Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Animal I Have Become. Вторая глава. Когда теряешь часть себя…

Animal I Have Become. Вторая глава. Когда теряешь часть себя…

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Animal I Have Become. Вторая глава. Когда теряешь часть себя…
Мы не можем предусмотреть все. Мы можем лишь планировать. Завтра, думаешь, прогуляюсь, полюбуюсь на залитые солнцем улицы своего селения, а на следующее утро тебе срочно нужно мчаться к захворавшему родственнику и погулять не удается. Думаешь, накоплю денег на новый гаджет, а в итоге тебя бросит вторая половинка и ты спускаешь все на выпивку. Думаешь, что зло внутри себя всегда сможешь держать под контролем, но приходят люди и освобождают зверя. Ты сам становишься зверем.

Наруто испытал невыносимую боль за несколько часов. Дикую, мучительную. В тот момент ему казалось, что все длилось почти что вечность. Он даже не помнил, как его сумели поймать. Он помнил только то, как на него нацепили какой-то тяжелый ошейник, после чего блондин начал чувствовать, что силы его покидают. Джинчурики так и не понял, что это было, но в тот момент он перестал ощущать чакру Курамы.
Потом он очнулся в странном помещении. Единственное освещение, которое там было – несколько свечей. Сам он был прикован к стене цепями за руки и ноги, но ошейника уже не было. Футболка порвана, сеточка под ней задрана до груди, оголяя живот с печатью Минато. Первое, что, естественно, сделал Узумаки - начал дергаться и орать во все горло.
- Эй! Кто здесь? Что я здесь делаю, даттебайо?!
Вокруг ни души.
- ЭЭЭЙ!
Тишина.
Юноша начал кашлять, с каждым разом уставая все больше. Голос становился хриплым, горло заболело, после чего Наруто решил не орать, а попытаться выбраться. Он начал дергать руками, слыша грохот цепей. Однако что бы он ни делал, у него ничего не получалось.
- Черт.
Издалека послышались шаги. В этом помещении – Узумаки так и не понял, где он – каждый шорох отдавался эхом. Парень вновь крикнул, спрашивая, кто здесь, но в ответ все равно была тишина. Враги явно не хотели себя выдавать. А когда они показались в поле зрения генина, то даже их лица оказались полностью закрыты.
- Какого черта вы хотите от меня? Эй, отвечайте! – Нару снова дернул руками, стиснув зубы и издав тихий рык.
Но вместо этого несколько парней подошли ближе. Один из них поднял руку, его подушечки пальцев светились ярко-голубой чакрой. Второй юноша ударил голубоглазого в бок, чтоб тот меньше дергался, в то время как его напарник приблизился к печати. Он прижал пальцы к ней, начал разворачивать. В ответ послышался дикий вопль джинчурики. Боль. Невыносимо колющая. Резкая, словно в плоть впились несколько десяток игл. Мышцы напряглись, стало больно дышать.
- Не смейте,… прекратите!
Блондин выговорил каждое слово на тяжелом выдохе, снова начиная извиваться. Но чем чаще он дергался, тем больнее становилось. Он каждой своей клеточкой чувствовал эту ужасную боль, ежесекундно теряя силы. Но что творилось с самим девятихвостым джинчурики узнал по словам похитителей.
- Он сопротивляется.
- Естественно, мы же имеем дело с сильнейшим хвостатым.
- Тогда тебе придется немного попотеть.
- Вы не получите его! –прошипел Наруто сквозь зубы.
- Да кто тебя спрашивает, сопляк?
- Оказывается, наш герой не такой уж силач, - с иронией проговорил один из них.
- Не зря же мы так долго готовились к этому.
- Готовились? – переспросил блондин, - зачем он вам нужен?
- Не твое дело.
- Заткни ему рот, он начинает раздражать.
Тот, что стоял на охране, резко ударил Узумаки ногой по лицу, заставляя его сплюнуть кровь. Затем, стоило юноше повернуть голову обратно, вражеский ниндзя схватил его за шею, снова прижав к стене.
- Меньше вопросов. Нам всего лишь нужен демон-лис.
Парень сверлил врага глазами, будто пытался прожечь его насквозь, но вскоре вновь зажмурился от боли. Печать начала слабеть. Чернила размывались. От врагов послышался торжественный смех. Ироничный, злобный, издевательский, будто вот-вот Курама попадет в их лапы. Наруто уже начал терять сознание. В глазах потемнело. Не хватало сил даже дергаться. Руки потихоньку немели, сердце билось все медленнее. Его губы, почти что посиневшие от всего происходящего, начали дрожать. Он еле шевелил ими, пытаясь остаться в сознании.
- Помоги… те…
«Черта с два я уйду с вами, ублюдки»
Голос в голове джинчурики заставил ее трещать.
«Если и выбирать, то лучше остаться с этим щенком!»

И сейчас он стоит в ужасном виде перед Шикамару. Точнее, это был не он, а скорее Курама. Курама, который сломал цепи и разорвал плоть двоих ниндзя, оставив на их телах глубокие следы от когтей. В результате вокруг была одна сплошная кровь. Демон раздробил кости одного из них, сам весь испачкался в крови, натянув злобную усмешку на лицо Узумаки. С диким звериным оскалом. С удовлетворенным хищным взглядом. Взглядом, переполненным ненавистью и жаждой убийства. И подобным взглядом он смотрел на Нара. Но тот не говорил ни слова. Он лишь медленно повернулся к брюнету. Отозвался на зов. Только кто именно? Наруто… или все же Курама? Сейчас казалось, что блондин борется с демоном внутри себя, раз он все еще откликается на свое имя. Где-то он все еще не сдался. Где-то голубоглазый пытается завоевать контроль над своим телом, даже не имея сил. Может это потому, что Шика сейчас рядом. Может это потому, что он все осознает и видит. Но будет ли он помнить произошедшее после?
А брюнет стоял. Стоял, словно вкопанный, краем глаза смотря на изуродованные тела. Он хотел подойти. Непонятно зачем, но хотел. И в то же время не мог. Страх брал вверх. Овладевал его телом. Заставлял замереть на месте, боясь сделать хотя бы один шаг навстречу этому созданию. Шика только и мог произносить его имя, надеясь, что тот придет в себя. Но парень понимал, что это не Наруто. Кто-то другой. До боли знакомый. Но до боли чужой…
А главное – что теперь делать? Убить его? Побежать за подмогой? Или спрятаться, ожидая какого-то чуда? Здравый смысл, пускай холодный и жестокий, перечеркивал все возможные варианты: раз Узумаки теперь так опасен, то правильнее всего – убить его. Но сможет ли Нара сделать это? По сути, он должен, но чувства мешали ему поднять руку на того, кто был его другом...
Но тут Наруто сам рванулся на него. Со зверским рыком и оскалом. Шикамару сначала ошеломленно посмотрел на джинчурики, всматриваясь в глаза. Но чем ближе был блондин, тем сильнее было видно его внутреннее отчаяние. Эдакую борьбу внутри себя. Шика даже замер на месте, пытаясь понять, что сейчас с ним происходит, но было бы глупо оставаться на месте дальше. Он шустро отскочил в сторону, уклоняясь от когтей. Еще бы чуть-чуть, и Шикамару лежал бы рядом с вражескими ниндзя. Парень быстро выхватил кастеты из заднего кармана, приготовившись обороняться, но стоило ему встать ровно, как джинчурики с криком упал, словно потеряв землю под ногами. Упал лицом вниз, начиная терять чакру девятихвостого. Его руки стали принимать прежний вид: когти, как у дикого зверя, обретали форму человеческих ногтей, а полосы на лице, которые были жирнее обычного, становились все тоньше. Нара опешил, сделав пару шагов назад. В чем дело?

- Наруто?
Со стороны голубоглазого послышался скулеж.
- Наруто, - услышав хоть какую-то реакцию на свои слова, ниндзя Листа начал подходить к нему. Медленно, осторожно, боясь того, что Узумаки снова подорвется и нападет. Но чем ближе он подходил, тем спокойнее становилось на душе – юноша вовсе не дергался, так и лежа на земле.
Генин начал хрипеть. Его глаза потихоньку открывались, и каково же было облегчение длинноволосого, когда он увидел его голубые радужки. Наконец-то. Значит, все в порядке. Он пришел в себя. Шикамару присел на одно колено рядом с Узумаки, аккуратно потряс за плечо и наклонился, снова позвав. Тот резко подскочил, посмотрев на друга щенячьим испуганным взглядом.
- Шикамару! – Он выровнялся, садясь на землю, потянул к тому руки. - Шикамару, что произошло? Почему я здесь? Шикама-…
Но брюнет отстранился, вытянув руки вперед.
- Не спеши, - в глазах Нара промелькнула нехорошая искра. - Сначала ты должен объяснить все это.
И он кивнул в сторону трупов. Растерзанных, в огромной луже крови. Пока Шика поднимался на ноги, блондин ошеломленно глядел на ниндзя, сглатывая.
- Что здесь произошло?..
- Не делай вид, что ты не знаешь.
- Не делай вид? – Узумаки подпрыгнул на ноги, чуть не потеряв равновесие, - но я действительно не знаю, что здесь происходит!
- Это ведь ты сделал?
- Нет!
- Что значит «нет»?
- Я клянусь тебе, даттебайо!
И тогда чуунин замер, удивленно, но недоверчиво смотря на Наруто. Нет, он, что… правда не помнит? Не помнит, как принял совершенно другой облик? Как изуродовал врагов? Как сам чуть не напал на него? … Амнезия?
- Поверь мне, Шикамару, - Узумаки вновь схватил бледнокожего за плечи, - я помню только то, как они приковали меня к стене. Мне незачем тебе врать!
- Кровь на твоей одежде говорит совсем о другом…
Но эти слова не были сказаны с упреком или скептицизмом. Нет. Голос Шики звучал мягче, испуганнее. Только на лице появилась неестественная бледность. Он все еще не понимал, как можно не помнить. И самое главное, что он так и не понял, почему Нару ВНОВЬ стал таким,… каким становился раньше?
- Нара Шикамару!
Сзади послышались шаги. Кареглазый медленно повернул голову, посмотрев на одного шиноби из Конохи, лицо которого приняло ошеломленный вид. Глаза были полны ужаса, а взгляд устремлен на джинчурики, заляпанного кровью…
- По… помогите! – Тот начал кричать, пятясь к выходу, - кто-нибудь, помоги…!
Но он был молниеносно заткнут одним жестом. Шика быстро подскочил к нему и ударил в живот, тем самым вырубив. Его взгляд снова стал хмурым и сердитым, брови сдвинулись к переносице.
- Заткнись.
Шиноби упал. Узумаки, стоявший поблизости, начал заметно дрожать, краем глаза оглядываясь на поверженных врагов. Нет, он же видел их живыми совсем недавно. Но почему Шикамару просил его объясниться? На что он намекает? Неужели на то, что…
- Шика… ответь…
- Слушай меня внимательно, - Нара вновь подошел к взволнованному Наруто и аккуратно положил руки ему на плечи, - я не знаю, что здесь произошло с тобой, но я спрячу эти трупы. Сейчас ты должен снять одежду и оставить ее здесь. Ты понял меня? Никто кроме меня не должен это увидеть. Все остальные вопросы потом. Тебе все ясно?
Юноша неуверенно кивнул, подняв дрожащие руки и скидывая с себя спортивную куртку. Сейчас он старался не думать о произошедшем. Он решил действовать по приказу Шики, который, как ему показалось, был взволнован ничуть не меньше, чем он сам. Пока джинчурики пытался избавиться от одежды, Нара откопал у шиноби, валявшегося без сознания, запечатывающий свиток. На его счастье, он был совершенно пуст, так что хозяину о его пропаже жалеть не придется. Возможно, подумает, что потерял – мало ли что могло произойти. Нара раскрыл свиток, накрыв ими тела, сложил печать, и трупы тут же исчезли. Свиток сам начал заворачиваться, а Шикамару наклонился и подобрал его, пряча в кармане.
- Давай я тебе помогу.
Брюнет вновь обратился к товарищу, который почти не двигался. Он порвал ткань своих штанов, превращая их в нечто, похожее на шорты. Кареглазый подобрал одежду, сложил их в одну кучу, а следом опрокинул на них пару свечей. Все загорелось. Затем он перекинул руку Узумаки себе за шею и потащил побыстрее к выходу, стараясь как можно скорее уйти из этого проклятого места.
А ведь их приняли с радостными воплями и криками. Какая же это была ирония судьбы. Никто и понятия не имел, что на самом деле произошло в той пещере. Даже сам Наруто, который совсем ничего не помнил, был не в курсе. А брюнет ни о чем другом не думал, кроме того, как он скажет всю правду в лицо парня. А также о том, как он объяснит и доложит все Пятой. Ведь он должен. Он обязан сделать это, это его долг. Но Нара понимал, что у него станет лишь кость поперек горла. Шика осознавал, что с блондином могут сделать после этого все что угодно. Но он им не позволит. Сейчас у него столько вариантов объяснения такого поведения Нару в пещере! Но он даже не знал, какой из них будет самым верным. А никто и не догадывался, что сейчас находится в свитке, который лежал в кармане у кареглазого. Сам же Шикамару не знал, что поджидает его в Конохе.

***

Какое же издевательство. Нара, еще не отошедший от увиденного, не мог себе представить, что судьба подготовила ему еще один плевок в душу. Когда они всей командой начали подходить к Конохе, то первое, что увидели – несколько разрушенных домов. Значит, враги все-таки напали, и, судя по всему, буквально недавно отступили. Бледнокожий пару раз поглядывал на друга, который смотрел в никуда пустым взглядом, после чего повел того в медпункт. Первым делом нужно было вести именно туда. Мало ли, может Узумаки физически пострадал после всего этого. Кто знал, что эти ублюдки вытворяли с ним, пока Шика и команда его искали?
- Боже, Шикамару, вы сделали это!
- Да.
- Какое счастье, - Шизуне с несколькими медсестрами подхватили Наруто, еле стоявшего на ногах.
- Пожалуйста, присмотрите за ним.
- Можешь даже не волноваться, Шикамару, - мягко улыбнулась брюнетка, - скоро он будет как новенький.
Нара, молча кивнув, поспешил выйти из лазарета. Сейчас ему нужно было найти Цунаде. Чем быстрее, тем лучше. Ей нужно доложить обо всем произошедшем.

Шика спешил. Можно сказать, он бежал к резиденции сломя голову. Постучался, вошел с камнем на душе, начал рассказывать все в мельчайших подробностях. Он даже не смотрел на Хокаге. Его взгляд был устремлен куда-то далеко, будто он смотрел сквозь Сенджу, а не на нее.
- Где сейчас Наруто?
- В медпункте.
- Понятно… - Годайме поднялась с кресла, поворачиваясь к юноше спиной. Она скрестила руки под грудью, посмотрела в окно и прикрыла глаза.
- Это все?
- Да.
- Тогда у меня тоже есть для тебя новость… - она поджала губы, - прости, что не самая лучшая.
- О чем вы?
- Покажите ему.
Двое АНБУ, стоявших у входа, положили ладони на плечи Шикамару, кивнув Хокаге и поведя того прочь.

***

- Нет…
Увиденное действительно было не самым лучшим. Нет, это было самым ужасным кошмаром Нара. Он даже не представлял себе это.
- Как?
- Нам очень жаль.
Шиноби из спецотряда все еще стояли рядом.
Обломки зданий, которые видел брюнет еще на входе в Коноху, оказались жилыми домами.
- Мы хотели увести жителей из города.
При эвакуации вражеские ниндзя вели атаку. Одна из чужих техник зацепила дом, которых тут же обвалился. Обломки задавили пару мирных жителей, погиб даже ребенок. Но что было самым ужасным для Шики, так это то, что среди них была…
- Мама…
К глазам юноши начали поступать слезы. Еще немного, и он бы заплакал, если бы рядом с ним не лежал труп одного из врагов. Кажется, его тоже завалило этими обломками. Нара медленно повернул голову, пустым взглядом посмотрев на шиноби, после чего резким ударом ноги дал тому по лицу, сжимая ладони в кулак. Внезапный всплеск агрессии вместо слез. Словно защитная реакция организма. Чтобы не заплакать рядом с чужими людьми, тот просто выплеснул злость на лежащем рядом трупе. Лучше так, чем распускать нюни.
- Пожалуйста, похороните ее достойно, рядом с отцом. Я позже подойду.
- Есть.
И АНБУ исчезли вместе с телом Ешино. Шикамару стремительно направился в сторону своего дома, а там и к лесу клана Нара. Черт, теперь ему действительно не будет тяжко закапывать какие-то жалкие два трупа. Будь у него возможность, он закопал бы всех врагов сразу. Но он не мог. И очень жаль, что не мог.
Он вошел в лес, покусывая нижнюю губу. В одной руке уже была лопата, в то время как в другой – свиток. Он нашел подходящее место, кинул рулон бумаги на землю, распечатывая трупы врагов, начал копать. Резкими движениями. Со взглядом, полным злости, скорби и боли. Парень не отошел от смерти отца,… он не отошел от произошедшего сегодня. Почему он ОПЯТЬ должен страдать? Через что он еще должен пройти? Его переполняла такая злость на всю эту судьбу, жизнь, на этих вражеских ниндзя и на саму должность шиноби. Одна случайность испортила все. А ведь мама могла пробежать мимо. Она могла ускорить шаг, и обломки упали бы рядом с ней, а не на нее. Шика просто не понимал… почему? За что, в конце-то концов?
Он продолжал копать землю. На подходе остался последний труп, но он просто откидывает лопату и падает на колени, сгибаясь пополам. Ну, вот… он все же сорвался. Начал скулить, словно подстреленная собака. Нара закрыл глаза, слезы скатывались по щекам. Он даже не боялся рыдать во весь голос. Он знал, что его все равно никто не услышит. Никто не придет.
Уже некому.

Мы не можем планировать жизнь с полной уверенностью. Мы меняемся с каждой секундой. И не только мы, но и жизнь вокруг. Ты думаешь, что завтра увидишь того или иного человека, а потом узнаешь, что он погиб. Ты думаешь, что через пару недель вы сможете пройтись с лучшим другом по любимым местам, и вдруг попадаешь в больницу. Сколько бы планов на будущее ни было, кто-то обязательно посмеется над тобой и решит сделать все по-другому. А иногда жизнь ломает так, что уже и не хочется ни во что верить. Что ты теряешь ту былую наивность, надежду на нечто светлое и хорошее. Что даже фраза «все будет хорошо» уже потеряла былой эффект.
А стоит ли вообще планировать?
Утверждено Bloody
lazygenius
Фанфик опубликован 29 августа 2014 года в 00:16 пользователем lazygenius.
За это время его прочитали 443 раза и оставили 0 комментариев.