Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Цветы. Краски. Чувства.

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Цветы. Краски. Чувства.
Музыкальное сопровождение зарисовки Lloyds TSB Ad - Metaphi vs. Elena Kats-Chernin

Меня никогда не заботили люди. Я никогда не имел права на эмоции. Не имел право на людей. Моей задачей было стать инструментом, орудием в руках Данзо-самы.

Одиночество.


Я не помню, как оказался в АНБУ Не. Меня нашли. Там было много детей, но ни с кем я не контактировал.

Помню, что как-то вечером, когда садилось уже солнце, мир вдруг изменился. Солнце стало солнцем, небо приобрело бездонность. Облака, словно засахаренные, согреваемые дневным светилом, куда-то плыли. Точнее, я понял, что их гонит ветер. Мне вдруг стало интересно: я его никогда не видел, но мог ощущать. Вот поток воздуха легонько обрывает лепестки сливового дерева, смешивая их с красноватыми камелии. Они летят так беззаботно куда-то, абсолютно не переживая о том, что их сорвали. Один лепесток тогда приземлился ко мне на подоконник. Нежный. Маленький. Никем не защищенный. Беззаботный. Он исполнил свое назначение и готов превратиться в прах. Вернуться к земле, из которой он и имеет начало. Интересно, ведь опадая, лепестки заботливо защищают землю, устилая траву красивым и мягким полотном. Они не задумываются, не сожалеют. Они исполняют свой секундный танец, гонимые ветром.
В АНБУ Не я понял, что моя жизнь станет жизнью. Мне, что одному из множества лепестков, предстояло защищать свое дерево. Исполнить свое предназначение, не взирая ни на что.
Тогда я взял белый лист бумаги, краски и кисть. Руки мои потянулись к баночке с черной крышкой. Варианта было два: либо выкрасить бумагу в черный цвет и оставить одну крохотную белую точку по середине, либо же черную кляксу.
Я выбрал второе, но не потому, что так было быстрее. Просто мир мне казался светлым, а я, что эта клякса. Ни к месту. Это было Одиночество.

Дружба.


С появлением Шина мой мир стал приобретать немного больше оттенков. Гуляя в свободное время по саду близ организации, я увидел необычную камелию. Лепестки ее были в основе белыми, но их разлиновывали малиновые полоски. Вот как бывает. Так получалось и с моим первым другом. Наша дружба пустила корни, и мы, словно этот лепесток, смешивались, то есть объединялись. Тогда мне захотелось попробовать другого цвета краски. Мне захотелось нарисовать нашу дружбу. То второе чувство, которое появилось после одиночества. Схватив очередной лист бумаги, моя кисть судорожно вырисовывала белой краской цветок. Специально использовал меньше воды, чтобы было гуще. Потом черная, красная. Постепенно получался большой и распускающийся бутон. Много белого. Чуть черного, буквально для прорисовывания очертаний. Сочного красного. Я не успел дорисовать, потому что ко мне пришел Шин. Мои руки лишь протянулись к нему с листом. Он долго смотрел на работу, потом просто пальцем растушевал черные линии. Ему понравилось. Мы положили рисунок на стол близ открытого окна, чтобы ветер смог скорее высушить краски.
Этот бутон камелии у меня хранится до сих пор. Подарок, что я делал другу, вдруг стал для меня сокровищем. Друга больше нет, но эта работа всегда будет хранить часть Шина. Эти лепестки бело-красного цвета всегда останутся доказательством наших уз. Это была Дружба.

Ужас.


Как известно, главным экзаменом в АНБУ Не, является поединок. Однако всю суть мы узнаем лишь только тогда, когда приходится сражаться. Я не знал, что Шин болен смертельно. Никто не заподозрил чахотку. Никто почему-то не обращал внимания на то, что мой друг откашливается кровью. Даже я. Ему оставалось буквально, считанные недели, а то и дни. Когда наступил экзамен, то Данзо-сама объявил, что мы должны биться с друг другом. Вот она жестокость организации и суть. Сблизиться с человеком, подружиться. Дать камелии пустить цветы, а потом срубить само дерево под корень.
И мир рухнул, и краски смешались. Эмоции, что мне были доселе не изведаны, распускались другим цветком, самым ядовитым, который только существует, синим алконитом. Клубеньки Шоком просачивались в мою душу. Корневища Страхом оплетали мое тело. Стебли Беспомощностью пронзали. Листья Болью толкались внутри. Бутоны Бешенства прорезали нутро. Лепестки Гнева распускались... Ужас охватил меня, унося сознание в Хаос эмоций. Я не хотел драться, рука не поднималась. Шин атаковал. Потом он обессилено пал на колени. Последний разговор, просьба убить. Как?! Глупый мальчишка! Мы убежим, мы избежим! Мы... Это был Ужас.

Ненависть.

Я возненавидел себя. Я возненавидел Шина. Ненависть стала черной краской, что просачивалась мне под кожу, отравляя душу и рассудок. Сотни белых листов поливались темными красками и рвались на мелкие кусочки. Так рвалось мое нутро, душа, что пропиталась ядом. Хотелось разорвать себя в клочья, искоренить. Шин знал, что будет так. Он намеренно запускал болезнь до летального исхода. Чтобы спасти меня. Но что мне жизнь, если ноша настолько удушлива? Что мне мир, если я не могу принять жертву? Вина, что удавка, крепко вонзалась в горло, мешая дышать. Слезы душили. Воздух душил. Что рыба, которую поймали, а потом отпустили в сантиметре от пучины. Тьма ненависти объяла меня, вгоняя в Отрешение и Печаль. Внутри рвало, и мое дерево начало гнить. Червь жрал корни. Смрад мерещился везде. Это была Ненависть.

Безразличие.


Иссушенный горем, я обессилел. Пришлось принять жертву Шина. Маска АНБУ стала защитой от всего. Эмоций не стало. Рисунки, что были для души, сменились на технику. Лишь строго оттачивалось мастерство кисти. Еще и еще. Рука становилась жесткой. Черный вытеснил все остальные цвета. Жестким становился и я, и кунай полосовал плоть с такой же легкостью, что кисть бумагу.
Камелия усохла. Это было Безразличие.

Фрустрация.


Когда я познакомился с командой Какаши, мир уже просто был блеклым. Однако начало происходить что-то странное. Я не был адаптирован к общению с людьми. Я не знал, как общаться. Что можно говорить, а что - нельзя. Недоумение пришло с первых же дней совместной работы. Сам, не зная почему, захотел стать частью этой команды. Не взирая на приказ Данзо, я тянулся к ним. Просто, сам того не ожидая, увидел: не только мы с Шином обладали цветком дружбы. Причем это была почему-то виола. Необычный цветок, словно расписанный тремя совсем разными красками. Желтым пятнышком, что в середине, был Наруто. Розовыми нежными лепестками - Сакура. Черными прожилками - Саске. И Какаши, что крепким стеблем. Такие разные, но такие близкие друг другу. Я их отрицал, будто ересь. Я не хотел их признавать, но подсознательно тянулся. Конечно, я был похож чем-то на Саске, но никогда не смог бы его изменить. Не хотел и хотел. Внезапно понял, что ворую их дружбу. Что крадущийся позади, созерцал тепло и заботу. Это выбивало из калии, наносило болезненные удары под дых. Это было Фрустрацией.

Надежда.


Чем больше я с ними общался, тем больше желал слиться. Мне так вдруг захотелось, чтобы обо мне заботились. Захотелось, чтобы мной дорожили. Я захотел опекать. То, что было заданием, вдруг начало перерастать в собственное желание. Не задумываясь, защищать Наруто. Поддерживать Сакуру. Убеждать Саске о возвращении. Передать Учиха надежду Наруто. Ударить его за черствость и непонимание. Оказывается, помимо нашего с Шином цветка, в мире сотни всевозможных бутонов, которые имеют разную форму и цвет. Наш был загублен, и это жесткой щетиной кисти начало меня царапать внутри. Глупец, - это все, что я мог думать о Саске. Лишившись семьи, он рубил последние корни своего дерева с близкими.
Во мне что-то пробудилось. Маленький росток начал пробиваться сквозь ссохшуюся почву моей души. Это была Надежда.

Чувства.


Никто никогда не видел чувств. Они, словно ветер, могут лишь действовать из вне. Как ветер поднимает песок и безжалостно швыряет в глаза людей, так боль влечет за собой деяния мести. Как ветер освежает нас своей прохладой при жаре, так и надежда нас ставит на ноги и дает облегчение. Моя жизнь - это лист бумаги, на котором уже семнадцать лет кто-то рисует невидимой кистью. Красками же для меня стали эмоции. Дружбой стал цветок. Еще я понял, что хочу быть одним из тысячи лепестков, что любовно покрывает землю, под которой корни дерева. Удивительно! Коноха. Деревня, спрятанная в листве. А я добавлю, что она еще охраняется заботливо лепестками-людьми, готовыми ее защищать.
Утверждено KF
Лиса_А
Фанфик опубликован 30 января 2013 года в 20:48 пользователем Лиса_А.
За это время его прочитали 796 раз и оставили 3 комментария.
0
ROSARIO) добавил(а) этот комментарий 01 февраля 2013 в 15:25 #1
ROSARIO)
Дорогая firenze, здравствуй! Нежный прекрасный цветок!
Прости меня за опоздание, прости. Ты всегда умело и тонко умела раскрывать не просто видение мира человека, но и его душу, его характер изнутри, и сейчас ты вновь подтвердила этот факт. Само формирование характера Сая, сам корень его равнодушия, не существования эмоций показан изнутри, и я поражена открытием, что сделала, прочитав это произведение. Я анализирую этого персонажа, я думаю, но именно твоя работа открыла мне глаза на то, как действительно зарождалась неумелость общения с людьми, восприятия окружающих красок для Сая. Этот персонаж очень и очень интересен, и ты поставила вопрос: как Сай стал таким, каким он был, когда лишь присоединился к команде №7? И также незамедлительно дала блестящий ответ, который не нуждается в дополнениях. Так ясно, так четко, так понятно все вдруг стало! Ты всегда очень тонко показываешь то, как человек чувствует мир своими внутренними нервами души и как он видит мир глазами внутренней обители. Ты показываешь не просто его душу, которая видит человеческий облик со стороны, но также размеренными шагами, неторопливо и не затянуто, шаг за шагом ведешь по пройденной тропе жизни, и указываешь на те препятствия, что появлялись перед Саем и что оставили свой отпечаток, глубокий след на его восприятии жизни и на его ощущениях бытия. Так четко, так точно, и вдруг все стало на свои места. Я поняла суть, и меня словно осенило, ведь и вправду, Сай же не из воздуха взял это равнодушие и безразличие. Это не отрепетированные роли – это результат пережитого. И ведь и вправду, Сай в глубине души, там, под самим корнем убитых когда-то эмоций, очень добр, и он тянется к свету. Само добро тянется к свету.
Ты сумела открыть мне его сердце, и я восхищена этим. Ты раскрыла его боль, его печаль от увядания чувств и его радость от их появления, при виде солнца и других таких разных и ярких цветов.
Мы словно вместе с Саем прошли все эти ступеньки отчаяния и озарения, словно сами ощущали, как замерзают эмоции и как они возрождаются в груди, по-настоящему.
Когда он рисовал Одиночество, стало очень больно понимать, что Сай ощущает себя словно чем-то лишним в этом мире. Воодушевление от мысли, что и у него в руках есть цветок дружбы, заставило искренне порадоваться, поверить, вдохнуть воздух отрады.
Боль исчезновения эмоций грызла изнутри и эта пульсация отчаяния в висках и в еще живых нервах души давила своей неимоверной тяжестью от потери чего-то немыслимо важного для человека – от потери чувств.
Когда Сай начал возвращаться к самому себе, вновь начиная верить и доверять, начиная различать окружающие его краски, ощущать присутствие дорогих людей, когда он вдруг увидел поляны жизни, усыпанные всеми этими уникальными цветками, я так четко ощутила его счастье от мысли о том, что он начинает вновь видеть мир таким, каким он есть, в другом цвете. Это воодушевление, вдохновение, воздух передались и мне! Спасибо тебе.
Очень тронули красивые продуманные сравнения: команды Какаши со цветком и самой дружбы с цветком – не просто удачно, а прекрасно!
Работа с глубоким смыслом раскрыла нам истину задумки. Она действительно прекрасно передала нам главную мысль, заставив глубоко задуматься, прийти к выводам, и тем самым поразится правде и глубине переданных эмоций и описанных событий.
Спасибо тебе за твой талант и чуткость, тонкость, Солнце! Удачи тебе и добра!
С искренним уважением, ROSARIO)
0
Vika-Kova добавил(а) этот комментарий 12 февраля 2013 в 21:22 #2
Vika-Kova
Здравствуйте, автор!
Столь эмоциональная работа столь закрытого в себе и бедного на эмоции персонажа. Очень сложная и в тоже время доступная для переживания…
Сай не смотря на его «внутреннюю убитость» способен переживать очень много, но появляется чувство, что он просто забыл как это осознавать. Осознавая ужас его потери, можно понять почему он решил уничтожить , стереть эту функцию. Функцию, приносящую столько боли и ничего не дающая взамен…. От боли все бегут одинаково насколько сильной бы она не была. Забыть.
Камелия…Какой интересный выбор. Есть поверье, что самурай тронувший цветок будет обезглавлен. Ведь цветок тоже не опадает лепестками, а гибнет целым соцветием…Можно проанализировать и изначально предположить гибель дружбы. Ведь камелия ассоциировалась и с цветами для кладбища… Что-то изначально было запрограммировано на смерть во всем этом. Столько значений и совпадений. Но случайности не случайны, и данная ситуация только добавляет работе таинственности.
Ассоциации «Цветы. Краски. Чувства»…Одно порождает другое. Это целая система со своим круговоротом…Для меня эта работа стала и откровением и сложным испытанием.
P.S.. Прошу простить за столь скромный комментарий.
0
Кияма_Анна добавил(а) этот комментарий 07 июля 2013 в 14:26 #3
Кияма_Анна
Здравствуйте!
Прежде чем говорить о самой работе, сразу хочу уточнить, что Сай – один из моих самых нелюбимых персонажей в Наруто, поэтому у меня к нему изначально предвзятое отношение, окрашенное в негативные тона.
Тем не менее, если закрыть глаза на тот факт, что повествование идёт от лица Сая, то работа вполне хорошая: читается относительно легко, с интересом. Вы довольно-таки неплохо раскрыли причины нелюдимости этого персонажа, показали изменение его отношения к людям, их отношениям и чувствам. Особый шарм фанфику придают сравнение тех или иных отношений, чувств с цветами. Пожалуй, это именно та изюминка, ради которой и стоило его прочесть.
Однако не могу не упомянуть о том, что у вас встречаются орфографические ляпы и некоторые предложения имеют весьма странное построение, из-за чего не сразу удается понять их смысл. Например: «Схватив очередной лист бумаги, моя кисть судорожно вырисовывала белой краской цветок. Специально использовал меньше воды, чтобы было гуще. Потом черная, красная». Из-за второго предложения, третье выглядит совершенно неуместным. Их стоило бы поменять местами.
«Конечно, я был похож чем-то на Саске, но никогда не смог бы его изменить. Не хотел и хотел». Логически более верным стало бы употребление слова «заменить», а «изменить» по смыслу не подходит.
В общем и целом, работа неплохая, но недостатки, связанные с орфографией и неверным употреблением слов, у неё все же имеются.
Удачи Вам и творческих успехов.
С уважением, Кияма_Анна, ваша напарница по дню отзывов.