Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Этот неловкий момент

Этот неловкий момент

Категория: Юмор
От тяжких дум меня отвлекла рука жены, заботливо сжимавшая мою. По ее глазам я понял, что сейчас больше похож на безумного маньяка, обдумывавшего план убийства, чем на легендарного ниндзя, человека с сильнейшими на данный момент глазами в мире шиноби и вполне адекватного отца восемнадцатилетней дочери. Хотя, думаю, любой нормальный отец пожелает испепелить неприятеля, пусть тот и является его учеником, всемогущим Аматерасу, расчленить ни с чем не сравненным Кусанги и в конце пожонглировать остатками с помощью гигантского Сусано, узнав о его намерениях относительно этой самой дочери. А ведь ничто не предвещало беды.
С тех пор, как я окончательно вернулся в Коноху, победив всех злодеев и не злодеев, каких только встречал на пути, прошло не мало времени. Кое-как привыкнув к мирной жизни, я все же понял, что можно было и почаще забегать к семье, ибо повседневность не такая уж и плохая вещь. По крайней мере так утверждал мой психолог, которого пару раз пригласили ко мне заботливые старейшины, коих волновало мое душевное равновесие после двенадцатилетнего странствия. Проведя несколько сеансов, врач решил оставить, к моему облегчению, муки о моем здоровье. После привыкания пришло самое страшное, что может случиться в жизни шиноби - стабильность. Стабильность во всем: в жизни, еде, в образе мыслей, в отношениях… В первое время даже думал, что Бесконечное Цукиеми оставило свой след. Сарада подросла, стала прекрасным шиноби, имея личного Узумаки под боком. И это радовало, ведь она вполне имела шансы стать единственной Учиха без комплекса мстителя на почве детских травм. По крайней мере Боруто, надо надеяться, вовремя ее остановит.
Со временем выработался определенный распорядок дня, где всегда неизменным оставались мои два часа, проводимых за чтением газеты Конохи. И как только раньше я довольствовался только сплетнями Сакуры? Обычно, пока я тратил свою память на статьи об успехах в сельском хозяйстве, новшествах техники и слухах о местных знаменитостях, Сакура, моя верная – по крайней мере так я считал – жена, убиралась в гостиной, при этом умудряясь смахивать всю пыль и грязь на меня, чего я, по доброте душевной, не замечал. В это время Сарада либо тренировалась, либо гуляла с ЧоуЧоу, либо помогала неповторимому Седьмому Хокаге справиться с навалившимися трудностями, объясняя это тем, что готовится к будущему посту. Наруто, естественно, принимал руку помощи, при этом добавляя пару слов о том, как ему неудобно просить маленькую девочку выполнить сей адский труд. Правда, потом он благодарил всех клонов Зецу за то, что небеса послали ему мою дочь. И эти благодарности раздавались не только в голове. Ох, если бы знал тогда, что Наруто относится с такой добротой к моей дочери не только из-за ее помощи, но потому что она в скором времени должна стать его… Впрочем, не будем об этом. Слишком много событий произошло за последние несколько часов, чтобы вдаваться в бесполезные размышления.

Мы с Сакурой сидели в гостиной, каждый занимался своим делом: я дочитывал статью о новом сорте кабачков, она выписывала какой-то новый рецепт творожных кексов, что стали появляться на нашем столе слишком часто в последнее время. Забавно, ведь я, даже побывав в логове Орочимару, никогда не думал, что такое простое блюдо, можно превратить в совершенно новый вид выпечки балансирующий между сухарями и углями.

Статья была короткой, газета перечитана множество раз, а потому пришлось все же отложить чтиво и попытаться сделать что-то еще. Стабильность, будь она не ладна! Мир с его идеальностью, повседневность с ее заботами, семья… слишком спокойное время. Бывало, мы с Наруто разговаривали, когда Шикамару отпускал его погулять пятнадцать минут на воле. Говорил, конечно же, не я. Но мои попытки поддерживать беседу утвердительными кивками - щедрая награда за утомительный разговор. Он не всегда был таковым, но в целом Узумаки жаловался на трудности жизни Хокаге. А ведь он сам напросился, никто его не пинал и не заставлял принимать эту ответственность. Так вот, оказывается, не только у меня руки чесались начать новую заварушку, не только я перечитывал газеты в поисках информации о новом несокрушимом злодее, не только в моей голове были мысли, что в появлении Мадары и его свиты были свои плюсы. И этих плюсов сейчас не хватает. А нам, Учиха, такие плюсы просто необходимо, ибо потребность быть проблемой для всех окружающих должна удовлетворяться. И ладно Сарада, что еще не познала все прелести своего клана и, как говорилось ранее, вряд ли познает, благодаря неугомонному блондину, но ведь есть члены клана и постарше. А руки чесались, необходимо снять напряжение, душа требует крови…
Мысли прервала хлопнувшая дверь. Перед глазами сразу возник образ дочери, гревший сердце. Да, определенно надо было почаще бывать в деревне. И было бы куда проще, если бы нас с Сакурой был сын: я представлял себе общение с молодыми ниндзя, брав пример с учителя Какаши, собственного отца, да и – чего уж греха таить – с Орочимару. В общем, опыт был. Но с девочкой! Если уж и говорить о прекрасной половине человечества, то мое общение ограничивалось мамой, Сакурой и Карин. С первой я не успел установить доверительных отношений, вторую пытался неоднократно убить, считал надоедливой и всячески избегал. С последней было хуже, ибо маниакально-озабоченная маньячка вряд ли считается нормальным примером слабого пола. Хотя не мне судить. В общем, в отношениях с дочерью я пытался придерживаться привычной тактики – обращаться, когда надо. Когда не надо, она приходила ко мне сама.
- Мама! Папа! – на лице невольно появилась улыбка. По крайней мере дернувшиеся уголки губ можно считать проявлением родительской любви. Но за привычным приветствием не последовало топота босых ног, в проеме не появилась улыбающаяся мордашка Сарады, и девушка не плюхнулась рядом со мной, спрашивая, как дела. Из прихожей доносился шепот, означавший, что девушка не одна. Когда каждый день является точной копией предыдущего, начинаешь замечать такие мелочи. Особенно будучи шиноби.
- Дядя Саске! – а вот это не к добру. Сарада питает к Боруто особые чувства из-за того, что они оба росли, можно сказать, без внимания отцов, но домой приводит крайне редко. Поводом служили либо праздники, либо очередная неудачная тренировка, после которой подлечиться у квалифицированного медика просто необходимо. Последняя попытка смешать чидори и расенган была чуть больше месяца назад, а значит, Сарада не осмелилась бы показаться на глаза матери, пока последняя не успокоится. А это долго. Очень. Но если не это причина прихода Узумаки в мой дом, да и праздника никакого на сегодня не намечалось, то что тогда?
- Отец, - в комнату вошла Сарада. Как хорошо быть отцом этой девочки, а ведь еще совсем недавно она сопела у меня на руках, словно маленький комок моего личного счастья. Потом, конечно, появилось это подобие Кагуи, угрожающее уничтожить всех, все и вся, если мы не отдадим девятихвостого, и мне пришлось уйти на двенадцатилетнюю миссию, но не вечно же счастью длиться. В общем вернулся я, когда моя девочка уже закончила Академию и проходила экзамен на чунина. Прошла, кто бы сомневался. Да уж… надо было больше времени проводить в Конохе.

За моей прелестью в гостиную вполз Узумаки, при этом сначала держась за косяк двери, а затем сделав своей опорой диван. Причину такого поведения второй проблемы деревни после Наруто я никак понять не мог, да и не хотел лишний раз напрягать свой и без того уставший мозг.
- Саске-сама, мы можем поговорить? – Боруто присел на краешек дивана, теребя края кофты. Рядом с ним сидела Сарада и ободряюще сжимала его руку… стоп. А вот это мне уже совсем не нравится. И почему она так на него смотрит? И что за дурацкая атмосфера?
- Что-то случилось? – Сакура отложила кулинарную книгу и взглянула на меня, а уже потом на детей. Все же повод для волнения был.
- Понимаете… Тут такое дело… Как бы сказать-то, - от меня не ускользнуло, что Сарада сильнее сжала руку бедного парня. – Такое иногда бывает… И вы должны об этом знать, ведь мы уже взрослые… эм, не дети, - рука нервно дернулась туда, где обычно висел меч, - поэтому иногда бывают ситуации, - Какие это такие ситуации? -, когда надо… Даттебаса! Это не то, что я хотел сказать… в общем…
- Мы решили пожениться, - произнесла Сарада, сжалившись над блондином.
Так, Саске, успокойся. Вполне возможно, что ты стареешь и проблемы со слухом не могут обойти тебя стороной. Может, она совсем не это имела в виду, а если и это, то не с Боруто. А если и с Боруто, то только через мой труп.
- А вы уверены? – Нет, Сакура, это не то, что ты должна была произнести! Это в мой имидж входит маска безразличия во всех жизненных ситуациях, но не в твой. Где мое твое «ШАНННАРО!», когда оно так необходимо?
- Мы все обдумали, мама.
- Да, мы все обдумали, - с энтузиазмом закивал Боруто, решив, что пытка для него кончилась.
- И нам все равно: согласны вы или нет.
- Да, нам… - парень замолчал, заметив наши с Сакурой недовольные взгляды. Жена пыталась намекнуть таким образом, что не одобряет кандидатуру паренька, пусть тот и взял от своих родителей только самое лучшее. Я же пытался сказать, что этот разговор не самое страшное, что еще может произойти, и вообще не на ту куноичи он глаз положил.
- Ладно, раз вы уже знаете, то не вижу смысла задерживаться. Боруто, иди собери мои вещи! – я вспомнил статью про кабачки, вернее ту заметки, что находилась ниже: «Чтобы успокоиться воспользуйтесь методом визуализации: постарайтесь наглядно представить результат, к которому приведут предстоящие перемены, представьте свою новую жизнь. Обратите внимание, сколько плюсов принесут вам изменения, насладитесь полученным результатом и смело направляйтесь в будущее!». Узумаки Сарада… нет, я не хочу успокаиваться! Костьми лягу, но не позволю.
- Сарада! - это мой голос? Видимо да, потому что Сакура и Боруто тут же повернулись ко мне, а Сарада застыла в дверном проеме. Да, не каждый день из твоего собственного горла вырывается то ли хрип, то ли рев, то ли вой, и при этом случайно активируется шаринган. И в этот момент я был рад, что рядом не оказалось катаны или другого предмета, который можно использовать в качестве орудия убийства. Хотя можно попытаться газеткой…
- Надо поговорить, - все же хрип. Сакура схватила блондина за локоть и чуть ли не выбежала из гостиной, а вот моя Сарада наоборот медлила. Неужели я так ужасно выгляжу, раз даже моя собственная жена сбегает с поля брани, оставив защиту дочери на удачу и высшие силы. Дочь стояла какое-то время статуей, но потом все же неуверенно повернулась ко мне, нервно улыбнувшись. Она повторила вход своего – как это ужасно звучит – возлюбленного, пытаясь найти опору, и села напротив меня. Может они и правда идеальная пара, раз так точно копируют действия друг друга…

Какое-то время мы сидели в тишине. Я пытался подобрать слова, она же теребила края кофты, стараясь не смотреть на меня.
- Ты любишь его? – я хотел спросить не это. Нет, это совершенно не то, о чем стоит говорить. Надо спрашивать такое, чтобы собрать побольше информации, компромата на своего ученика, расторгнуть еще не состоявшуюся помолвку, и все заживут долго и счастливо.
- Да.
- Но он же идиот, - как не стыдно признавать, но это единственный козырь, что был в рукаве. Да и потом с самого начала наши семьи были, мягко говоря, не в тех отношениях, чтобы браки разводить. Мы с Наруто постоянно дрались, ссорились, доказывая свою правоту и превосходство. У нас это в крови, это природа наших кланов, природа Учих постоянно искать себе приключения на ту самую точку. Это природа Узумаки искать еще большие приключения и оказываться втянутыми нами в проблемы глобального масштаба. Как так? Чтобы мы объединились? А кто будет поддерживать дух соперничества? Кто будет разжигать в шиноби ненависть? Я ведь на сто процентов уверен, что эта дурацкая черта «здравствуй-я-божий-одуванчик» вытеснит весь пафос, передаваемый из поколения в поколение. Может, я и переборщил про пафос, но это не меняет сути: союз Узумаки и Учиха не может продвинуться дальше дружбы.
- Я знаю, - в ее голосе послышались нотки нежности, из-за чего мое отцовское сердце болезненно сжалось. Не позволю.
- Можешь идти, - как я могу пытать свою прелесть, задавая провокационные вопросы, когда для этого есть ее – звучит хуже, чем возлюбленный – жених. Душа требует крови.

Так. Наверняка мой дорогой зять не такой невинный, каким кажется. Он ведь знает это, как его там... эротическое дзюцу Наруто, да и, находясь в команде главного извращенца деревни на данный момент, скорее всего перенял у Конохомару его бесценный опыт в соблазнении девушек. Да, моя дочь – жертва тщательно продуманной стратегии, никак иначе. Ну не может она по собственной воле выйти замуж за Боруто.
И хорошо, что сейчас ночь и никто не помешает мне выполнить мою затею: Наруто задержался на собрании, Сарада помогает ему, разбирая документы в кабинете, Сакура и Хината дежурят в больнице, Химавари тоже где-то не здесь. Значит, все по плану. Тушка Боруто, правда, развалившаяся прямо у входа в его комнату, немного мешает, но я ведь квалифицированный шиноби, неужели не смогу пройти мимо такой преграды?
Аккуратно открыв окно и перешагнув подоконник, я ступил на кровать, что тут же издала противный скрип. Осторожно. Принцесса спит? Принцесса спит. Еще шаг – я уже не полу. Как хорошо, что никто сейчас меня не видит. Все же это должно выглядеть комично, ведь не каждый день увидишь одного из сильнейших ниндзя ползающим на четвереньках, дабы его не заметили. Да уж. И это за такое будущее клана Итачи отдал свою жизнь. Ладно. Благо технический отдел согласился пожертвовать мне жучок для слежения, а то мне еще Сараду караулить, что займет куда больше сил, чем наблюдение за представителем клана Узумаки.

Теперь осталось незаметно выбраться. Окно. Оно же было открыто! Неужели я по привычке его закрыл? Черт, а ведь полчаса пытался совладать с этим чудом техники. «Никто никогда не сможет влезть в ваш дом!» - ага, влезть-то я влез, а как на волю выбраться? И то такие задвижки придумал, хуже всяких печатей.

Я в десятый раз попробовал повернуть ручку, но, увы, в десятый раз она ответила мне отказом, проскрипев на весь дом. Решив, что не стоит испытывать удачу и лучше воспользоваться дверью, я медленно повернулся к своему спасению. И хорошо, что эта черта спать мертвым сном все же передалась Боруто.

- Сарадочка… иди поближе, - я тебе дам сейчас поближе и пониже и что ты там еще просишь у моей дочери, только отпусти мою ногу. Что я тебе сделал, что ты сначала мучал меня тренировками, потом положил глаз на мою прелесть, а теперь вдруг слюнявишь край штанины, обняв мою бедную конечность, словно плюшевого мишку. Еще и штаны зачем-то снимаешь. Стоп. Чем это ты там надумал заниматься с Сарадой? Не позволю. Только через мою труп.

Все попытки выбраться из плена не увенчались успехом: сначала я почувствовал слабый укус, затем с меня с еще большей силой попытались стянуть столь необходимый элемент одежды, а после и вовсе повалили на пол, воспользовавшись секундным замешательством. И как я докатился до такой жизни, что теперь лежу у двери в обнимку с Узумаки, которому моя роль плюшевой игрушки показалась незначительной, и он решил назначить меня личной подушкой с карамельными вставками. Даже Сакура с ее садистскими замашками так далеко не заходила.
- Боруто, ты спишь? – этого еще не хватало. Собрание должно было закончиться как минимум через час, а если учесть, что сейчас решается вопрос с очередным экзаменом на чунина, то и этого часа им бы не хватило. Наруто не должен был появиться сейчас, не в этот момент... – В общем я так редко бываю дома, что решил устроить нам небольшой мужской празд… ник. Саске? А чего это ты тут делаешь?
- Мы с твоим сыном устроили ночь доверия. Неужели не заметно?
- Понятно, - он несколько раз моргнул, а потом растянулся в довольной улыбке и помог мне выбраться из объятий своего сына. – А я-то думаю, чего тебя на собрании нет. Знаешь, устал я от этой стабильности, - я поддерживающе кивнул, - да и Курама жалуется. Он-то привык всегда в войнах, сражениях участвовать, а тут мир. И все. Тишина, будь она не ладна! – снова киваю, при этом облегченно вздохнув. Дверь дома Узумаки закрылась, а значит я свободен. Первый шаг сделан, осталось только ждать.

Когда я вернулся домой, Сакура была уже дома. Она что-то творила на кухне, и чутье подсказывало, что туда в ближайшее время лучше не соваться. Прежде, чем она заметит мое присутствие, решил зайти в душ, а то недавний слишком близкий контакт с мини-Наруто немного беспокоит. Да и успокоительное не мешало бы выпить. Чего это он там требовал от моей дочери? Пусть и во сне, но и этого достаточно. Осквернить тело Сарады, даже если оно является лишь плодом разгоряченной фантазии – недопустимо. Пусть только попробует, я тут же займусь тем, в чем мастерски преуспел – мстить до последней капли крови. Тут уж никакие проповеди Наруто меня не успокоят. Да и Сакура скорее всего будет на моей стороне… так что все решено.

Сарада с детства, по словам жены, была симпатична противоположному полу. Вот только тогда дальше подарка в виде цветка от Иноджина и своеобразного комплимента, что и комплиментом язык не поворачивается назвать, от Мицуки. Все! Никаких поцелуйчиков, обнимашек, зажиманий по углам, а главное никаких свадеб. Даже в дочки-матери играли только девочки, не посвящая в свой круг недостойных. Но время идет. Я помню, как сам стал испытывать что-то странное по отношению к Сакуре. Я и сейчас не до конца понимаю, что это, но ирьенин стала выделяться в толпе других женщин. Но на мой выбор повлияло детство, нелегкая судьба, смерть дорогих людей… Сакура всегда была рядом, даже когда я пытался ее убить. Пришлось извиниться за тот случай. А сейчас, когда на престоле эта стабильность, когда мир действительно наступил, а не существовал лишь в фантазиях людей, когда шиноби и обычные жители деревни не знают боли и страдания, сейчас я не понимал, что повлияло на выбор моей дочери. В конце концов ей всего восемнадцать. Может, перебьется? Вполне возможно, что они решили это сгоряча в порыве – аж трясет от отвращения – страстных чувств.
Вышел из душа я не скоро, да и то только потому, что Сакура нетерпеливо стучала в дверь.
- По-моему они неплохая пара, - это заявление заставило меня подавиться пастой. Неплохая? Пара? Это в каком это месте они «пара»? Я благословения не давал, а значит это определение им не подходит. По крайней мере, пока я жив.
- Может быть и так.
- Боруто очень добрый мальчик, и он унаследовал волю своего отца и чистоту сердца матери. Он действительно любит Сараду, - волю? Не сомневаюсь. Чистоту? А вот это вряд ли. Решив, что лучше промолчать, да и привычней, я вышел из ванной комнаты и лег в постель, обещая, что завтра точно что-нибудь придумаю, дабы разлучить жениха и невесту.

- Учиха! – ну за что мне такие потрясения на мою бедную шарингановскую натуру с утра пораньше? И если бы это была Сакура, я бы понял. Сарада? Маловероятно, но и то приятней. Боруто? Еще меньше шансов, но понятней, чем Наруто, что сейчас нависал надо мной с видов оскорбленного папочки.
- Ты спятил! Как такое могло произойти?
- Что именно?
- Это! – тут же мне на лоб приземлилась какая-то открытка, и я увидел розовую надпись на белом цветочном фоне «Приглашение». Я даже не стал открывать, скинул с себя господина Хокаге и наспех одевшись выбежал из дома.
Не позволю. Буду трупом висеть, но помешаю.
Я бежал по улицам Конохи, пытаясь найти Сараду, дабы если не переубедить, то хотя бы увезти куда подальше. А там одумается, поймет, что выходить замуж в столь юном возрасте – тот еще гемор. В общем, в голове уже случился хэппи-энд, где моя девочка снова послушная, снова рядом, а не с каким-то там Боруто.
Какие-то женщины крикнули что-то мне в след, другие тоже как-то странно посмотрели. Ну а вы что хотели? Я Учиха, мне можно носится по городу и сбивать с ног прохожих. Да и повод есть. Не каждый день ваша дочь замуж собирается.
- Сарада! – и, кажется, теперь я понимаю, почему наш клан так боятся, ибо в моменты гнева боевой клич в паре с шаринганом умело действуют на психику как обычных людей, так и опытных шиноби. Люди на улице, поняв, что сейчас будет «нечто», попрятались попрятались по своим норкам, а те, у кого таковых не наблюдалось, поспешили спасать свою жизнь и кинулись прочь, аж пятки сверкали.
- Это… увидимся на свадьбе, Сарада, - ЧоуЧоу поспешно ретировалась, оставив мою жертву сражаться в одиночку.
- Отец, я…
- Молчать! – понимаю, что сделал еще хуже, возможно разрушив психику своей ненаглядной дочурки, но порка еще никому не мешала. По крайней мере это проверенное веками средство. В моем случае в качестве наказания Сарада восприняла мое медленное приближение к ней. – Дорогая, - мой голос может быть и таким? – не позволишь ли ты, - моя дочь отошла назад, пытаясь помешать мне сократить расстояние, но уперлась в стену. В такие моменты ощущаю себя настоящим садистом, коим, правда, по словам некоторых блондинистых, и являюсь. – что это такое? – да, у меня определенно есть садистские замашки, так как я с наслаждением наблюдал, как моя дочь превратилась в статую, стоило мне достать приглашение.
- Мы решили… а почему бы… а собственно, - жаль, что поведением в подобных ситуациях ты пошла в мать. – Понимаешь ли… эм… отец…
- Я против, - угроза пусть и исчезла, но Сарада все еще вжималась в стену, видимо пыталась перенять навыки хамелеона.
- Но так нельзя! Бывают такие ситуации, когда свадьба просто необходима, - какие это «такие» ситуации? Они что, сговорились?
Нет, так дело не пойдет. Если я сейчас же не успокоюсь, то пойду по принципу «я тебя породил, я тебя и убью». Надо прийти в себя, а там уже и разговаривать. Как же сложно быть отцов восемнадцатилетней дочери. Был бы сын…
- Иди в дом. И чтобы не покидала, пока я не вернусь. Выйдешь – узнаю, - она осторожно кивает и бежит прочь. Видимо я все же что-то упустил в общении со слабым полом.

Денек определенно будет веселым: жители, сбежавшие от нас с Сарадой, видимо уже успели рассказать о случившемся, так как от меня шарахались все прохожие. Хотя виной могло быть и другое, например, мой грозный вид. Помнится, даже Сарада как-то назвала меня суровым.
Да уж… Узумаки и Учиха. Вот нелепость. Никогда не допускал мысли о возможности слияния наших кланов. Да и не до того было. Внезапно вспомнил первый совместный семейный ужин. Впервые за многие годы я почувствовал тепло и заботу, при чем не от Наруто и Сакуры, что уже воспринималось как должное, а от Хинаты, Боруто и Химавари. Отношения с бывшими товарищами стали налаживаться. Мы иногда перекидывались парой фраз с Шикамару, со мной шутил Чоджи, советовалась Тен-тен, когда ей нужно было что-то для своего магазинчика… В общем, все вернулось на свои места. В первое время, конечно, никто со мной находиться в одной комнате не желал, не то что говорить. Их поведение было естественно: нельзя просто принять человека, действия которого носили лишь негативный характер. Слишком много всего случилось за мою жизнь, слишком много я натворил, чтобы мои грехи так просто забылись. Кто старое помянет – тому глаз вон, а кто забудет – оба. И я не забыл. Даже не пытался делать вид, что все поступки стерлись, словно их и не было. Даже сейчас.
Передо мной уже показался Ичираку рамен. Людей было немного – все же утро как никак. Я сел в углу и не сразу обратил внимание на вошедшего вслед за мной парня. Хотелось просто выпить. Много выпить. Я вообще стал замечать у себя склонность к алкоголю. Видать, знаменитая выдержка Учиха имеет свои ограничения, раз дала слабину. А может эта чертова стабильность ослабила бдительность, и теперь все инстинкты сотрутся в порошок под весом статей о кабачках, успокоении и творожных кексах. Да во всем виноват мир.
- Дядя Саске! – я молча поднял глаза к потолку, спрашивая, за что мне за два часа выпала участь лицезреть сразу двух Узумаки. Потолок молчал, а вот чудо, сидящее рядом, нет. – А давайте выпьем! За союз двух семей, - ну все, если до этого момента твоя жизнь могла быть спасена по счастливой случайности, то не теперь. Я даже не помню, как согласился на это предложение. Не помню, как заказал еще саке. Не помню, когда фраза «Учиха круты во всем, а если не круты, то вы ошибаетесь» немного перестала соответствовать действительности.
- Послушайте, мы с Сарадо… ик… Сарадочкой любим друг… друга. Я никому не позволю обидеть ее, да и вообще…
- Роль ее телохранителя уже занята, - не долго сомневаясь, опрокидываю следующую рюмку. Пусть я и не был настолько пьян, чтобы в конец не соображать, но уже был не так трезв, чтобы следить за мыслью. Как за своей, так и собеседника.
- Но ведь смотрите! Ведь с самого нашего знакомства… наших кланов, вернее, были предпосылки на плодотворное сотрудничество, - это уже интересно. О чем таком ему известно, о чем неизвестно мне?
- Ведь вы и отец закрепили свою связь, отдав друг другу свой первый поцелуй, - я чуть не подавился суши. Может легенды о выдержке Учиха всего лишь легенды, потому что я действительно себе напоминаю, особенно в последнее время, душевно больного. Причем, если раньше причиной убить была месть, то теперь целью стало получение удовольствия, расквасив голову о стену. Может мой психолог поторопился с выводами, и надо было пройти полный курс лечения. Но то ли выдержка сохранилась, не смотря на старания матушки-судьбы, то ли алкоголь достиг моего мозга, но самое громкое убийство пришлось отложить. Моим ответом послужило сначала неразборчивое мычание, затем удар рукой по столу, а после позорное бегство от собеседника. И в какой-то момент мне даже показалось, что неплохо бы провериться на бешенство, так как в последнее время Киба слишком часто оставляет нам Акамару, а белая пена изо рта не сулит ничего хорошего.
Солнце пекло. Люди уже забыли о моей недавней выходке и теперь не сторонились, как раньше. А зря, так как теперь я изображал из себя черный вихрь Конохи с еще большим энтузиазмом расталкивая прохожих. Плюс белая пена на уголках губ, снова случайно активировавшийся шаринган и рука сжимающая рукоять катаны – эффект был незабываемым. Думаю, сторониться меня будут долго. И правильно сделают.
Домой я пришел не сразу, дабы успокоить нервы и не доводить до истерики без того неспокойную жену. Ну и дочь, конечно же. С кухни не доносилось гневных «Шаннаро!» и не гремела посуда, да и пахло вполне прилично: освежителем воздуха, а не очередным творением Сакуры. Это-то и было странным. В последнее время эта женщина слишком озабочена готовкой, а потому все свободное время посвящает ей и ничему более. А сейчас тишина. Что-то случилось.
- Сакура! – на кухне пусто. Я взлетел по лестнице и забежал в комнату Сарады так, что дверь чуть не слетела с петель. Сакура сидела на коленях у кровати и сжимала в руках какую-то бумажку.
- Держи, - я прекрасно знаю этот взгляд. Она так смотрела на Наруто, собираясь в который раз объяснить ему, какой он все-таки кретин, и что такого идиота и близко не подпустят к посту Хокаге. С последним ошиблась, правда, но сейчас не это важно. – Читай… папаша.

«Дорогие мама и папа!
Я пишу это письмо, дабы вы знали, где я буду находиться до свадьбы. Я решила пожить вместе с Боруто в доме Узумаки, чтобы, так сказать, привыкнуть к совместной жизни, набраться опыта, да и вообще жить с кем-то полезно.
Любящая вас дочь,
Сарада»

- Сарада! – это единственное, что я мог, да и хотел произнести. В который раз за день я выбежал на улицу, но теперь не гнев завладел мной, а страх. Она стала такой взрослой! Сама принимает такие решения, сама берет ответственность на себя… сама, все сама. Это не могло не пугать. Жить в семье Узумаки? Что за вздор! Она еще слишком мала, чтобы войти в эту жизнь с ее проблемами, заботами, переживаниями. Семья – это ответственность, это выбор, с которым нельзя ошибиться. Неужели моя девочка доросла до того момента, когда надо сделать этот выбор: с кем прожить оставшуюся жизнь?
Я не помню, как добежал до дома Наруто, не помню, как взлетел по лестнице, не замечая взволнованную Хинату, не помню, как открыл дверь комнаты Боруто, а там…
Неужели моя девочка выросла?
Теперь до меня дошло, в каком смысле и «пониже», и «поближе», и «поглубже»… Теперь я все понял.
- Бо-ру-то, - замечаю красные отметины на шее своей принцессы. Затем взгляд перешел на руки блондина, которые были не там, где следовало. Растрепанные волосы, задравшаяся футболка, покусанные губы… - Боруто! – а вот это бешенство. Шаринган в который раз за день подвел меня, или не подвел, так как всемогущий Аматерасу был сейчас кстати. Я даже не заметил, как произнес название техники, как тут же куртка Боруто загорелась черным пламенем. Ты определенно положил глаз не на ту куноичи. Никому не отдам вою принцессу.
Правда сжечь дом главы деревни – плохая идея, но это я понял уже позже. Сейчас же я следил за Боруто, пытающимся скрыться от вездесущего пламени. Теперь моя душенька спокойна.
Я взял Сараду на руки и вытащил из горящего дома, также сделала и Хината, обнимая Химавари. В ответ на недовольный взгляд жены друга мне осталось лишь пожать плечами, мол, сам от себя не ожидал.
- Учиха, мать твою Кагую, Саске! – да уж. Спокойно разобраться не получилось. – Молчать! – я попытался что-то ответить, но в меня тут же полетел фонарный столб. – Ты издеваешься?! Сколько можно все портить? – Сакура швырнула в меня мусорный бак, затем скамейку, а когда рядом уже ничего не оказалось, кинулась сама, размахивая кулаками. – Ты свалил на три года и оставил меня одну, многообещающе тыкнув на прощание в лоб!! Потом ты такой весь появляешься на пороге, изображая влюбленного идиота! – это я помню, я и правда пытался сделать хотя бы пародию на нежность. – Потом, когда до появления Сарады остается всего ничего, ты сваливаешь на гребаную двенадцатилетнюю секретную миссию, присылая раз в год открытку! - Сакура уже задыхалась, но все равно продолжала дубасить меня кулаком. И хорошо, что не попадала, так как, подозреваю, я бы растекся бесформенной лужицей.
- А теперь ты, дорогой, - она выделила последнее слово так, словно собиралась прыснуть ядом, - строишь из себя заботливого папочку. Тебе мало грехов? Хочешь разрушить еще и жизнь нашей дочери!
- Но они же не пара!
- Да? А кто тогда подходит нашей девочке? Уж покажи сей идеальный экземпляр жениха, - жена уже не пыталась меня убить, но в глазах все еще была угроза. И ведь знает, что может вылечить любые ранения, поэтому не осторожничает. – Еще раз помешаешь ее счастью – никакое гендзюцу тебя не спасет! – я знаю, что меня спасет. – И путешествие по измерениям Кагуи тоже! – черт, как сложно жить с женщиной, которая с детсада изучала тебя, запоминая все факты и привычки.
- Но это ведь сын Наруто! Вспомни, каким он был в молодости.
- Учиха, еще слово, и ты окажешься в красной комнате, - все, за исключением детей, вздрогнули, подошедший Наруто спрятался за Хинатой, а прохожие поняли, что сегодня на улицы выходить не стоит.

От тяжких дум меня отвлекла рука жены, заботливо сжимавшая мою. Сакура немного успокоилась. По ее глазам я понял, что сейчас больше похож на безумного маньяка, обдумывавшего план убийства, чем на легендарного ниндзя, человека с сильнейшими на данный момент глазами в мире шиноби и вполне адекватного отца восемнадцатилетней дочери. Хотя, думаю, любой нормальный отец пожелает испепелить неприятеля, пусть тот и является его учеником, всемогущим Аматерасу, расчленить ни с чем не сравненным Кусанги и в конце пожонглировать остатками с помощью гигантского Сусано, узнав о его намерениях относительно этой самой дочери.
В данный момент мы сидели в нашем доме, устроив своеобразное знакомство с родителями. Хотя это больше похоже на публичную казнь. Сарада и Боруто сидели рядышком, боясь пошевелиться. Парень сжимал руку моей дочери, из-за чего получил серию взглядов «убью-уничтожу-сожгу». Наруто и Хината сидели напротив нас с Сакурой, и мы устроили игру в гляделки. Не каждый ведь день ваши дети собираются пожениться.
- Боруто, - тихий голосок Хинаты разрезал тишину, - Сарада, вы еще слишком молоды, чтобы… вы не доросли до семейной жизни, - Наруто закивал, сложив руки на груди.
- В конце концов трое из нас против, - Сакура сжала мою руку, отчего я пожалел о сказанном. Все же последней рукой надо дорожить, а она хочет лишить меня и ее.
- Отец, мама, дядя… господин Учиха, мы не можем отменить свадьбу.
- Мы не говорим отменить. Мы просим перенести. Хотя бы на два года.
- Мы не можем перенести свадьбу, - Боруто, к сожалению, передался непрошибаемый характер отца.
- Это еще почему? – четыре пары глаз уставились на парочку. Боруто молча повернулся к Сараде.
- Я в положении.
Сакура отпустила мою руку, то открывая, то закрывая рот. Наруто подавился то ли слюной, то ли воздухом, но успокоить его не смогла даже Хината, не отрывавшая взгляда от молодых людей. Ну а я… в который раз боролся с желанием последовать девизу «я тебя породил, я тебя и убью».
Все же стоило навещать семью почаще.
Утверждено Evgenya
MaryGreen
Фанфик опубликован 26 августа 2015 года в 19:20 пользователем MaryGreen.
За это время его прочитали 2479 раз и оставили 2 комментария.
+3
Saili добавил(а) этот комментарий 11 августа 2015 в 20:15 #1
Ха-ха-ха...автор,я под столом, я влюбилась..оболдеть..яхууу..фухх..все,нужно успокоится..нее...и так, автор,спасибо вам,хихик..за вашу,такую...чудесную работу, реально,я давно так не смеялась, фанф шикарный, Саске это атас, спасибо вам за то что вы так...раскрыли характер Саске-отца (я сразу вспоминаю своего))) наверное дочек сложней воспитывать чем сыновей,спасибо еще раз, мне очень понравилось,ваша читательница Saili-san
0
КоТЭchan добавил(а) этот комментарий 24 августа 2015 в 16:28 #2
КоТЭchan
Фанфик опубликован 26 августа 2015 года в 19:20 пользователем - это как? Если сегодня только 24 августа? Или О БОЖЕ Я ПОПАЛА НА ДВА ДНЯ В БУДУЩЕЕ НАРУТОКЛАНА!))