Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Ты, я. Глава 1

Категория: Романтика
От автора: Значительно более легкое произведение, чем «Так сладко и больно». Идея пришла ко мне в 44-х градусной жаре с недостатка сна. Этим все сказано. Частично основано на личном опыте. Когда будете критиковать, прочтите внимательно, что уже мне сказали: сэкономим кучу моего времени и вашего.
От критика (сокращено): Прежде всего должна сказать, что это произведение удивило меня. После глубокого и продуманного «Так сладко и больно» это кажется чем-то мелким и незначительным в твоём творчестве. Сюжет отсутствует – ты просто вытянула ещё одну идею из «брата» и обыграла ее. За это похвалить не могу. Если кратко, то сюжет можно обрисовать, как «История о том, как они потерялись». Пфф... Во-вторых, меня удивила эта жестокость, эти детали. Но здесь я не стану тебя винить: они необходимы для создания гнетущей обстановки, для понимания чувств Сакуры. В-третьих, меня просто убило, как ты полила грязью Учиху в самом начале. Он там не захлебнулся, бедненький? А в конце ты превознесла его чуть ли не до Бога. Сама себе противоречишь... А ещё Неджи/Сакура. Это что? И ты зовёшь себя реалисткой??? Это с критикой. Теперь общая оценка фанфика – хорошо. Твой удивительный стиль, где герои много думают, где ОСС (хоть и есть) почти не заметен, никуда не делся. Читается очень легко и приятно. Хоть сюжета, как я уже говорила, нет, ты смогла выжать из этой идеи всё. Есть попытки юмора (в основном, ситуационного), что тоже неплохо. И в строку «жанр», я думаю, следует добавить «приключение». Этим фанфиком ты пыталась объять многое – и глобальные проблемы, и человеческие. Не объяла. Но ничего страшного. В заключение могу сказать, что на мой взгляд, это шаг назад в твоём творчестве, возвращение к его истокам («брату»), но в то время большой прорыв – ты написала произведение без глубокого смысла, при чтении которого можно отдохнуть душой.
Посвящается: Маре, этой козе, что не давала мне спать ни утром, ни днем, ни вечером. Считай это моим подарком на свадьбу.

Слабый пол силен ввиду слабости сильного пола к слабому.
«Пшекруй»

Глава 1.
Сакура медленно приоткрыла глаза. Они тут же заслезились от гари и огромного количества щепок, пыли, мельчайших осколков стекла, витавших в воздухе. Девушка заморгала, но соленая влага упорно текла по щекам.
Запах горящего дерева, опаленной резины щекотал ноздри. Это было отвратительно. Но хуже всего была эта...вонь...пылающих в огне тел...костей... Медика передернуло, когда воображение красочно нарисовало картину, в точности соответствующую запаху. Она многое повидала в больнице, но это... К этому никогда нельзя быть готовым.
Не в силах заставить глаза вновь открыться, Сакура прислушалась к окружению. Но вокруг оказалось относительно тихо, если конечно, не считать потрескивания огня, беспощадно пожирающего дома, деревья и людей, что были так неосторожны, оказавшись на его пути. Земля немного шуршала и вибрировала, когда кто-то проходил мимо лежавшей девушки. Издалека доносился звон стали и крики: от победных до полных ужаса и отчаяния.
Сакура проглотила вдруг образовавшийся в горле комок и облизала пересохшие губы. Знакомый металлический вкус еще больше обострил натренированные чувства куноичи.
Розоволосая все же заставила себя открыть глаза, прикрывая их рукой от сухого ветра, что обжигал и без того больную кожу.
Над ней нависало небо. Обычное вечернее небо, уже окрасившееся в теплые закатные тона, однако звезд не было видно. Но эту захватывающую дух панораму портил поднимающийся от пылающих зданий черный дым.
«Черный... как его глаза...»
Применив над собой еще одно усилие, Сакура медленно села, откидывая в сторону прижавшую ее к земле деревянную панель (возможно, осколок чьего-то забора). В левом плече тут же вспыхнула неведомая доселе боль.
Она была ранена. Медик знала это, даже не глядя. Вся футболка пропиталась алой кровью.
«Кажется, пробита артерия, - как-то отстраненно подумала она. – И как я до сих пор жива с такой потерей крови?»
Голова налилась тяжестью, а перед глазами залег плотный белесый туман. Появилось дикое желание лечь обратно на эту жесткую, колючую подстилку из осколков, обломков и Бог знает, чего еще.
«Дело плохо...»
Сакура приложила руку, светящуюся зеленой чакрой, к ране. Она не собиралась залечиваться полностью: силы ей еще пригодятся. Только чуть-чуть... Чтобы остановить кровотечение... Чтобы она смогла стоять и ходить... а еще сражаться...
Впереди послышался оглушительный треск и грохот. Розоволосая в ужасе наблюдала, как массивное многоэтажное здание рухнуло вниз, погребя под собой несколько человек. Пыль вздыбилась вокруг места крушения, но вскоре ей на смену пришло жадное яростно-оранжевое пламя.
«Какая ирония: сердце Страны Огня погибает от пожарищ...» - Сакура нервно усмехнулась. Девушка вскоре усомнилась в своей адекватности, когда тихий смешок перешел в почти истерический смех. Она не смогла остановиться, даже когда из зеленых глаз брызнули слезы, а живот свело судорогой.
«Я сошла с ума...» - печально заключило ее трезвое сознание, пока тело содрогалось в приступе пугающего своей неуместностью смеха.
Наконец, успокоившись, Сакура поднялась на ноги. Чувствовала она себя паршиво, перемазанная в пыли, копоти и собственной крови посреди пылающей деревни. Розовые волосы выглядели довольно жалко, свисая к лицу грязными сосульками. Некогда яркие изумруды блестели тускло и затравленно на бледном лице.
Девушка протянула руку к нин-сумке, проверяя, все ли на месте. К ее большому удивлению, все препараты, что она, как медик, всегда носила с собой, оказались целы и готовы к использованию.
«Тогда медлить больше нельзя», - с этой мыслью Сакура сделала первый неуверенный шаг вперед... К огню... На звуки боя... На крики о помощи...

Деревня Листа пылала как никогда. Но посреди бесчисленных пожарищ суетились люди, спасая друзей и близких, вынося из горящих зданий самое ценное, защищаясь от врага. Коноха всегда была сильной. Сильной своими связями, теми чувствами, что объединяли людей здесь. Сильной физически и духовно. Лишь достойные могли жить здесь. Все остальные бежали от нее, поджав хвост. Спасали свои жалкие эгоистичные жизни, чтобы потом, выглядывая из тихих, но совершенно одиноких нор, завидовать благополучию и процветанию Листа.
Но есть ли сейчас кому-то дело до предателей? Теперь, когда угроза как никогда ощутима? Ответ очевиден – нет.
Посреди моря обломков, некогда составлявших жилые комплексы, брела розоволосая куноичи. Ее взгляд был устремлен вперед, сосредоточен там, где всего несколько мгновений назад мелькали пять пылающих хвостов.
«Кьюби... Наруто...»
Сакура упрямо шла вперед, не обращая внимания на оклики других шиноби, на суетящихся возле пострадавших врачей, на кричащих от боли раненых. Здесь она не нужна. Здесь справятся и так.
Ее лучший друг, ставший таким родным. – вот, что беспокоило Сакуру. Но только до того момента, пока она не увидела его.
«Куда подевался плащ? – пришла совсем неуместная мысль, когда посреди моря людей и огня девушка уловила знакомый силуэт в белоснежной рубашке. – Хотя так даже лучше. Он не должен быть одним из них... Никогда не должен был быть...»
Сакура неожиданно остановилась: куда ей идти? К Наруто? Или за Саске? Спасать друга или гоняться за призраками старой любви? Дарить жизнь или отнимать?
И ее тело знало ответ еще до того, как мозг смог осознать его. Куноичи уверенно двинулась в сторону Учихи.
«Прости, Наруто. Я снова выбрала его. Но это в последний раз. Этого больше не будет, слышишь?» - на мысленный вопрос ответа, разумеется, не последовало.
Сакура прибавила шагу, когда фигура Саске задвигалась, осматривая то, что осталось от Конохи. Рядом с ним никого не было. Катана ожидала своего часа в ножнах. Рука Учихи в небрежном (и наверняка неосознанном) жесте лежала на рукояти оружия.
Теперь их разделяло самое большее двести метров, но брюнет не видел ее, полностью отдав свое внимание яростной схватке между Хьюгой Неджи и парой из Акацки. Носитель Бьякугана выглядел плохо: тут и там красовались кровоточащие порезы, всегда аккуратно уложенные волосы были растрепаны.
Сакуре на мгновение захотелось забыть о своих планах в отношении Учихи и просто помочь ему. Это стало для девушки неожиданностью, но между ней и Неджи за последнее время сложились очень теплые отношения. Она не могла вспомнить, с чего бы это. Это просто случилось...вдруг... Хьюга стал заходить к ней в больницу, просто чтобы увидеть ее, поговорить с ней, пригласить на обед. Иногда они подолгу гуляли вместе, обсуждая все на свете. А бывало вместе тренировались, оттачивая и без того совершенное мастерство боя. Сакуре нравилось быть в его обществе: слушать его речь, восхищаться его интеллектом, нравилась его таинственная сила и его удивительные жемчужные глаза. Неджи привлекал ее.
Но в глубине души розоволосая догадывалась, что его заслуги в этом нет. Что возможно, она просто видела в нем Саске, искала знакомые черты и находила их. Хотя другая, более рассудительная часть ее сознания уверяла девушку, что она вовсе не пытается заменить Учиху Хьюгой, а просто делает новый шаг в своей жизни, неосознанно сравнивая двух в чем-то похожих людей.
Стряхнув остатки сомнений, Сакура вновь уставилась в спину Саске. Рука сильнее стиснула рукоять куная, который она и не заметила, как достала.
Девушка не питала иллюзий – она прекрасно понимала, что даже с полным запасом чакры ей не одолеть бывшего напарника.
«Тогда какого хрена ты здесь забыла?» - возмутился разум.
Не то, чтобы Сакура мечтала умереть от его руки – это было попросту глупо. Но сделав выбор, она не собиралась отступать. Ей не убить его, куноичи знала, но он запомнит этот день надолго... Навсегда... Как девушка, которая любила его, как девушка, чье сердце он разбил, защищала свой дом, семью и друзей.
Сто метров.
Негромкий треск слева привлек внимание Сакуры. Она обернулась, осматривая шаткие постройки. Перегородки в сплошной стене домов пожирал огонь, несколько балок лопнули, в результате чего пол кое-где провалился. Девушка перевела взгляд выше и в ужасе замерла. Внушительный навес третьего или даже четвертого этажа (сейчас было сложно сказать), очевидно, пристроенный уже после того, как основное здание было закончено, опасно накренился. Толстые каменные колонны, что некогда поддерживали его с земли, были разрушены одним из взрывов. Стальные тросы, которые использовались для укрепления навеса при строительстве, лопнули. В результате бетонная махина висела, так сказать, на честном слове, которое она, видать, не собиралась сдерживать.
Розоволосая кинула быстрый взгляд на Саске. Тот, как и прежде, был слишком увлечен боем, чтобы замечать что-то вокруг.
Сакура заколебалась. Учиха не видит угрозы. Еще минута-две, и ей не придется переживать из-за смерти от его руки: навес погребет их обоих под завалами. Но какая-то часть ее, где была еще жива ты влюбленная тринадцатилетняя девочка, с таким исходом не была согласна, требуя предупредить его, спасти его.
Сакура покосилась на навес (который за время размышления сместился еще на пару дюймов). На Саске. Затем снова на навес.
Громкий взрыв где-то в глубине деревни заставил землю задрожать. Куноичи попыталась сбалансировать свой вес, неуклюже расставив ноги. Но за взрывом последовали крики раненых, звуки рушащихся построек. Как сквозь весть этот грохот она смогла услышать шелест скользящего вниз навеса, Сакура не знала. Она лишь позволила своим инстинктам вести себя. И эти самые инстинкты заставили ее потерявшее много крови тело рвануть вперед в отчаянной попытке спасти, оттолкнуть, уберечь...
- Саске-кун! Сверху! – предельно громко выкрикнула девушка, мчась к ничего не подозревающему Учихе.
«Ксо! Почему мы так далеко? Так мучительно далеко...» - мысленно возмутилась она, когда несчастные сто метров оказались вдруг непреодолимы.
Но вот он поворачивается. Кажется, так медленно, хотя Сакура прекрасно знала его отточенные рефлексы. Такой же красивый... И такой же холодный... Но такой нереально родной...
Куноичи на всей скорости врезалась ему в грудь, по инерции смещая его вперед. Но там оказался конец того нагромождения обломков, где оба стояли раньше. В результате великий Саске Учиха самым недостойным своего клана образом споткнулся и рухнул вниз. Оставшись без опоры, Сакура через мгновение последовала за ним.
«Спуск» оказался неожиданно долгим о болезненным. Острые осколки стекла впивались в ее пострадавшее тело, грубые деревяшки царапали кожу, про гвозди и другой металлический атрибут и говорить не стоит. Но когда земля вдруг исчезла из-под куноичи и ее с силой приложило животом о грубый деревянный настил, вышибив дух, Сакура поняла, что худшее еще может быть впереди. По шевелению рядом девушка с каким-то противоестественным злорадством поняла, что Саске тоже досталось.
Вернув свое дыхание от судорожного к нормальному, розоволосая приподнялась на локтях. Подвоха в этот самый момент она не ожидала. Земля вновь исчезла: очевидно, огонь подточил опоры того, что некогда было домом. Сакура попыталась за что-то ухватиться, хоть за что-нибудь, чтобы удержаться. Последним, что она запомнила, прежде чем тьма поглотила сознание, были эти удивительные, но такие пустые глаза.

Приходить в себя второй раз за день оказалось не так приятно. Девушка чувствовала себя, словно она несколько часов бегала наперегонки с Ли, потом получила серию «мягких касаний» от Неджи, сотню-другую гендзюцу Куренай-сенсей и в довершение пару суток без сна проработала в больнице. Одним словом – паршиво.
Тихий стон против воли слетел с ее губ, когда она медленно пошевелилась, разгоняя кровь в онемевших конечностях.
Лежать было жестко и неудобно: нагромождение деревяшек кололо грудь, от грязи и пыли хотелось чихать, а еще было влажно... Очень влажно... Внутренние органы скрутило судорогой от длительного давления. К горлу подступила тошнота.
Сакура перекатилась на бок, но тут же пожалела об этом, когда ее спину грубо поприветствовала холодная и негостеприимная стена. Куноичи стиснула зубы, подавляя второй болезненный стон.
Изумрудные глаза приоткрылись, но их встретила лишь тьма. В легкой панике девушка зажмурила глаза и снова открыла их. Ничего. Она ничего не видела. Уже здорово перепугавшись, медик поднесла руку к лицу так близко, что пальцы касались носа. И все равно ничего. Только тьма.
«Я ослепла? - пришло ужасное осознание. – Но как?..»
- Сакура.
Девушка дернулась при звуках этого голоса. Она приподняла голову и огляделась. Пусто, вокруг лишь бескрайняя чернота.
Со вздохом она опустилась обратно. Даже если он здесь, с ней, какая ей теперь разница, если она не сможет больше увидеть его безразличные глаза, его иссиня-черные волосы, его бледную от недостатка солнца кожу?..
«Кому я такая нужна?»
- Сакура.
Это прозвучало требовательнее и как-то более...раздраженно, что ли...
Медик снова перевернулась на живот, устремляя свои слепые глаза на голос. И тут она увидела это. Картина напугала и обрадовала ее одновременно. Ну, обрадовала потому, что Сакура смогла увидеть хоть что-то. Но два кровавых Шарингана, плавающих, словно сами по себе, в бескрайней черноте – зрелище не для слабонервных.
Подавив вполне естественное желание закричать, она дрожащим голосом обратилась к «глазам»:
- С...С-саске...-кун?..
Классическое «Хм» было ей ответом.
Убедившись, что это всего лишь Учиха, девушка нервно вздохнула, пытаясь успокоить свое бешено стучащее сердце. В окружающей их тьме она по-прежнему ничегошеньки не видела, но теперь по крайней мере она знала, что не слепа.
Тут неожиданное осознание поразило ее:
- А... Как же... Саске-кун... Я же... – пробормотала она, принимая сидячее положение. Тело тут же напомнило медику о своем больном состоянии. Девушка поморщилась. – Почему ты...
Но Учиха, видать, решил ее не мучить.
- Если бы ты не вцепилась так в мою руку, я бы не оказался здесь, - Шаринганы немного сощурились под аккомпанемент раздраженного голоса.
- А... Прости...
«Молодец, Харуно! Просто гений!» - ехидно вещал внутренний голос.
Но от мысленного самоистязания Сакуру вновь отвлекла физическая боль. Вернее, даже не боль, а холод и пришедшее с ним отвратительное чувство на кончиках пальцев. Только сейчас девушка заметила, что вся ее футболка была мокрая спереди и неприятно липла к телу. Неприятное покалывание в левом плече заставило ее вспомнить о ране.
- С-саске-к-кун, - зубы отбили отменную дробь, - здесь на п-полу вода?
- Нет.
Всего секунда потребовалась ее сознанию, чтобы осознать проблему. Это кровь. Очевидно, ее собственная кровь.
Рука стиснула левое плечо. Оно было влажным, теплым и просто до ужаса болезненным.
«Пока я была в отключке, рана открылась. Но видать, артерия не сильно задета, - профессионально заключила медик. – Пульсация слабая. Да и я все еще жива. Сколько времени прошло? Пять минут? Час? Или больше?»
Тысяча вопросов роились в ее голове, когда Сакура вновь посмотрела на Саске. Он, судя по всему, тоже сидел. Глаза были обращены к земле.
«Вот блин! Сцена из дешевой мелодрамы! – сухо хохотнула она в душе. – Романтика, прям! Только я и он, одни, посреди великого нигде. Свечей только не хватает для полного счастья. Да и вид у меня сегодня не тот: простите, Учиха-сама, накраситься не успела. Чувствую себя, будто мне снова тринадцать! – девушка тряхнула головой, поражаясь собственной наивности. Но эта мысль заставила ее неожиданным образом задуматься. – Мы одни? – вдруг испугалась Сакура. – Только я и он? Черти где? – паника все нарастала. – Это плохо! Это очень-очень плохо!!! А что, если он попытается...ну... убить меня, как пытался убить Наруто? – медик пришла в дикий ужас от этой мысли. Правая рука отпустила больное плечо и судорожно скользнула вдоль бедра, нащупывая холодную сталь куная. – Надо бежать!»
«Доигралась, деточка...» - усмехнулось внутреннее «я».
Саске, видимо, почувствовал повисшее в воздухе напряжение, потому как Шаринганы вновь смотрели на Сакуру. Девушка замерла под этим пугающим взглядом. Мысли носились в голове толпой тараканов во время травли, не позволяя за них ухватиться.
Тихое шебуршание одежды, слышно, как камешки стучат друг о друга и как шевелятся доски. Кровавый взгляд поднялся выше: Учиха встал.
«Что теперь? Что теперь делать? – паниковала Сакура, придерживаясь стенки и тоже неуверенно поднимаясь на ноги. Спину она разгибала медленно, стараясь не удариться слишком сильно о невидимый потолок. Каково же было удивление розоволосой, когда даже выпрямившись в полный рост, она его не коснулась. – У него явное преимущество: благодаря чертовому Шарингану он неплохо видит в этой тьме. Ориентироваться только на звук с ним не получится: он убьет меня быстрее. Не сбежать. Это конец. Что делать?»
Девушка почувствовала, как вспотели ладони, когда Саске начал нарочито медленно двигаться к ней, наверняка, наслаждаясь ужасом и отчаянием своей зажатой в угол жертвы. Сердце трепыхалось в груди напуганной пташкой, дыхание было частым и прерывистым, но медик только крепче сжала кунай, готовясь к неизбежному. Их разделяло самое большее десять шагов. Теперь расстояние стремительно сокращалось.
Зеленые глаза стали больше и до краев наполнились страхом, когда Шаринган оказался совсем близко. Сакура ожидала удара в любую минуту, но решила встретить «судьбу» лицом к лицу.
Секунды проходили, а Саске так и стоял, не шевелясь и ничего не говоря, всего в каком-то метре от нее. Кровавый взгляд пронзал девушку насквозь, видя ее сердце и душу. Это была пытка. Самая настоящая. Без щипцов, углей и отвратительных тварей: они просто были не нужны. Только Учиха мог мучить ее одним взглядом, только он имел эту власть.
- Сакура, - наконец нарушил он звенящую тишину, - ты же медик.
- Что? – только и смогла брякнуть девушка.
Ее сознание впало в ступор. Если она и ожидала, что он что-то скажет, то думала, это будет «ты раздражаешь», или «все бесполезно», или уж на крайний случай это дурацкое «спасибо». Но...
«При чем здесь это? – лихорадочно соображала куноичи. – Он ранен? Хочет, чтоб я осмотрела его? Но в этих потемках...»
- Ты же медик, - более нетерпеливо повторил он. – Почему ты не вылечила себя?
«Что? – вновь хотело слететь с языка, но розоволосая вовремя сдержалась. – Ну конечно! Он ведь видит мою рану... Хотя с чего эти вопросы? Хочет напоследок проявить сочувствие? Не позволю!»
Свободная от куная рука до боли сжалась в кулак. Плотная ткань перчаток затрещала.
- Дурацкий вопрос, - неожиданно твердо фыркнула Сакура. Ему удалось вывести ее из себя. «Убью!» - Естественно, я сохраняла чакру для боя!
- С кем? – просто спросил Учиха. Его глаза так и пялились беззастенчиво в ее, где страх уступал место ярости и раздражению.
- А у меня много вариантов? – ядовито поинтересовалась девушка, кипя от злости.
«Играешь тут в невинность! Хочешь убить, убей сейчас: достало гадать, что у тебя на уме!»
Тихий шелест ткани привлек внимание куноичи. Ее тело мгновенно напряглось, а рука с кунаем почти неосознанно метнулась к горлу противника.
Учиха ничего не сказал и даже не вздрогнул, когда холодный метал прижался к его коже. Зато Сакура едва не подпрыгнула, ощутив на щеке осторожное прикосновение сильных теплых пальцев. Саске погладил ее, а потом убрал упавшую на глаза грязно-розовую прядку за ухо. К полному ужасу девушки его рука после этого никуда не исчезла, а так и осталась щекотать кожу где-то возле корней волос.
- Ты боишься, Сакура?
«Не произноси мое имя так...»
Медик едва не умерла на месте от этой интонации. Его голос был не громче шепота. Такого мягкого и просто до безумия интимного шепота. В купе с ласкающими прикосновениями это пробудило в Сакуре новый страх. Но признаваться в этом она не собиралась. Да и зачем, если он и так все видит?
По спине прошел мороз, когда пальцы Учихи скользнули вниз по ее шее. Но в тот же момент внутренности едва не расплавились от этого нежного движения. Вся сила воли Сакуры ушла на то, чтоб не закрыть глаза и не простонать от наслаждения.
- Не нужно. Я не убью тебя, - прошептал Саске, когда рука достигла ворота ее красной кофты.
Девушка сделала на это заявление круглые глаза, впрочем, не спеша убирать оружие. Кровавый Шаринган не выражал ни одну эмоцию, и Сакура могла только молиться, чтоб он не принял форму Мангакье: в этой темноте она больше ничего не видела. Это будет ее смерть.
Жар, исходящий от тела Учихи, согревал ее похолодевшую от страха и потери крови кожу. Этим жестом, возможно, он пытался успокоить медика. И ему удалось. Розоволосая приняла эту неловкую и странную заботу.
Медленно Сакура выпустила из легких воздух, убирая дрожащей рукой кунай. Она несколько раз моргнула и отвела взгляд, поняв, что все это бесцеремонно пялилась в мистические красные глаза.
Того, что произошло потом, девушка никак не ожидала. Рука на вороте ее кофты сжалась в кулак и со всей силы, прижимая куноичи за горло, впечатала ее в стену. Сакура испустила болезненный вздох, ударившись затылком о неподатливый камень. Зеленые глаза рефлекторно прикрылись, избавляя хозяйку от расплывчатости мира.
- Ты слишком доверчива, Сакура, - тем же интимным шепотом сказал Учиха в самое ее ухо.
В этот раз она не подумала: «Не произноси мое имя так». Она просто не могла думать. Голова была совершенно пустой от тембра его голоса и щекочущего ощущения его дыхания на шее. В животе появилось странное сладкое чувство. Захотелось прижаться к нему сильнее, всем телом ощутить его тепло.
Но девушка сдержалась. Закусив до крови губу, чтобы отвлечься от новых ощущений, она заставила заполненный негой разум соображать.
«Да что он творит? – гадала Сакура, вновь вглядываясь в кровавую бездну Шарингана в поисках ответов. – Что. Он. Себе. Позволяет. Это игра? Он издевается надо мной? Проверяет мою выдержку или что?»
Страх отступил на второй план. Сладкие ощущения были позабыты. Куноичи теперь кипела от злости, не стесняясь выражать все это взглядом.
Впрочем, этим бы все и ограничилось, если бы Саске в этот самый момент не усмехнулся. Разумеется, она не видела движение его губ, но того, как сощурились глаза, да тихого фырчащего звука было для нее достаточно.
Левая рука вновь сжалась в кулак (в правой по-прежнему был кунай). И девушка ударила – без чакры и не в полную силу. Просто от досады.
Брюнет, разумеется, уберег свою драгоценную симпатичную головушку от травмы, всего лишь отпустив розоволосую и сделав пару шагов назад.
- Учиха! – проревела Сакура. – Какого хрена ты творишь?!
- Хм.
Это сильнее разъярило и без того взбешенную девушку. Левая рука засветилась от чакры, готовясь прибить самодовольного гада. О, как она ненавидела Саске в этот момент!
- Успокойся, Сакура, - сказал он неожиданно твердым голосом. Ее имя больше не скатывалось с его языка так чувственно и нежно, что колени подгибались. Оно звучало так же, как когда они были генинами. – Я не собираюсь тебя убивать.
«О, это облегчение!» - все еще бушевало сознание куноичи. Но она понимала, что игры окончены. Теперь Саске серьезен. Его тон стал прежним: холодным, бесстрастным, деловитым.
Сакура разжала кулак и вздохнула полной грудью, пытаясь унять свой требующий немедленной мести темперамент. С ним это не прокатит. Они здесь только вдвоем, и Учиха, похоже, не планирует ее смерть в ближайшем времени. Значит им предстоит выбраться отсюда вместе. А для этого ей нужно успокоиться.
- Сакура, - Саске снова немного приблизился. Но теперь она не собиралась плясать под его дудку.
- Не подходи, - девушка предостерегающе выставила перед собой кунай.
- Ты все только усложняешь, - раздраженно ответил ей Учиха, но вперед больше не сделал ни шагу.
- Да ну? И как же?
- Ты собираешься стоять там весь день и ждать помощи, или мы будем искать выход? – теперь в его голос добавилось еще и нетерпение. – Хочу напомнить: из нас двоих только ты ничего не видишь.
«Мог бы и не напоминать», - мысленно надулась куноичи. Ее жутко бесило, что в действиях Учихи всегда была логика, смысл.
Девушка еще раз вздохнула и опустила кунай.
«Черт побери его и его идеальные мотивы».
Смысла спорить с Саске не было: разумом Сакура понимала, что он прав. Ну а гордость... Что ж, придется ее унять, пока они не покинут это место.
Медик даже не вздрогнула, когда уже знакомые сильные пальцы коснулись ее правой руки.
- Идем, - велел Учиха, утягивая ее за собой.
Сакура повиновалась, делая осторожные шаги.
- Ты уверен, что это хорошая идея? – недоверчиво спросила она, молясь, как бы не споткнуться обо что-нибудь и не упасть.
- Ты предлагаешь мне нести тебя? – на краткий миг он обернулся, и Шаринган вперился в девушку. По тому, как приподнялись уголки глаз, девушка знала – Учиха усмехается.
От такого вопроса Сакура покраснела, представляя, как...неловко, по меньшей мере, будет она себя чувствовать в такой ситуации.
- Балка на два часа, - куноичи перешагнула. – Большой камень на двенадцать. Обойди справа.
Так продолжалось довольно долго: его команды, ее безмолвное повиновение. И лишь темнота вокруг.
Но вдруг они остановились.
- Саске-кун?
- Это тупик, - ответил он, убрав руку.
- Где мы вообще? – Сакура попыталась вслепую нащупать стену.
- На одиннадцать. Два шага, - ответил на ее поиски Учиха. – Я думал, под Конохой.
- Подвальная система? – сразу же догадалась розоволосая. Шаринганы качнулись вниз-вверх: Саске кивнул. – Значит, мы не очень глубоко. Почему бы просто не попробовать выбраться наверх?
- И обрушить потолок нам на голову?
- Что? Ааа... – тут до нее дошло.
Девушка виновато закусила губу. Ну разумеется, Саске уже об этом подумал. Будь такой шанс, он бы не ходил с ней в потемках, а давно уже проломил стену с помощью Чидори (или что там еще есть в его арсенале) и выбрался на поверхность.
- Куда теперь?
- Ты скажи мне, - фыркнул Учиха. – Мои познания местности несколько устарели.
Сакура задумалась. Как шиноби Листа, она, естественно, знала все туннели, подвалы и убежища, что находились под деревней, их точное расположение, длину и тому подобные детали. Но как она могла, не видя, где находится, сориентироваться на местности?
- Где мы сейчас? Опиши, - потребовала она у Саске.
- Коридор. Примерно 6 метров длиной и 3-4 в ширину. Прямой. В дальнем конце дверь. Одна. Стены бетонные, деревянные перекрытия. Освещения нет. Он частично опален. Есть два люка наверх. Один расплавлен. Второй не открывается, - тут Сакура вспомнила короткую остановку всего пару минут назад. Так вот зачем она была нужна. – Перед нами завал из камня, земли и песка. Прохода дальше нет.
Куноичи поразилась способностям Учихи: учитывая, что он почти все время молчал, она не ожидала от него такого подробного рассказа. Сакура довольно красочно представила себе коридор, но это ничего не давало. Завал – вот, в чем была проблема. Она не знала длину помещения, следовательно не могла и предположить, в какой части Конохи они находятся: короткие неширокие туннели пролегали под деревней повсеместно.
- Я не знаю, Саске-кун, - наконец признала девушка. – Я понятия не имею, где мы.
Учиха не ответил. Несколько секунд Сакура гадала, что происходит в его голове, пока красные глаза с тихим шорохом не опустились ниже – Саске сел. Медику ничего не оставалось, как последовать его примеру, прислонившись к стене напротив.
Теперь, когда мозг не был отвлечен более важными вещами, он счел своим долгом напомнить розоволосой, что она все еще ранена. Сакура осторожно ощупала покрывшуюся тонкой корочкой кожу плеча. Было больно. Мышцы в этом месте словно онемели.
- Почему ты не вылечишься?
Девушка подпрыгнула от неожиданного вопроса. Целиком сконцентрировавшись на своей проблеме, она совсем забыла, что не одна.
- Но...
Сакура готова была поручиться головой, что в этот самый момент Саске закатил глаза.
- Я уже сказал, что ничего тебе не сделаю. Можешь вылечиться. Если потеряешь сознание от потери крови, я тебя не понесу.
«Будь он неладен. Он и его логика».
Но розоволосая повиновалась. Она вдруг стала очень послушной. Даже Цунаде не всегда могла заставить ее подчиняться. Но Саске мог. И это очень не нравилось Сакуре: эта власть, которой он обладал над ней.
Медик сосредоточилась и поднесла светящуюся зеленой чакрой ладонь к левому плечу. Сначала она восстановила стенки пострадавшей артерии, потом разорванные мышцы, несколько мелких сосудов, покровные ткани и, наконец, кожу.
Девушка сделала глубокий вдох и открыла глаза. Боль, конечно, никуда не делась. С этим придется подождать еще несколько часов. Но истечь кровью ей больше не грозит.
Саске не смотрел на нее. Шарингана вообще не было видно: он либо закрыл глаза, либо просто погасил его, экономя чакру.
В этот самый момент она услышала. Будь здесь не так темно, Сакура бы не обратила на тихий звук никакого внимания. Но эффект компенсации всегда работал без сбоев, и ее многократно обострившийся слух смог уловить шум и журчание воды.
«Канализация, - автоматически выдал ответ мозг. – Канализация! Ну конечно! И почему только я раньше не подумала? Теперь только бы повезло...»
- Саске-кун, - уверенно обратилась Сакура к брюнету, - сколько мы шли?
Время здесь, естественно, никто не засекал, но девушка почему-то не сомневалась, что он знает ответ.
- Два часа и сорок минут.
«Так... – куноичи зажмурилась, пытаясь восстановить в памяти заученные когда-то давно планы. Ей бы сейчас очень помогло знание направления, но это было невозможно. Поэтому девушка мысленно очертила радиус их пути. – Судя по звуку, туннель не очень далеко. И он должен быть достаточно широк, чтобы вода так шумела. Значит нам нужно что-то с очистительными системами. Та-ак...»
И тогда Сакура нашла его – их возможное местонахождение. И если эта теория верна, то прямо под ними находится один из тайных ходов под Селением Листа. Одна проблема – она сможет открыть его только при свете.
Что ж, ей давно следовало попросить об этом. Откладываться больше нельзя.
- Саске-кун, - медик дождалась, пока Шаринган обратится к ней. – Мне нужен факел.
Алоренна
Фанфик опубликован 09 августа 2009 года в 11:11 пользователем Алоренна.
За это время его прочитали 1797 раз и оставили 0 комментариев.