Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Романтика Чертов Валентинов день

Чертов Валентинов день

Категория: Романтика
Чертов Валентинов день
Мелодии не было – только зудящий от ерзания телефона по столешнице звук вибровызова. Спросонья Темари даже не успела нелицеприятно подумать о звонившем в такую рань – просто сняла трубку.
– Алло…
– Алло, Тем, – послышался оттуда торопливый голос спешащего куда-то парня, – извини, что разбудил, но меня срочно вызвали на работу, говорят там что-то серьезное… Тем?
– Да-да, – еще хрипловатым голосом ответила девушка, – я слышу.
– В общем, я быстро разберусь и приеду к обеду.
– Да, хорошо.
– До встречи.
– Удачи, – произнесла Сабаку и нажала кнопку завершения вызова.
К обеду. Это хорошо: ей как раз надо закончить дела, и она еще даже успеет доспать… Но, полежав пару минут с закрытыми глазами и телефоном в руках, Темари поняла, что быстро заснуть обратно не получится. Значит, решила она, надо вставать.
Сладко потянувшись, девушка откинула одеяло и поднялась с кровати. Девять утра. Конечно, не слишком рано для буднего дня, да и для выходного тоже, но только не в том случае, если до трех часов сидишь за документацией аудиторской фирмы, когда от количества чисел в голове мозг начинает просто отказывать. Последнее время она хронически не высыпалась, и сегодняшний день, кажется, не станет исключением.
14 февраля.
Чертов Валентинов день.
Не то чтобы Темари ненавидела этот праздник, просто недолюбливала. И не потому, что была феминисткой, как могли думать многие, и не потому, что у нее никогда не было парней. Парни как раз таки были, лет с шестнадцати новый на каждое 14 февраля, но дело было в другом. Старшую Сабаку искренне раздражала столь естественная в первую половину месяца суета окружающих девушек по поводу, где достать лучший рецепт, как лучше его приготовить, какой кому шоколад подарить, кому и как признаться.
Возможно, за такой «мужской» подход стоило благодарить общество двух братьев, возможно – жизнь, сложившуюся таким образом, что с четырнадцати лет Темари просто не могла позволить себе побыть слабой и хрупкой. Но нельзя сказать, что ее это не устраивало.
Кроме того, вполне вероятно, часть ее недовольства крылась и в тех парнях, с которыми ей доводилось или почти доводилось встречать этот день из года в год. Ни с кем она не встречалась дольше семи месяцев. Только с ним, нынешним молодым человеком. Но даже с ним этот день уже с утра пошел наперекосяк: договаривались ведь провести 14 февраля вместе, согласовывали графики, освобождали время, она вчера допоздна сидела за документами, и тут его звонок… Хотя он ведь обещал быстро разобраться.

Они познакомились полтора года назад, в сентябре. Темари как раз проходила практику в аудиторской фирме, где их, студентов-четверокурсников экономического факультета, без полгода выпускников, нагружали с особым усердием, регулярно контролируя и перепроверяя их работу. Старшая Сабаку прекрасно понимала, почему прикрепленные к ним сотрудники так поступают, ведь за ошибки студентов отвечать будут именно они, но такое недоверие все равно задевало и раздражало. Не меньше раздражала и зауженная юбка до колена – вещь, непривычная для Темари, но необходимая для делового дресскода, который потребовала от практикантов фирма. Потому, возвращаясь домой, девушка мечтала лишь о том моменте, когда наконец сможет расстегнуть пуговицу на слишком жмущем поясе, и даже не обратила внимания на лишнюю мужскую обувь в прихожей.
– Я дома, – произнесла она на автомате и сразу направилась к лестнице на второй этаж.
– С возвращением, – послышался с кухни ответ Гаары.
После смерти отца более восьми лет назад, а еще раньше дяди и матери они, старшая сестра и два брата, остались сиротами, вынужденными полагаться на чужую опеку. За детей, тогда уже подростков, взялся какой-то дальний родственник, которого, однако, больше интересовал банковский счет их отца, нежели само попечительство. Благо еще, что после всех приживал ей с братьями остался хотя бы родительский дом. Дядечки и тетечки, неприятно сюсюкающиеся с осиротевшими подростками, менялись с завидной регулярностью, так что Темари пришлось взрослеть раньше времени, чтобы уследить и за младшими братьями, и за отцовским наследством. В настырных родственниках был только один плюс: их пристальное внимание тесно сплотило Темари, Канкуро и Гаару, научило верить и полагаться только друг на друга, не прибегая к посторонней помощи. Потому и отношения внутри их семьи были куда теплее, чем могли ожидать посторонние.
Но в данный момент девушку заботила исключительно юбка, снять которую прямо на лестнице не позволяло только чувство приличия. Посылая мысленные проклятия тому, кто вообще придумал деловой дресскод, Сабаку быстро зашла в свою комнату, закрыла дверь, бросила сумку на кровать, поспешно расстегнула пуговицу и молнию на боку и уже потянула ткань вниз, когда услышала чужой мужской голос:
– Я заменил винчестер, сейчас его надо разделить на локальные диски, – из-под компьютерного стола девушки показался торчащий хвост темных волос, а за ним лицо абсолютно незнакомого Темари парня.
Возможно, при других условиях старшая Сабаку смогла бы оценить всю комичность сложившейся ситуации: она посреди своей комнаты в спущенной до колен юбке и едва прикрывающей бедра блузке и выглядывающий из-под ее стола парень, которого она видела впервые в жизни. Последний же, видимо, ситуацию оценить смог.
– Классные ножки, – заметил он с абсолютно флегматичным выражением лица.
Это-то и оживило застывшую Темари. В мгновение ока юбка оказалась натянута обратно на талию и наглухо застегнута, а сама девушка была уже у стола и железной хваткой держала за воротник незнакомца, от неминуемой кары которого едва успел спасти стук в дверь и раздавшийся за ним голос Гаары.
– Тем, к нам пришел друг Наруто починить твой компьютер, и, похоже, он сейчас как раз в твоей комнате… – к концу предложения голос брата приобрел нотки осторожности, видимо, из-за весьма обоснованных опасений за кое-чье здоровье. – Я могу войти?
– Да, входи, – ответила старшая Сабаку через пару секунд, выпуская воротник парня, но не сводя с него прищуренных недовольных глаз.
Дверь открылась, и в комнату вошел Гаара, за спиной которого маячил Наруто – его лучший друг, личность неординарная во многих смыслах.
– Вижу, вы уже встретились, – заметил младший Сабаку, переводя взгляд с грозного вида сестры на все еще сидящего под столом парня.
– Спасибо, конечно, за помощь с компьютером, но сделайте, пожалуйста, перерыв, – ровным голосом попросила Темари, надеясь, что незнакомец не окажется самоубийцей и не расскажет Гааре о произошедшем только что.

– Это, кстати, Шикамару, – представил друга Узумаки, когда девушка, переодевшись и придя в более благоприятное расположение духа, спустилась на первый этаж.
– Приятно познакомиться, – без всяких эмоций произнесла Сабаку.
– Взаимно, – был ленивый ответ.
Шикамару Нара оказался студентом научно-технического университета, будущим специалистом сферы IT, по словам Наруто, гением в области стратегии и техники, но еще той, по словам того же Узумаки, «ленивой задницей» и вообще даже несовершеннолетним, насколько могла судить Темари со слов друга Гаары. Впрочем, и самому Наруто не было на тот момент двадцати.
После перерыва ремонт компьютера был окончен уже за то время, пока старшая Сабаку готовила ужин, после которого гости покинули их дом.

Второй раз они встретились через пару недель на Дне рожденье неуемной-затычки-в-каждой-бочке-Наруто. Получив приглашение, Темари даже не удивилась: Узумаки обладал какой-то феноменальной способностью располагать к себе людей, что старшая Сабаку отлично наблюдала на примере сначала Гаары, позже Канкуро и, наконец, себя самой. День рожденье справлялся в доме приемного отца Узумаки, некого Джирайи, которого сам парень называл не иначе как «извращенец», о причинах чего Темари старалась не строить даже гипотез. Тем не менее, дом был полон музыки и гостей-сверстников Гаары и Наруто, два года разницы с которыми все же добавляли для старшей Сабаку свою небольшую ложку дегтя в этот праздник. Впрочем, ее подавляемая меланхолия длилось ровно до того момента, пока она случайно не наткнулась на знакомый, торчащих на затылке хвост темных волос.
– О, классные ножки, – Шикамару чуть не заработал хук с левой за такие слова, но Темари все-таки сдержалась, намереваясь, как и положено в обществе, отомстить вербально при первой же возможности.
– У кого? – тут же спросила стоящая рядом с ним девушка, чьи светлые длинные волосы были также схвачены в высокий хвост.
– Знакомьтесь, это Темари, старшая сестра Гаары, – флегматично представил ее Нара, – это Ино и Чоджи, – представил он ей девушку и здесь же стоящего полного парня, поедающего пирожные с приватизированного подноса.
– Его девушка? – сразу в обход Шикамару поинтересовалась Сабаку у блондинки. Должна же она была как-то или с помощью кого-то отомстить за «ножки».
– Нет, просто знаю его как облупленного с пеленок, – с улыбкой ответила та и поправилась: – Их обоих, – Ино поочередно указала пальчиком на рядомстоящих парней.
– А, – впрочем не огорчилась Темари. У подруги детства порой можно добыть компромата больше, чем у самой ревнивой спутницы.
– Девушки у этого ленивца не появится еще очень долго, я уверена, – добавила блондинка, заставляя старшую Сабаку навострить уши.
Тем не менее, дружескую этику Ино не нарушила ни разу на протяжении всего вечера, зато оказалась веселой и приятной собеседницей, способной поддержать любую тему и, даже более того, раскрутить на разговор отмалчивающегося и время от времени зевающего Шикамару. Чоджи в беседу двух девушек встревал редко, в основном тихонько жевал сладости, но комментарии вставлял вовремя и по теме. В целом, благодаря этим троим и особенно Ино, Темари вполне неплохо провела тот вечер.

Позже, вплоть до Нового года, они виделись с Шикамару всего несколько раз. Парень с параллельного потока предложил Темари встречаться, поэтому неучебное время она проводила с ним, иногда даже не ночуя дома. Не то чтобы у нее или у него были какие-то серьезные намерения, просто старшая Сабаку наслаждалась последними месяцами студенческой жизни.
Тем не менее, на устроенную вездесущим Наруто вечеринку в честь Нового года Темари пошла именно с ним, несмотря даже на скептическое выражение лица Гаары, молчаливо, но весьма выразительно недолюбливавшего большинство ухажеров сестры. Однако помимо взгляда брата на протяжении всей вечеринки девушка ловила не себе и лежащей на ее талии ладони и слегка задумчивый взгляд Нары.

Возможно, ей так только показалось, возможно, это было просто совпадение, но после Нового года она стала чаще видеть Шикамару у них в гостях. Этот парень, при всем своем пофигизме и флегматичности, на удивление легко и быстро сошелся с Гаарой и Канкуро и потому появлялся у них дома уже даже без общества Наруто. По этой причине, девушка даже не удивилась, увидев его среди приглашенных на День рожденье Гарры, хотя прекрасно знала о замкнутом характере брата.
Куда больше ее поразило то, что на свое совершеннолетие Гаара позволил Узумаки притащить себя и всю компанию, среди которой Темари была единственной девушкой, в стриптиз-клуб. Старшая Сабаку не удивлялась такому выбору Наруто и была даже за сама посетить подобное заведение, пусть и в исключительно мужском обществе – в конце концов, при всей традиционности своей ориентации она находила в женском стриптизе определенную эстетику – ее приятно изумило именно несопротивление брата, придерживающегося в целом весьма консервативных взглядов.
Но если самой Темари было абсолютно уютно в чисто мужской компании, то парни, как хорошо понимала девушка, все же чувствовали при ней некоторое стеснение. Поэтому через пару часов после начала праздника Сабаку пожелала всем приятного вечера, в открытую перебросила имениннику нераспечатанную пачку презервативов, чем заработала его выразительный взгляд, и на этой эффектной ноте покинула их компанию.
Пока она, стоя на крыльце клуба, застегивала пальто, позади еще раз хлопнула дверь и рядом показался никто иной как Шикамару, достающий сигарету и зажигалку.
– Эй, а двадцать-то есть? – скорее в шутку, чем всерьез спросила Темари.
– Между прочим, исполнилось еще раньше, чем Наруто, – ответил парень, держа сигарету двумя пальцами около губ и все же прикуривая после ответа.
– В клубе же можно курить.
– Там не то, – произнес Нара, затягиваясь и выпуская в зимнее звездное небо сизый дым.
– Ладно, хорошо повеселиться, – Сабаку уже разобралась с пальто и сделала шаг с крыльца, но Шикамару сделал такой же шаг вместе с ней.
– Провожу до метро, – коротко пояснил он.
– Там ведь сейчас праздник твоего друга, – заметила Темари.
– Там сейчас слишком шумно. Или ты торопишься не домой? – задал Шикамару по сути невинный вопрос.
– Я тороплюсь на метро, – с усмешкой ответила девушка, минуя прямой ответ.
Нара глянул на наручные часы, но промолчал, видимо, просто прикидывая время.
Сначала шли молча. Не то чтобы не было общих тем для разговора, просто Темари никогда не задумывалась, что может объединять их двоих, но даже так в этом молчании не было напряжения, которое обычно испытываешь будучи вынужденным находиться рядом с малознакомым тебе человеком. В итоге, разговор начал докуривший Шикамару, начал с какой-то мелочи – Сабаку уже даже не помнила с какой, но внезапно они оба разговорились и пятнадцать минут до ближайшей станции пролетели быстро и незаметно. Уже потом девушка поняла, что впервые разговаривала с Нара один на один, и не сказать, что ее это общение разочаровало.
У входа в станцию Шикамару попрощался, после чего развернулся и не спеша пошел обратно, на ходу, как заметила Сабаку, доставая еще одну сигарету. В тот момент, глядя ему вслед, Темари сама себе усмехнулась: не хватало еще при наличии молодого человека обольститься на внимание друга брата, на два года младше нее.

В конце января началась подготовка к выпускным экзаменам, за которой девушка не успевала уследить не то что за друзьями братьев – за находящимся рядом парнем, что быстро привело к легко предсказуемым последствиям. Застав его с какой-то студенткой младших курсов, старшая Сабаку просто отозвала его в сторонку и с легко давшейся улыбкой сказала, что в связи с предстоящими экзаменами им, пожалуй, стоит прервать отношения, чтобы это не сказывалось на учебе. Никаких истерик и скандалов: они ничего не обещали друг другу, и было бы глупо требовать верности от их абсолютно несерьезных отношений, но все равно на душе у Темари было довольно паршиво. Приближающийся День святого Валентина и вечный всеобщий девичий ажиотаж вокруг этого праздника лишь добавлял ей раздражительности и резкости в словах.
Само 14 февраля прошлого года, во многом из-за разрыва отношений с парнем и не упускающих возможности посплетничать одногруппниц стало для Сабаку поистине испытанием ее терпения и вежливости, поэтому домой она вернулась совсем не в духе и даже не подумала удивиться компании из Гаары, Канкуро, Шикамару и Наруто.
– Я дома, – обозначила девушка свое появление, сразу из коридора проходя на кухню к братьям – двое гостей резались в приставку в гостиной. Точнее резался Узумаки, а Нара скорее пофигистично давил на кнопки.
– С возвращением, – отозвались Гаара и Канкуро, увлеченный Наруто не глядя помахал рукой, а Шикамару ограничился кивком головы, впрочем, также не отрываясь от экрана.
– Я даже не буду спрашивать, почему в такой день вы сидите у нас дома, а не гуляете где-нибудь в женском обществе, – Темари достала с полки свою чашку, закинула в нее пакетик зеленого чая (химическая и редкостная на вкус дрянь, но тогда было в самый раз) и включила чайник.
– А где мой шоколад, дорогая сестра? – с наглой, хоть и обаятельной улыбкой поинтересовался Канкуро.
– Или в магазине, или у твоей несуществующей подружки, – отрезала девушка.
– Тем, я понимаю, что твой уже бывший козел и урод, но твоим братишкам тоже хочется быть любимыми в этот день, – ну вот в кого пошел Канкуро своим наглейшим характером? Старшая Сабаку не раз задавалась вопросом, кому в родословной стоит сказать за это спасибо.
– Ты – точно обойдешься, – вновь парировала она, снимая закипевший чайник с подставки и наливая воду в кружку.
– Темари, ты на самом деле рассталась с тем молодым человеком? – поинтересовался Гаара.
Девушка тяжело вздохнула. Иногда раздражать может все, даже вечно уравновешенный младший брат.
– А я тебе разве не рассказывал? – весело удивился Канкуро.
– Да, рассталась, – четко и с паузой произнесла Темари, подразумевая, что на этом тема закрыта.
– Я рад, – абсолютно искренне, хотя получилось немного покровительственно, сказал Гаара, унося наполненные колой стаканы в гостиную. Старшая Сабаку последовала за ним со своей кружкой чая.
– Меня не беспокоить, – бросила она, направляясь к лестнице на второй этаж.
– Вам я тоже про ее бывшего не рассказывал? – с наивным видом подлез Канкуро к Наре и Узумаки.
– Я сейчас про твою коллекцию кукол расскажу, – пригрозила Темари на ходу, боковым зрением цепляя на себе взгляд Шикамару.
– Еее, я выиграл! – сразу же послышался радостный вопль Наруто.

.*.*.*.


Позавтракав, она взялась за бумаги, с которыми не успела разобраться вчера вечером. Как всегда это помогло отвлечься от всех прочих проблем, хотя, строго говоря, проблем еще не было. В конце концов, в этом была специфика работы Шикамару: могли вызвать в любое время и в любой день, даже в выходной.
Зато она как раз успеет разобраться со всеми документами и освободить завтрашний вечер, если не для Нары, то для себя.

Остаток февраля прошлого года был также посвящен напряженной работе – учебе, поэтому все лишние эмоции сами по себе отошли на второй план, оставив только волнение и ожидание как можно более быстро окончания университета.
Март встретил Темари как выпускницу теплой солнечной погодой и зацветающей сакурой. После недельного отдыха, старшая Сабаку без труда устроилась в престижную аудиторскую фирму, где и проводила теперь большую часть дня. Как и вовремя практики, ее работу регулярно контролировали и проверяли, но Темари понимала, что это не на всегда.
14 марта, Белый день, в который уже окружающие ее мужчины и парни бегали с шоколадом или другими подарками для своих родственниц и любимых, выдался особенно теплым и солнечным.
– Я дома, – по привычке произнесла девушка, закрывая входную дверь и снимая обувь.
– С возвращением, – послышался с кухни голос, не принадлежащий ни одному из ее братьев.
Немало удивившись, Сабаку вошла в комнату и увидела сидящего за столом Шикамару, что-то рассматривающего в своем телефоне. На столе перед ним стояла небольшая закрытая коробка без всяких отличительных фирменных знаков или маркировок.
– Гаара, Канкуро? – поинтересовалась Темари, подходя к холодильнику.
– Недавно ушли.
– Оставив тебя одного? – еще больше удивилась она, раздумывая над тем, что подобного еще не было. Нет, был конечно Наруто, который мог вызвонить Гаару в три часа ночи, но Наруто всегда был отдельным случаем.
– Я хотел с тобой поговорить.
– О чем? – ничего не заподозрила Сабаку и сразу за этим спросила: – Чай, кофе?
– Чай, – услышала она голос Шикамару, а за ним звук открываемой коробки. – Это тебе.
Темари поставила и включила чайник, обернулась и, даже несмотря на вполне ожидаемое для того дня содержимое коробки, все равно удивилась.
– Белый шоколад?
– Да.
Девушка еще раз посмотрела на содержимое коробки. Сливочно-белые дольки разных размеров и форм заполняли ее на две трети и были безукоризненно вкусными даже на вид.
– Я же тебе ничего не дарила месяц назад, – на всякий случай уточнила Сабаку.
– Я знаю, – ответил Нара, и она внезапно впервые заметила, что у него проколоты уши. – Хотя ждал.
– Ты ждал от меня шоколада на Валентинов день? – Темари что-то определенно не замечала, особенно довольно очевидную со стороны цель разговора.
– Да. Но не удивился, даже если бы ты подарила шоколад своим братьям, но не подарила мне, – парень улыбнулся, на секунду опуская голову, словно пряча эту то ли сожалеющую, то ли извиняющуюся улыбку. – Поэтому я сам дарю тебе сегодня шоколад и предлагаю стать моей девушкой.
Услышав это, Темари не удержалась от несколько резкого вздоха: все-таки не оформившиеся в конкретную мысль догадки подтвердились. Ей было не впервой получать признания на Белый день, но никто еще не делал это так и никого еще не сопровождал тот груз обстоятельств, которые витали вокруг Шикамару.
– Я на два года старше тебя, – напомнила она, внимательно наблюдая за его реакцией.
– Я знаю, – просто ответил парень.
В этот момент на пике кипения выключился чайник. Воспользовавшись этим, Сабаку вновь отвернулась к кухонному столу, доставая из шкафчиков заварник, коробку зеленого чая и пару чашек. Возникшую ситуацию надо разрешить сейчас же, но для этого надо было обдумать все варианты и их последствия. Поэтому она не спеша стала заваривать зеленый чай по всем правилам: ополоснула заварник горячей водой, отмеряла количество чая, выдержала первую заварку... Мысли же ее в этот момент были далеки от такой церемонии. В принципе, Шикамару был неплох. Он был в известной мере симпатичен ей, как все те немногие друзья Гаары, которых он выбирал с тщательностью и скрупулезностью истинного педанта. Нара был определенно умен, интересен и даже, в чем Темари наконец могла себе признаться, внешне хорош. Даже в его признании чувствовалась какая-то взрослость, без наигранного виляния отсутствующим хвостом и без юношеской развязности. В конце концов, лучше что-то сделать и потом жалеть, чем не сделать этого вообще.
– Ладно, и как ты себе это представляешь? – она поставила на стол две полные чашки, взяла из коробки кусочек шоколада и надкусила его.
Нара, который снова что-то высматривал в своем телефоне, это ее действие, однако, заметил и понял.
– Примерно так, – сказал он, привставая с места и как-то так поворачивая телефон, что Темари подумала, что он хочет ей что-то показать, и подалась вперед, перегибаясь через стол.
Но вместо того, чтобы увидеть что-либо на экране, она поняла, что Шикамару ее целует. Сначала он просто прижался своими губами к ее, но не встретив сопротивления, немного наклонил голову, размыкая губы Темари и делая поцелуй более взрослым. От удивления или по какой-то иной причине, но девушка даже ответила.
– Давно хотел это сделать, – произнес парень с легкой полуулыбкой, отстраняясь.
Темари тогда подумала, что это действительно может быть интересным.

На самом деле уже первый месяц их свиданий превзошел все ее ожидания. Она не стала сразу радовать братьев новостями, о чем попросила и Нару – за этим само собой следовало и умолчание при друзьях. Впрочем, до дня рождения Чоджи в мае поводов для встречи с друзьями Шикамару или Темари и так не возникало.
Он оказался не просто интеллектуалом, эдакой копилкой фактов, которых не очень-то любила старшая Сабаку за их кичливость своими знаниями, он оказался действительно умен не по годам и в некоторых жизненно-прикладных вопросах мог даже превзойти саму девушку, что вычеркивало из списка возможных характеристик философа-теоретика, человека вроде и умного, но не особо совместимого во взглядах и делах с реальной жизнью. Но если из Темари практика сделало то, что в четырнадцать лет ей пришлось взять на себя роль обоих родителей, то из Шикамару практика сделала лень. Он всегда точно рассчитывал силы, время и возможности и никогда не делал ничего лишнего лишь потому, что ему было лень. Это качество, а точнее его выражение в Наре не переставало удивлять девушку: Нара, чтобы иметь возможность лениться во вполне определенном, по его взглядам, будущем, учился на одной из самых сложных специальностей в области программирования, что, конечно, в дальнейшем должно было принести неплохие деньги и позволить ему перестать работать намного раньше пенсионного возраста, но все же такая ставка была высока. Что характерно, в этом Нара признался без всякой хвастливости – так, упомянул мимоходом. «Лень – двигатель прогресса» – это высказывание обрело определенно новый смысл для Темари.
Конечно, она не могла не переживать по поводу разницы в возрасте, но успокоилась куда быстрее, чем ожидала или, тем более, чем они расстались. У Шикамару не было экстремальных жизненных обстоятельств, его родители были живы и здоровы, у него были настоящие друзья, но также у него была своя жизненная позиция и выработанная им самим система ценностей – то, чем могли похвастаться далеко не все сверстники старшей Сабаку.
И опять же: несмотря на всю свою лень, которую он и не думал вуалировать якобы занятостью или чем-то подобным, Шикамару, к скрытому удовольствию Темари, никогда не ленился проводить время с ней. Да, он вполне мог заснуть в кинотеатре или прозевать нужную остановку, забыть дома мобильник или прослушать прогноз погоды, даже если послушать его просила девушка, но Нара никогда не пропускал встреч, никогда не забывал номер ее телефона и никогда не ленился на прощание целовать ее.

Если их друзья и удивились новой паре, то особого изумления не выказали. В частности, друзья Шикамару, а с большего – друзья Гаары и Канкуро, приняли ее более чем тепло. Особенно Ино и Чоджи, на Дне рожденье которого парочка и раскрыла свою тайну. Яманако, кажется, вообще с первой секунды прониклась к Темари каким-то сестринским чувством, не показав и грамма ревности к другу, что приятно удивило старшую Сабаку. После того дня они вообще достаточно тесно сошлись с Ино, по крайней мере, сейчас в качестве лучшей подруги Темари назвала бы именно ее.
Братья Сабаку также более чем благосклонно отнеслись к Шикамару, только Гаара особенно крепко пожал ему руку и сказал, что в случае чего, при всей их дружбе, Наре не жить. Все посмеялись, но в большинстве своем прекрасно понимали, что в каждой шутке есть доля правды.

.*.*.*.


С бумагами Темари закончила за полдень. Пора было обедать, и девушка как раз взялась за готовку, когда Шикамару позвонил во второй раз.
– Ну что, вы закончили?
– Еще нет, – ответил парень. – Тут все серьезнее, чем я думал, прости, но я должен задержаться.
– Хорошо, – улыбнулась она. – Постарайтесь там.
– Да…
Нара повесил трубку.
Они не строили никаких грандиозных планов на сегодня, просто хотели провести этот день вместе, и случившийся форс-мажор был не приятен, но вполне предсказуем. Поэтому старшая Сабаку даже не злилась, тем более, что Шикамару оставался на связи. «Заботится и беспокоится», – с улыбкой подумала девушка.
Внезапно пришла и другая мысль: из нелюбви к самому празднику она не делала шоколад, но теперь у нее как раз появилось время на это. Обед был почти готов, да и Нара мог действительно быстро закончить с делами, поэтому Темари решила использовать экспресс-вариант. Она растопила на водной бане завалявшуюся в холодильнике плитку шоколада, залила его в силиконовую форму для льда и поставила в холод. Дольки должны были получиться в итоге треугольными, но это вполне можно было списать на модернистское решение символики праздника.

Летом, после «обнародования» их отношений, словно начался какой-то новый этап. Шикамару стал вновь появляться у них в гостях, так как из-за их небольшой тайны почти не приходил весной, чтобы не провоцировать неловких ситуаций. Он жил на другом конце города, но все равно часто засиживался допоздна, уезжая только на последнем метро, на которое однажды все-таки опоздал. Под взглядом совсем слегка прищуренных глаз Гаары, даже не сама Темари, а Канкуро предложил ему остаться в гостевой комнате, бывшей родительской спальне, на что Нара, конечно, согласился.
Вся соль была в том, что комната Темари находилась на той же стороне дома и так же, как и гостевая, имела балкон, что прекрасно понимали если не Шикамару, то вся семья Сабаку. Впрочем, Нара тоже быстро это понял и даже воспользовался, уже после пожеланий спокойной ночи тайком пробравшись в комнату девушки.
После этого случая Шикамару еще несколько раз случайно или нет опаздывал на последнее метро, но, кажется, даже Гаара наконец смирился с тем, что все всерьез.

Она медленно, но верно и бесповоротно влюблялась в него, чего не случалось с девушкой со школьной скамьи. Он взял всем: и умом, и внешностью, и хорошими отношениями с ее братьями и друзьями. Последние, кстати, несколько удивились выбору Темари, потому что конечно спросили про возраст ее нового молодого человека, но быстро во всем разобрались, пообщавшись с Шикамару буквально пару раз. Все друзья старшей Сабаку знали о ее пристрастии к действительно умным мужчинам.
Одно только не устраивало девушку: она не любила запах сигаретного дыма, а Нара не расставался с сигаретами с семнадцати лет. Она пыталась с ним разговаривать, тонко намекать, но он лишь невозмутимо становился так, чтобы дым не шел на Темари и курил дальше. Девушка говорила ему про никотиновую зависимость, про то, что это в итоге плохо скажется на его здоровье, но не действовали никакие аргументы. В итоге, ей как-то удалось словить его на «слабо», и Шикамару легко и просто не курил два месяца. То есть он действительно не курил: девушка даже специально прислушивалась к запаху его одежды – та не пахла дымом.
Но однажды, после того как Нара побывал на чьем-то мальчишнике, он вновь встретил ее с сигаретой в руках. Старшая Сабаку выразила ему, конечно, свое мнение по этому поводу, но парень резонно ответил, что он уже доказал, что легко может не курить, но когда ему нужно подумать над чем-либо, лучше всего ему думается за сигаретой. Темари вздохнула и смирилась.

В конце лета на свое День рожденье девушка сделала себе подарок и переехала на съемную квартиру недалеко от работы. Она, конечно, искренне любила своих братьев, но чем дальше, тем тверже убеждалась в том, что им обоим стоит подтянуться в хозяйственных делах, что было сложноосуществимо при проживании с ними самой Темари. Она честно предупредила их за две недели и упрямо не поддавалась ни на какие уговоры, особенно со стороны Канкуро. Старшая Сабаку, впрочем, пообещала приезжать время от времени, но только в качестве гостя, а не домохозяйки.
Тот вечер и ночь они провели вдвоем с Шикамару, обустраивая новое ее жилье и наслаждаясь отсутствием чужого внимания, коего было не избежать и на свидании в любом общественном месте, и тем более в фамильном доме Сабаку.

.*.*.*.


После обеда звонков от Нары больше не было. Пользуясь наличием свободного времени, Темари решила переделать то, что в загруженные работой будни откладывалось в дальний ящик. Она с просыпающейся иногда педантичностью рассортировала вещи по полкам и ящикам, аккуратно складывая их, отобрала грязное и закинула его в стирку, такую же ревизию сделала на кухне, вновь вернулась к деловым документам и наметила план работы на неделю…
Уже было четыре часа, а ни звонков, ни самого Шикамару еще не было. Зная, как его начальство относится к телефонным разговорам на рабочем месте, она не хотела звонить, но, откровенно говоря, уже начинала беспокоиться. Однако, решившись наконец, дозвониться до парня она так и не смогла: вместо гудков приятный женский голос сообщил, что «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Второй вариант отпадал автоматически, значит, Нара опять забыл нормально зарядить телефон, поняла Сабаку. Хотя, возможно, ему пришлось отключить телефон. К скрытому недовольству Темари, ей оставалось только ждать.
Не умея сидеть без дела, девушка протерла несуществующую пыль, попробовала начать подаренную художественную книгу, но то ли автор был плох, то ли у нее не было настроения на восприятие прекрасного, в итоге, эстетику заменила практика в виде книги по аудиторскому делу. Но и та не смогла увлечь ее мысли надолго. Уже не зная, чем заняться, старшая Сабаку залезла в последние новости в Интернете, перечитала все статьи в разделах экономики, науки, политики, искусства – чуть не села за темы моды и авто.
Она попыталась позвонить Шикамару еще несколько раз, но ответ все равно был тем же: «аппарат абонента выключен или…». Темари даже не слушала до конца, все больше недолюбливая этот вежливый голос. Общее настроение портилось медленно, но уверенно.

За незаметно пролетевшие полгода они ни разу не поссорились по-крупному, и не потому, что Шикамару был для этого слишком ленив, а Тамери – слишком горда, а потому что просто были уже достаточно взрослыми, чтобы думать о другом и не вызывать бессмысленных конфликтов.
Конечно, девушку не всегда все устраивало в его поведении. Например, он никогда не дарил ей цветов, и хоть у Сабаку довольно равнодушно относилась к флористике и предпочитала живые цветы в горшках срезанным и быстро увядающим, какой-то гаденький голос внутри все равно не мог не отметить этого факта. Шикамару никогда не опаздывал, но время от времени до него было невозможно дозвониться либо потому что он спал, либо потому что не слышал телефона в беззвучном режиме, либо потому что забыл его дома. Он никогда не критиковал ее вкусы, но иногда девушке казалось, что он слушает ее только из вежливости – настолько флегматичным было выражение его лица. Было еще много мелочей, которые приходят только со временем общения и за которые глупо винить человека, ибо никто не идеален. Впрочем, она никогда не таила обиды или досады и свое мнение всегда высказывала напрямую – Нара признавал его, но редко обсуждал, чаще ограничиваясь одной-двумя достаточно дежурными фразами. Темари говорила себе, что он, конечно, анализирует проблему и делает выводы, просто не озвучивает их. Но это «не озвучивает» тоже оставляло не самый приятный осадок. Девушка пыталась примириться с этим молчанием, списывая его на особенности характера Шикамару, но эта досада все равно скапливалась в ней и не могла не найти выхода при первом же поводе, который, конечно, в конце концов нашелся.

Он сам предложил отпраздновать полгода: до этого какие-либо даты по взаимному умолчанию пролетали мимо.
Они договорились пойти на праздник хризантем в городской парк, но когда старшая Сабаку уже подходила к месту встречи, ей позвонил Шикамару и сказал, что он за городом, в обществе Наруто и других его друзей – бывших одноклассников, сказал, что он уже не успеет приехать на праздник, но Темари может приехать к ним, нужно только сесть на метро, идущее в направлении…
Дальше девушка слушать просто не стала. Она сказала, что у нее тоже возникли дела и что она тоже не сможет ни пойти в городской парк, ни приехать к ним, и быстро попрощалась, даже не осознавая насколько холоден был ее голос в этот момент.
Ее разозлило даже не его обычное отсутствие чувства времени и даже не то, что он с друзьями, а не с ней – это тоже, но в первую очередь ей было обидно за то, что ее почти бросили: сам назначил время, сам выбрал место и сам не пришел. Просто великолепно.
Темари выключила телефон и из чистого принципа пошла на праздник хризантем одна.

Она гуляла по парку около полутора часов: посетила несколько представлений, послушала традиционную музыку, полюбовалась на цветы. Сабаку старалась не думать про случившееся, про поступок Шикамару и про то, во что это все может вылиться, но подобные мысли так или иначе проникали все равно в ее голову. После злости пришли обида и разочарование: все получилось глупо и неприятно.
Девушка уже направлялась к выходу из парка, когда услышала позади себя:
– Темари!
И если бы она последний час не вытесняла с особой тщательностью из головы все мысли о Наре, она бы ни за что не обернулась.
Шикамару стоял в семи-девяти шагах от нее, какой-то особенно серьезный, чем-то даже взволнованный. Сабаку даже не сразу поняла, почему он здесь, если должен быть где-то там с друзьями. А парень быстро подошел к ней, прижал к себе, обнимая за плечи, и произнес:
– Больше никогда так не делай.
Темари вдруг очень захотелось врезать ему кулаком под ребра, но места для замаха было маловато, а простым тычком ограничиваться она не собиралась. Но Нара уже сам отстранился, продолжая держать ее за плечи.
– Никогда не выключай телефон.
Сабаку подумала, что очень многое готова высказать в это обеспокоенное лицо, но в реальности просто скинула его ладони движением плеч. Уже высказывала. Не помогло.
– Мог бы уже не бросать своих друзей, – ровным голосом произнесла она.
– Тем, я дебил и мудак, но...
– Не надо, – перебила его Темари. Меньше все сейчас и вообще ей хотелось выслушивать оправдания. – Я буду занята ближайшие дни, поэтому давай отложим этот разговор, – Сабаку спокойно смотрела ему прямо в глаза, которые сейчас из-за семисантиметровых каблуков на ногах были на одном уровне с ее. – Мне пора.
Девушка развернулась и пошла к выходу, специально пряча свободную от сумки ладонь в карман. Впрочем, Шикамару и так понимал, что сейчас ее не стоит останавливать. Но от этого знания легче не было.

Она не соврала: у нее действительно было дел на несколько дней, ведь до этого Темари специально освобождала день праздника, чтобы провести его с Шикамару.
Вновь как когда-то занятость не позволила ей скатиться в затяжное плохое настроение, но одновременно именно поэтому их отношения и повисли на волоске на целые три дня. Девушка вновь, осознанно или нет, гнала от себя любые мысли о Наре, потому его звонок на третий день стал настоящей неожиданностью. Парень предложил встретить ее после работы – Сабаку согласилась, хотя подумала, что абсолютно не знает, как теперь себя вести. Большинство ее отношений длилось до первой крупной ссоры, но Шикамару как всегда оказался настойчивее остальных. Поэтому и разговор при встрече Темари позволила начать ему.
– Все еще злишься? – спросил Нара вместо приветствия..
– Нет, – вполне честно ответила Сабаку, не глядя, однако, прямо на парня.
– Тем, – а ведь так к ней обращались только ее братья и он, – я правда поступил нехорошо. Прости меня.
Совсем чуть-чуть, но все же девушка скривилась, словно от зубной боли.
– Да, это было некрасиво бросить меня там одну, но дело не только в этом случае, – произнесла она. – За полгода накопилось много всякого…
– Например?
– Например? – переспросила она, наконец, мимолетно глянув на него. – Например, то что ты постоянно забываешь дома свой телефон. Или не слышишь, потому что спишь. Ты сам сказал мне не выключать его – думаешь, я не волнуюсь, когда ты не берешь трубку? – она прямо посмотрела на него, неосознанно добавляя обвинения и во взгляд. – Или твоя привычка засыпать в кино. Я понимаю, что тебе может быть неинтересно, но зачем тогда мы шли на этот сеанс, когда могли выбрать другой или не идти вообще? Я стараюсь предлагать другие варианты времяпрепровождения, но тебя не интересует спорт, не интересуют классические виды искусства… И я пытаюсь что-то подбирать, что-то придумывать, но… – выговорившись, выплеснув, в конце концов, это на парня, Темари вновь отвела взгляд. – Это мило и забавно иногда, но не каждый день полгода подряд…
Повисла небольшая пауза, в которую девушке очень хотелось развернуться и уйти. Сбежать, проще говоря.
– Мы… – наконец осторожно начал Шикамару. – Мы можем попробовать еще раз? – Сабаку подняла на него глаза. – Ты хочешь этого? Я хочу.
Она, вновь удивленная им, какое-то время смотрела на него, словно заново изучая его лицо, а потом ответила:
– Хорошо.
Возможно, с нового листа получится лучше.
Нара протянул ей открытую ладонь.
Чуть помедлив, Темари протянула свою и взяла его за руку.
После этого, прежде, чем она успела что-либо сделать, парень в два шага приблизился и обнял ее. На этот раз ей не захотелось вырваться.
– Я торжественно обещаю не забывать про телефон и перед кино пить кофе, – произнес он над самым ее ухом, – но только прошу: никакой оперы, иначе ничто не спасет театр от моего похрапывания, – Сабаку только хмыкнула в его плечо, подавившись смешком. – И, пожалуйста, не держи все в себе.
– А ты реагируй, а не спи, ленивая задница, – пробурчала девушка, не выпуская, однако, из рук ткань его куртки.
– Можешь меня щипать, – разрешил Нара.
– Обязательно, – пообещала Темари.

.*.*.*.


В семь вечера позвонила Ино, отрывая или, точнее сказать, спасая Темари от просмотра какого-то американского кино, в сюжет которого она даже не вникала, просто наблюдая за сменой картинки на экране.
– Привет, не отрываю вас от романтического ужина на двоих?
– Нет, – вздохнула Сабаку, настроение которой покоилось где-то рядом с абсолютным нулем. – Ужин в одиночку вряд ли можно считать романтическим.
– М? А где Шикамару? – удивилась ее подруга.
– На работе: где же ему еще быть?
– Эх… – вздохнула Яманако в трубку. – И не звонит?
– Телефон выключен.
– Вот козел, – искренне возмутилась подруга, и Темари стало легче уже только от того, что кто-то считает также.
– Тот еще, – согласилась она и сменила тему: – А ты где?
– Да вот тоже дома… – пожаловалась Яманако. – Сегодня ведь не сходишь никуда одной: везде все парочками, парочками…
– Так и не нашла компании?
– Да… – вздохнула девушка. – Все, кто со второй половинкой, собирались куда-то вдвоем, а если бы я пригласила кого-нибудь из парней, так это еще шоколад пришлось бы делать…
Старшая Сабаку не смогла сдержать слабой улыбки. В этом была вся Ино: обманчиво легкомысленная, но на самом деле очень недоверчивая и требовательная к парням. По этой же причине, ухажеров она меняла как перчатки, не задумываясь об обязательствах и ответственности долгосрочных отношений. Конкретно сейчас Темари очень хотелось хоть на треть быть ею. Впрочем, а что мешало?
– Тогда, может, сходим куда-нибудь? – предложила она.
– Правда? – тут же оживилась подруга. – Стоп, стоп. А как же Нара?
– Ох… Даже думать от этом не хочу, – вздохнула Сабаку, чувствуя, как настроение вновь начинает портиться. – Позвонит так позвонит, нет так нет…
– Я надеюсь, вы не поссоритесь из-за этого? А то, на кого я еще смогу этого раздолбая оставить? – еще одна черта Яманако: за друзей стоять горой. Причем, за обоих сразу.
– Посмотрим, – уклонилась от прямого ответа Темари. – Так что, тебе все еще нужна компания на этот вечер? Или боишься, что нас посчитают за лесбиянок?
– Ты точно согласна? – пропустила подколку мимо ушей Ино.
– Я согласна на что угодно, ибо я уже не могу сидеть дома без дела.
– Хорошо, – тут же взяла на себя роль активиста Яманако. – Тогда… что насчет ночного клуба? Там обычно любят лесбиянок.
– Отлично, – улыбнувшись, ответила девушка. Ей действительно было все равно, а подруга, возможно, смогла предложить лучший вариант для того, чтобы отвлечься.
Они договорились встретиться через час у названного Ино клуба, но Сабаку рассчитывала время на полтора часа: все-таки, помимо прочего, Яманако была еще и истинной девушкой и опаздывала везде и всегда.
В сборах Темари было что-то даже мстительное по отношению к Шикамару. Она не выключит телефон, но наденет лучшее платье и сделает лучший макияж. Он этого не увидит – сам виноват, а Сабаку не будет жалеть и возможно даже позволит какому-нибудь парню в клубе угостить себя коктейлем. А возможно, таких парней будет даже несколько. В конце концов, сам виноват.
Уже выходя из квартиры, она захватила приготовленный шоколад: хоть Ино угостит.

За всеми разборками на празднике хризантем и после него, девушка чуть не пропустила День рождение Нары, на которое ей довелось познакомиться с его родителями.
Сразу за праздником Шикамару с разницей в один день следовал День рождение Ино, даром еще, что родители Нары, Акимичи и Яманако были дружны чуть ли не со школьной скамьи. Поэтому обе даты всегда совмещались в этих семьях в одну общую даже после того, как дети перестали отмечать их только дома. В этот раз по случаю двадцатиоднолетия обоих именинников планировался грандиозный праздник на весь вечер, ночь и утро, так чтобы один плавно перетекал в другой и гости могли поздравить каждого виновника торжества в свой день. Местом вечеринки был объявлен дом Ино, недалеко от которого располагались дома Шикамару и Чоджи, а также других их друзей и одноклассников.
Нара предлагал встретить Темари на ближайшей станции метро, но девушка отказалась, сказав, что сама найдет дорогу до его дома точно, а там они уже вместе пойдут к Яманако. Не то чтобы она напрашивалась в гости на знакомство, напротив, парень сам сказал, что в этот день его родители уедут уже с утра.
И вот ничего не подозревающая Сабаку приехала на станцию, немного попетляла по спальному району, но довольно быстро нашла нужный дом. Уже подходя к нему, она обнаружила несколько пропущенных вызовов от Шикамару, но не стала перезванивать, так как фактически вот-вот нажимала кнопку звонка. Но после ее нажатия, вопреки всем ожиданиям, дверь открыл не ее парень, а миловидная женщина среднего возраста в фартуке и домашних тапочках. В этот момент Темари очень захотелось ошибиться домом, улицей, районом, городом, но несколько кандзи «Нара» над звонком говорили сами за себя.
– О, вы, должно быть, Темари-сан? – спросила женщина. – Проходите в дом.
Сабаку вдруг подумала о том, сколько Шикамару мог успеть рассказать про нее своим родителям. Например, то, что она старше его на два года. Или то, что он иногда ночует у нее на съемной квартире. Или то, что она всегда специально сильно щиплет его за бок. У девушки вдруг вспотели ладони, чего с ней не случалось со средней школы.
– Простите за вторжение, – одеревеневшим голосом произнесла Сабаку этикетную фразу, заходя в дом.
– Вероятно, вы с Шикамару собираетесь на день рождение к Ино-чан… – начала женщина, но ее прервал спасительный для Темари голос.
– Мам, кто пришел? – из одной из комнат выглянул Нара-младший. Увидев в прихожей свою девушку и мать, он на мгновение остолбенел, а Сабаку вдруг поняла, почему он так настойчиво пытался до нее дозвониться.
Женщина хотела что-то ответить, но в коридоре появилось еще одно действующая персона – крепкого телосложения мужчина удивительно похожий на Шикамару лицом, на котором виднелась пара шрамов, и высоким торчащим хвостом темных волос. То есть, конечно, это не он был похож на Шикамару, а Шикамару был похож на своего отца. Темари краем сознания успела подумать, что если лет через двадцать ее парень будет выглядеть так же – можно без шрамов, но обязательно с такой же острой бородкой – она будет очень даже не против.
– Дорогая, я уже выехал, поэтому жду только тебя, – сообщил мужчина. – Простите, что не можем уделить вам, как нашей гостье, время, – обратился он к Темари, – но мы уже и так прилично опоздали.
– Ох, конечно, – всплеснула руками мать Шикамару и стала развязывать передник, под которым оказалось парадное платье. – Простите, что даже не предлагаю вам чай, но нам действительно пора. Родители тоже хотят отметить день рождение своих детей, вот мы и собираемся с родителями Ино и Чо на свой праздник, – пояснила она старшей Сабаку. Уже отошедшая от первого шока девушка улыбнулась. – Хорошо вам повеселиться, – пожелала женщина, обуваясь. – Загляните к нам как-нибудь на обед, Темари-сан, – выходя из дома, произнесла она.
– До свидания, – попрощался глава семьи.
– До свидания, – произнесла им вслед девушка.
Входная дверь закрылась, и они остались вдвоем.
– Я приехала слишком рано? – спросила уже ни в чем не уверенная Сабаку.
– Нет, скорее они не уехали, как обещали утром, – ответил Шкамару, подходя к ней. – Но, кажется, ты им понравилась, – заметил он, наклоняясь и целуя девушку.

Темари так и не удалось заглянуть на предложенный обед: в конце ноября мать парня положили в больницу, и чтобы оплатить ее лечение и помочь отцу, Нара был вынужден устроиться на работу. С одной стороны, ему повезло: он нашел не просто подработку на заправке, а настоящую работу в хорошей компании, которая готова была взять его после университета, если Шикамару продолжит работать в ней до конца учебы. Но с другой, его график теперь полностью зависел от работодателя, который, зная учебное расписание парня, нагружал его в его же свободное время, а зачастую и по выходным. Темари не жаловалась, она была даже рада за Нару, но факт был в том, что они стали проводить куда меньше времени вместе.
Зато Шикамару чаще стал оставаться у нее на ночь, хотя после его учебного и рабочего дня он в основном хотел только спать, пусть и обнимая Темари.
Они несколько раз навестили Ешино-сан, мать парня, в больнице: Сабаку действительно приглянулась женщине, и та уже в шутку начинала время от времени называть ее своей невесткой.

На Новый год встала дилемма: с какой семьей провести праздник. Ешино-сан выписали из больницы, и мужчины семьи Нара собирались устроить ей домашний Новый год, но в гости также звали и братья, меньше чем за полгода вынуждено подтянувшиеся в хозяйственном плане. Пришлось разрываться: полдня там, полдня тут, и Гаара даже не стал намекать на то, что Шикамару оставил ее сестру одну – видимо, проникся окончательно.
Но и после Нового года ситуация особо не изменилась. Нара учился и работал, а то время, которое раньше проводил в больнице, теперь проводил дома, помогая еще не окрепшей после болезни матери. Темари тоже выдвинули на повышение, и им становилось все труднее совмещать свои графики.
Отношения не стали хуже или холоднее, все было в порядке и в общении, и в постели, сентябрьские события укрепили связь между ними, но девушка не раз ловила себя на мысли, что не уверена, сколько еще они смогут продержаться в таком темпе.
И от этих мыслей было немножко грустно.

.*.*.*.


В клубе было шумно и людно: видимо, не только они с Ино были вынуждены проводить «вечер любви» в одиночестве.
– Пойдем сразу в бар? – предложила Яманако, как только они миновали вход и гардероб. – Надо же изобрести выпивку к такой закуске, – улыбнулась она и потрясла коробочку с шоколадом, которую ей отдала Темари.
– Хорошо, – не стала возражать Сабаку.
Она вполне доверяла подруге: уж та умела отрываться.
На баре взяли по коктейлю – что характерно, к Ино почти сразу прицепился какой-то парень, заплативший за алкоголь, но получившись от ворот поворот: Яманако, показав ему коробочку шоколада, сказала, что она здесь сегодня с подругой, если он, конечно, правильно понимает, что она имеет в виду… Наблюдая эту сцену, Темари не могла не улыбнуться и в конце даже решила подыграть, обняв Ино за талию. От такой откровенности парень струхнул, видимо, не готовый к подобной ситуации, и позволил девушкам улизнуть. После этого случая настроение Сабаку поползло вверх, к тому же, закончив с шоколадом и коктейлем, подруга потянула ее на танцпол.
Темари не была любительницей ночных клубов и слишком громкой музыки, но была готова признать, что иногда слияние с толпой незнакомых людей в ритме совершенно не постановочного или тем более не высокохудожетственного танца может приносить удовольствие. В этом действительно было что-то упоительное: оставить все проблемы за входной дверью, поддаться ритму, отпустить себя. Мелькающий разноцветный свет, громкий динамичный звук, смесь из разных парфюмов вокруг, вкус какого-то сиропа из коктейля на языке и физическое осязание окружающих людей. Рядом танцевала Ино, подпевающая почти каждому треку, красиво двигающаяся, наслаждающаяся своей независимостью…
Сабаку впервые за день действительно забыла о времени и танцевала, пока усталость не взяла свое. К этому времени у ее подруги уже появился спутник минимум на это вечер: Темари не заметила, когда этот парень оказался рядом с Ино, но та благосклонно принимала его внимание, поэтому старшая Сабаку решила оставить их. Яманако было остановила ее, но девушка сказала, что просто передохнет немного. В конце концов, не весь же вечер подруга должна за ней носиться и развлекать.
К сидящей у бара Темари тоже пытались несколько раз прицепиться, но, так как намерения большинства были очевидны уже с первых фраз, она быстро сворачивала разговор и отсылала потенциальных ухажеров. Девушка была не прочь поболтать ни о чем, но приставания при живом парне ей были совсем ни к чему, поэтому подобное времяпрепровождение без Ино и с начинающими ныть ногами быстро наскучило Сабаку.
Телефон по-прежнему молчал, и, оставив на танцполе обиду и раздражение, она вновь начинала думать о Шикамару. Хоть бы с номера какого сотрудника позвонил, зараза. Когда пришлось отшить очередного девушка-как-вас-зовут-может-вас-угостить, Темари поняла, что делать ей здесь больше нечего. Она нашла на танцполе ни капли не уставшую Ино в обществе того же парня и попрощалась, искренне поблагодарив подругу за вылазку и пожелав удачи.

У клуба дежурили несколько машин такси, и девушка решила даже не пытаться успеть на последний общественный транспорт. Сев на заднее сидение и назвав адрес, она откинулась на спинку и постаралась отгородиться от вновь подкатывающей меланхолии. Это 14 февраля, этот чертов Валентинов день выдался угнетающе медленным, наполненным изматывающим ожиданием и всей той палитрой чувств, которые так или иначе испытываешь, находясь с кем-то в отношениях. И тем не менее, когда уже, казалось бы, весь лимит ее терпения должен быть исчерпан, за его гранью осталось только одно чувство – чувство беспокойства о близком человеке.
Подумав об этом, Темари еще раз попыталась набрать Шикамару: может, он уже пришел домой и включил, наконец, телефон, но ответом ей был все тот же вежливый женский голос, не вызывающий уже ничего, кроме короткой вспышки неприязни к абсолютно невиновной его обладательнице.
– Прошу прощения, – внезапно обратил на себя внимания водитель такси. – Мне очень жаль, но мы вынуждены заехать на заправку, чтобы заполнить бак…
– Да, конечно, – махнула рукой Сабаку. – Только не забудьте исключить это из стоимости поездки.
Возможно, стоило бы возмутиться такой ошибке со стороны шофера, который посадил к себе пассажира при низком количестве бензина, но Темари сейчас было категорически все равно. Она просто хотела быстрее домой.
Пока водитель разбирался с машиной, она купила в круглосуточном магазинчике при заправке кое-какие продукты назавтра, вполне по-женски решив устроить себе компенсацию за сегодня чем-нибудь вкусным. Выбор сладостей был не такой уж и большой: несколько видов печений и конфет, пара разных шоколадок, еще с десяток пудингов и кремов… Но в итоге, девушка отдала предпочтение полезному, а не только сладкому.
Когда она вышла из магазинчика, водитель уже ждал ее, после чего отвез до дома и, как показалось Сабаку, в итоге даже взял с нее меньше, чем должен был.
Она поднималась по лестнице на свой третий этаж, думая только о том, что надо быстро снять каблуки, смыть весь мейк-ап и лечь спать, поэтому запоздалый сюрприз у своего порога заметила только, уже почти закончив последний пролет. На пороге, прямо на холодном бетонном полу, откинувшись спиной на дверь, сидел никто иной как Шикамару Нара и, кажется, спал. По крайней мере, его глаза были закрыты, а лицо было спокойно и расслаблено. Все, что испытала в этот момент замершая на середине лестницы Темари – это облегчение. Жив, цел – и на том спасибо.
Стараясь ступать тише, она поднялась по лестнице до конца, но Нара, словно почувствовав ее приближение, уже открыл глаза.
– Привет, – поздоровался он.
– Привет, – ответила девушка. – Зарядка кончилась? – сразу спросила она, присаживаясь рядом с Шикамару на пол.
– Да, но, кроме этого, это был просто адовый в плане работы день, – произнес Нара. – Нас хотели взломать, но еще, как оказалось, кто-то уже подселил на все компы хорошо замаскированные вирусы, так что мы чуть не потеряли всю базу данных…А тут еще этот праздник, половина персонала за городом… – он достал из кармана зажигалку, щелкнул ею пару раз, но, видимо, передумал курить. – До вечера все чистили. Зато шеф обещал неделю не вызывать на работу.
– Мне бы такое кто пообещал, – посетовала Темари.
– Не обижаешься? – спросил парень, глядя ей в глаза.
– Уже нет: благодари Ино, – улыбнулась Сабаку и поднялась на ноги. – Но я все равно ненавижу этот праздник. Пойдем, в квартире всяко теплее.
Шикамару также встал со своего места, освобождая дверь.
– В нем нет ничего плохого, кроме ожидания подарков, – возразил он.
– Просто «кроме ожидания», – поправила его Темари, доставая ключи. – И вообще-то это день всех влюбленных, а не день шоколада.
– Значит, опять нет? – спросил Нара, подразумевая прошлый год.
– Опять нет, – все равно с закравшейся мстительностью ответила девушка, заходя в квартиру. – Хотя еще днем у тебя была возможность получить его.
Сняв каблуки, она обернулась к нему и все равно не успела среагировать, когда Шикамару притянул ее к себе за талию и произнес перед тем, как поцеловать:
– Я люблю тебя.
Сабаку слышала это от него не в первый раз, но парень не говорил такого и каждый день.
– Шоколадка в пакете – моя, но, может быть, я разрешу тебе взять пару кусочков, – произнесла Темари, передавая пакет из магазина в руки Нары.

/февраль 2014/
Утверждено Nern
Koshka
Фанфик опубликован 18 февраля 2014 года в 07:08 пользователем Koshka.
За это время его прочитали 1193 раза и оставили 6 комментариев.
0
Arlen добавил(а) этот комментарий 19 февраля 2014 в 13:35 #1
Arlen
Здравствуйте, автор:) Конечно, не могу утверждать, что работа единственная и неповторимая, но Вы сделали ее по-своему увлекательной. Лично я прочитала Ваше произведение на одном дыхании. Легко и непринужденно:) Но этот милый фанфик портят буквально куча ошибок! И некоторые из них просто абсурдны (-тся/-ться). Присутствуют и невыделенные деепричастные обороты. Далее, Вы не по определению использовали слово "форс-мажор", ведь это есть неожиданные обстоятельства, а у Вас получается, что для Темари эта ситуация была вполне предсказуема. Непорядок, автор. Но тем не менее, я проголосую за Вас:) Скорее исправляться и продолжайте так же радовать нас своими работами
0
Koshka добавил(а) этот комментарий 19 февраля 2014 в 14:17 #2
Koshka
Здравствуйте)
К сожалению, когда у тебя 17 страниц текста и вычитка идет в первую очередь по общей стилистике, а беты нет, то грамотность отходит на второй план. Мне кажется к тому же, любой форс-мажор можно в той или иной мере предсказать хотя бы гипотетически, другое дело, что ты не пытался его предсказать, а только потом подумал, что он был довольно предсказуем - примерно это я имела ввиду в тексте.
Да, бета мне нужна, но где ж сейчас ее найдешь?(
0
SnowFebruary добавил(а) этот комментарий 19 февраля 2014 в 21:51 #3
SnowFebruary
Доброго вечера, Koshka)
Я обажаю пару Шикамару/Темари, а потому ваш фанфик доставил мне особое удовольствие. Получилось довольно ненавязчиво, как раз под настроение "почитать что-то легкое плюс хэппи-энд в конце". Хотя по мере прочтения мне даже в какой-то момент показалось, что будет конец нехороший и они расстанутся.. Пожалуй, это характеризует либо меня как наивного недальнозоркого читателя, либо ваш рассказ как захватывающий и интересный. Надеюсь и верю, что второе :D Читается все на одном дыхании, композиция сюжета не давала заскучать, все виляя то туда, то сюда. В целом прочтение фанфика меня не разочаровало ни капельки, все понравилось и даже не могу указать на какие-то недочеты.
Удачи в творчестве)
0
Koshka добавил(а) этот комментарий 19 февраля 2014 в 22:01 #4
Koshka
Доброго)
Я тоже надеюсь, что второе, ибо сейчас думаю о том, что несколько поторопилась с выкладкой, в тексте есть места, которые еще надо было бы доработать, но чем дальше от праздника, тем страннее смотрелся бы этот текст)
Спасибо за комментарий)
0
Moonlight добавил(а) этот комментарий 21 февраля 2014 в 08:41 #5
Moonlight
Приветствую!
Я, в отличие от остальных, эту пару как раз не люблю, но работу прочла с удовольствием. Очень гармоничная, всего в меру: основное внимание уделено развитию любовной линии и главным персонажам, но мне импонирует, что и лирические отступления типа объяснений шероховатостей характера событиями из детства, отношений внутри семьи каждого из героев, изменений вектора развития отношений и тп имеют место быть, добавляя деталей и делая работу объемной и поистине увлекательной. Порадовало так же, что персонажи второго плана являются не просто фоном для главного пейринга, а полноправными участниками действа, имеющими огромное значение и влияние на происходящие события. Мелькнувшая в двух эпизодах Яманака, братцы Песчаники, родители Нара - такие узнаваемые и настоящие, что просто диву даёшься, как так получилось, ведь о них практически ничего и не сказано. Вот оно, мастерство и опыт (:
Немного напрягло, что вИдение ситуации вышло однобоким - главным образом потому, что читатель видит её с позиции Темари и понятия не имеет, что обо всём происходящем думает Шикамару. Её терпение испытывалось, косяки накапливались, раздражение росло, но ведь и она далеко не идеал с её-то резким характером. Единственное, в чём можно быть стопроцентно уверенной насчёт Нара, так это в том, что он её любит, иначе бы попытки начать всё сначала просто не было. Если представить всё в виде весов, на одну чашу которых сложена куча недовольств Темари, а на другую - любовь и терпение Нара, количественно они, может, наполнены далеко не одинаково, но раз паре удаётся как-то сохранять баланс, значит содержимое второй чаши имеет вес.
Спасибо большое за участие в марафоне и очередную хорошую работу.
Вдохновения и свободного времени!
Мун.
0
Koshka добавил(а) этот комментарий 21 февраля 2014 в 12:03 #6
Koshka
Ну, раз и нелюбителей этой пары я смогла чем-то зацепить, значит, работа хоть чего-то стоит)
Она изначально задумывалась только со стороны Темари, и если недостатки и достоинства Шикамару Сабаку описывает, грубо говоря, сама, то описать Темари я надеялась через текст, ведь то, как она видит ситуацию тоже характеризует ее. Отсюда ее образ более завуалирован, но, по идее, и более очевиден)
Вам спасибо за комментарий) А время мне сейчас действительно нужно)