Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Это наш маленький секрет

Это наш маленький секрет

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
От автора: Изнасилование, возможно, между строк есть, но не добавляю. Чем-то повлиял на меня фильм "Хорошо быть тихоней". Вот что-то непонятное у меня родилось для этой пары. Текст построен почти полностью из диалога. Описания излишни. Надеюсь, вам понравится.
Cпасибо за заявку на фикбуке Furimmer - "Драбблы и мини с нестандартными пейрингами".


Уже впос­ледс­твии я по­нял, что все­му ви­ной бы­ло моё мол­ча­ние. Од­на­ко, ес­ли бы смог вер­нуть­ся на­зад, вновь бы мол­ча всё тер­пел. Я был ре­бён­ком, а она… она бы­ла Жен­щи­ной. Да, имен­но так, с боль­шой бук­вы. Но всё же мне ин­те­рес­но иног­да вспом­нить, как дош­ло до то­го, что я ока­зал­ся в ка­бине­те у пси­холо­га.

***


— Как вы се­бя чувс­тву­ете, Сай? — за­да­ёт воп­рос тем­но­воло­сая жен­щи­на. Её зо­вут Ши­зуне, ка­жет­ся. Фа­милии не пом­ню.
— Нор­маль­но, — от­ве­чаю.
— Вы зна­ете, по­чему вам по­сове­това­ли прий­ти ко мне? — Это толь­ко вто­рой воп­рос, но мне уже не хо­чет­ся от­ве­чать.
— Знаю. Мои час­тые об­мо­роки и вре­мен­ная ам­не­зия ни для ко­го не сек­рет, — го­ворю спо­кой­но.
— По­чему же вы здесь? Не ду­маю, что час­тые об­мо­роки – это при­чина при­ходить к пси­холо­гу. Как вы ду­ма­ете? — Я знаю этот ме­тод, чи­тал где-то. Ей дав­но всё из­вес­тно, прос­то Ши­зуне-сан хо­чет на­ладить «кон­такт» с па­ци­ен­том. Что ж, я не про­тив.
— Пол­ностью сог­ла­сен. Я чувс­твую се­бя хо­рошо. Но вра­чи го­ворят, что об­мо­роки свя­заны с ам­не­зи­ей, ко­торая по­яви­лась в ре­зуль­та­те пси­холо­гичес­кой трав­мы.
— И что же эта за трав­ма?
— Не знаю, — чес­тно от­ве­чаю. — Я не по­нимаю, за­чем ме­ня сю­да нап­ра­вили.
— Хо­рошо, я не бу­ду вас за­дер­жи­вать. Но, мо­жет, прос­то по­гово­рим? Рас­ска­жите о се­бе, — про­сит пси­холог. Они все так де­ла­ют.
— Не знаю, что го­ворить. Обыч­ная жизнь под­рос­тка, — по­жимаю пле­чами, раз­мышляя о том, что мне и вправ­ду не­чего рас­ска­зывать.
— Тог­да я бу­ду за­давать на­водя­щие воп­ро­сы, — са­ма пред­ла­га­ет вы­ход из си­ту­ации Ши­зуне-сан. Я ки­ваю в знак сог­ла­сия. Слав­ная жен­щи­на, но не ду­маю, что она мне по­может. По­тому что мне не нуж­на по­мощь.
— Рас­ска­жи о чле­нах сво­ей семье, Сай. Ка­кие у те­бя с ни­ми от­но­шения? — пе­рехо­дит на «ты» – знак, что мож­но быть с ней от­кро­вен­ным. Что ж, я по­пыта­юсь.
— Мои ро­дите­ли вмес­те ра­бота­ют в од­ной фир­ме. У них бы­ва­ют час­тые сов­мес­тные ко­ман­ди­ров­ки. Стар­ший брат Шин учит­ся в уни­вер­си­тете. Я ред­ко с ни­ми ви­жусь.
— То есть ты поч­ти всё вре­мя один?
— Да. Рань­ше я час­то си­дел с Ши­ном до­ма. К нам при­ходи­ла те­тя Цу­наде. Она хо­роший друг семьи… бы­ла, — го­ворю и чувс­твую в гру­ди стран­ное ощу­щение по­тери.
— Со­чувс­твую, — в го­лосе пси­холо­га чувс­тву­ет­ся ис­крен­ность. — А ка­кие у вас бы­ли с ней от­но­шения?
За­думы­ва­юсь. На ум ни­чего не при­ходит, хо­тя я знаю, что час­то про­водил с ней вре­мя. Она мне нра­вилась.
— Я лю­бил тё­тю Цу­наде. Она за­меня­ла мне ро­дите­лей. Мы час­то об­ща­лись, — от­ве­чаю и сно­ва чувс­твую что-то не­понят­ное. Ка­жет­ся, я что-то упус­каю.
«Всё бу­дет хо­рошо, Сай», — шеп­чет в го­лове го­лос Цу­наде-сан. Он мяг­кий и неж­ный, хо­тя мне при­поми­на­ет­ся, что обыч­но он у неё слег­ка гру­бова­тый был.
— Хо­рошо. А что ты мо­жешь ска­зать о сво­их од­ноклас­сни­ках? — спра­шива­ет Ши­зуне-сан, и я от­вле­ка­юсь от сво­их мыс­лей.
— Пе­ревоз­бужден­ные под­рос­тки, по­мешан­ные ис­клю­читель­но на лю­бов­ных от­но­шени­ях и со­итии друг с дру­гом, — зву­чит мой от­вет, и я ви­жу, как зрач­ки пси­холо­га рас­ши­ря­ют­ся от удив­ле­ния. По­это­му я до­бав­ляю: — Вы­читал в кни­ге и пол­ностью сог­ла­сен с ав­то­ром.
— Кхм, — про­чис­ти­ла Ши­зуне-сан гор­ло. — А ты се­бя не при­чис­ля­ешь к пе­ревоз­буждён­ным под­рос­ткам?
— Не знаю. Не чувс­твую пот­ребнос­ти в сно­шении с пред­ста­витель­ни­цей про­тиво­полож­но­го по­ла, — на­вер­ное, ког­да я вы­ража­юсь та­кими сло­вами, то ка­жусь стран­ным для под­рос­тка. Но мне так лег­че. — Хо­тя не­дав­но я чуть не всту­пил в по­ловую связь с од­ной де­вуш­кой.
— Ты ска­зал чуть, по­чему? Вы так и не дош­ли… до кон­ца? — по­хоже раз­го­вор пе­рехо­дит на бо­лее лич­ную те­му, по­тому что, воз­можно, Ши­зуне-сан чувс­тву­ет не­лов­кость.
— Нет. Я… я, ка­жет­ся, от­клю­чил­ся, — смут­но при­поми­наю я. — Со мной слу­чил­ся один из об­мо­роков, пос­ле ко­торых я обыч­но пло­хо пом­ню, что бы­ло.
— Так, ин­те­рес­но, — ти­хо бор­мо­чет она, но я всё слы­шу. — А как зо­вут эту де­вуш­ку?
— Ха­руно Са­кура.
— Ха­руно? Хм. — Ког­да пси­холо­ги так де­ла­ют, тут нуж­но нас­то­рожить­ся. Обыч­но это не пред­ве­ща­ет ни­чего хо­роше­го.
— Что-то не так? — нап­ря­мую ин­те­ресу­юсь я.
— Ска­жу те­бе чес­тно, её ро­дите­ли пер­вы­ми поз­во­нили мне, как их зна­комой, и поп­ро­сили по­гово­рить с то­бой. А по­том уже и твои ро­дите­ли. По-мо­ему, что-то серь­ёз­ное слу­чилось во вре­мя ва­ших с Са­курой… игр?.. Мо­жет, ты по­пыта­ешь­ся вспом­нить, — Ши­зуне-сан го­ворит прав­ду, это вид­но сра­зу. Поп­ро­бовать вспом­нить? Не знаю.
— Я пос­та­ра­юсь. Пом­ню, по­чему мы ре­шили за­нять­ся сек­сом, — го­ворю спо­кой­но, да­же не крас­нею. Прос­то ни­чего не чувс­твую в этот мо­мент, пол­ностью пог­ру­жа­ясь в вос­по­мина­ния.
— Са­кура влюб­ле­на в кра­сав­ца шко­лы, Учи­ха Сас­ке. Но она неп­ри­меча­тель­на, у неё ши­рокий лоб и взрыв­ной ха­рак­тер. Я ду­маю, та­кие де­вуш­ки не нра­вят­ся Сас­ке. Её луч­шая под­ру­га, Яма­нака Ино, так­же влюб­ле­на в Учи­ха, од­на­ко не тра­тит вре­мени толь­ко на не­го. У неё бы­ло нес­коль­ко пар­ней. Пос­ледний из них Ину­зука Ки­ба, с ко­торым у неё са­мые дли­тель­ные от­но­шения. Хо­дят слу­хи, что они уже не раз всту­пали в по­ловой кон­такт. Я не пом­ню из-за че­го, но од­нажды Са­кура и Ино силь­но по­руга­лись. В пы­лу ссо­ры Ино ска­зала, что Ха­руно не­вин­ная овеч­ка, на ко­торую ни­ког­да не взгля­нет Учи­ха Сас­ке. Что бы­ло даль­ше, рас­ска­зывать не име­ет смыс­ла. На са­мом де­ле я не по­нимаю, чем так силь­но за­дели сло­ва Яма­нака Са­куру. Быть девс­твен­ни­цей так пло­хо? — от­вле­ка­юсь от рас­ска­за, и смот­рю на пси­холо­га.
— По­нима­ешь ли, сей­час, осо­бен­но для под­рос­тков, прес­тижно иметь близ­кие от­но­шения с кем-то. Хо­тя я не одоб­ряю по­доб­ное, — сле­ду­ет от­вет.
— Хо­рошо. Са­кура пос­чи­тала, что быть «не­вин­ной овеч­кой» не прес­тижно, по­это­му по­дош­ла ко мне и поп­ро­сила за­ехать к ней до­мой.
— Так прос­то по­дош­ла и ска­зала?
— Да. Я сог­ла­сил­ся, по­тому что ей нуж­на бы­ла по­мощь. Од­на­ко мне бы­ло ин­те­рес­но, по­чему она поз­ва­ла имен­но ме­ня. Я и спро­сил. Тог­да Са­кура пок­расне­ла и ска­зала, что я – луч­ший ва­ри­ант, по­тому что не бу­ду тре­пать­ся по всем уг­лам и что ос­таль­ных про­сить не­удоб­но.
— По­чему же те­бя удоб­но? — ос­ве­дом­ля­ет­ся Ши­зуне-сан, по­ложив под­бо­родок на сцеп­ленные ру­ки.
— Чес­тно, не знаю и счи­таю, что Са­кура пос­ту­пала не­логич­но. Ей ведь нуж­но бы­ло до­казать, что она не не­вин­ная овеч­ка, но она не хо­чет, что­бы зна­ли, что она те­ря­ет девс­твен­ность. Воз­можно, ког­да лю­бишь, не поль­зу­ешь­ся здра­вым смыс­лом. Так вот, мы по­еха­ли к ней, вы­пили чай и под­ня­лись в её спаль­ню. Даль­ше я не пом­ню, что бы­ло, — за­кан­чи­ваю я.
— Яс­но. Те­перь моя оче­редь рас­ска­зывать, — чуть улы­ба­ет­ся Ши­зуне-сан. — Я бе­седо­вала с Са­курой, ин­те­ресо­валась, по­чему она хо­тела, что­бы ты об­ра­тил­ся к пси­холо­гу. Она ска­зала, что ког­да вы на­чали за­нимать­ся… пет­тингом, ты ос­та­новил её, ког­да… она по­лез­ла к те­бе в джин­сы.
И тут стран­ные кар­тинки за­мель­те­шили пе­ред мо­им гла­зами. Мы с Са­курой на кро­вати, я рас­сте­гиваю её блуз­ку, щу­паю ма­лень­кую грудь… Она не­лов­ко це­лу­ет ме­ня, а по­том её ру­ка ло­жит­ся мне на жи­вот и мед­ленно сколь­зит вниз, к джин­сам. А по­том… по­том я рез­ко от­ска­киваю от неё… Что-то го­ворю. Вро­де бы, «не нуж­но», «да­вай ос­та­новим­ся се­год­ня на этом»… И даль­ше… я от­клю­ча­юсь. Уже по-нас­то­яще­му.

Хо­лод­ные ру­ки бь­ют ме­ня по ще­кам. Я не­хотя от­кры­ваю гла­за и ви­жу пе­ред со­бой ли­цо пси­холо­га. Ши­зуне-сан выг­ля­дит встре­вожен­ной. Я ог­ля­дыва­юсь и по­нимаю, что ле­жу на ди­ване.
— Что слу­чилось? — го­лос хрип­лый, слов­но не мой.
— Ты упал в об­мо­рок, — от­ве­ча­ет Ши­зуне-сан. — Я го­вори­ла о Са­куре, а по­том ты как буд­то ушёл в се­бя, а че­рез ми­нуту уже па­да­ешь со сту­ла.
— Прав­да? — Она ки­ва­ет.
И здесь я по­нимаю, что пом­ню всё. О раз­го­воре, о Са­куре, о на­шем не­удач­ном по­ловом ак­те, обо… всём. Это был не­обыч­ный мой об­мо­рок. Мне хо­чет­ся сроч­но по­гово­рить об этом.
— Ши­зуне-сан, — впер­вые про­из­но­шу её имя вслух. — Я хо­чу… хо­чу ска­зать, что всё вспом­нил. Об об­мо­роках… и что бы­ло до них.
— Рас­ска­жешь? — учас­тли­во спра­шива­ет пси­холог и про­тяги­ва­ет мне круж­ку с го­рячим ча­ем.
— Это на­чалось в детс­тве, — на­чинаю я, ког­да мы вмес­те с Ши­зуне-сан си­дим на ди­ване и пь­ём чай. — Шин час­то убе­гал, и я ос­та­вал­ся с Цу­наде-сан на­еди­не. Мы мно­го го­вори­ли, иг­ра­ли, а по­том… она на­чина­ла шеп­тать неж­ные сло­ва и на­зывать ме­ня «мой ми­лый маль­чик». Го­вори­ла, что очень оди­нока и ей не хва­та­ет люб­ви. Тог­да я не сов­сем по­нимал, о чём она, но до­гады­вал­ся, что и сам чувс­тво­вал неч­то по­доб­ное. Мне то­же не хва­тало люб­ви ро­дите­лей, вни­мания. На­вер­ное, тог­да-то всё и на­чалось. Она ста­ла не толь­ко го­ворить лас­ко­вые сло­ва, но и тро­гать ме­ня. Она час­то ка­салась ме­ня, а я – её.
— По­чему же ты ни­чего не го­ворил?
— На­вер­ное, не хо­тел те­рять её. Она бы­ла близ­ким че­лове­ком. Я лю­бил её, но пос­ле на­ших ка­саний я на­чинал не­нави­деть Цу­наде. Я лю­бил её, ког­да она иг­ра­ла со мной в иг­рушки, рас­ска­зыва­ла за­бав­ные ис­то­рии, жа­лова­лась на сво­их кол­лег. Од­на­ко ког­да мы ос­та­вались од­ни, она ста­нови­лась дру­гой. Та­кую Цу­наде я не­нави­дел, но мол­чал, по­тому что не хо­тел те­рять ту Цу­наде.
— Это бы­ло толь­ко в детс­тве? — спра­шива­ет Ши­зуне, ко­торая от про­фес­си­ональ­но­го ин­те­реса пе­реш­ла к обыч­но­му, люд­ско­му.
— Нет, про­дол­жа­лось до тех пор… по­ка её не ста­ло. Мне бы­ло тог­да пят­надцать. Она по­пала в ава­рию. Мы приш­ли к ней в боль­ни­цу, и ког­да ро­дите­ли отош­ли по­гово­рить с вра­чом, она ти­хо про­шеп­та­ла, что всё бу­дет хо­рошо, что она уне­сёт наш ма­лень­кий сек­рет с со­бой. А я мол­чал. Не знал, что чувс­тво­вать, — рас­ска­зываю я.
— Мо­жет, грусть? Пе­чаль? Или ра­дость?..
— Нет. Я прос­то… ни­чего не чувс­тво­вал. С од­ной сто­роны, всё это за­кон­чи­лось бы. Ведь кро­ме обыч­ных ка­саний и пет­тинга мы за­нима­лись с ней лю­бовью. Те­перь я это вспом­нил. Ка­жет­ся, пос­ле каж­до­го ра­за я те­рял соз­на­ние, от­клю­чал­ся. На­вер­ное, хо­тел за­быть всё это как страш­ный сон, и за­бывал. Но с дру­гой сто­роны, я те­рял че­лове­ка, ко­торо­го лю­бил. Хо­тя уже дав­но знал, что она сов­сем не та, кем бы­ла рань­ше. Воз­можно, я был ви­новат в этом.
— Что сей­час ты чувс­тву­ешь по от­но­шению к этой жен­щи­не, Сай?
— Я чувс­твую се­бя пре­дан­ным. Че­ловек, ко­торо­го я лю­бил, пос­ту­пил так со мной, но… я всё рав­но люб­лю Цу­наде. Она бы­ла хо­рошим че­лове­ком, нес­мотря на то, что она де­лала со мной. Я ду­маю, ей то­же бы­ло боль­но, — выс­ка­зыва­юсь я и жду ре­ак­ции пси­холо­га.
— Как ду­ма­ешь, по­чему ты всё это вспом­нил? — че­рез ка­кое-то вре­мя за­да­ет воп­рос Ши­зуне-сан.
Я за­думы­ва­юсь.
— На­вер­ное, всё де­ло в раз­го­воре с ва­ми. Прос­то мне нуж­но бы­ло с кем-то по­гово­рить, и я бы всё вспом­нил. Это за­пус­ти­ло ка­кой-то ме­ханизм, — от­ве­чаю я.
— Воз­можно, ты прав. А ещё я ду­маю, что де­ло здесь в том, что пос­ле Цу­наде у те­бя ни­кого не бы­ло, а ког­да вы с Са­курой на­чали за­нимать­ся пет­тингом, при­кос­но­вения раз­бу­дили твои вос­по­мина­ния. И да, даль­ше ты прав. На­чав рас­ска­зывать, то нап­ря­гал па­мять и, в кон­це кон­цов, вспом­нил всё, — вы­носит вер­дик Ши­зуне-сан, а по­том спра­шива­ет: — Что бу­дешь де­лать даль­ше?
— Ни­чего. Всё уже в прош­лом. Хо­тя я хо­чу поп­ро­сить, что­бы вы не го­вори­ли об этом мо­ей семье. Я в по­ряд­ке, на са­мом де­ле, — го­ворю я, по­тому что не хо­чу наг­ру­жать сво­их род­ных и по­тому что всё, что я рас­ска­зал, яв­ля­ет­ся на­шим с Цу­наде сек­ре­том.
— Я не бу­ду го­ворить, ес­ли ты по­обе­ща­ешь со­об­щать мне о сво­ём сос­то­янии, хо­рошо? — сог­ла­ша­ет­ся Ши­зуне-сан, но со сво­им ус­ло­ви­ем. Что ж, мне не тя­жело зво­нить раз в не­делю.
— Хо­рошо, — ки­ваю я и ду­маю, что Ши­зуне-сан то­же ста­ла со­учас­тни­цей на­шего ма­лень­ко­го сек­ре­та.
Утверждено Mimosa
Marianna_de_Rose
Фанфик опубликован 02 января 2015 года в 17:15 пользователем Marianna_de_Rose.
За это время его прочитали 613 раз и оставили 1 комментарий.
+1
Arlen добавил(а) этот комментарий 15 января 2015 в 15:47 #1
Arlen
Здравствуй, дорогой автор!
Сначала читать вообще как-то не хотелось:) Ну, как так: Сай и, блин, Цунаде (!), Бабуля Цунаде... Просто в голове не укладывалось. А потом в глаза бросились жанры, и я передумала. Психология, как-никак, штука интересная. Кстати, фильм "Хорошо быть тихоней" не смотрела, но планирую.
Не хочу показаться извращенкой, но ситуация мне понравилась:) Не только половые отношения с малолетним, это-то старо как мир, но и оригинальные обмороки, влекущие за собой потерю памяти. Очень интересно. Плюс то, как это обнаружилось (я про ситуацию с Сакурой)... Сюжет неординарный, интересный. То, что все выстроено лишь на диалогах, никак не вредит фанфику. Я за краткость. Все, что меня немного смущает, так это конец истории. Вот так взял Сай и вылечился? Выговорился и все? Обрубили Вы слегка, как мне кажется. Но это уже неважно:)
Успехов Вам в дальнейшем творчестве!
Арлен.