать с практически пожилым мужчиной её не манила.

– Вы меня неправильно поняли, – девушка выдернула свою руку из его, потому что хозяин "Ичи-Ичи" уж слишком настырно принялся поглаживать её бархатную кожу своими грубыми пальцами, пытаясь расположить к себе. – Я хочу быть предложенной Акацукам на их сегодняшней встрече здесь, – обозначила она.

Харуно не случайно умолчала об Учихе, чтобы не навлекать на себя лишние подозрения. Ей не хотелось бы, чтобы кто-то из работников, пусть даже сам владелец притона, знал, к кому именно она пришла.

– Вот как, – отступил на пару шагов назад мужчина. – Сними пальто, – скомандовал он.

Розоволосая повиновалась и даже покрутилась перед ним, когда седовлас изобразил незамысловатые движения указательным пальцем.

– Да у тебя даже груди нет, милочка! – разочарованно вздохнул Джирайя, вогнав свою гостью в краску. – Даже если и волосы у тебя натурального цвета, то любая из моих цыпочек согласится покрасить свои… И у них будет намного больше преимуществ перед тобой! Так почему я должен предложить тебя столь важным персонам?

– Я девственница, – решительно заявила она.

Сакура до последнего надеялась, что это козырь в рукаве ей не пригодится, но теперь же все её надежды сводились к тому, чтобы никто не стал это проверять перед встречей Учихи и Акацук.

– Хм, уже лучше, – пристально разглядывая-раздевая девушку своими чёрными глазами, промолвил мужчина. – Но этого недостаточно, дорогуша. Ты же знаешь, что медицина сейчас и невинность восстановить способна. А вот если бы ты со мной… – мечтательно закатил глаза он, но его быстро прервали.

– Мне не нужны деньги, и я даже сама могу Вам заплатить, – если голос её и оставался твёрдым, то поведение выдавало всё её волнение: пальчики нервно теребили краешек платья, пытаясь натянуть его как можно ниже, и ноги никак не находили покоя, постоянно переступая с места на место.

– А вот это уже разговор! – у Джирайи загорелись глаза.

Если девушки были его самой большой слабостью, то деньги всегда шли за ними. А Харуно было только в радость избавиться от нечестного выигрыша в казино. Она считала, что наличные, заработанные таким путём, не принесут ей ничего хорошего.

– Так что? – обратилась к хозяину борделя зеленоглазая, когда пауза в их разговоре затянулась.

– Жаль, конечно, что такая вкусняшка, да ещё и нетронутая никем, не достанется мне, – одарил он её последним пошлым взором. – Но я согласен, – добродушно улыбнулся мужчина. – Давай сюда свои деньги и иди готовься.

Розоволосая молча положила на стол свёрток с деньгами, а чёрные очи Джирайи округлились до своего предела, когда он прикинул, какая там может находиться сумма. Девушку проводили в небольшую комнату на время ожидания. Охранник также рассказал ей, что соседняя в коридоре дверь налево – уборная, на тот случай, если ей она понадобится.

Помещение оказалось небольшой спаленкой. Кровать впритык к стене и тусклая лампочка в одиночестве. Тёмные стены и пол – в тот момент Сакура не придавала значения окружающей обстановке, ведь кровь так и не отхлынула от её щёк. Такого стеснения она не испытывала давно. И ни с кем открыто не говорила о своей невинности. В двадцать шесть оставаться девственницей – в наше время для общества это дикость. Хотя она и выглядела младше своего возраста, это не спасало положения. По сути, зеленоглазой было плевать на мнение остальных. Она всю свою жизнь, сколько себя помнит, любила Саске, поэтому не представляла себя с кем-то другим. И никогда не была ни с кем. Да, для большинства это покажется нелепостью, а она ещё и целоваться не умеет. Правда, несколько раз всё-таки случалось, но не по своей воле. Слишком настойчивые парни попадалась. Но друзья, к её спасению, оказывались рядом и защищали скромную подругу. Где-то глубоко в душе у Харуно ещё теплились мечты быть вместе с Учихой, но за те три года, что они не общались, она переросла свою глупую любовь к нему, только вот от навязчивости избавиться не помог даже уход с головой в учёбу и работу. Розоволосая снова гоняется за своим возлюбленным, хотя некогда клялась себе этого не делать.

Уставившись в одну точку, девушка сидела смирно, пока в дверь не постучали. Слишком скоротечно этим днём было время для неё. Всё тот же охранник предложил ей следовать за ним. Безмолвно зеленоглазая подчинилась. «Только не выдавай свои эмоции. Будь стойкой. Не веди себя как тряпка», – давала она наставления сама себе, стоя перед закрытой дверью одной из вип-комнат "Ичи-Ичи" и слыша чей-то противный смех. Опустив голову, она старалась плавно зайти в помещение, но, сделав несколько шагов, врезалась в чью-то спину.

– Остановимся на том, что Саске только в документах… – говорил мужчина, пока розоволосая не впечаталась лбом в него. – В общем, вы и так всё запомнили, – он даже не посмотрел на девушку, а просто развернулся к выходу, пока она остановилась в ступоре.

– Ну, Какузу, расчётливый ублюдок! Посиди с нами, а! Чего тебе стоит? – слишком громко останавливал его блондин, чей голос показался Сакуре знакомым.

– Денег, – не задумываясь, ответил мужчина, стоявший рядом с Харуно.

– У нас их уже дохуя! Чего ты паришься вечно по этому поводу? – продолжал наседать на товарища светловолосый.

– Неопытные малолетние сосунки, – проворчал себе под нос зеленоглазый, что только девушка его расслышала, и удалился.

– О, а ты та новенькая, которую Джирайя расхваливал? Я Дейдара, – неугомонный парень шустро переключился на Сакуру, мысленно находившуюся рядом с брюнетом. – Чего как не родная?

Блондин уже было собрался подойти к стеснительной девушке, но дверь снова открылась, и в комнату вошли ещё несколько представительниц древней профессии, на которых он и перевёл своё внимание, так как они облепили его со всех сторон.

Всё складывалось как нельзя лучше. Один из Акацук уже занят с другими "работницами", другой ушёл, а свободным остался только Саске. Ни у кого не возникнет никаких вопросов, если Сакура будет "обслуживать" брюнета. Учиха вальяжно раскинулся на одном из диванов просторной комнаты, облокотившись на его спинку. Он всем видом показывал ожидание: чем же ещё она его удивит. После ухода Какузу он позволил себе не сводить глаз со своей знакомой, пытаясь прожечь взглядом дыру в её броне. И на этот раз у него получилось. Для розоволосой было загадкой, почему она утратила всю свою решительность. Эмоциональный барьер, который она встраивала для того, чтобы продолжать вести себя как вчера, рухнул к чёртовой матери. Хрупкий баланс между полной замкнутостью и целым спектром нахлынувших чувств разлетелся на мелкие осколки. Но внутренний голос запретил отступать, и медик с ним соглашалась. Соблазнительной походкой, а это получилось чисто случайно, она подошла к своему возлюбленному, на что он только ухмыльнулся, показывая, что она ничего не добьётся. Зеленоглазая остановилась в полуметре от него, словно обдумывая свои дальнейшие действия. Молодой человек призывно вскинул бровь, приглашая её продолжить своё очередное представление. Она повиновалась немому приказу и села к нему на одно колено, следуя примеру девушек, которые занимали каждая по одной ноге блондина. Свои длинные ноги она поставила между его ног, а руки сцепила в замок за его шеей. Такой наглости с Учихой ещё никто себе не позволял, но это его только забавляло. Харуно надеялась, что она делает всё правильно, хотя она больше была похожа на маленькую девочку у старшего брата на коленях, чем на девушку лёгкого поведения.

– Я, конечно, понимаю, что ты была бы не прочь, если бы я тебя снял ещё в казино, но я не думал, что ты воспримешь мою фразу всерьёз, – прошептал Саске ей на ухо, специально задевая своими губами её кожу.

Сакура ничего не ответила. Она всего лишь немного дёрнулась от прикосновения его холодных губ. «У него, что, вместе с характером всё ледяное?» – думала розоволосая вместо того, чтобы произнести что-нибудь вслух.

Учиха не прерывал их зрительного контакта. Молодой человек и не подозревал, что кто-то может доставать и бесить его больше, чем Узумаки. С чего вообще они так за него держатся? Зачем стараются вырвать его из жизни, которую он сам выбрал? Всматриваясь в малахитовые очи, он не находил в них ответов. Сейчас там найти можно было только страх, что веселило парня. Она не знает, что делать и говорить. Она продумывает всё до мельчайших деталей, но, оказавшись рядом с ним, незамедлительно капитулирует. И всё же упорно продолжает надоедать. Если бы добавить к её изобретательности красноречие Наруто, то черноглазый, быть может, и сдался бы через какое-то время. Если только он раньше не придумал бы, как от неё избавиться.

Мелькая периодически в его жизни, старые друзья только напоминают о счастливом прошлом. О прошлом, когда у него была семья. Каким бы благородным брюнет не был, щадя девушку до сих пор, но она переходит все границы, заставляя испытывать неизлечимую боль. Как только Учиха завидел её на пороге комнаты этого борделя, он уже решил, как проучит её. Тем более она сама пришла предлагать себя ему.

– Саске, я смотрю, тебе приглянулась девчонка? – вывел его и её из раздумий Акацук.

– Знаешь, я пожалуй пойду развлекусь с ней, – бросил Учиха на прощание Дейдаре и поднял со своих колен бывшую подругу, за руку волоча её к выходу.

Сначала Сакура ничего не подозревала. Она радовалась, что побудет с возлюбленным наедине и сможет с ним спокойно поговорить. Ей было совершенно неуютно в той комнате, но, если бы она только знала, что задумал брюнет, выбрала бы остаться там. Закрыв за собой дверь, молодой человек остановился и снова посмотрел ей в глаза. Саске кивнул своим же мыслям и хищно улыбнулся. Он не будет возиться с ней столько лет, сколько с Наруто. Всё закончится сегодня.

Он поволок девушку через длинный тёмный коридор. Она сопротивлялась и кричала, но никто не обращал на это внимания, потому что в этом заведении все уже били привыкшие к подобным проявлениям страсти, если это так можно было назвать. Да и самому Учихе никто перечить бы не посмел. Розоволосая была прижата к груди брюнета, а его руки, находящиеся поверх её плеч, были зажаты в замок за её спиной, тем самым фиксировав руки медика и не давая ей вырваться. Ноги зеленоглазой волочились по полу, а ботильоны уже давно слетели с лодыжек. Она пыталась брыкаться ногами, из-за чего не могла сделать и шага и только мешала парню тащить её в нужную комнату. Сакура понимала, что совершила самую большую ошибку, наведавшись в бордель. Осознание того, что задумал Саске, приходило постепенно, разрушая все её детские мечты. Она не верила, что он, любовь всей её жизни, способен на подобное. Но что-то подсказывало, что черноглазый ещё успеет заставить её пересмотреть своё мнение.

Молодому человеку пришлось расцепить замок из рук и, оставляя прижатой левую руку девушки, перехватить запястье её правой руки, заводя ей за спину, чтобы своей правой рукой отворить дверь. Когда действие было выполнено, брюнет отшвырнул Харуно в сторону стены, а сам принялся закрывать дверь на ключ. В комнате был лишь один торшер с рядом стоящим небольшим столиком в левом углу. И, разумеется, посередине огромная кровать, куда, наверное, компактно можно было бы поместить человек пять-шесть. Все стены были завешаны шторами. Странный декор… Окно оставалось последним шансом зеленоглазой выбраться отсюда. Она принялась беспорядочно отдёргивать шторы одну за другой, но необходимого окна так и не нашлось. Саске стоял около двери, сложив руки на груди, и с усмешкой, застывшей на его лице, наблюдал за жалкими попытками его старой подруги, мечущейся из стороны в сторону, выбраться отсюда. Он ведь прекрасно знал, что никакого окна здесь нет. Когда последняя штора была отодвинута, Учиха мигом подлетел к неудавшейся проститутке. Одной рукой он снова завел её руки за спину, а другой зажал рот, впиваясь длинными пальцами в подбородок таким образом, что девушка никак не могла изловчиться и укусить его.

– Ну что ж, детка, время работать. Ты ведь за этим сюда пришла?

В ответ ему было лишь мычание, после которого изо рта Сакуры по его пальцам потекла слюна. Он резко уложил её на пол, немного придушивая рукой за тонкую шею. Она не в силах была что-либо сказать, а только жадно вдыхала воздух. Резким движением брюнет расстегнул молнию на платье девушки, открывая вид на красивое стройное молодое тело в комплекте белого нижнего белья.

– Ты в нём сама невинность, – прошептал молодой человек и одним молниеносным движением перевернул розоволосую на живот, чтобы иметь возможность полностью стянуть с неё платье.

Избавившись от надоедливого предмета одежды на девушке, он поднял её, придерживая за волосы одной рукой и за шею другой. Учиха мгновенно нагнул зеленоглазую около стены головой вниз, открыв себе вид на упругие девичьи ягодицы. Пока Сакура всхлипывала и пыталась отдышаться, он яростно сжимал их по очереди, иногда прикусывая и пошлёпывая. После брюнет развернул её за волосы к себе лицом и спросил:

– Ты всё ещё хочешь продолжать искать встречи со мной?

Она только рыдала без остановки, не отвечая, чем больше его раздражала. Саске перевернул её и усадил на колени, оставаясь сзади. Он снова зафиксировал за спиной её руки и зажал ей рот. Обжигающий шёпот опалил девичье ухо:

– Так что ты думаешь об этом? – после своей фразы Учиха резко отпустил её подбородок и проник одной рукой под лифчик, сильно сжимая грудь и вырывая из уст розоволосой очередной стон боли.

Такие громкие крики черноглазому были не по душе, и он вернул руку на её подбородок, облизнув жилку на шее. С каким-то неестественным рыком он прикусил мочку уха девушки и прошёлся языком по её скуле.

– Да прекрати ты уже сопротивляться, – смотря на брыкающиеся ноги, проговорил он. – Это бесполезно, – если бы Сакура сейчас увидела его лицо, то ещё больше перепугалась бы из-за этой кровожадной улыбки.

Он поднял её на ноги, продолжая зажимать рот рукой, а свободной оттянул лифчик, начиная массировать небольшую грудь. Зеленоглазая, воспользовавшись моментом, когда ей освободили руки, пыталась оттянуть мужские пальцы от своих сосков, которые успели затвердеть под умелыми пальцами её возлюбленного, но её попытки тут же были пресечены, а руки вновь захвачены в плен, но совсем ненадолго. Одним рывком брюнет стянул с её рук лямки от бюстгальтера, оставляя его болтаться где-то на талии, и с чем-то наподобие мурлыканья покрывал поцелуями шею девушки, вновь взяв в свои властные руки её упругую грудь. Чтобы немного притупить сопротивления розоволосой, он снова с силой сдавил одной рукой её горло, а другую запустил в беленькие трусики. Харуно начала кричать громче, а своими ручками пыталась вытащить из самого интимного места его пальцы. После такой непокорности парень заставил её присесть на колени, придерживая подругу одной рукой под её правую руку, а другой за подбородок, запрокидывая розоволосую голову, чтобы иметь возможность видеть всё её заплаканное лицо с потёкшей косметикой.

– Ну что, Сакура? Ты ещё хочешь вернуть меня, пытаться контролировать мою жизнь, указывать мне как жить? – вопрошал Учиха, убирая прилипшие к её лицу волосы, освобождая её руку и только лишь придерживая за подбородок с развёрнутым к нему лицом.

Она не отводила взгляда от него и плакала. Надавив на подбородок, черноглазый заставил девушку шире открыть рот. Брюнет выпустил из своего рта тонкую струйку слюны, которая растянулась до её губ и просочилась вовнутрь, создавая пока ещё неразорвавшуюся связь между ними. После на указательный палец свободной руки он намотал тянущуюся ниточку слюны и опустил его в рот медика, совершая поступательные движения вперед-назад. Когда она попыталась прикусить его палец, парень засунул уже свои четыре, оттягивая её нижнюю челюсть.

– Давай же, кричи громче! Ты всё ещё думаешь, что кто-то может прийти к тебе на помощь? Ну же, не останавливайся, моя маленькая потаскушка! – опустился он к её уху и зубами оттянул серёжку, принося неприятные ощущения. – Ты ведь меня этим только больше заводишь.

Ослабив хватку и заставив зеленоглазую сесть на пол, он плавно опускал свои руки с её плеч до бедер, по пути разок больно сжав грудь. Саске заставил её развести ноги и, оттянув в сторону трусики, начал массировать промежность тем пальцем, что до этого побывал у неё во рту. Другой рукой он отвернул её голову от себя и поставил несколько багровых засосов на шее, чтобы она потом вспомнила, что этот человек сделал, и решила, что он не должен стоить такого внимания с её стороны. Розоволосая пыталась свести ноги вместе, но рука, находившаяся между них, не давала это сделать. Учихе совсем не понравилось то, что Харуно сжимала его руку ногами, стараясь закрыться. И он с силой стал шлёпать её по внутренней стороне бёдер. На них сразу же проявились красные контуры от его пальцев, а она податливо развела ноги, потому что боль от новых ударов по уже покрасневшим местам была слишком обжигающей и походила на удары тока. Когда девушка послушно приняла положение, которого он требовал, брюнет двумя руками разорвал тонкую ткань трусиков за один раз, возвращаясь к ласкам сосредоточения нервных клеток лона зеленоглазой.

– Саске, пожалуйста! – взмолилась Сакура через непрекращающиеся рыдания.

– Пожалуйста, что? – в игривом тоне переспросил он. – Пожалуйста, продолжай? Или, пожалуйста, прекрати? Хм, так тебе же нравится!

И брюнет неспроста сделал такой вывод. Действительно, несмотря на все насильственные действия, её организму грубые ласки приносили наслаждение: внизу живота ныло и требовало касаний, а влагалище, которому доселе было неведомо мужское внимание, требовало непременно вобрать в себя что-то и сочилось вязкой мутной смазкой. Зеленоглазая не собиралась поддаваться возбуждению, пусть его и вызывал в ней её любимый человек. Не здесь, не сейчас, не при таких обстоятельствах. Она продолжала кричать, просить его смилостивиться над ней. Но Учиха понимал её по-своему. Он всё-таки не железный. Эрекция мучила его ещё с того времени, как черноглазый тащил подругу по коридору. Но он старался держаться, чтобы принести ей больше страданий, чтобы сделать этот урок прочно врезающимся в память.

Лимит терпения вышел, и Саске швырнул медика на постель. Он уже выучил, что девушка не вырывается, если держать её за шею. Свободной рукой брюнет освободился от штанов с нижним бельём, отбросив ремень на край кровати, стянул с себя пиджак и рубашку. Медленно он наклонился к Сакуре, не убирая руки с её лебединой шеи, и выпалил, касаясь её губ своими, сбившимся от желания голосом:

– Ты всё ещё считаешь, что я достоин тебя и Наруто? Ты думаешь, что мне место в вашем мире?

Учиха не ждал ответа, так как понял, что Харуно снова промолчит. Оставляя ладонь на горле, он другой рукой стал снимать её лифчик через ноги, потому что не собирался тратить драгоценные секунды на поиски застёжки у несколько раз перекрутившейся вещи. Но всё же ему пришлось задействовать две руки, чтобы окончательно освободить ноги розоволосой от предмета её нижнего белья. Воспользовавшись мгновением, когда её никто не держит, она попыталась отползти на другой край кровати, но была оперативно остановлена пощёчиной. Вытаращив от неожиданности свои малахитовые глаза, девушка, словно впав в прострацию, уставилась на Саске. Она ведь никогда не видела его обнажённым хотя бы по пояс, а сейчас он предстал перед ней полностью нагим. Широкие плечи, крепкая мужественная грудь, рельефный пресс и даже устремлённый вверх подрагивающий от возбуждения член – ей нравилось в нём всё. Возможно, она бы покраснела, если бы это происходило по её согласию, но сейчас не она задавала себе эмоции, а испытывала только то, чего хотел добиться от неё черноглазый. Её взор скользнул выше и встретился с дьявольски сексуальной, но самодовольной ухмылкой – реакцией на её изучающий взгляд. Встряхнув головой, Сакура постаралась избавиться от наваждения, как тут же оказалась пристёгнута за левую руку к изголовью кровати. И почему она не знала, что под одеялом спрятаны наручники? Зеленоглазая не была бы тогда такой беспечной, не разглядывала бы своего возлюбленного и, по совместительству, мучителя. Вторая её рука вскоре также оказалась прикована наручниками. Теперь было абсолютно ясно, что Учиха не остановится.

В горле давно пересохло, да и голос охрип – сил кричать уже не осталось. Она безмолвно рыдала, смачивая простынь слезами, стекавшими с её лица на кровать. Брюнет протянул свои руки к промежности подруги, но та только свела ноги вместе.

– Ах вот ты как, сука! – вскрикнул он и схватился за ремень.

Саске хлестал изящные девичьи ножки, беспощадно оставляя всё новые и новые метки, пока они не развелись по сторонам, потому что их хозяйка была на грани обморока от всей полученной за этот вечер боли. С маниакальным усердием молодой человек намотал на свою руку нежно-розовые пряди и приподнял зеленоглазую за волосы так, чтобы она могла видеть, как по-аристократически длинные мужские пальцы совершают неистовые кругообразные движения по высокочувствительному немного припухшему бугорочку на её лоне. Почему-то именно этот созданный им самим вид довёл черноглазого до исступления. Не церемонясь и не заботясь о девушке, он поудобнее ухватил её за бёдра и рывком вошёл в неимоверно узкую влажную дырочку, разрывая всё изнутри. Сакура и не подозревала, что может быть ещё больнее, чем её возлюбленный причинял ей до этого. Её руки непроизвольно дёрнулись, царапаясь в нескольких местах о наручники. Парень не собирался задумываться о её благе, а сразу же развил умопомрачительно быстрый темп, срывая всё напряжение, всю злость, накопившиеся в нём благодаря розоволосой. А она даже не пискнула, что нехило задело его самовлюблённость. Дабы вырвать из уст Харуно хотя бы один вскрик, брюнет продолжал вдалбливаться с невероятной скоростью в обмякшее тело под ним. Он щипал её за все места, куда только мог дотянуться: ноги, бока, живот, грудь (тут уж пришлось нагнуться над ней). Таки навалившись сверху, темноволосый не удержался и припал к манящим девичьим губам, но не для поцелуя, который дарить ей он сегодня не собирался, а для укуса уже покусанной самой Сакурой тонкой и нежной кожицы. А как он, блаженно закатив глаза, слизывал проступившие капельки крови! Казалось, что это занятие приносило ему больше удовольствия, чем сам секс. Шлепки тел друг о друга не прекращались до тех пор, пока не закончились соки возбуждения, а может и кровь, из-за чего головка полового органа стала неприятно натираться. С разочарованным вздохом Саске вышел из девушки и направился к небольшому столику, что стоял в углу, чтобы взять с него тюбик со смазкой.

Вернувшись к своей партнёрше, первым делом Учиха отстегнул её руки от наручников, так как сопротивляться и бежать теперь стало бессмысленно. Он предложил зеленоглазой самой смазать его член, что она, повинуясь, выполнила, даже довольно нежно массируя твёрдую плоть. Он сел на край кровати и посадил Харуно сверху, открывая её взору свою татуировку на левом плече в виде трёх чёрных запятых. Она засмотрелась на рисунок как загипнотизированная и не услышала, когда брюнет её позвал. Очнулась девушка только после звонкой пощёчины.

– Ты что-то не поняла? Я сказал: двигайся сама, давай же, вот так! – на повышенных тонах говорил Саске, при этом приподнимая и опуская её, ухватив за попу, вновь изнутри терзая своим членом розоволосую.

Она пустилась вовсю скакать на возлюбленном, лишь бы тот угомонился. Взгляд малахитовых глаз приобрёл черты безвольной куклы. «Ещё чуть-чуть, ещё немного и этот кошмар закончится. Я должна вытерпеть. Я сильная. Я справлюсь», – твердила себе Сакура, абстрагируясь от происходящего с ней. Саске вроде бы и добился своего, показал всё, что он хотел, но уходить без разрядки он не желал. Поучительный урок превратился в обыкновенный животный секс, в неописуемую жажду насладиться молодым женским телом. Приятно было осознавать, что до этого в нём пока никто не побывал и ты первый, ты единственный властен над ним. Девушка откинула голову назад, чтобы немного размять затёкшую шею, чем фактически подставила свою грудь ближе к чёрным глазам. По-змеиному облизнувшись, брюнет тут же взял одну из розовых бусинок в плен своих губ. А зеленоглазая просто никак не отреагировала, продолжая двигаться то замедляясь, то ускоряясь. Постоянными сменами темпа и сбиваниями с ритма она неслабо дразнила молодого человека. От одурманивавшей похоти черноглазый зажмурился и сжал в своих руках кружевную часть телесный чулок подруги, натягивая тонкий капрон до предела. Спустя минут десять однообразных манипуляций Учихе надоело. Драгоценное время шло, а кончить всё никак не получалось. Слишком медленно, и так дело не пойдёт.

Скинув с себя девушку на постель, темноволосый сам поставил её на колени, сам заставил её прогнуться в спине, сам раздвинул её ноги шире. Розоволосая спокойно воспринимала его властность, потому что возразить она всё равно не могла, а себе она не была врагом, чтобы опять выводить Саске из себя. Она прекрасно поняла всё, что он хотел до неё донести, и просто ждала, когда её возлюбленный закончит. Наверное, раком ей бы даже понравилось больше всего, будь это нормальное занятие любовью. И проникновение глубокое, и больше точек опоры, да и активничать самой много не нужно. Расслабься и получай удовольствие. Вот только сейчас ни о каком удовольствии речи не шло. Невероятно, как во время шока можно думать совершенно о посторонних вещах, воспринимать ситуацию как должное и привычное. А вот когда кто-то натягивает волосы, становится уже не так комфортно. Да и шея немеет быстро. Зато руки, нашедшие выступающие тазобедренные косточки, привели к ещё одному открытию: при таком удобном фиксировании мужских ладоней самой двигаться навстречу не представляется необходимым, так как молодой человек сам наберёт достаточную скорость для кульминации. Все эти мысли беспорядочно, одна прерывая другую, мелькали в голове Сакуры. Когда Учиха, наконец, излился внутри неё и устало повалился рядом, Харуно смогла лишь свернуться в клубок и отодвинуться подальше от своего насильника. В себя девушка сможет прийти ещё не скоро.
Утверждено Evgenya Фанфик опубликован 28 ноября 2015 года в 15:25 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 862 раза и оставили 2 комментария.
0
KeiraFarrell добавил(а) этот комментарий 29 ноября 2015 в 12:56 #1
KeiraFarrell
Доооброго вам времени суток, дорогой автор!
Я снова тут, как и обещала.
И, собственно, когда я грозилась написать большой отзыв к следующей главе, я никак не ожидала ТАКОГО поворота событий.
Сильно, очень сильно. Неожиданно и мегакруто.
Я, как самые настоящий больной ублюдок, в восторге от случившегося. И дело даже не в самом изнасилование, которые вы описали с невероятным профессионализмом на мой скромный взгляд, а в ситуации в общем.
Всегда было интересно, что же чувствуют люди после надругательства над нами. А когда это сделал любимый человек, какого это? А что испытывает сам насильник?
Очень хочу узнать, что же дальше будет делать Сакура. На её месте я бы просто остановилась и прекратила искать встречи, но, с другой стороны..Учиха только этого и ждет. И утереть нос мудиле я бы тоже очень хотела.

Сам Саске.
Ваш фф один из немногих, где Учиха такой, как надо: жестокий, ужасающий, манящий.
И очень непредсказуемый.
Так, тут всё понятно и без слов. Йа влюблен.

У нас есть ещё одна интрига: записка.
Кто, зачем, почему?
Честно говоря у меня были подозрения, что сам Саске и распорядился, чтобы эта записка оказалась у Сакуры. Но это лишь мои ненормальные догадки в не менее ненормальной голове.

Оочень хочу увидеть продолжение, хочу посмотреть, как будет обыграна ситуация и вообще, я кайфую.
Вселенской удачи вам, дорогой автор!
И космического вдохновения!
С уважением, ваш уже преданный читатель K.
0
Elasadzh добавил(а) этот комментарий 29 ноября 2015 в 13:18 #2
Невозможно представить сейчас моё радостное лицо!

Во-первых, огромное спасибо за такой большой комментарий!))

Во-вторых, к сюжету...

Изнасилование... Это моя первая практика, и с каждым днём в голову приходят новые идеи, как можно было бы дополнить его, но, увы, глава уже готова и опубликована. Я боялась, что может выйти мягче, чем нужно. Но Ваш отзыв говорит, что всё не так плохо:DD (отдельное спасибо за поднятие моей писательской самооценки хД)А вот ощущения после... Это всё уже описано в начале следующей главы, и, надеюсь, Вы не разочаруетесь)) Кстати, про "утереть нос". Не поверите, но эта фраза присутствует в мыслях Сакуры в следующей главе:D

Саске... Я рада, что мои представления получилось передать))

Записка... К сожалению, о ней будут разъяснения только через две главы. Придётся подождать))

В общем, на фб следующая глава уже есть, а сюда я её залью тогда, когда напишу новую, так что, думаю, ждать примерно недельку...;(

Снова спасибо Вам, что не поленились так развёрнуто изложить своё мнение! Это как новый глоток вдохновения для меня!))