Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Цветок мальвы X

Категория: Романтика
Сегодняшнее утро для супруги главы Сенджу выдалось крайне беспокойным: женщина с самого рассвета не могла отыскать в их лагере свою дочь. Тревожить мужа она не смела, ведь Буцума и без этого был крайне занят заботами клана, но отчаявшись в поисках, ей ничего не оставалось, кроме как просить помощи старшего сына.
— Хаширама, — незаметно позвала его женщина, как только у мальчика выдалось пару свободных от тренировок минут.
— Матушка? — подобное поведение женщины было крайне необычным в то время: отвлекать представителей мужского пола от их непосредственных обязанностей. Юным войнам дозволялось видеть своих матерей крайне редко, лишь по окончанию дня, и то не каждого, в связи с длительными миссиями, зачастую затягивающимися на несколько суток. — Что-то случилось? — обеспокоенно вопросил мальчик так, чтобы никто не заметил.
— Ты видел сегодня свою сестру?
Девочка довольно часто проводила время с братьями, потому данный вопрос был вполне логичен для подобной ситуации.
— Юи? Я думал, она с тобой.
— Я ее с самого пробуждения найти не могу.
— Не волнуйся, — перебивая, проговорил шиноби как можно тише, чувствуя, что товарищи заподозрили что-то неладное в его поведении. — Я найду ее сегодня, обещаю.

Убедившись в том, что в лагере сестры нет, Хаширама осматривал ближайший к лагерю лес, в особенности те места, где любила гулять его ненаглядная сестрица. Сам того не заметив, шиноби вышел к той самой реке, где пару дней назад встретил таинственного мальчика из некого наемного клана. И кто бы мог подумать, что именно здесь юный Сенджу мог встретить ту, кого искал весь сегодняшний день. Девочка заливисто смеялась, в то время как промокший до нитки Мадара был угрюмее тучи. Неизвестно еще, что раздосадовало его больше: то, что эта девчонка откровенно издевалась над ним или то, что она сумела овладеть стихией быстрее его самого, ведь была явно младше.
— Ты пожалеешь об этом, — с нескрываемой угрозой проговорил мальчик, злостно испепеляя ее взглядом.
— Не думаю, — весело хихикнув, проговорила Юи, явно не принимая его слова всерьез, после чего скрылась в густой зелени, убегая.
— Эй! А ну стой!
Очевидно не имея представления о том, с кем имеет дело, Химе воспринимала все это не более, чем игру в догонялки. Она ловко меняла направления, что давало немалую фору перед преследователем, коему девочка явно уступала в скорости. Наконец ей удалось оторваться и, спрятавшись за громоздким камнем, перевести дух. Довольная собой она улыбнулась еще шире, делая пару осторожных шагов назад, после чего обернулась и неожиданно для себя встретилась лицом к лицу с новым знакомым.
— Попалась, — как-то хищно усмехаясь, проговорил шиноби, наступая к блондинке, на что та лишь нервно хохотнула.
— Сдаюсь-сдаюсь, — дипломатично пыталась обратить все в шутку девочка, но все было безуспешно, Мадара был непреклонен в своем решении. Неизвестно, что бы он удумал, если бы не спасший положение Хаширама.
— Юихиме! Что ты здесь делаешь? — в недоумении вопросил мальчик, после чего ловко спрыгнул с дерева.
— Вы знакомы? — странно, но казалось, Мадара был совершенно не удивлен данному факту, на деле же он не был столь же эмоционален, нежели его новые знакомые.
— Хаширама! — ловко воспользовалась ситуацией Химе, быстро рванув к брату и будто бы невзначай оказавшись за его спиной. — Рада тебя видеть. А я травы собирала для мази.
— А предупредить? — строго отчитывал ее до смерти перепуганный шиноби. — Мама места себе не находит!
— Так вы.? — протянул было юный шиноби, все еще сомневаясь.
— Она — моя сестра, — пояснил Хаширама, за что встретил лишь ошеломленный взгляд со стороны своего друга.
— Сестра? — почти неслышно переспросил он в недоумении, но присмотревшись к ним, отметил некие сходства в поведении и улыбку. Вот что поистине было идентичным. Внешне они были совершенно не похожи: он смуглый с темными глазами и волосами, она — альбиноска. Так даже и не скажешь, что они кровные родственники, потому Мадаре так сложно поначалу было в это поверить.
— Что тут у вас произошло?

С тех пор Юи не пропускала ни одной их тренировки, сохраняя в тайне их с братом похождения. Тобирама несколько ревновал сестру из-за того, что она столько времени проводит с Хаширамой, а не с со своим братом-близнецом, ему казалось крайне необычным их вечное отсутствие, тем не менее Химе всегда находила способ выкрутиться и оправдать себя и брата. Мадара же был не особенно рад ее постоянным присутствием, они не поладили с самого начала, но все изменилось в тот роковой день.

В ожидании друга Мадара наблюдал пейзаж с их с Хаширамой утеса, где они всегда предавались грезам о создании первой в истории деревни шиноби. Но тут его мысли были прерваны неожиданным появлением знакомой девчонки.
— Так и знала, что найду тебя здесь, — тяжело дыша, говорила она.
— Что ты здесь делаешь? — с привычным по отношению к ней пренебрежением говорил шиноби. — «Она поднялась по отвесной скале? Сама? Совсем головы нет на плечах?»
— Я тоже по тебе соскучилась, — не снимая усталой улыбки, пропела девочка. — Хаширама задержится сегодня: отец просил помочь с одним делом. Ну, как «просил»? В общем, днем его можешь не ждать.
— И он прислал тебя? — скептически поднимая одну бровь, проговорил Мадара.
— Нет, но мне показалось, что тебе не очень улыбается просидеть здесь без толку несколько часов. Не за что.
— Хм. В таком случае, мне и в самом деле нечего здесь делать, — поднялся со своего места шиноби с намерением уйти. — Ты идешь? — поняв, что Юи за ним не собирается, вопросил он.
Юихиме стояла вблизи обрыва и, любуясь, смотрела за горизонт. Она сделала еще полшага к краю, что маленькие камушки под тяжестью ее ноги упали в, казалось, бездонную пропасть, заросшую густо разросшимися деревьями.
— Здесь так красиво, — вдохновенно произнесла она почти шепотом.
— Как хочешь, — небрежно бросил Мадара, удаляясь.
Не чувствуя никакой опасности, Юи сделала еще решительные полшага, отчего камень под ногами, опасливо шурша, стал осыпаться сильнее. Увлеченная созерцанием красот чудесницы-природы, девочка, казалось, не замечала ничего вокруг себя. В эту секунду она словно ощутила крылья у себя за спиной, вдохнув влажный горный воздух всей грудью, ей хотелось взмыть в небо, подобно птице. Солнце играло в изумрудной листве, делая утреннее небо настолько светлым, что казалось еще немного и оно станет белым: вверху оно было еще голубым, а книзу заливалось золотым сиянием. Полностью погруженная в свои грезы, она и не успела заметить, как под ее ногами раздался глухой треск, иначе бы сумела отпрыгнуть на твердую землю. Девочка сорвалась и, не успев ни за что ухватиться, летела вниз. И вот, когда Юи уже была уверена, что кончина близко и, зажмурив глаза, смирилась со своей судьбой, она почувствовала, как ее подхватили чьи-то сильные руки.
Направив чакру в ступни, Мадара оставался стоять на скале, будучи при этом боком параллельно земле. Глаза его по-прежнему выражали лишь холод и надменность, но сейчас в них было что-то еще. Злость. Но необычная злость. На деле же он был напуган, напуган за Юи, но не желал, чтобы девочка поняла это. Она слышала его неестественно быстрый стук сердца, но даже не задумывалась о его причинах. Поначалу то можно было списать на скорый бег, но учитывая непревзойденную физическую подготовку шиноби, это было попросту глупо. Как бы ему не хотелось того признавать, но Мадара успел привязаться к этой беспечной девчонке. Без нее было слишком тихо. Конечно, оставаясь сугубо в мужской компании, ребятам можно было позволить себе куда больше, нежели в присутствии будущей женщины, и все же ее присутствие явно скрашивало их общество. Чего только стоил ее смех такой непринужденный, звонкий и искренний, он звенел, подобно тысячи колокольчикам, переливаясь словно горная река. Без слов шиноби в один прыжок поднял ее вновь на вершину скалы, но опускать не собирался, вместо этого он спустил ее на твердую землю по другую сторону утеса.
— Не за что, — передразнил шиноби, сохраняя ее же манеру разговора. Мальчик ожидал, что вызовет приступ праведного гнева со стороны подруги, но ошибся. Вместо этого Юи лишь мягко улыбнулась и, сделав полшага навстречу своему спасителю, легко чмокнула того в щеку в знак благодарности. Подобное действо ввело мальчика в ступор, он никак не мог ожидать чего-то подобного.
— Ты спас меня. Спасибо, — мягко произнесла она, не переставая тепло улыбаться. — И ты был прав, мне пора, — на этих словах она во что бы то ни стало поспешила удалиться. Но если бы Химе задержалась буквально на пару секунд, то успела бы заметить пунцовые щеки своего бесстрашного героя, прибывавшего в полном недоумении и не имеющего ни малейшего понятия, что предпринять в такой ситуации.


***

Вслед за своим элитным отрядом в селение Нара со дня на день должен был прибыть и сам Сенджу Хаширама. Но пока его не было, шиноби их альянса в одном из военных лагерей удалось взять в плен сообщника Учиха. Девушку было решено перевезти из лагеря Нара непосредственно в их дом, что находился в нескольких днях пути от того места. Но поскольку и сам лагерь было решено свернуть, сопровождающих у Юми было предостаточно. Девушка была обессилена: не то чтобы она подверглась насилию со стороны наемников, нет, скорее ей вкололи что-то. Вид у нее был мягко говоря не цветущий: нежная кожа была вся в синяках и ссадинах, в растрепанных волосах застряли тонкие ветки, а глаза утратили свой живой блеск. Ее усадили верхом на коня, а ответственность за ее перевозку взял на себя сам наследник клана, по воле случая оказавшийся, как говорится, в нужное время в нужном месте. Внешне он казался ненамного старше ее самой, среднего роста, худощавый, острые скулы, волевой подбородок, жесткие темные волосы, собранными на макушке в остроконечный хвост и узкие черные глаза. Юми не знала ни кто он такой, ни его имени, но отчего-то этот юноша казался ей хорошим человек. Но, быть может, это лишь последствия препарата. Девушке трудно было что-либо анализировать или двигаться и если бы не молодой Нара, что сейчас сидел за ее спиной и служил тем самым опорой, она бы уже давно свалилась бы с лошади, даже при всех своих опыте и сноровке.
— Что вы мне дали? — через силу выдавила из себя девушка примерно через пару часов, как они тронулись с места. Очевидно, сопровождающий не спешил с ответом, тем не менее, когда Юми уже было решила, что ничего на свой вопрос не услышит: было то вызвано упрямством юноши, или же это она спросила столь неразборчиво — как наемник Нара произнес:
— Что-то вроде снотворного, — возможно девушке лишь показалось, но она готова была поклясться, что услышала в его голосе сожаление. — Вероятно, переборщили с дозой. Так ты не шиноби?
— А что, на шиноби снотворное не действует?
— Действует. — Неожиданно ответил на ее риторический вопрос юноша. — Но конкретно это не так продолжительно.
— Интересная у вас однако фармакология. — Выдержав паузу, она спросила: — И что же со мной будет?
— Это будет решать командующий. Тебя везут в наше селение, оттуда ты точно не сможешь выбраться. Так что даже не думай об этом.
— Я и не думаю. Вот только я не была бы столь категорична, — от подобного заявления Юми вполне бы могла схлопотать по шее, но очевидно ей повезло с сопровождающим. — Везде существует пусть и малый процент на успех или же провал, — странно улыбаясь, говорила она. Бог весть, что творилось у нее в голове в эти минуты, очень может быть, что девушка, опьяненная действие препарата, попросту бредила. Тем не менее, вопреки ожиданиям ее речи вызвали не гнев, а смех со стороны юного Нара. Ему казалось забавным ничтожные попытки девушки обмануться. И вместо того, чтоб защитить ее от грядущего укола реальности, он лишь подливал масла в огонь ее беспочвенных фантазий и надежд.
— Вот как? — умело подавляя в себе зачатки смеха, как-то злорадно улыбался наемник. — Тогда, раз уж ты так уверена, может пари?
— И на что спорим? — игриво отозвалась Юми. Мало, кто догадывался, но риск и азарт были ее страстью.
— А что ты хочешь? — но серьезность, с какой был сказан ответ на этот шуточный вопрос, поразили шиноби.
— Своего коня. — Сказала она, после чего развернулась вполоборота к шиноби. — Вы достанете мне моего рысака.
— Хм. Идет.
— И? — убедившись, что он не врет, девушка развернулась обратно по направлению к движению. — Твое условие?
На это юноша лишь странно усмехнулся и не менее загадочно молвил:
— А что может предложить красивая девушка уставшему войну? — Разумеется, девушка прекрасно понимала, к чему клонит ее новый знакомый, но смущенная подобным неподобающим для приличного человека предложением, она старалась скрыть свою неловкость за шуткой, надеясь тем самым сменить неприятную ей тему.
— Кров, еду, офуро*. Сожалею, но у меня ничего из этого нет, — как ни в чем не бывало пожимала плечами Юми, потихоньку приходившая в себя от действия препарата.
— То, что нужно мне, думаю, найдется, — смеясь одним голосом, протянул юноша, словно невзначай прижимаясь к девушке сильнее. На этом их разговор был окончен.

***

Изуна уже час наблюдал, как его старший брат, подобно тигру в клетке, бродил взад и вперед. Он был в бешенстве, шиноби знал это, даже не смотря на непроницаемость выражения его лица, что было вполне естественно для молодого человека. Эмоции просто зашкаливали, что не давало возможности холодно анализировать ситуацию, дабы принять должное решение. Одно Мадара знал точно: сунуться к Нара — все равно, что подписать смертный приговор Юми, не говоря уже о провале вверенной ему отцом миссии. Стоп. С как это пор он стал пренебрегать долгом шиноби, долгом сына? С появлением в деревне этой девушки Мадара с каждым разом стал все безответственнее относиться к своей роли. Да, он молод и горяч, но это не дает ему право подобным образом относиться к своим непосредственным обязанностям. Но Юми. За те несколько месяцев она стала ему всем: другом, любовью, жизнью. Он дошел до того, что стал нуждаться в ней также, как огонь нуждался в воздухе. Юми стала слабостью шиноби. Самой приятной слабостью из всех возможных. Но девушка даже представить не могла, какое имела влияние на столь могущественного человека. Юми всегда казалась односторонней ее влюбленность в Учиху, со временем переросшая в нечто большее, настолько большее, что скорее даже неземное. Но она не могла позволить себе появление подобных чувств к безразличному к ней человеку, в частности причиной тому была ее гордость. Но как они оба не пытались бы скрыть очевидного, правда раскрылась, что, к слову, было в пользу обоих.

Раздался стук в дверь.
— Сказал же, что меня нет! — Зло рявкнул на тарабанящего Мадара, да так резко и громко, что даже его младший брат чуть вздрогнул от неожиданности. Через полминуты стук повторился.
— Прошу прощения, Мадара-сан, — беспардонно открывая дверь, проговорил Пес, сохраняя до бешенства невозмутимыми тон и выражение, — но дело не терпит отлагательств.
— Ну что там опять? — несколько поумерив свой пыл, но все с теми же злобой и раздражением проговорил Учиха.
— Ваш отец. Учиха Таджима мертв.

Дом Нара

Следующий день для «теневых» шиноби был крайне важен. Уже с раннего утра вся верхушка клана была поставлена на уши, что было связано непосредственно с прибытием в их дом представителя Сенджу, и непростого представителя. Сенджу Тобирама — младший брат и правая рука предводителя сильнейшего наемнического клана того времени. Сегодня он должен был решить судьбу Нара, чья численность приблизилась к смертельно-низкой отметки. Он мог спасти их, дав добро на союз, или же уничтожить, высказав брату свои опасения подобной авантюрой. Но и для самих Сенджу все выглядело далеко не однозначно. Да, меж ними с Нара был заключен пакт о временном сотрудничестве против окрепших на тот момент Учиха, но заключать союз двух кланов — этого еще никто не делал. Старейшины обеих сторон были настроены, по меньшей мере, скептически, то и дело ожидая подвоха, а то и предательства со стороны мнимых союзников. Но из двух зол, как говориться, нужно выбирать меньшее. По отдельности у Сенджу и Нара не было ни шанса против Учиха, а вот альянсом была возможность достигнуть успеха. Увы, но признанная за патриотизм, слепая гордыня, присущая старикам, не давала им видеть очевидного, и они сами рыли могилу собственному роду.

Тобирама прибыл на землю Нара в сопровождении трех шиноби, ненамного старших его самого. По их расчетам они должны были добраться до места на пару часов позднее, но подобное стечение обстоятельств было даже на руку разведующему обстановку шиноби. Им удалось слиться с толпой гражданских в местной деревушке, дабы побольше узнать о людях, с которыми Сенджу придется иметь дело, по крайней мере, ближайшие часы. Так уж вышло, что войны из того самого лагеря, коий недавно располагался вблизи деревушки Учиха, должны были прибыть до ожидаемых Нара гостей, а не в одно время, как получилось на деле. Перевоплощенные в мирных жителей, Сенджу уже сумели составить некий портрет как некоторых ведущих лиц Нара, так и их клана в целом. Вдруг на другом конце улице, где сейчас находились представители Сенджу, один из сопровождающих Тобирамы заметил несвойственный деревушки ажиотаж. Из-за большого столпотворения людей и расстояния, на котором шиноби наблюдали данную картины, были непонятны причины подобного повеления гражданских, пока из толпы кто-то не выкрикнул:
— Они вернулись! Наши герои вернулись!
После подобного возгласа стало очевидно: шиноби возвращались с военного похода. С каждым их продвижением толпа впереди расступалась и в конце концов исчезла вовсе, оказавшись по обе стороны от процессии.
— А кто эта девушка рядом с Ишимару-саном? — как-то ревностно вопросила молодая крестьянка, что стояла чуть впереди Тобирамы и вглядывалась в едущих вдалеке воинов. — Пленница что ли? Или трофей, — усмехаясь на последней фразе, проговорила ее подруга.
— Пленница бы не удостоилась подобной чести, — пренебрежительно по отношению к неизвестной девушке выдала она. — Ты посмотри, как сидит. Словно мы все ее рабы, — с явной неприязнью в голосе произнесла она, принимая ровную осанку и опущенные плечи за надменность, что, к слову, не удивительно, учитывая крестьянское происхождение завистницы.
Стоило этой таинственной девушке появиться у юного Сенджу на горизонте, как сердце шиноби пропустило удар. Юноша смотрел на нее не отрываясь, словно на призрак, скользящий мимо него прямиком из прошлого. Она была неподражаема: при всей своей внешней хрупкости и какой-то неземной эфирности в ней чувствовалась внутренняя сила, воля. Тобирама готов был поклясться, что у этой девушке есть характер, который она еще незамедлительно покажет при случае. Юноша сталкивался с подобным впервые: ему хотелось узнать ее и как можно скорее. Он смотрел на нее не отрываясь и должно быть незнакомка почувствовала этот испытующий взгляд и из десятков глаз, смотрящих в ее сторону, с первой попытки нашла нужную ей пару. Ее взор был подобен блику молнии в ясный безоблачный день. Лицо шиноби, как всегда, спокойно, даже слишком, дыхание ровное, но каждая клеточка тела напряжена до предела. Кто она? Этот вопрос не давал Сенджу покоя больше, чем кому бы то ни было из здесь присутствующих.
— А она ничего, — не хотя, признавала девушка, как только они подъехали ближе. — Принцесска что ли какая?
— Хм, да ну. Строит из себя.
Строит? Нет. Да и к чему это в ее положении. Тобирама нутром чувствовал, что в этой истории что-то нечисто. И он должен был это выяснить.

_______________________
Офуро* — японские бани.

Конец первой главы
Утверждено Aku
Pashka001
Фанфик опубликован 02 августа 2016 года в 15:57 пользователем Pashka001.
За это время его прочитали 311 раз и оставили 0 комментариев.