Наруто Клан Фанфики Триллер/Детектив Чувства, которые не остывают. Глава V: Безумие

Чувства, которые не остывают. Глава V: Безумие

Категория: Триллер/Детектив
Чувства, которые не остывают. Глава V: Безумие
Название: Чувства, которые не остывают. Глава V: Безумие
Автор: Elasadzh, To_mas
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кисимото
Жанр(ы): Гет, Романтика, Ангст, Драма, Детектив, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU, ER
Персонажи: Саске/Сакура - основной, Итачи/Сакура - второстепенный, Наруто, Хината, Неджи, убийца(маньяк); остальные
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Макси
Статус: В процессе
Размещение: Фикбук
Содержание: Ненависть, дружба, любовь — что из этого можно отнести к чувствам, которые никогда не исчерпают себя и не остановятся ни перед какими испытаниями? А если этим испытанием окажется дело о неуловимом и серийном убийце? Ведь чувства не могут остыть так же быстро, как мёртвая плоть.
You’d hang on every word I’d say
But now they only ricochet.
We were falling away.
You left me with a bittersweet taste
But when I send my heart your way
It bounces off the walls you made
Ricochet.

Ты бы могла полностью доверять каждому моему слову,
Но они лишь отскакивают рикошетом.
Мы падали,
Ты оставила мне лишь горько-сладкое послевкусие,
И когда я пустил своё сердце по твоему пути,
Оно отскочило от стен, возведённых тобой,
Рикошетом.

Starset — Ricochet


— Вот же, смотри, — заговорила Чиё, несколько раз для убедительности ткнув по чернильному следу пальцем. — Восьмого апреля пистолет забрал Саске Учиха… А как тебя зовут, ты сказал? — с подозрением покосилась на него старушка.

— Саске Учиха, — озвучил до этого тенью стоявший у двери охранник.

— Так что же это ты, пистолет наш потерял? — начала причитать старушка. — Какая нынче молодежь расхлябанная пошла!

— Просто хотел убедиться, что в журнале не допущена ошибка, — отмахнулся он на автомате, ведь придумывать более правдоподобную отговорку не было фантазии. Все мысли в его голове сейчас больше похожи на содержимое в миксере, поставленном на турбо режим.

Минуя наблюдающего за ним охранника, Учиха в спешке покинул здание. На пути к машине он остановился в метре от неё, не в силах преодолеть расстояние в ещё несколько шагов. В голову внезапно ударило что-то писклявое, похожее на ультразвук, точно у него случилась контузия от мощного выстрела рядом с ухом. Саске даже не старался успокоить слегка сбитое дыхание, погружаясь в собственные воспоминания. Истощённый организм только добавлял масла в огонь в виде неуверенности в своей адекватности.

В это бесконечное для него самого мгновенье он восстанавливал все события вплоть до минуты, нет, секунды, происходившие в те моменты, когда предположительно были совершены убийства. На миг ему показалось, что он сошёл с ума. На сраный миг он практически поверил, словно он самолично мог лишить жизни всех этих людей, а после забыть об этом и продолжать играть в детектива в попытках разоблачить самого себя. Будто в нём жило два человека, а с одним из них Учиха только что познакомился.

Тело пробила ледяная дрожь от страха и возможности осознания, что это являлось правдой. Саске беспрерывно прокручивал все отрывки из памяти, сопоставляя с ними временные рамки. С каждым новым размышлением он всё больше сдавливал виски своими пальцами в надежде, что эта головная боль утихнет. Но заглушило её кое-что другое.

Внезапно Учиха почувствовал чужое прикосновение на своём плече.

— Сэр, вы забыли.

Когда он развернулся, то увидел пачку сигарет в руке одного из охранников, у которого он проходил досмотр.

— Спасибо, — с явным облегчением проговорил Саске, сжимая в руках отданный предмет и провожая взглядом удаляющийся силуэт мужчины. — Сукин ты сын! — выругался после в воздух, пнув переднее колесо автомобиля.

Хотя обращался он к кому-то конкретному. К этому хитровыебанному ублюдку, заставившему Учиху хоть и на немного, но поверить в собственную виновность. Убийца, точно умелый кукловод, прекрасно справлялся со своей игрой. Вдобавок чем дольше он разыгрывал спектакль для полиции в роли зрителей, тем искуснее у него это выходило. Такой сценарий принудил Саске испытать премерзкое ощущение съехавшей крыши, где он потерял веру в себя.

— Дерьмо! — уже находясь в машине, он с силой ударил кулаком в переднюю панель, постигая всю полноту картины.

Если хоть у кого-то из участка в руках окажется эта экспертиза и они решат проверить то же, что и сам Учиха, все подозрения упадут на него. Данную улику можно будет считать весомым доказательством. А если ещё прибавить к этому следственному процессу отсутствие алиби на момент преступлений, о чём Саске уже догадался, анализируя свои тогдашние действия, его как минимум отстранят от дела до выяснения всех обстоятельств. А как максимум — упрячут за решётку, ведь этот хренов выродок наверняка всё продумал и, связав Учиху с пистолетом, явно на этом не ограничился.

Тот, кто собирался его подставить, скорее всего был знаком Саске, значит, кому как не ему теперь просто необходимо раскрыть эти убийства. Конечно, причина могла быть лишь в том, что маньяк действовал в отместку и был этаким приветом из прошлого, в котором Учиха уже сталкивался с этим преступником в суде. Это и необходимо выяснить.

Первым его решением было достать записи с камер видеонаблюдения. Это будет подтверждением невиновности Саске, ибо он убеждён, что никогда не совершал спланированных убийств и у него нет провалов в памяти. Да и нельзя исключать вероятность, в которой Учихе удастся обнаружить какие-нибудь детали.

Только вот теперь он не должен действовать в одиночку. Запрашивать записи самому слишком опасно. Ему необходим человек, у которого имелись связи с определёнными людьми, располагающими доступом к складу. С теми, кто не станет составлять официальный запрос. И, как же хорошо, что такой у него был. В кои-то веки общительность и жизнерадостность этого придурка подсобили Саске.

Набирая нужный номер и считая гудки, он попутно завёл двигатель автомобиля, но не успел и выехать с парковки, как чавкающий человек на том конце линии уже кричал ему в трубку, высказывая свою бурную радость от неожиданного звонка. У Учихи не хватало времени и настроения на пустую болтовню, и мысленно он был благодарен другу, что тот всё поймёт и не обидится на подобную привычку Саске переходить сразу к сути звонка, игнорируя рамки приличия.

— Наруто, ты можешь достать мне записи камер видеонаблюдения со склада для невостребованного оружия? — он знал, что Узумаки догадается, о чём именно ведётся речь, так как в городе это место было только одно. — Обязательно запись с восьмого апреля, а лучше с первого по пятнадцатое.

И, уловив признаки дожёвывания пищи, Учиха получил ответ:

— Я перезвоню, как что-нибудь узнаю. Ближе к вечеру.

Закончив на этом их короткий разговор, Саске дал газу и направился в сторону участка. Оставалась ещё одна неурегулированная проблема в виде вездесущего бабского любопытства. Если Сакура решит узнать у Итачи или Неджи об экспертизе, дабы показать свой грёбаный профессионализм или важность в деле, для него это станет неминуемым концом. Будь на её месте Карин, он с лёгкостью умаслил бы её молчать, и та бы не отказала, не пытаясь, как Харуно, совать свой нос куда не просят.

Добравшись до своего отделения полиции и спустившись в подвальное помещение соседнего корпуса, Учиха уже нёсся до морга, ведь он знал, что смена Сакуры должна была закончиться ещё тогда, когда он видел её в последний раз. Лавируя по коридорам, он всё думал о том, что, если не успеет, первым, кто разнюхает подробности, непременно окажется Итачи.

Дверь в помещение, где они некогда разговаривали и обменивались «любезностями», была приоткрыта, но чем ближе Саске подходил к ней, успокаивая сбившееся от бега дыхание, тем более отчётливо слышал беседу двух знакомых ему личностей:

— Я всё хотела спросить: как тебе работается с Саске? Удивительно, что вам удавалось столько времени не пересекаться друг с другом, но ваше сотрудничество всё же случилось.

Пока Карин смеялась от собственных слов, к Учихе приходило облегчение. И чего он так торопился? Сам ведь слышал, как Узумаки попросила помочь ей с трупами.

— Ничего удивительного: ты же сама соглашалась меняться со мной делами, и за это тебе огромное спасибо, — улыбнулась Харуно. — А что до твоего вопроса… — улыбка исчезла с её лица. — Лучше бы такое сотрудничество никогда не произошло, — отрезала Сакура, добавляя к своей интонации как можно больше презрения, будто сама мысль об Учихе была отвратительнее того, что она сейчас делала, проводя вскрытие. — Это ужасно! Он невыносим! — Харуно продолжала выказывать своё возмущение, не стесняясь присутствия Карин. — Иногда я представляю, что вместо трупа на моём столе лежит живой Саске. И тогда я красочно вижу его реакцию на все мои действия. И знаешь что? Мне становится намного лучше! Да и вообще работа идёт как по маслу. Ненавижу этого самовлюбленного подонка!

«Ну пиздец!» — подумал Учиха, уловив синхронный девичий смех. И что теперь? Если он заявится к ним прямо сейчас, то непременно будет послан на три буквы, или же Сакура воплотит свои мечты в реальность. Нужно дождаться более подходящего момента и всё хорошенько обдумать. Он так спешил заткнуть ей рот, что даже не составил план их диалога. Стоило использовать свободное время в своих целях и привести мысли в порядок.

Заглянув через щель в проёме, он примерно прикинул, сколько часов им нужно затратить на каждого мертвеца, а всего их было четверо. Узумаки обычно проводила первичное вскрытие около двух часов, а, значит, у него в запасе целых четыре.

Вернувшись в свой кабинет, он обнаружил нечто прекрасное, единственное хорошее событие за сегодняшний день — Хьюга куда-то свалил.

Усевшись, Учиха устало откинулся на мягкую спинку стула, немо наблюдая за окружающей его обстановкой. Придвинутый стол, на котором рассортированы всякие бумажки, аккуратно разложены предметы, кричащая щепетильность — всё совершенно не было похожим на тот кромешный хаос, что любил разводить когда-то Суйгецу. Этот болван не сохранял порядок и чистоту. Вечно проливал напитки на документы, таскал всякий хлам из дома, а когда забегающая в перерыв Карин упрекала его за расхлябанность, кабинет наполнялся потоком ругани и сарказма.

Лицо Саске от подобной ностальгии вмиг помрачнело, а в груди что-то болезненно сжалось. Он дал себе обещание, что не станет вспоминать о тех днях, когда он работал с напарником. И чудесно с этим справлялся, пока к нему не приставили педантичного жополиза. Саске подумалось, что Неджи не удастся стать настоящим детективом, коим смог стать Хозуки, хоть их команда просуществовала всего полгода. Наивно было предполагать, что у него получится похоронить эти месяцы, спрятаться за забвением и не задумываться, как бы всё могло обернуться, если бы сейчас напротив него сидел погибший товарищ…

Где-то рядом Учиха почувствовал вибрацию, а вместе с ней ощутил влагу на руках и лице. Понимание, что телефон, лежащий около головы, разбудил его, пришло мгновенно. Буквально подорвавшись и схватив мобильник, Саске ответил на звонок, утирая лоб от холодного пота.

— Привет! В общем, я всё узнал.

Пока Узумаки тараторил, Учиха, дабы прийти в себя, подошёл к окну, отворяя его на распашку и впуская в помещение прохладный ветерок.Только ему это нужно было не для попытки подышать свежим воздухом, а, скорее, потешить свою вредную привычку. Закуривая, он косо посмотрел на пожарную сигнализацию, в который раз соглашаясь с доводом: она либо неисправна, либо открытого окна достаточно, чтобы её обмануть.

— Завтра заберу записи и принесу их. На сколько тебе это срочно? Я буду в участке утром, но после заступаю на дежурство, так что могу попросить кого-нибудь передать их, — различил Саске в трубке.

— Нет, даже не думай их кому-то передавать! — голосом, охрипшим от вызванного слишком сильной затяжкой кашля, изрёк он. — Отдашь их мне утром лично в руки! — постепенно отходя от сна, который перетёк в забытый кошмар, Учиха возвращался в не менее чудовищную реальность.

— Да понял я, понял. Не ори, — одёрнул его Наруто.

— Спасибо, до завтра, — на автомате промямлил Саске.

Закончив на этом, он широко зевнул и потянулся. Правая сторона лица ныла от свидания со столом, и Учиха уже хотел посмотреть, не остался ли отпечаток в фронталку, как его выдернули из сонливости в рабочую рутину. Он даже не заметил, что в кабинете находился не один.

— Пока ты дрыхнешь, я запросил отчётность у всех аптек и больниц. По поводу наших игл, — уточнил Неджи, показательно поморщившись от сизого дыма и покосившись на взбудораженного Саске, а затем на огромную стопку бумаг, часть из которых разлетелась по полу из-за сквозняка.

Хьюга поднялся со своего места и показательно переложил половину на сторону Саске, недовольно добавив:

— Подключайся.

Точно! Учиха ведь совсем забыл об этих долбанных иглах! Хьюга тот ещё зануда, но в этот раз его придирчивость к мелочам была как нельзя кстати. Сам Саске не скоро смог бы объездить весь город, собирая кучу документов. Зато этот очень важный нюанс сужал круг поисков маньяка: убийца не просто его знакомый, но и имел связь со сферой медицины. Учиха протёр веки, пытаясь избавиться от состояния апатии, и, докурив, выбросил бычок в окно. После взгляда на числа, выведенные на половину экрана смартфона, его будто током прошибло.

— Почему ты меня не разбудил, раз торчишь тут?! — взъелся на напарника он.

Саске, стремительно покинув кабинет, оставил Хьюгу наедине с тонной макулатуры. Сейчас у него были дела поважнее.

Чёрт подери, как он мог так облажаться! Стрелки часов указывали половину четвёртого, когда Учиха, уже обыскав морг и не обнаружив там Харуно, отправился к кабинету своего старшего братца, рассчитывая застать его на рабочем месте. Саске было жизненно необходимо уломать Сакуру молчать, поэтому ничего не оставалось, кроме как посетить её квартиру. Если она, конечно, ещё не переехала. Последний адрес, где жила судмедэксперт, был известен ему из-за Наруто, который вечно таскал его на день рождения бывшей одноклассницы. И только сегодня Саске понял, что благодарен Узумаки за это.

Правда, не факт, что Харуно именно дома. А выяснить это можно было только через Итачи. Выматерившись, Учиха преодолел несколько этажей до кабинета шефа. Связываться со старшим братом — себе дороже, но такова необходимость. Не признается же Саске ему в том, что выяснил. Почему-то он был уверен: Итачи не поддержит его. Скорее всего, при подобном раскладе Учиху без шумихи повяжут, чтобы не нанести ущерба авторитету семьи и полицейского участка. Дело закроют в строжайшей секретности, и тогда спасти Саске сможет только новый труп, как бы печально и цинично это не выглядело. Мда, хороши родственные узы. Он неуверенно потянулся к дверной ручке до того, как пересилить свой страх перед неизвестностью.

— Тебе чего? — донеслось из-за стола.

— Где Сакура? — выпалил Саске, даже не задумываясь, что его интерес к судмедэксперту мог вызвать странную реакцию у Итачи.

И она была предсказуема. На его лице нарисовались нотки ахеревания от подобного выпада.

— Её рабочий день уже давно закончился, поэтому, полагаю, поехала домой. А что? — голос ровный, но попытки не выдавать свои эмоции на этот счёт не увенчались успехом, так как их взоры пересеклись, и один из них был слишком пристальным.

Если бы Саске задал любой иной вопрос, Итачи даже не посмотрел бы на него. Что же, такая неуверенная позиция старшего брата только тешила Учиху.

— Да так… — сделав паузу, он продолжил с ухмылкой. — Забыл у неё уточнить детали по поводу следа от верёвки на шее. Ты ведь так торопил меня оставить вас наедине. Ну, ладно… — прервавшись, он только развернулся обратно, как вдруг понял, что ему необходимо узнать кое-что ещё. — А хотя, если ты собираешься снять рабочий стресс, может, и меня заодно подвезёшь к ней? Убьём двух зайцев один махом.

Ладонь, в которой Итачи держал ручку, сжалась в кулак с характерным треском пластмассы, но в выражении лица уже читалось только спокойствие. К подобным колкостям младшего брата он привык, и теперь, когда он выяснил, что Саске ничего особенного не нужно, у него не было никаких поводов для подозрительных мыслей.

— Я буду работать допоздна. Но, если тебе очень хочется подождать меня, а после провести тёплый семейный вечер, милости прошу. Сакура как раз собирается готовить ужин.

При упоминании о еде желудок Саске тихонько заурчал. Кажется, он ничего не ел уже почти сутки. Этот маньяк заставлял позабыть об элементарных потребностях.

— Очень смешно. Спасибо, обойдусь, — мысленно ликуя, что старший брат повёлся, бросил напоследок он и быстрым шагом направился на выход из участка, к своему автомобилю.

Через полчаса Учиха уже был на месте. Он и подумать не мог, что когда-нибудь окажется здесь добровольно. Но, прежде чем Саске вытащил ключи из зажигания, его посетило предчувствие: стоило подстраховаться на случай нежданного гостя. Он не знал, на сколько затянется беседа, и не был до конца уверен в правдивости слов Итачи. В связи с этим Саске отъехал, припарковал машину за парочку дворов от дома Сакуры и прогулялся до её подъезда пешком.

Он топтался под дверью с минуту после череды звонков. И где дьявол носил эту девку? Кисти непроизвольно сжались в кулаки: у него имелась острая надобность объясниться с Сакурой, ведь от исхода их разговора зависела его дальнейшая судьба. Да и, возможно, чьи-то жизни. Если Учиху ошибочно — а он точно знал о своей невиновности — упекут за решётку, то неизбежно погибнут другие люди. Оставшись же на свободе, он получал шанс докопаться до истины и вычислить этого грёбаного маньяка, потому что теперь у него была самая весомая зацепка: кто-то намеревался подставить Саске.

Из-за двери донеслись приглушённые шаги, громкость которых постепенно нарастала, и, в конце концов, все звуки стихли. Нетрудно было догадаться: Харуно смотрела в глазок. Но Учиха понимал, что ему могут не открыть, и потому прижался к стене рядом, сохраняя возможность проскочить в квартиру. Послышался щелчок замка, и дверь потихоньку отворилась. Саске показался перед Сакурой, но та, вытянув в удивлении лицо, попыталась незамедлительно запереться, толкнув дверь от себя. Вот только он успел подставить ногу, мешая ей закрыться от него. Саске, пихая бывшую одноклассницу в квартиру, решительно пнул дверь вперёд, из-за чего та с оглушительным стуком отлетела в стену, рискуя создать вмятину, и зашёл сам. Он обернулся к девушке, тут же получая хлёсткую пощёчину. Видимо, в прошлый раз Харуно понравилось, если она вновь подняла на него руку.

— Какого хрена?! — крикнул Учиха, хватая её за правое запястье и сжимая его до такой степени, что позже, несомненно, на светлой коже проступят синяки.

— Это ты меня спрашиваешь?! — такими же выкриками начала она, пытаясь вырвать у него свою руку. — Ты без предупреждения вламываешься в мою квартиру, портишь недавний ремонт и ждёшь, что тебя тут встретят с распростёртыми объятиями?

— А то ты была бы против, — хмыкнул Саске, наконец отпуская её запястье. — Не смотри на меня так, будто я сейчас грубо и без подготовки лишил тебя анальной девственности. Нам нужно кое-что обсудить.

Крылья носа Сакуры трепетали от каждого вдоха, но вид покрасневшего следа на его щеке постепенно её успокаивал. И всё же… Этот урод против её воли проник в её дом, издевался над ней и говорил так, будто делал ей одолжение! Да что он о себе возомнил?!

— И что же? Твоё хамское поведение? Если ты хотел извиниться, то ты немного с этим опоздал, — на тон ниже произнесла она, отступая от Учихи на пару шагов назад.

— Это по работе, — отмахнулся от её слов он, разуваясь и без разрешения проходя вглубь квартиры. — Кухня ведь там? — уточнил Саске, указывая рукой в левую сторону и семеня по коридору. — Ты же приличная девочка. Так предложи мне чай или кофе. Хотя я бы выбрал виски.

— Вот и ищи сам, — устало пробубнила Харуно, прикрывая дверь и плетясь за ним.

Она только-только разобралась с домашними делами, поела и хотела лечь спать, но её планы рассыпались перед наглостью Учихи. Он ведь сам спускался к ней в морг сегодня. Неужели у него остались какие-то вопросы по трупу и это не могло потерпеть до завтра?

— Делать мне, что ли, нечего, — шарить по твоим полкам? — в пустоту обратился Саске, отодвигая от себя стул и усаживаясь.

Он вытащил из кармана ключи от машины и вертел их в руках, словно это помогало сосредоточиться на главном. Сакура заняла место напротив него, и, опустив подбородок на сложенные в замок пальцы, протяжно выдохнула. Её слегка поплывший от переработок взор следил за тем, как связка ключей кочевала из одной его руки в другую. Учиха сомневался в том, что мог рассчитывать на поддержку судмедэксперта. Всё-таки отношения между ними были не из лучших, но он не видел иного выхода, как постараться убедить её никому не рассказывать о баллистической экспертизе и том, что Саске собирался ей поведать. Наверное, ему действительно стоило начать с подобия извинений для сглаживания ситуации.

— Я знаю, что помешал твоему отдыху и не имею права просить тебя о таком, но… — прервался он, собираясь с мыслями. — Но я хочу, чтобы ты никому не говорила о том, что передавала мне экспертизу о пулях. Пожалуйста, сделай вид, будто ты вообще не знаешь об этих документах.

Извинений не получилось. Его голос пронзили нервные нотки, но Учиха держался вполне уверенно. А вот Харуно оторопела от этой просьбы. Она-то уже приготовилась в очередной раз услышать о своём непрофессионализме, о том, что из-за её промахов он до сих пор не поймал убийцу. Но сокрытие чрезвычайно важных для следствия документов… Это ни в какие ворота не лезло.

— И почему же? Ты не хочешь делиться какой-то важной зацепкой с Неджи или боишься, что Итачи вмешается в ваше расследование на финишной прямой? — не удержалась Сакура.

Было предсказуемо предположить, что им движут эгоизм и желание проявить себя, утереть нос всем окружающим. Саске любил самоутверждаться таким образом.

— Дело совершенно в другом, — отрицал он.

— Так поделись со мной, — предложила она с лёгким привкусом ехидства в интонации.

Харуно пожала плечами. Она была бы не против сохранить какой-либо секрет для Саске, тем более теша себя соображениями, что это повлияет на их сближение. Но даже она, ослеплённая своими чувствами, понимала: для вранья не только её молодому человеку, но и органам полиции необходим веский повод.

— Обещай не делать поспешный выводов и выслушать меня до конца, — скороговоркой выдал Учиха, что уже нагоняло подозрений.

Харуно выпрямилась. Она сцепила руки под грудью, что не укрылось от него. Блок, стена, психологическая защита — можно назвать это как угодно, но данное движение навело Саске на догадку, что уговорить её будет непросто.

А ему и без этого тяжело. Его голова разрывалась от незнания, что делать дальше. Учиха практически видел себя в тюремной робе и среди тех, кого он сам упрятал за высокий забор. И та же Сакура вряд ли приносила бы ему передачки… Сука! Он стукнул кулаком по столу, заставив её подпрыгнуть на стуле. Так даже лучше. Пускай видит, в каком дерьме он оказался. Нужно не скрывать от неё ничего, быть искренним. Он надеялся, что это зачтётся в его пользу.

— Суть в том, что жертв убили из моего пистолета.

Как только он изрёк страшнейшую правду, ему стало легче. А Харуно менялась на глазах. Она молчала, путешествуя по созданной в своей голове веренице из фрагментов материалов дела и следующими за ней, итоговых умозаключений. И вдруг её осенило. Где-то на подсознательном уровне у неё сработал инстинкт самосохранения. Она медленно поднялась со своего стула и, делая вид, будто что-то забыла, порывисто завертела шеей по сторонам, точно ища выход. Сакура намеренно избегала его взгляда, оттягивая вниз свою домашнюю футболку, словно прячась за ней.

— Как… как это понимать? — сипло выдавила она.

— Меня хотят подставить. И, думаю, это дело случайно пришлось расследовать именно мне, — излагал он, замечая, как Харуно измеряла шагами свою кухню. — Сакура?..

Она моментально обернулась и затормозила. Слышать своё имя, сорванное с его губ, было непривычно, даже ново. Но, вероятно, Учиха пользовался этим, чтобы настроить её против всего следствия и переманить на свою сторону. А что если он сейчас просто обеспечивал себя временем для новых убийств? Если преступник — это именно он? Харуно стукнула себя по лбу, зарываясь пальцами в свои волосы. Могла ли она полюбить маньяка?

— Я клянусь тебе, что не причастен ко всему этому, — продолжил он. — Ты мне веришь?

Сакура всё-таки заглянула в его глаза. Постоянно безэмоциональный, за исключением раздражённости. Скрытный. Одиночка. Враждебно настроенный к тем, кто проявлял к нему внимание и участие. Подходил ли его портрет под описание типичных маньяков?

Однозначно — да! И Харуно рванула. Плевать на босые ноги, так как интуиция всё равно руководила её действиями. Она помнила, что не закрыла входную дверь на замок. И это была её надежда на спасение, ведь поступки Саске мигом сложились в логическую цепочку: он осознал, что Сакура могла выдать его, и решил избавиться от нежелательного свидетеля. Ей нужно было срочно вызволять отсюда свою задницу и, несомненно, беспокоиться за жизни невинных, которые стояли у маньяка на очереди. Подъезд, а затем и оживлённый проспект были совсем недалеко…

Но прямо у самой двери Учиха, умудрившийся запереть замок, поймал её за предплечье, притянув к себе, прижав её спину к своей груди и крепко обняв за талию. Харуно вопила, чтобы он отпустил её, размахивала руками и ногами, силясь задеть его. Пару раз она даже дотянулась до лица детектива, украсив его скулу царапиной. Она не хотела умирать, тем более от рук любимого человека. Её сердце не выдержало бы такого разочарования.

— Угомонись, конченная! — пытался достучаться до неё Саске, волоча её в спальню и швыряя на кровать, фиксируя руки и ноги, чтобы она не причинила неприятностей ни себе, ни ему. — Я не наврежу тебе!

Сакура сдула со своего лица выпавшие из пучка пряди волос. Он удерживал её так, что со стороны могло показаться: он при исполнении и поймал преступницу. Но, правда, ничего дурного не предпринимал. И всё же страх брал своё преимущество. Она изобразила наиболее расслабленное состояние, прекратив брыкаться, чтобы усыпить его бдительность. Ей не справиться с Учихой, так как он по определению был сильнее неё.

— Где мне взять причины, чтобы поверить тебе? — еле выдавила из себя Харуно.

Он принял во внимание то, что она прекратила вырываться и просто лежала под ним. Но её глаза выдавали все её намерения с потрохами, поэтому ещё было слишком рано, чтобы отпускать бывшую одноклассницу. Саске протянул её руки за её голову, дабы освободить одну свою, и вытащил из кобуры свой пистолет. Она вздрогнула, а её зрачки расширились в предвкушении необратимого.

— Жертв убивали не из него, — прокрутив оружие на пальце, объяснил он. — Из моего старого пистолета, который выкрали со склада. И при этом убийца подделал мою подпись. От настоящей не отличить — идеальная работа. Но если все эти обстоятельства выяснятся, то полиция вряд ли станет дожидаться отчёта криминалистов по сравнению почерков. Если такое сравнение вообще проведут…

— То есть у тебя и алиби нет, чтобы начать сомневаться в твоей причастности? — догадалась Сакура.

— Вот именно, — огрызнулся Саске, точно это она пыталась доказать свою невиновность.

По её спине прополз холодок. В раздумья закрался сумбур из-за противоречивых фактов и нежелания признать, будто Учиха способен лишить человека жизни. Хотя, прибегая к трезвой оценке, вполне можно допустить, что кто-то его подставлял или решил проучить. Нелюдимый, Саске магнитом притягивал к себе если не врагов, то недоброжелателей. Но пока это было единственное предположение в его пользу.

Выждав достаточно, Учиха отшвырнул пистолет в кресло, расположившееся у окна. Наверное, это должно немного обнадёжить Харуно.

— Сейчас я отпущу тебя. Только без глупостей, — предупредил он.

Она кивнула, и Саске поднялся с кровати, подойдя к подоконнику и опёршись на него локтем. Всё-таки он занял позицию наиболее приближённую к оружию, нежели Сакура. Она размяла затёкшие конечности, оглядев застывшего у окна парня. Конструкция из иголок выпирала бы из кармана, будь она у него. К тому же Харуно наткнулась бы на неё, когда Учиха прижимал её к себе. Или он сам поранился бы, сидя на кухне. Значит, ни в передних, ни в задних карманах этой ужасающей метки быть не могло. Как и шприца. Вот только задумчивый взгляд Саске, направленный на валяющийся в кресле пистолет, не приносил Сакуре успокоения. Она не вольна так рисковать.

Харуно вновь драпанула, но в этот раз на кухню. Ей некогда возиться с дверным замком, поэтому оставалось только защищаться. Она выхватила первый попавшийся нож из ящика, трясущейся ладонью выставляя его перед собой, и истерично завопила бросившемуся за ней Учихе:

— Не смей подходить ко мне, психопат!

— Да это ты ведёшь себя как психопатка! — не удержался он.

По ещё щекам ручьём потекли слёзы, а тело пробрала судорога. Саске это зрелище показалось жалким, но оно и испугало его. Он не был готов к такому повороту, хотя сам являлся причиной её неуравновешенности. Учиха, сняв с себя пиджак и отбросив вещицу, чтобы Харуно заметила всё ещё пустую кобуру, слегка развёл руки в стороны и сделал несколько шагов навстречу Сакуре.

— Не подходи — я сказала! — взвизгнула она сквозь плач, размахивая ножом. — Ты ведь можешь быть убийцей! — её рёв только нарастал.

— Да ты сама мечтаешь о том, как будешь резать меня живьём и кромсать на куски мои органы! — парировал Саске повышенным тоном. — Что, решила привести желание в действие? — кивнул он на лезвие в её руке.

Всхлипы Харуно слышались уже реже. Она неприятно удивилась его претензии. Откуда он знал?

— Это же была просто шутка! — оправдалась Сакура.

Неожиданно для Учихи, его слова подействовали. Она пока была начеку, но её плач сходил на нет. И он совершил ещё пару осторожных шагов к ней.

— Мне тогда показалось наоборот, — поддержал тему Саске, отвлекая её. — Ты так красочно описывала свои эмоции, что я пришёл к заключению, словно от одной этой фантазии ты бурно кончаешь. Помогает в случае с Итачи? — невольная усмешка исказила его губы. — Не думал, что братец плохо справляется. Всего двадцать девять лет парню, а уже такие серьёзные проблемы…

Учиха и не подозревал, как был точен в своих привычных подколах. И почему он опять задевал её через её отношения с Итачи? Харуно больше бесила не столько эта издёвка, сколько примитивизм Саске.

— Ты снова за старое? — принялась отчитывать его Сакура, но почувствовала, как из её руки выхватили нож.

Он отбросил острый предмет в раковину, прислонив её к своему телу и не давая отстраниться. А она и не заметила Учиху, бесшумно подкравшегося к ней, чтобы обезоружить. И несмотря на всё происходящее, Харуно не могла не думать о том, как от него приятно пахло смесью свежего парфюма и терпких сигарет, а также как тепло и комфортно было в его объятиях. Слёзы заново навернулись в уголках её глаз. Нет, Сакура не могла смириться с тем, что полюбила холодного мальчика, из которого вырос замечательный мужчина и маньяк. Она была знакома с Саске большую часть своей жизни. Украдкой наблюдала за ним, волновалась за него, когда он отправлялся на задержание, и первой бежала встречать его в отделении, прячась за углом, для проверки, что он цел. И никакая ненависть детектива к ней не должна была сбивать её с толку. Харуно не могла полюбить убийцу. Она не верила ему стопроцентно, но верила своему сердцу.

Учиха переступил через себя, поглаживая её по волосам. Он убеждал себя, словно это необходимо, но то, как ему было противно от представлений, что эта хрупкая девушка трахалась с его братом и точно так же льнула к Итачи, перебороть не мог. Сакура, кажется, намочила своими слезами рубашку, что теперь неприятно липла к телу. И, немного погодя, Харуно обняла его в ответ, окольцовывая торс под лопатками. Это было неожиданно и привело Учиху к странному размышлению: раздражение вызывала не сама Сакура, а её отношения с Итачи и то, что старший братец и в этом его обошёл. Она была не виновата в вечном соперничестве Учих, но Саске, вопреки здравому смыслу, сделал из неё объект своих срывов, ведь бывшая одноклассница являлась наглядным примером того, что в его семье не было места проявлению чувств. А теперь эти чувства выручали Учиху в трудную минуту. Он мог поспорить, что Итачи первым бы арестовал Саске, не желая даже выслушать.

— Истерик больше не будет? — нарушил молчание он.

Ему нужно было поскорее закончить здесь, ведь он терял бесценное время, которое мог направить на расследование.

— Я не знаю, — шмыгнула носом Харуно. — Ты точно не при чём?

— Думаешь, я бы стал возиться с тобой? — фыркнул Саске. — Я бы нашёл другой способ избавиться от тебя, раз на то пошло.

— Обещай, что будешь рассказывать мне о всех деталях расследования, — потребовала она, сжав его рубашку в районе позвоночника.

— Хорошо, — из-за отсутствия иного выхода, согласился Учиха.

Он говорил прямо ей в макушку, отчего она ощущала приятный жар дыхания детектива. Но Сакура чувствовала, как его тело было натянуто, точно пружина. Всё-таки объятия парня, вероятно, коробили. Поэтому она отпустила бывшего одноклассника, разворачиваясь к нему спиной и вытирая лицо от влажных дорожек задранной футболкой. Когда она расправила верхнюю часть своего гардероба и убрала растрёпанные пряди волос за уши, её слух различил звук урчащего живота, заставив сдавленно хихикнуть. Харуно посмотрела на смутившегося Саске и просто вымолвила:

— Я тебя покормлю.

Он не стал возражать, во второй раз усаживаясь за её стол. Атмосфера между ними немного разрядилась, но оба осознавали: им ещё предстояло адекватно всё обсудить. Учиха наблюдал, как Сакура доставала тарелку и накладывала ему что-то из холодильника, отправляя еду в микроволновку. Лишь бы Саске не попалась посуда, из которой она кормила Итачи. Почему-то это откликалось немым возмущением в его сознании.

Механические действия окончательно утихомирили Харуно. Она сообразила, что единственная могла поддержать бывшего одноклассника, раз так повернулся случай. И Сакура не желала бросать его на произвол судьбы. Один он не разберётся в этом деле.

Звон сигнала микроволновки выдернул её из прострации. Она поставила перед парнем отбивную с пюре и положила приборы, присаживаясь сама. Видно, Учиха был очень голоден, если ему не мешал её пристальный взор. А Саске безмолвно наслаждался пищей. Что-что, а готовила Харуно отлично. Или его вкусовые качества просто притупились из-за постоянного употребления фаст-фуда.

Неожиданно для обоих, из кармана брюк Сакуры послышалась громкая мелодия вперемешку с вибрацией. Учиха уже было подумал: Итачи на пути к её дому и звонил, чтобы предупредить или спросить, что купить к ужину — как Харуно, сообразив о подобных опасениях, тут же опровергла его догадки:

— Да, Сасори, — кратко ответила она.

Вернув себе хладнокровие, Саске продолжил трапезу, невольно вслушиваясь в её разговор.

— Постановка пьесы? Прости, но в этот день у нас кооператив в честь дня рождения сотрудника, так что я никак не успею, — с грустью в голосе произнесла Сакура. — Но, если хочешь, мы можем увидеться после. Тогда с нетерпением жду встречи, — сменила тон на довольный она.

Когда Харуно закончила разговор, Учиха уже расправился с угощением, отодвинув от себя пустую тарелку и переводя взгляд на неё, будто давая ей разрешение выпытывать из него всё, что интересовало Сакуру. Продался за еду как последний дебил.

— Что ты знаешь о маньяке? — нетерпеливо вырвалось у неё.

— Я совершенно ничего о нём не знаю и даже не предполагаю, кто он, — разочарованно протянул Учиха. — Если я займусь проверкой алиби всего своего окружения, только…

Его прервал настойчивый звонок в дверь. Лицо Харуно вмиг побледнело, так как она совсем позабыла о времени. Если это Итачи, а Сакура была уверена, что он, то старший Учиха, зайдя в квартиру, узреет помятых, потных и взъерошенных парня с девушкой. Вывод о том, что они могли делать, напрашивался сам собой. Этого ей ещё не хватало!
Утверждено Aku Фанфик опубликован 27 апреля 2017 года в 05:39 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 398 раз и оставили 0 комментариев.