Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Их Бездна. Акт III: «Их партия. Стирая границы. Часть 1».

Их Бездна. Акт III: «Их партия. Стирая границы. Часть 1».

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Акт III: «Их партия. Стирая границы. Часть 1».


Последний голос в темноте
Угаснет, будто пламя
Свечи, что скоро вовсе догорит...

Сознание в своей неполноте,
Под тьмой, что словно знамя,
Пустой надеждой разум упоит...


Снова этот шум.

Саске распахнул глаза. Часы показывали два часа. Ночи.

«Зачем нии-сан опять привел их сюда? Мама с папой не любят шумных гостей».

Родители еще позавчера уехали на дачу. Как всегда. Итачи же, не теряя времени, устроил вечеринку со своими друзьями. Они своим шумом не давали спать младшему Учихе уже вторую ночь подряд. Так было каждые выходные.

Саске знал, что Итачи врет родителям. Постоянно. Говорит, что никого в гостях не было. Сам же с утра просил младшего брата помочь убраться, потому что вчера много выпил. Тот невольно соглашался, ведь он любил его, хотя и не одобрял всех этих гуляний. Старший же всегда после этого давал ему деньги или же водил в парк аттракционов за свой счет.

Выскользнув из-под одеяла, Саске засунул ступни в тапки и, покинув свою спальню, медленно поплелся вниз.

На первом этаже играла музыка. Похоже, вечеринка была в самом разгаре: несколько человек что-то курили (причем явно не сигареты), двое лежали на полу с бутылками пива и во всё горло ржали над какой-то комедией по телевизору. Один вообще сидел за компьютером в наушниках и пил мелкими рюмками сакэ. Еще одна двойка ожесточенно спорила о чём-то. Сам же Итачи сидел посередине и что-то шептал на ухо своей очередной девушке, расположившейся у него на коленях. Еще одна. Вчера он, между тем, приводил другую.

Чем всё заканчивалось, Саске знал. Несмотря на то, что ему было только семь лет, он знал, какие отношения бывают между двумя людьми противоположного пола. Первый журнал с порно он случайно нашел у Итачи под кроватью, когда убирался у него в комнате. Затем был разговор. Братский, но серьезный. Старший взял с него слово, что тот ничего никому не расскажет, а взамен поделился своими знаниями касаемо данной темы. Около недели Саске ходил под впечатлением, а затем как-то резко успокоился и начал воспринимать всё как есть...

— Нии-сан, — он осторожно подошел к брату, — пожалуйста, скажи своим друзьям, чтобы они не шумели.

Тот повернулся к нему.

Раздраженно посмотрев младшему в глаза, Учиха презрительно усмехнулся, а затем язвительно сказал во весь голос:

— Вы слышали? Нам тут приказано не шуметь! — все разом повернулись к нему. — Мы мешаем спать маленькому принцу!

Со всех сторон эту фразу сопроводило злобное гоготание.

— Но вы и вправду мешаете! — обиженно сказал Саске.
— Какой чудный малыш, — промурлыкала девушка Итачи, хищно облизнувшись, — а сколько ему лет?
— Для тебя маловат, — ответил старший, легонько поцеловав ее в губы.

Саске чувствовал себя полным дураком. Он стоял тут один, окруженный толпой старших, которые потешались над ним, как могли.

— Слушай, малой... — какой-то здоровенный парень в синем джинсовом костюме нагло сплюнул на пол чешую соленой рыбы, которой он закусывал пиво.
— Сам малой! — обиженно буркнул Саске.

Выражение лица гостя мгновенно поменялось. Сощурив свои мелкие глаза, он достал из-за спины здоровенный нож. Одним движением освободив его из чехла, он угрожающе замахал им, при этом маниакально улыбаясь.

— Сколько я зарезал, сколько перерезал... — напевал он. — Ты кого там малым назвал? Меня? Я...
— Не надо, Кисаме, — рука Итачи остановила этого маньяка в полуметре от Саске.

Тот недовольно посмотрел на Учиху-старшего, но промолчал.

— Подойди сюда, — в повисшей тишине произнес старший.

У Саске затряслись колени, но он молча выполнил приказ.

Резкий, оглушительный подзатыльник опрокинул ребенка на пол. Тот, правда, не издал ни звука, лишь тихонько стиснул зубы, чтобы не заплакать. Ему не хотелось, чтобы его считали слабым.

— В следующий раз я не буду наказывать тебя, а просто позволю ему, — он жестом указал на Кисаме, — сделать с тобой всё, что ему захочется. Ты меня понял?

Саске кивнул звенящей от боли головой. Он был унижен. Он был раздавлен.

Он ненавидел это скопище дебилов, которых его брат называл своими друзьями.

— Запомни, — рука Итачи внезапно притянула Саске за шиворот к себе.

Их взгляды столкнулись. Голос старшего брата был серьезен, как никогда. Его хотелось слушать.

— Я могу ударить тебя, если захочу. Я могу отнять у тебя всё, что я захочу. Я могу сказать тебе что угодно, когда захочу...

«И ты должен принимать это как естественное, ведь я — твой брат. Старший брат», — Саске мысленно закончил фразу за него.

Эти глубокие спокойные глаза, от которых по спине бегали мурашки... Как у змеи.

Почувствовав, что его освободили, он поплелся наверх, понурив голову. На глаза навернулись слезы...

— ...но только если так будет лучше для тебя, — тихо закончил фразу Итачи, когда силуэт младшего брата скрылся за дверью.

Его никто не услышал...

На следующий день Саске отказался помогать старшему брату убираться. Приехавшие родители, обнаружив в квартире беспорядок, а Итачи — в постели с девушкой, пьяного и невменяемого, устроили скандал. Тот же, не желая что-либо объяснять, в тот же день собрал сумку и ушел из дома. Как оказалось — надолго...


***


Всю дорогу домой они молчали. Движение на улицах уже было гораздо оживленнее, а пешеходов — всё больше. В результате приходилось подолгу стоять возле каждого светофора. Двигатель был очень тихим, поэтому лишь шум городских улиц нарушал тревожную тишину, что повисла, как капля, вот-вот готовая сорваться вниз...

Ей было жарко. Мысли беспорядочно метались из одного угла сознания в другой. Поймать их было непросто. Но еще сложнее было собрать их воедино, чтобы составить полноценную картину произошедшего.

Он предложил ей на два дня... влюбиться в него? Нет. Просто сделать вид. Но от этого было не легче. Хотя бы потому, что ей попросту придется притворяться. Она умела это делать, но не перед Саске. Отказаться от пари она уже не могла — не хватало храбрости. Метко он сказал: «А тебе не советую притворяться смелой девочкой...»

Да... Притворство. Не хотела показать себя слабой. И что в итоге? Раскусил, как спелый орех! Даже глазом не моргнул! Сакура была уверена: он с самого начала увидел всю ее сущность...

Этот взгляд не знает промаха.

Итачи заполз в ее разум, как паук. Медленно, но верно он плел свою паутину...

…а может, она уже попалась туда?..

«Сакура, хватит», — мысленно одернула она себя.

И вправду, чего шум-то поднимать? Неужели в ней поселился паникер? Нет. В конце концов, это всего лишь пари. Просто спор. Дружеский. Ей же в первую очередь он был необходим...

«Признай, а ведь тебе и вправду интересно будет увидеть его реакцию, не так ли?..»

Да. Действительно. Сейчас Саске будет сложно остаться безучастным. Конечно, это будет стоить недолгого охлаждения отношений, но если он ее любит, то это ненадолго. Эта проверка будет самой сложной — ему ведь предстоит ревновать ее к собственному брату. В душе даже зародилась маленькая искра детского восторга. Смешанного с азартом. Это было как... Игра. Да, не иначе. Ей уже чуть ли не казалось, что она сама и придумала ее...

Она уже почти убедила себя в том, что поступила правильно.

Дома их уже ждали.

— Ну и где вы были? — скептическим голосом вопросил Саске.

Ему и вправду не понравилось, что его возлюбленная куда-то ездила с его же братом. Притом, что они едва знакомы.

— Я подвезла Итачи в филармонию, на занятия, — беспечно ответила Сакура, при этом выразительно глядя именно на старшего.

Тот же смотрел в глаза брату.

— Ясно, — вздохнул младший, — тогда можете идти ужинать. Правда, всё уже остыло, так что придется разогревать в микроволновке.
— Спасибо, милый, — ответила Харуно, при этом как будто бы невольно коснувшись Итачи.

Представление пока шло гладко.

Ужинали они вдвоем. Саске пошел к себе в комнату — ему, судя по всему, предстояло много работы. Новоявленная же пара уселась на диван смотреть телевизор.

— Переключи на пятый, — попросила Сакура, — там сейчас должен идти один сериал...

Тот лишь кинул на нее мимолетный взгляд, не суливший ничего хорошего, и продолжил нажимать кнопки на пульте. Остановившись на каком-то альтернативном музыкальном канале, он расслабленно раскинул руки в стороны и стал внимательно смотреть на экран. Девушку же передернуло от отвращения. Клип, который там показывали, был жестоким. Много крови. Голос у солиста хриплый. Музыка тяжелая и немелодичная. Такую музыку она не любила и не уважала. Всё, что есть у таких групп, — это их «крутой» имидж.

Но вот сейчас, так как делать было больше нечего, ей пришлось смотреть на всё это чудо...

Хотя всё-таки что-то в этом есть. Что-то странное. Что-то обрывистое. Все эти мелькающие кадры скрывали в себе нечто непонятное, нечто... завораживающее? Да, наверное.

Текст понять она не могла. А вот Итачи, судя по его лицу, весьма сосредоточенно пытался в него вникнуть.

Клип закончился так же резко, как и начался. Только вот последний момент ее смутил. Там было показано, как к павшему чернокрылому ангелу, который лежал весь в крови на земле, подошел какой-то человек и... поцеловал.

Странно. Эта короткая сценка смутила ее. Но чем, она не могла понять...

Затем он переключил опять. Шел какой-то фильм. Судя по качеству съемки — низкобюджетный. Да и игра актеров, мягко говоря, оставляла желать лучшего...

Около получаса они вот так вот сидели и молча смотрели на развивавшееся действо.

Неладное Сакура почувствовала поздновато...

Эротическая сцена. Главный герой и какая-то второстепенная героиня остались наедине. Они молча, не произнося лишних слов, буквально вцепились друг в друга, на ходу срывая одежду.

Страстно. Обжигающе. И... опасно? Да, было какое-то чувство угрозы.

Бред, конечно. Ее на самом деле не было. Но... Только ли из-за фильма девушка чувствовала такое волнение?

Итачи... Он сидел рядом всё это время. Почему-то Сакура боялась к нему повернуться. Было такое ощущение, что она совершит при этом ошибку. Фатальную.

А может, она просто боялась его глаз?..

То, что обстановка вокруг накалялась, она чувствовала и так. Они сидели немного поодаль друг от друга, но воздух вдруг резко потяжелел, накалился. Стало жарко. Жутко. Так жарко, что ей захотелось раздеться...

«Стояночка, Харуно. Какое раздеться? Контролируй желания, милая. Ты вообразила себе всё это сама. Соскучилась по Саске, не так ли? Ну подожди же, ночь уже скоро...»

Внезапно она ощутила его. Совсем рядом. Она знала: он сейчас сидит вплотную к ней. Одно лишнее движение, и...

— Переключить? — о, дьявол, эта интонация скоро сведет ее с ума...

Его дыхание казалось ей каким-то тихим-тихим, едва слышным шепотом... Она не понимала. Не понимала, почему ей всё это кажется.

Его ладонь... Он едва-едва касался ее пальцев. Оттуда будто бы исходили волны нестерпимого жара. Девушка понимала: здесь нет никакого умысла. Или же он слишком хорошо скрыт? В таком случае Итачи всё сделал идеально. На грани дозволенного. Случайное прикосновение... Ненавязчивый полушепот... Со стороны ничего особенного. В его голосе всё еще были слышны прохлада и легкая издевка. Но... Кажется, теперь лишь она одна начала понимать реальные правила этой игры...

Ей казалось, что он вот-вот коснется губами ее щеки, ведь его лицо было так близко... И так далеко одновременно.

…или ей хотелось, чтобы он сделал это?..

Шум сзади заставил его отодвинуться назад. Как и ее, впрочем. Сама того не заметив, она, оказывается, непроизвольно придвинулась к нему поближе.

Но как же медленно он отпрянул назад...

До сих пор она чувствовала его взгляд на себе. Жар, казалось бы, исчез... Но появилось что-то другое...

«Сакура, ты теряешь контроль над собой...»

Сейчас ее внутреннее «я» говорило совершенно иным голосом. Испуганно-жалобным...

Сзади послышались шаги.

— Сакура, — как-то натянуто произнес Саске. — Мне нужно, чтобы ты приготовила мне на завтра еды с собой. Я уеду с ночевкой и вернусь только послезавтра утром.
— А это куда ты собрался, а, дорогой? — улыбнулась она ему.
— По работе. Мы едем в один из наших пригородных филиалов. Возникла проблема с оборудованием, причем есть вероятность, что нам грозят разборки со страховой компанией.
— А... Ну ясно, — она встала с дивана и, выразительно посмотрев ему в глаза, подошла вплотную. — Пошли на кухню. Заодно тебе кофе сделаю.
— Ну давай, — немного безразличным тоном ответил он.

Оказавшись наедине с Саске на кухне, она повернулась к нему.

— Эм-м... Послушай, а Итачи... Он остается тут?
— Да, а что? — всё тот же тон.

Это уже начало немного... злить?

С другой стороны, а откуда ему знать о ее проблеме?

Но сейчас только он мог помочь...

— Тебе неприятно, что он живет у нас? В принципе, я могу ему дать намек, если он, конечно, действительно тебе мешает.
— Я... Не знаю, — растерянно ответила она.

Ей и не приходило в голову, что Саске может пойти на такие крайние меры.

— Выбирай сама, хочешь ли ты, чтобы он оставался тут в мое отсутствие или нет, — спокойствие возлюбленного могло свести ее с ума.

Ну как, как можно не понимать? Почему?..

«Потому что ты сама боишься, Сакура. Ты боишься сказать ему, что зашла слишком далеко. Что ты уже не знаешь, как поступить. Что ты и сама не знаешь, чего ты хочешь...»

…потому что ты не доверяешь ему?..

— Да.
— Что «да»?
— Пусть остается... Не выгонять же его? — попытка оправдаться?..
— Тогда почему ты спросила меня об этом? — он сощурился и недовольно посмотрел ей в глаза.
— Ну... Я думала, что, возможно, ты будешь против, чтобы он тут остался...
— Мне всё равно... — как будто глыба льда, холодно и безразлично.

Она подошла к нему сзади, пока он стоял и заваривал чай. Закрыв глаза, молча обняла его со спины, прислонившись головой к затылку. Боже, какое это простое чувство...

Ей было грустно. Так грустно, что хотелось выть. Хотелось заплакать, уткнувшись ему в грудь, рассказать обо всём том, что она пережила за эти двадцать четыре часа. И о том, как ей тяжело сейчас...

Но не смогла.

— Позови Итачи. Скажи, что чай готов.

Она разомкнула свои объятья, а затем отошла на несколько шагов. Развернувшись, двинулась назад в зал.

Старший Учиха сидел всё так же, не меняя позы, и задумчиво смотрел на экран — единственный источник света в помещении (Итачи почему-то не любил сидеть при свете). Вошедшая Сакура, правда, стала новым объектом его созерцания.

— Чай будешь?
— Хм... Не знаю, — задумчиво ответил тот.
— Ну пошли, — она жестом поманила его, при этом сделав шаг вперед.

Он вновь оценивающим взглядом окинул ее с ног до головы. Она невольно съежилась.

— Я не хочу.
— Ну пожалуйста, — ей вдруг стало необъяснимо страшно...

Нужно, нужно было уговорить его... Иначе... Она боялась. Да. Пора было признать — она боялась оставаться наедине с Саске без него. Еще два шага к нему...

А ведь буквально день назад всё было совершенно наоборот... Но она не задумывалась об этом.

— Я же сказал, — уже более жестким голосом ответил он, — я не хочу. Мне повторить еще раз?

Безумное отчаяние, граничащее с паникой, охватило разум девушки. Она тихо подошла к нему сзади. Так, что их разделяла лишь спинка дивана.

Он медленно повернул голову. Этот взгляд... мог свести ее с ума.

А может быть, уже свел?..

Его ладонь легла ей на шею. Такая горячая... Он чуть-чуть, легонько подтолкнул вниз к себе. Почти никаких усилий... Так приятно, ненавязчиво, даже, казалось бы, приглашающе... Но ведь всё было не так.

Когда ее лицо оказалось на одном уровне с его, она буквально выдохнула, глядя на него умоляющим, обессиленным взглядом:

— Я. Прошу. Тебя.

Порывисто... Ее речь, ее дыхание. Он же спокоен, холоден, невозмутим...

Его губы... Так близко... Буквально сантиметр. Даже меньше. Одно движение, один вздох, один поворот, и они соприкоснутся...

— Хорошо, — довольная, демоническая улыбка. — Я согласен.

Он встал, она же наконец распрямила спину. До нее только сейчас дошло, что она сделала.

Она чуть не поцеловала его... Или он ее?

«Нет, нельзя, нельзя!»

Вопросы без ответов. Их слишком много.

Ее чувства после такого напряжения будто обострились. Ей казалось, она слышала всё, она видела всё, она ощущала всё вокруг...

Но почему, почему тогда она не могла точно сказать, был ли то силуэт за декоративным стеклом двери или лишь иллюзия?..

И те цепи, что сковывали ее с ним, только окрепли…

…или приковывали ее к нему?..

Чаепитие прошло в звонкой тишине.

Звонкой потому, что казалось еще чуть-чуть, и что-то лопнет, разобьется, рухнет. Сорвется и упадет куда-то... в бездну.

Все трое молчали, изредка поглядывая друг на друга.

Когда же время чая подошло к концу, Итачи неожиданно встал и сказал, обыкновенно ухмыляясь:

— Сыграем в карты?

Игра проходила в той же атмосфере, что и чаепитие. Редкие взгляды, ставки, тихие шорохи, едва слышное дыхание, шуршание карт в руках и на столе. Ах да, и назойливый стрекот лампочки, которую пора бы уже заменить.

— Сто двадцать.

Несколько крупных красных фишек оказались в руке у Саске.

— Ваши?
— Сто сорок, — по лицу Итачи нельзя было понять, как он оценивает свою ситуацию.

Он выразительно посмотрел на Сакуру.

Он... Нет, он не мог подмигнуть ей. Какой, в конце концов, ему толк от того, что она скажет ставку больше? Сейчас выгоднее, чтобы она спасовала...

А может, он просто хочет... Да, такое тоже вероятно. В любом случае у Саске тогда не будет преимущества...

«Погоди-ка, милая. Определись с приоритетами».
«Это не командная игра, — ответила она сама себе. — А Саске тогда точно победит. Нужно растянуть партию».

Здравый смысл утверждал, что она шла против логики. Ей не хотелось играть в карты. Она этого не любила. Но сейчас...

— Сто шестьдесят. Выкладываем.

Брови Учихи-младшего изогнулись в дуге. Рука медленно развернула карты.

Флэш-роял. У них обоих.

Но у Итачи был бубновый.

Сакура невольно сглотнула. Она неожиданно почувствовала себя предательницей. Или дурой. Хотя нет, и то и другое. Она повелась, как... Нет, такого слова не было, которое могло хотя бы описать это чувство.

Встав из-за стола, Саске окинул сидящих хмурым взглядом.

— Я, пожалуй, пойду. Завтра опять рано вставать.
— Спокойной ночи, братец, — ухмыльнулся ему вслед старший. — Не везет в картах — повезет в любви, — и вновь его глаза напротив нее.
— Считай, что уже повезло, — просто, коротко и бескомпромиссно.
— Хм... Хорошо, буду считать, — скорее смешок, чем ответ.

Хлопок двери выстрелом отозвался в ее душе...

Они снова остались наедине.

— Мне, наверное, тоже пора спать, — слабая попытка разрядить атмосферу.
— Иди.
— А ты? — она остановилась перед самой дверью.
— А что я? — несмотря на спокойную интонацию, в голосе ощущалась скрытая сила. — Я пойду, когда захочу...

Он встал и подошел к ней.

Сакура знала, что он видит: хрупкая девушка, которая пытается быть сильной. Но в глазах у нее — страх... Хотя, в принципе, она была практически уверена, что Итачи смог бы назвать сто и один признак ее слабости.

— Я... Просто так... Поинтересовалась... — ну вот, дрожь в голосе.

«А чего бояться-то, Сакура?»

Самой себя?..

Теперь в его взгляде не было той непроницаемой темноты. Была какая-то искра... заинтересованности?

Как тогда, когда он увидел ее в первый раз.

Сознание опять помутнело... Два шага назад, и она уперлась спиной в стену. Он же не отдалился, а, наоборот, подошел к ней. Почти касаясь. Несколько миллиметров...

Тонкая граница, что отделяет их... Она так легко может сломаться...

Внезапно она потеряла контроль над собой. В буквальном смысле. Ей захотелось прикоснуться к нему... Всем телом... Его губы, казалось, просто просились, чтобы в них впились поцелуем. Диким и неистовым...

А ведь они были одни.

— Спокойной ночи, Сакура.

Развернувшись, он оставил ошеломленную девушку наедине с собой.

Когда она вошла в спальню, Саске уже заснул.

«Что... Что это было? Да ты хоть понимаешь, что...»
«Всё. Хватит. Я не хочу думать об этом».

Но тяжелое предчувствие Дамокловым мечом нависло над ней...
Утверждено Lin Выбор редакции
Рикудо
Фанфик опубликован 02 августа 2009 года в 23:04 пользователем Рикудо.
За это время его прочитали 1974 раза и оставили 1 комментарий.
+1
Chokolate-Lady добавил(а) этот комментарий 03 августа 2009 в 19:08 #1
Chokolate-Lady
Продолжение. Какое оно красивое!!!!! Мне так понравилось. В процесе Игры, Сакура уже брела чуства к Итачи, и он, я думаю, тоже. Просто умеет их скрывать. А вот на месте Саске, я бы не оставила свою девушку с братом. Притом, красивым братом. Неужели он надеется на то, что она очень сильно его любит, и искушение не ляжет на ее плечи, и не заберется в мысли? Если да, то он лопух.
Жду продолжения))))