Наруто Клан Фанфики Триллер/Детектив Чувства, которые не остывают. Глава III: Обновление почерка

Чувства, которые не остывают. Глава III: Обновление почерка

Категория: Триллер/Детектив
Чувства, которые не остывают. Глава III: Обновление почерка
Название: Чувства, которые не остывают. Глава III: Обновление почерка
Автор: Elasadzh, To_mas
Фэндом: Наруто
Дисклеймер: Кисимото
Жанр(ы): Гет, Романтика, Ангст, Драма, Детектив, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU, ER
Персонажи: Саске/Сакура - основной, Итачи/Сакура - второстепенный, Наруто, Хината, Неджи, убийца(маньяк); остальные
Рейтинг: NC-17
Предупреждение(я): Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Макси
Статус: В процессе
Размещение: Фикбук
Содержание: Ненависть, дружба, любовь — что из этого можно отнести к чувствам, которые никогда не исчерпают себя и не остановятся ни перед какими испытаниями? А если этим испытанием окажется дело о неуловимом и серийном убийце? Ведь чувства не могут остыть так же быстро, как мёртвая плоть.
Sheʼs got here eyes open wide.
Sheʼs got the dotten spit of the world.
Her mouth on the metal.
Lips of a scared little girl.

У неё широко открыты глаза.
Всем на неё наплевать, на неё всем насрать…
Её рот на железной цепи,
Как губы девочки, у которой страх ещё впереди…

Marilyn Manson — Count To Six And Die


Добравшись до места преступления, Саске припарковал свой автомобиль возле трёх патрульных машин со сверкающими мигалками двух традиционных цветов. Ярко-жёлтая лента, натянутая вокруг территории, прилегающей к особняку, была чересчур отличающимся предметом «дизайна» этого дома от нескольких сотен его братьев и сестёр. В своём роде этот частный сектор — рай, особенно если ты домохозяйка, предпочитающая безвылазно таращиться в ящик, протирая своим задом диван до дыры.

Протиснувшись сквозь толпу людей в форме, Учиха, прежде чем направиться в спальню, так как труп обнаружили именно там, решил немного осмотреться. Ещё на входе он обратил внимание на десяток рам, украшающих стену прихожей. Присмотревшись, Саске обнаружил различные фотографии с тематических вечеринок, на которых присутствовали одни фрики. Продолжив свой осмотр дома, он не встретил больше ничего необычного. Всё выглядело вполне привычно: повсюду царил порядок, а мягкий свет, исходящий от прикреплённых к потолку люстр в стиле хай-тек, создавал вполне уютную обстановку. Правда, покойница в одной из комнат нарушала эту идиллию.

Добравшись всё-таки до спальни, Учиха приметил настенные часы, расположенные недалеко от кресла, в котором сидел, по-видимому, супруг убитой. По крайней мере, такой вывод напрашивался сам за себя: мужчина, чьё лицо Саске видел минутами ранее на фотографиях, то и дело нервно прокручивал кольцо на безымянном пальце правой руки.

В ушах отдавалось противное тиканье секундных стрелок, как напоминание о том, что Учиха в очередной раз был выдернут из зоны комфорта посреди ночи. Протяжно выдохнув, он устремился к кровати, отметив про себя, что, к его радости, возле покойницы уже не было столпотворения из криминалистов и прочих работников.

Расчленённые тела никогда не действовали ему на нервы, так же, как не возмущали и изуродованные, распространяющие отвратительные флюиды, создавая неприглядную картину, нет. Всё это виделось не хуже, чем тощие рёбра в мясной лавке. Но вот жертвы этого серийного маньяка странным образом вызывали у Саске внутреннее раздражение. За годы работы он повидал немало разношёрстных психов, и эти убийства на фоне прочих казались абсолютно лишёнными фантазии. В них словно не было никакого смысла, и в тоже время не просматривалось отголосков психических отклонений. Хотя для новичков и случайных гостей такая «простота» была чем-то вроде одышки, от которой, в отличие от чего-то более изощрённого, не тянуло блевануть.

Надев перчатки, дабы не оставлять лишних отпечатков, Учиха, не особо веря в компетентность судмедэксперта, прикреплённого к этому делу, внимательно осмотрел тело самостоятельно. Ничего нового, на первый взгляд: всё тот же выстрел в голову, идиотская метка, укол в районе шеи. Всё, кроме одной детали, которой прежде не наблюдалось ни разу. На шее потерпевшей были и следы от удавки или ещё чего-то, напоминающего веревку. Странно.

— Эй, ты уже опросил свидетеля? — мельтешащая рядом блондинистая шевелюра и аромат свежей выпечки вынудили Саске прервать размышления.

Наруто, как и всегда, оставаясь верным своим привычкам, любил влезать не вовремя, притом сохраняя на лице жизнерадостную улыбку, вообще не вписывающуюся в обстановку. А также этот пустоголовый кретин успевал что-то хомячить ежесекундно. Кажется, его аппетит не испортит даже Пила со своими пытками, представься они перед Узумаки вживую.

— Как раз этим и планировал заняться, — сухо отозвавшись, Учиха бросил взгляд на рыжеволосого мужчину, сидевшего в углу комнаты и обхватившего волосы руками.

Судя по его внешнему виду, в особенности по количеству пирсингов на лице, становилось не совсем ясно, почему такой экземпляр проживал в столь тихом уголке города, а не, например, в центре, поближе к местам сборища неформатной молодёжи. Хотя он и не выглядел особенно молодым.

— Соболезную вашей утрате, — стараясь придать как можно больше сочувствия шаблонной фразе, Саске остановился рядом с пока их единственным свидетелем, обращая на себя внимание. — Меня зовут Учиха Саске, я детектив. Мне необходимо уточнить у вас некоторые детали, — он смотрел на практически не реагирующего на его слова человека сквозь блокнот, и, дождавшись наконец незамысловатого жеста головой, продолжил. — Как Вас зовут и кем Вы приходились жертве?

— Яхико. Мужем, — вынужденно и кратко утверждал рыжеволосый.

— Где Вы находились во время убийства вашей супруги? — без толку было сглаживать углы, по крайней мере в данном случае, так как все ответы сейчас вылетали из его переколотого железками рта почти на автомате.

— На работе, — сквозь нервную дрожь пробасил мужчина.

— Рядом с вашим домом стояли две машины. Одна из них принадлежала вашей супруге? Она уезжала сегодня на работу на ней?

— Да. Да, — односложность и резкий тон, подсказывающий, что из убитого горем человека многое не вытянешь. — Можно мне несколько минут, чтобы прийти в себя? — спросил разрешения мужчина.

— Да, конечно, — Саске оставил на некоторое время в покое косвенного свидетеля.

Учихе как раз нужна была пауза, чтобы обдумать добытую информацию. След, пересекающий вдоль шею потерпевшей, никак не выходил у него из головы. Для чего это необходимо было маньяку? Чтобы заставить жертву управлять автомобилем и доехать вместе с ней до её дома? Или же убийца просто подкараулил женщину только у особняка, чтобы обеспечить себе беспрепятственное прохождение вовнутрь? Стоит проверить оба варианта.

— Наруто! — Саске, выйдя на небольшое крыльцо, немного прикрикнул, подозвав к себе офицера. — Пускай эксперты тщательно проверят каждый миллиметр снаружи дома и машину потерпевшей, преимущественно задние сидения. Проследи, чтобы не упустили не единого волоска! Понял?

— Без проблем, — заверил друг, отправляясь доложить волю старшего по званию остальным.

Учиха, ощутив непреодолимую тягу к чему-то вредному среди этого благоухающего рассадника, потянулся в карман за пачкой сигарет, но, завидев приближающийся автомобиль старшего брата, чертыхнулся и вернулся в особняк.

***


Обеспокоенный взгляд Сакуры устремился вперёд. Она хотела, ещё не выходя из машины, осмотреться. Бывший одноклассник, снова дежурящий в ночь и позвонивший своей ей, рассказал, что к новому трупу приложил руку всё тот же маньяк. И эта новость ужаснула, ведь ранее между его преступлениями была примерно неделя, а сейчас срок ограничивался лишь сутками. Сутки — это ничто. Если убийства впредь будут происходить с такой же частотой, то снова погибнут невинные люди, потому что у полицейских на данный момент нет никаких зацепок. А как можно вычислить виновника всех этих зверств за один день, если до этого с делом было глухо больше месяца?

Итачи, стараясь разрядить обстановку, по дороге пытался отшутиться по поводу того, что Харуно как раз успела выспаться. Да и сама горела желанием отправиться на работу. Вот только Учиха не учёл того факта, что он работал в этой области более продолжительный срок, поэтому подобные оттенки чёрного юмора считал уместными. Она же только напряглась от этих слов сильнее, начиная накручивать себя. Естественно, Сакура чувствовала свою вину перед всё новыми и новыми жертвами неизвестного психа. Являясь судмедэкспертом, она могла значительно помочь в расследовании, но доселе оказывалась бесполезной. Харуно цокнула, не решаясь выйти из машины, так как увидела промелькнувшую чернявую макушку на пороге милого домика, по периметру которого расположились цветущие клумбы. Возможно, Саске прав в своём отношении к ней. Она оказалась в положении лишнего балласта. И это положение срочно необходимо исправлять.

Итачи, проследив за взором спутницы, раздражённо захлопнул водительскую дверь, приводя сидящую в чувства. Он, обойдя автомобиль около капота, открыл машину, подавая руку Сакуре, чтобы помочь той встать, а затем вытащил с заднего сидения чемоданчик судмедэксперта, за которым пришлось заезжать в участок, так как в доме Учихи, в отличие от квартиры его девушки, не нашлось запасного. Не удивительно, что Саске успел добраться в эту полуглушь раньше них.

Харуно протянула ладонь, чтобы забрать свой рабочий инвентарь, но Итачи проигнорировал её, спешно шагая по забетонированной дорожке к входу в дом. Она сначала попыталась вырвать чемоданчик из его руки, но стальная хватка не позволила, а блеснувшие злостью в свете единственного фонаря чёрные глаза предупредили Сакуру от попытки повторных действий. И чего это он так взъелся? Разве она виновата в том, что им пришлось прервать свой романтический ужин?

Мысленно махнув рукой на слишком быстрые перемены настроения молодого человека, Харуно направилась в небольшой особняк, ориентируясь внутри по голосам, которые привели её в спальню. Игнорируя обстановку в комнате, она сразу же обратила внимание на полусидящую на расправленной кровати женщину. Никто даже не удосужился закрыть её янтарные глаза, в помутневших зрачках которых застыл неподдельный страх за себя. Поэтому первое, что сделала Сакура, — опустила застывшие веки потерпевшей. Она не смогла бы начать работать в противном случае. А ещё больше испуга нагонял отблеск от пирсинга убитой под нижней губой. Игра света создавала отвратительнейший эффект подрагивающих в немом ужасе уст. Конечно, Харуно не единожды испытывала на себе это ощущение, когда мерещится, будто, пребывая по ту сторону жизни, за тобой наблюдают, но предательские мурашки словно подтверждали её непрофессионализм и слабость.

Отвлекая её от разглядывания трупа, Итачи поставил рядом с её ногами серебристый чемоданчик, давая понять, что он останется здесь. Сакура кивнула своему молодому человеку и чисто из любопытства обернулась назад: в кресле, прямо напротив кровати, сидел поникший мужчина, весь увешанный пирсингом. Наверное, это её сожитель или супруг… Догадка больно кольнула Харуно в районе солнечного сплетения. Она ведь так и не набралась смелости поговорить с Итачи.

— Яхико, Вы готовы возобновить нашу беседу? Поймите, что мы теряем время. А благодаря Вам убийца может быть пойман значительно раньше, — голос Саске давил даже на психику Сакуры своей безразличностью.

Кто же так допрашивает человека, который только что потерял кого-то близкого и дорогого?

Детектив почувствовал на себе чей-то недовольный взор и мельком посмотрел на неё. Гневная искра, пущенная в её сторону, точно кричала о том, что не стоит вмешиваться не в своё дело, а лучше каждому заниматься своими обязанностями. Так Харуно и поступила.

— Да, извините, я готов, — рыжеволосый отчаянно сглатывал подступавшие сильнее с каждым мгновением слёзы.

И правильно сделал, как считал Саске. Нечего мужику распускать нюни. Учиха, косясь изредка на застывшего в отдалении, у окна, старшего брата, решил не затягивать допрос.

— В последние дни Ваша супруга не выглядела встревоженной или нервной? Ничего непривычного за ней не замечали? — монотонно спросил он.

— Нет, всё было как всегда. Она уходила на работу раньше меня, как и возвращалась. Пилила меня за неубранную постель, которую приводила в порядок до моего прихода. А сегодня… — мужчина шумно вдохнул, — … сегодня она не успела, — закончил он почти шёпотом.

— Хорошо, — делая какие-то пометки в своём блокноте, совершенно неуместно вымолвил Саске. — А у неё не было никаких подозрительных знакомых?

— Какие подозрительные знакомые могут быть у человека, который будни с утра до ночи торчит в типографии, перечитывая каждую книгу, что там печатается, а по выходным ведёт кружок оригами для маленьких деток?! — неожиданно громко и возмущённо протараторил Яхико.

Учиха вздёрнул левую бровь и оглядел сидящего в кресле рыжеволосого. Нет, он, несомненно, никак не поспособствует следствию. Его эмоции только приведут к трате драгоценного времени, которого и так в обрез.

Внезапно повисшую в комнате тишину, нарушаемую до этого лишь лязганьем металла в руках судмедэксперта, разбил телефонный звонок, доносящийся от Итачи, притаившегося у штор точно тень. Подняв трубку и бросив короткое «да?», начальник полицейского участка, простояв в молчании ещё с полминуты, стремительно удалился, никому ничего не объяснив. Сакура даже не заметила, как он ушёл, увлечённая осмотром трупа.

— Саске ты… не подойдёшь? — немного несмело позвала она.

Оставшийся в доме Учиха счёл её просьбу чем-то важным, ведь девушка обычно не стремится обращаться к нему, чтобы не навлечь на себя порцию оскорблений и унижений. Делая вид, что раздумывает, он размеренными шагами приблизился к судмедэксперту.

— Что ты хотела? — грубо, в своей манере отозвался Саске.

— Я тут подумала… — Харуно закусила губу в нерешительности, опасаясь, что на неё после этой фразы польётся очередное, выдуманное им дерьмо.

Господи, она подумала! Подумала она, блять! Сейчас снова начнётся бессмысленный трёп, и этот словесный понос не прекратить, пока Сакура не закончит высказываться. Можно, правда, заткнуть её какой-нибудь колкостью, но у выспавшегося Саске был отличный настрой, который позволял девушке продолжить свою мысль, чтобы поглумиться над ней немного.

— В общем, — возобновила свой монолог Сакура, — это же не единственная женщина с меткой маньяка, которую нашли дома, в постели. Ведь так? — она подняла свои малахитовые глаза на Учиху, а он, заинтригованный дальнейшими её гениальными умозаключениями, кивнул. — Я краем уха уловила из твоего диалога с супругом потерпевшей, что она работала в типографии. А Джирайя, первая жертва убийцы, был писателем. К тому же его с супругой также нашли в кровати. Может, Цунаде оказалась случайной жертвой, а между Джирайей и этой женщиной есть связь?

— Между кем там есть связь? — в дверях показался Неджи.

Хьюга, чтоб его! Саске только успел забыть о том, что теперь это дело ему приходится делить со вторым детективом, как этот напыщенный придурок появляется и влезает куда ни попадя.

— Забудь, — Учиха развернулся к напарнику, подходя к нему. — Ты зря приехал.

— А-а-а?.. — Неджи вопросительно склонил голову на расположившегося в кресле и оттягивающего свои волосы на голове мужчину.

— Он уже сказал всё, что знал, — объяснил Саске. — Лучше отправляйся в участок и пробей всех её знакомых.

— А ты? — с ноткой подозрения осведомился сероглазый, убирая со своего плеча настойчивую руку Учихи, который хотел развернуть Неджи к выходу.

— Я жду Сакуру, — его голос напоминал сдавленное шипение.

— Ладно, нет проблем, — пожал плечами Хьюга, ретировавшись.

Если ему здесь не рады, то он с удовольствием поработает в своём новом кабинете. Торчать среди враждебной атмосферы тоже, знаете ли, не в кайф. А так в участке заодно и пообщается с двоюродной сестрой, заступающей на дежурство приблизительно в этом часу.

— Не стоит использовать меня как отмазку, Саске, — выдала затихшая до этого Харуно, рассматривая след от одиночной иглы на шее трупа.

— Это не отмазка. Итачи уехал, и тебя некому подвезти, кроме меня, — с прискорбием для себя самого заметил Учиха, развернувшись к судмедэксперту.

Если бы она молчала, то он просто сделал бы вид, что ничего подобного не вылетало из его рта. А так, когда его торкнули носом в его же промах, Учиха не желал признавать поражение. Пусть лучше Сакура нуждается в нём, чем он будет нуждаться в прикрытии с её позволения. Ради успокоения для своей гордости можно разок и её в машине вытерпеть.

— Я скорее поеду в фургоне с трупом, чем с тобой, — показательно поморщилась Харуно.

Разумеется, она блефовала. Просто вымещала на подвернувшемся парне обиду за то, что Итачи вот так просто оставил её одну, кинул на произвол судьбы. И куда же делась вездесущая ревность её молодого человека? Ведь старший Учиха не дурак, знал, что у Сакуры есть какие-то чувства к его брату. Только если в большинстве случаев он оберегал её, уменьшая их контакт с Саске, то сейчас сам спокойно бросал её прямиком в его лапы. Беспечность или излишняя самоуверенность? И, несмотря на всё это, что-то в душе Харуно радовалось возможности побыть рядом с детективом и бывшим одноклассником подольше. Она не строила иллюзий насчёт своих чувств к обоим братьям, но пыталась брать от жизни по максимуму, имея перед собой вполне наглядные примеры того, как эта самая жизнь с лёгкостью может прекратиться в любой миг.

— Не смеши меня, — фыркнул Саске, считая ситуацию разрешённой.

И Сакура не стала с ним спорить, потому что в спальню вошли криминалисты, забывшие здесь ультрафиолетовые лампы. Ей повезло, что они успели закончить свою работу с поиском отпечатков и улик до её приезда, так как обычно толкучка только мешала сосредоточиться. Склонившись над мёртвой женщиной в последний раз, она рассуждала, из-за чего детектив соблаговолил её подвезти? Возможно, он хотел обсудить её догадку? Хотя о чём это она… Ни один Учиха не считал её достойной обсуждения какого-либо дела. Это вечно останется неизменным.

А Саске не забыл о её высказывании. Не нарочно оставив её речь без внимания, он уже соображал, с проверки чего именно ему следовало начать. Мысленно Учиха поаплодировал Сакуре, но наяву не собирался разглагольствовать по этому поводу. Её наблюдательность и бабская страсть к подслушиванию не заслуживают похвалы от него. Да и Саске был уверен, что сам бы додумался до такого, как только Наруто сообщил бы ему о находках или их отсутствии около дома или же в машине. Чёртова удавка пока занимала первое место в думах Учихи. Если убийца хотел тем самым лишить полицейских бдительности, то у него получилось, раз уж он сам внимал судмедэксперту.

Выйдя за порог дома, Саске буквально ощущал неразличимые слуху шаги плетущейся за ним девушки. Её немое возмущение его молчанием только подначивало Учиху продолжить вести себя в духе этакого мудака. Сначала — входная дверь, захлопнувшаяся прямо перед её носом, и после — заведённый двигатель автомобиля, прежде чем Сакура успела сама протянуть руку к передней дверце, не говоря уже о том, чтобы сесть.

Джентльмен, ничего не скажешь.

И к чему, спрашивается, была эта спешка, если Саске, как только Харуно тихо уселась в салон его автомобиля, вальяжно откинулся на спинку водительского сидения, поднося выуженную из заранее приготовленной пачки сигарету к губам и зажигалку к ещё пока неподожжённому краю? Перспектива дышать едким дымом в стоящей машине, исключающей от того хотя бы какое-то подобие вентиляции через опущенное окно со стороны руля, не слишком её прельщала. Да и его по-настоящему детская вредность порядком выводила Сакуру из себя. Зачем он изворачивался с помощью ребяческих пакостей? Не находил иного способа ей насолить?

— Эм, Саске… ты не мог бы? — она не успела даже представить варианты его отмазок, так как парень незамедлительно перебил её.

— Нет, — отрезал Учиха, черканув большим пальцем по колёсику зажигалки, и, втянув в лёгкие побольше пагубного дыма, выехал на дорогу.

Гнетущая тишина, смешанная с никотином, слегка напрягала, посему Сакура, пользуясь случаем, решилась попробовать наладить общение с детективом. В конце концов, они уже давно не дети, и эта, по сути, беспочвенная вражда постепенно переходила все границы не только морали, но и логики.

— Послушай, — робко начала она, — раз уж вышло так, что нам приходится вместе работать над одним делом, может, хотя бы попробуем общаться по-человечески? — окончание её реплики Учиха уже даже не слышал, так как их заглушила внезапно заигравшая в салоне музыка. — Саске! Да что я тебе сделала?! — убавив громкость, Харуно продолжала держать пальцами колесо регулировки на магнитоле, дабы ей на сей раз не пренебрегли.

— А ты не догадываешься? Очевидно, что, пока ты в кои-то веки не включишь мозги и не станешь замечать что-то дальше своего носа, разгадка не придёт к тебе, — расплывчато пробормотал он.

— И это мне говорит человек с непомерно завышенным чувством собственной важности? — огрызнулась она.

— Если ты сейчас же не захлопнешь варежку — пойдёшь пешком, — гаркнул Учиха, не без самодовольства отмечая, что это подействовало.

Несмотря на всю неприязнь к Сакуре, было одно, что Саске нравилось в ней, — исключительная понятливость. Непостижимым образом она чувствовала, когда необходимо заткнуться или же скрыться из виду, прикинувшись невидимкой. Хотя до того, как девушка ещё не довела его до точки кипения, Харуно удавалось раскрыть свой непростой характер и проявить себя как способную дать отпор. За столько лет Учиха оставался единственным, кому она не отвешивала тумаки и перед кем не шла напролом, желая доказать свои правоту или догнуть свою линию. И это, без всякого сомнения, укрепляло его самооценку. А её проницательность и внимательность, в связи с которыми Сакура поделилась с ним своими соображениями по делу, подталкивали Саске к выводу, что она постепенно поднималась в его глазах и совсем скоро он станет воспринимать её всерьёз. И было непонятно, хорошо ли это или плохо.

Не отрывая взгляда от дороги, он вновь потянулся к валкодеру*, но вместо холодной пластмассы почувствовал что-то тёплое. От этого прикосновения Харуно будто окунули в ледяную воду, а мурашки пробежались по всему её телу, из-за чего она незамедлительно отдёрнула свою руку, отвернувшись, чтобы скрыть смущение, проявившееся в виде румянца на щеках, словно у подростка, и уткнувшись широким лбом в прохладное оконное стекло.

Кажется, подобная попытка Сакуры утрясти разногласия между ними была заведомо провальной. И каким бы странным ни было поведение Учихи, её не прекращало тянуть к нему, как к мужчине. Точно маленькая девочка, она велась на его шарм выделяющегося среди остальных окружающих её парней подонка, привлекающего своей неправильностью. Харуно не могла внятно объяснить своё предпочтение даже самой себе. Наверное, она слишком долго взращивала глубоко в сердце чувства к неприступному детективу, обрекая любые отношения с другими ухажёрами на неудачу, либо на наличие лишь удобства и выгоды.

Но сейчас нужно было избавиться от всего постороннего в голове, так как им предстояли трудоёмкие и напряжённые рабочие ночь и день.

***


— Убийца совершит ошибку — это лишь вопрос времени, — безапелляционно заявил Неджи, шоркая подошвой ботинок по полу в поисках удобного положения, ведь, как раньше, в родном кабинете другого участка, ноги теперь не вытянуть вперёд из-за нежелательного соседства.

— То есть подразумевается, что до сих пор он не совершал ошибок, у тебя нет улик и прежде, чем что-то предпринять, тебе придётся подождать, пока он не убьёт кого-нибудь ещё? — насторожился Саске, слегка корчась то ли от неприятного звука, издаваемого ногами коллеги, то ли от правдивости своего замечания.

— Говоришь так, словно у тебя их лихвой, — прыснул Хьюга.

На последнюю фразу сероглазого Учиха лишь показательно хмыкнул, обозначая этим вероятность того, что улики у него действительно имелись.

И хоть он мысленно молился, что эксперты что-нибудь да найдут в машине потерпевшей, с каждой секундой собственных размышлений и сопоставлений нюансов Саске понимал, что это дохлый номер. Никаких отпечатков пальцев ни на трупе, ни в доме, ни около него. Чистая работа. Очевидно, у маньяка было достаточно времени, чтобы не наделать ошибок и не оставить следов. Нельзя было исключать, что он опытен и это не первая серия его убийств. Стоило проверить базу на наличие подобных случаев не только в их городе, но даже и в штате.

Этим Учиха и занялся, уткнувшись в рабочий компьютер, игнорируя напрягающее его нахождение кабинете ещё одного детектива. Последний по-прежнему был сосредоточен над поиском знакомых Конан и её схожести с предыдущими жертвами. Интересно, додумается ли Неджи хотя бы до того, до чего догадалась даже Харуно? Общность между первым убийством и последним действительно была, но после некоторых размышлений уже не казалась такой важной, ведь прочие жертвы ни коем образом не пересекались.

Как Саске уже успел выяснить, Хьюга попал в своей отдел и был послан к ним, потому что он отлично играл в политику и умел сдружиться с нужными людьми. К сожалению, облизывание тылов не избавляло его от бездарности. Учиха же, в свою очередь, умел искать выгоду во всём, а посему решил занять напарника чем-то более полезным для дела.

— Попробуй найти связь между убийством Джирайи и его жены с сегодняшним происшествием, — приказной тон Саске заставил его временного обитателя этого кабинета вздрогнуть.

— Писатель и типография — ты об этом? Думаю, это просто совпадение, — пробурчал сероглазый, обращая внимание на Учиху.

— Это единственное совпадение на данный момент. И ещё… — он не особо хотел раскрывать свои же догадки кому-то, и всё же у него самого много забот, которые не следовало игнорировать, поэтому получить толк от Неджи было скорее вынужденной необходимостью. — Узнай всё, что только возможно, о Яхико и проверь также его связь с остальными погибшими.

Ежели в этом и был какой-то смысл, то их косвенный свидетель вполне мог оказаться самим маньяком или быть замешанным в преступлениях другим образом, как и ближнее окружение предыдущих жертв. Яхико, скорее всего, подвержен опасности, ведь в первом случае убили обоих супругов. А на обязательный, но фактически бесполезный поиск информации Саске не хотел растрачивать себя.

— Хорошо, я займусь этим, — принял подобное разделение обязанностей Хьюга, отвлекаясь на мгновение от ноутбука, чтобы засучить рукава белой рубашки, а после возвращаясь к выполнению своих обязанностей.

Стараясь не нарушать эту рабочую идиллию, созданную фальшивой видимостью их коллективной слаженности, Учиха продолжил изучение старых материалов. У него было слишком много вопросов, вертящихся в голове так же, как и электронные страницы архива перед глазами. Например, почему верёвка, а не как обычно, по старинке? Похоже на то, что убийца просто почувствовал неудовлетворение. В конце концов, это уже пятое происшествие по одному и тому же шаблону. Наверное, ему надоело безболезненно, насколько это, конечно, уместно говорить в данном случае, убивать жертву? Ему нужно что-то другое? Новое направление или неожиданный поворот? Из-за всего этого мысли о том, что преступников может быть двое, буквально напрашивались сами собой. И если это не попытка сбить полицию со следа новым почерком, то нужно тщательнее и внимательнее изучить тела.

Все люди обладают привычками: есть те, которые отработаны до автоматизма, а есть те, которые они совершают намеренно. Угол выстрела, глубина игл — стоит сравнить полученные результаты. Если они будут отличаться, значит, здесь замешан не один преступник. Увы, для выяснения этого Саске, к его разочарованию, нужно наведаться к судмедэксперту.

Примечания:
*Валкодер — колёсико на магнитоле.
Утверждено Aku Фанфик опубликован 27 апреля 2017 года в 05:32 пользователем Elasadzh.
За это время его прочитали 497 раз и оставили 0 комментариев.