Приветствуем Масаси Кишимото на этой странице
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Юмор Ты когда-нибудь спал с мужчиной? Глава 5

Ты когда-нибудь спал с мужчиной? Глава 5

Категория: Юмор
5. Пусть жизнь научит! И Какаши расскажет!

- Честно говоря, я просто уже не знаю, что с ним делать… Сколько бы я ему
не объяснял, сколько бы не рисовал, сколько бы не читал порнухи на ночь – он
все равно не понимает! Он не понимает таких простых вещей! Когда я прошу его
добавить романтики – он пишет какой-то бред, когда прошу хоть немного
реалистичности – он пишет романтические сопли. А романтические сопли – они ж
так далеки от реальности… Вы меня понимаете? Хотя, похоже, вы даже не
слушаете…
Последняя фраза заставила Какаши высунуть из горячей банной воды сероволосую
голову.
- Я слушаю, - он доверительно посмотрел на Саске и даже кивнул в
подтверждение своих слов, - В воде, к твоему сведению, хорошая слышимость. А
еще там спать удобно… - и немного погодя сенсей задумчиво прибавил, - Но в
виду отсутствия кислорода все же нежелательно.
- Да, это однозначно минус, - быстро согласился с очередным заскоком
учителя Саске, - Ну так что вы насчет всего этого скажете?
- Ну, насчет всего этого, я, наверное, могу сказать только одно, - Хатаке
немного помолчал, раздумывая над ответом, - В бане лучше не засыпать.
Теперь пришла очередь немного помолчать Учихе.
- Я спрашивал, что мне делать с Наруто, - наконец, недобро сверкая черными
глазами, что означало крайнюю степень раздражения, произнес он.
- Ах, Наруто!.. – начал обрадовано Какаши, но быстро осекся, - А что там с
Наруто?
- Тормоз он, - вздохнул Учиха.
- Ну так это не новость, - учитель пожал плечами и в его словах ясно
слышалось: «Нашел, чем удивить».
- Так ладно он был бы тормозом только во время миссий или решения задачек в
Академии, но – нет! – он же тормоз во всем! Во всем! Вы понимаете? – Саске
резко вскочил и навис над сенсеем, впадая в пугающую агрессию.
Впрочем, никакие виды агрессии не действовали на пофигиста-Какаши.
Поправив немного сползшую с лица маску, которую, вследствие известной уже
нам силы привычки, не мог снять даже на время посещения бани, джоунин
произнес абсолютно спокойным, и оттого быстро успокоившим и Учиху, голосом:
- Если ты сейчас говоришь о половом воспитании Наруто, то хочу встать на
его защиту… У него было трудное детство.
- Да причем тут трудное детство? – уже спокойнее воскликнул брюнет, -
Может, скажете еще, что у него в детстве была какая-нибудь особая травма?
Что-то вроде того, когда маленьким детям дают посмотреть порнуху, и после
этого у них навсегда остаются неприятные воспоминания от первого
ознакомления с интимной жизнью, и впоследствии у них и возникают подобные
проблемы?.. – Саске немного развеселился своей речи, наивно полагая, что с
Наруто такого случится, конечно же, не могло.
Какаши виновато молчал.
- Ну…порнухи с неграми ему никто специально не включал, я-то знаю… Во
всяком случае, не специально. Это точно… - подал, наконец, голос он.
- Что? – не понял Учиха, - А негры-то то тут причем?
Учитель осекся.
- Да нет, ни при чем, конечно же! – он натянуто засмеялся и замахал на
брюнета руками, - Давай лучше вернемся к основной теме, или обсудим, скажем,
то, что с момента твоей последней вспышки ярости ты так и не сел обратно в
воду, а между тем мы не одни в бане, и ты голый.
Саске посмотрел на себя, затем на учителя, затем обвел взглядом
уставившуюся на него с подозрительными и какими-то нездоровыми улыбками
большую часть посетителей мужской бани, и быстренько сел обратно.
- …Теперь я понимаю, что в тебе нашел Орочимару, - ядовито улыбаясь сквозь
маску, произнес Какаши-сенсей, не глядя в сторону Учихи.
- …Ну, тогда такого еще во мне, конечно, не было, - стараясь не
сталкиваться взглядом с уставившимися на него посетителями, отозвался
брюнет.
- Да… отрастил на чужих-то харчах, - поддержал «милую» беседу Хатаке, и
улыбка его стала еще шире и еще гнуснее.
- Давайте не будем о грустном, - оборвал его Саске, едва сдерживая порыв
набить учителю морду.
Остальное время пребывания в бане оба сидели молча.

* * *
- Не переживай, Наруто, я уверен, все получится, - убеждал приунывшего
товарища Саске, пока они шли к удаленному от центра селения типовому
двухэтажному дому, в одной из квартир которого постоянное место жительства
Сая, - Мы упросим его. Точнее – нет, ты упросишь его!
Голос обычно хмурого, отмороженного брюнета сейчас был настолько уверен и
полон решимости, что Наруто, не особо вслушиваясь в смысл его слов,
постепенно перенимал положительный настрой друга, и к дому Сая они подошли
уже в одинаково приподнятом настроении.
Саске постучал. И, пока за дверью слышались шаги воспитанника Корня,
поворачивался в замке ключ, недавний разговор с Какаши, состоявшийся уже
после визита в баню, всплыл в его памяти.
«Знаешь, Саске, насчет того, о чем мы говорили, - Какаши шел рядом с
учеником, изредка поглядывая в его сторону, - Мне кажется, у меня есть
неплохая идея.
- Правда? – Учиха резко повернул голову.
- Да, - Хатаке недолго помолчал с таким видом, словно его следующая фраза
была объявлением победительницы конкурса «Мисс Вселенная» и сейчас должна
была звучать барабанная дробь, - Как ты смотришь на то, чтобы нарисовать ему
весь этот процесс?
Барабанная дробь осеклась и стихла.
Саске горько усмехнулся.
- Плохая у вас идея, - откликнулся, наконец, он, - Я ведь говорил уже –
рисовал. Рисовал, а это светловолосое бревно так ничего и не поняло!
- Ну, знаешь ли, Саске, бревно, скорее всего, не «не поняло ничего», а
ничего не опознало…
- Что? – хмуро переспросил Учиха, смутно подозревая, что учитель, ровно как
и Узумаки позавчера, ведет к тому, что художник из него никакой.
И он не ошибся.
- Саске, видишь ли, я, конечно, не хочу упрекать тебя в некомпетентности,
но ты уверен в том, что рисунок, который ты нарисовал ему…ты и сам понял?
Второй раз за день Хатаке пробудил в Саске жажду убийства.
- Все ясно, - попытался, тем не менее, сохранить внешнее спокойствие он, -
Что вы предлагаете?
- Попросить какого-нибудь человека, который хотя бы мельком ознакомлен с
живописью, нарисовать вам учебное пособие, если можно так выразиться…
- То есть вы хотите сказать, что где-то в Конохе существует человек,
настолько извращенный, чтобы согласиться для двух парней, приперевшихся в
его квартиру средь бела дня, нарисовать двух - опять же - парней,
предающихся плотским утехам?
- Да, - уверенно кивнул Какаши, - Адресок дать? Или ты знаешь, где живет
Сай?
При воспоминании о бледнокожем нечте, и зимой и летом неизменно ходившем в
топике, меньше всего напоминающим предмет мужской одежды, и, изо дня в
день, совершая странные, не предвещающие душевному спокойствию Учихи ничего
хорошего, поползновения в сторону Наруто, лицо Саске приобрело утерянное
давно, казалось бы, выражение отвращения, а ноги сами остановились.
- Ах да… - пробормотал он, глядя в землю поалевшими от нехороших эмоций
глазами, - Я и забыл, что оно тоже в Конохе обитает…
- Да, здесь оно и обитает, - пофигистично поддержал издевательства над
несчастным и, кстати говоря, в данный момент ни в чем неповинным Саем, и
неожиданно сменил тему, - А, кстати, Саске, ты не хочешь показать мне свое
художество?
Учиха недобро оглянулся на сенсея, возмущаясь про себя его наглости –
издеваться над ним, самим Учихой Саске, да еще и таким образом?! – но взгляд
Хатаке был абсолютно серьезен, и лишь где-то в глубине его светилась скрытая
надежда на извращение в учиховском рисунке.
Смилостивившись над своим озабоченным наставником, Саске кинул скомканный
листок в руки Какаши. Тот, развернув его и любовно разгладив, начал
судорожно высматривать что-то в изображении. Изредка он хмыкал и приближал
рисунок к лицу, но, видимо, так и не разглядев там ничего, хотя бы отдаленно
похожего на людской секс в частности и на людей вообще, снова отводил
художество Саске на привычное для глаз расстояние.
- Ну… - окликнул спустя некоторое время учителя брюнет, - Мне вообще-то к
озабо… к Саю пора.
- А, да… - Какаши нервно затеребил бумагу и подошел к Учихе, - Я только
хотел тут кое-что у тебя спросить…
- Ну… - милостиво разрешил ему Саске, уже догадываясь, впрочем, о сущности
вопроса.
- Вот тут, - джоунин указал пальцем в сторону пресловутого органа великой
значимости и вопросительно посмотрел на брюнета, - Ну что же ты это… так
коротко-то?
- Это не рука… - терпеливо пояснил Саске.
- Я знаю, - в голосе сенсея послышался укор, - Я знаю, и я о том и говорю!
Что ж ты так обделил-то парня?!

* * *
C самого начала Наруто считал это плохой идеей, с самого начала. Но Учиха,
как было уже не раз доказано, обладал неимоверной силы даром убеждения. Была
ли это какая-то очередная способность его, дважды проклятого блондином,
шарингана? – Кто знает… Но, как бы то ни было, сейчас, несмотря на самое
что ни на есть плохое предчувствие, Узумаки стоял перед открытой дверью
квартиры Сая. А перед ним стоял, собственно, сам Сай.
- Наруто-кун, Саске-кун, - безэмоционально, словно робот, поприветствовал
парней он и посторонился, пропуская их в квартиру.
Спустя несколько секунд шиноби оказались в темном прохладном коридорчике
жилища художника. Сай провел их в свою, не менее темную, с завешенными
шторами окнами, комнату и только тогда спросил:
- Что вы хотели?
- Мы? – глупо улыбаясь, переспросил Наруто и выразительно посмотрел на
Учиху. Тот никак не отреагировал на его взгляд и, скользя глазами по темным
шторам, безразлично произнес:
- Говори, говори, Наруто. Что ты там хотел от Сая?
Узумаки аж поперхнулся от злобы. Всю дорогу. С самой доброжелательной
улыбкой, видеть которую у Саске на лице, несомненно, редкость для простых
смертных, брюнет убеждал его в правильности их действий и всячески уверял,
что – ну, а как же иначе-то? – ни за что не оставит друга без поддержки в
разговоре с Саем. И теперь происходило обратное. Прошептав напарнику
беззвучные проклятья, Наруто повернулся к замеревшему в ожидании вопроса
Саю.
-Ну… Саске тут хотел тебя кое о чем попросить…
Теперь пришла очередь задыхаться от злобы Саске.
- Я? – он возмущенно посмотрел на блондина.
- Ну, не я же, - тот ответил ему самой невинной улыбкой.
- Да мы только из-за тебя сюда и пришли! – в последнее время, а, если быть
точнее – в последние два дня, у Саске вошло в привычку повышать голос по
малейшему поводу. Похоже, общение со светловолосым армагедоном местного
назначения накладывало свой отпечаток на отмороженную натуру Учихи. Другими
словами, Узумаки был крайне заразен.
- Не кричи так!- испугался Наруто, наблюдая, как нависает над ним друг, -
Ну, подумаешь… Ну, мне…да, мне надо было…
- Вот-вот, - Учиха быстренько принял свой обычный вид, то бишь, вид
айсберга, и, прикрыв глаза, деловито кивнул головой Наруто, предлагая тем
самым честно тому все рассказать.
- Я…я… - начал заикаться, глядя на Сая, в лучших традициях Хинаты блондин
и, наконец, не выдержав, повернулся к Учихе, - Саске, выйди!..
- Чего? – не понял тот.
- Можешь выйти? – повторил просьбу Наруто.
- С какой стати?! – снова начал возмущаться брюнет.
- Просто… - Узумаки оглянулся на Сая, безмолвно наблюдавшего за их
перебранкой, и сказал Саске тише, - Просто стесняюсь просить при тебе об
этом… - на этих словах Наруто так мило покраснел, что желание сердится и
устраивать скандалы, в последнее время, кстати, все больше и больше
напоминающие семейные, у Саске как-то отпало. Хмуро глянув в сторону
улыбающегося заученной улыбкой Сая, Учиха вышел из комнаты, так ничего и не
ответив блондину.
«Обиделся…» - печально подвел итог тот.
Однако, на лице стремительно вылетевшего под жаркие лучи солнца Учихи не
было и тени обиды. Остановившись около двери и прислонившись спиной к
нагретой бетонной стене, он, улыбаясь, смотрел куда-то вниз, на пыльную
лестницу у дома Сая. Мысли крутились вокруг старого друга, вокруг его
недавней виноватой улыбки, вокруг его порозовевших от румянца щек.
«Как он красив в своем смущении! Как прелестен этот нежно-розовый, как цветы
сакуры, румянец на его щеках. А эта улыбка, словно говорящая «прости»,
заставляет сердце замирать от нежности, охватывающей меня при каждой встрече
с ним», - подумал бы Саске, будь он закоренелым романтиком. Но, вопреки всем
известным убеждениям, включающих в себя и то, что внешне холодные, не щедрые
на ласку люди в душе своей нежны и ранимы, и необыкновенно романтичны, Саске
был, как, наверное, и не может быть иначе в его-то шестнадцать лет,
законченным извращенцем, постоянно одержимым своим спермотоксикозом. А
потому он подумал только: «Боже, у меня чуть не встало прям там, как только
я увидел его раскрасневшиеся щеки… Черт, хочу, чтобы он был так же мил,
когда я буду его трахать», - и, улыбнувшись, Саске закрыл глаза, рисуя в
своем воображении картину их с Наруто божественного совокупления.
Совокупление было поистине божественным, а, может быть, просто воображение
Саске имело привычку приукрашать все в сотни раз, но, так или иначе, когда
дверь в квартиру Сая приоткрылась, и из образовавшейся щели высунулась
голова Узумаки, Саске, извиваясь в судорогах наслаждения у стенки,
забывшись, шептал:
- Господи, давай уже… Двигай бедрами!..
- Саске?.. – окликнул друга, понаблюдав немного за его странными
телодвижениями, Наруто.
- А? – Учиха испуганно замер, потом медленно повернулся к блондину, затем
осознал, что его подловили, после чего окончательно разочаровался в жизни и
обреченно спросил, - Что тебе, Наруто?
- Ты меня ждешь? – Узумаки, казалось, даже не принял во внимание,
странностей напарника. Увидев его, он просто был рад тому, что кто-то ждет
его, и теперь снова улыбался.
- Да, жду, - глядя на «свое», как уже успел решить по себя Саске,
золотоволосое чудо, брюнет не выдержал и улыбнулся в ответ, - Ну, все там
тебе нарисовали?
- Нет, - Наруто замялся, - Он сказал, что не будет рисовать.
- Что? – Учиха удивленно вскинул бровь, - Так что же ты там делал так
долго? Неужели его упрашивал? И он все равно не согласился?
- Погоди, - прервал его Узумаки, - Я ведь еще не докончил. Он сказал, что
нарисовать что-то подобное, как он сам считает, не сможет. А если и сможет,
то далеко не за пару минут, возможно, это займет пару дней. Но зато он
предложил мне все показать! – блондин радостно улыбнулся.
- Показать?.. – медленно переспросил Учиха.
- Ну да, показать, - улыбка Наруто стала еще шире, - Как, помнишь, я просил
тебя? Ты еще тогда отказался… А вот Сай не против. Сейчас он готовится. Душ
принимает, в смысле. Предложил и мне пойти с ним – ну, чтобы уже там,
значит, и начать показывать – но я отказался. Зачем? Я уже утром вымылся.
- Наруто… - тихо произнес брюнет и, когда, наконец, замолкнув, Узумаки
посмотрел на него, закричал так громко, что с соседней улицы ему в ответ
залаяли собаки, - ТЫ СОВСЕМ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАШЬ?!
- Э?.. – от удивления Наруто даже забыл огрызнуться в ответ, - О чем ты?
- Пошли! – не объясняя ничего более, Саске схватил блондина за руки и
потянул вниз по лестнице, подальше от дома озабоченного художника.
- Стой! Куда ты бежишь, Саске?.. Ведь Сай… - слышалось изредка от
растерянного Узумаки, пока двое не скрылись за углом.
Что ж, надо признать, вовремя.
Дверь заскрипела, открываясь пошире, и в ее проеме показался, облаченный в
одно лишь полотенце, еле державшееся на бедрах, художник-импрессионист, он
же хозяин сей квартиры, он же бесчестный совратитель, он же Сай.
- Наруто-кун… - негромко позвал он, в надежде, что нетерпеливый блондин
просто вышел куда-нибудь, скажем, прогуляться, и в скором времени прибудет к
нему на урок.
Но – увы! – сему не дано было свершиться. И, осознав всю бессмысленность
своего ожидания, правда, уже ближе к ночи, Сай, вернулся в свою темную
комнатушку, с горестным вздохом поковырялся в каком-то доисторическом
облезлом сундуке и, достав оттуда кипу листков с неясными в полумраке
силуэтами, принялся дорисовывать яойную мангу.

* * *
Какаши-сенсей в очередной раз предавался чтению пошлого и, от того, своего
самого любимого романа Джирайи, когда запыхавшийся от длительного бега
(сказать по секрету, от длительного бега от Саске) светловолосый его ученик,
Узумаки Наруто, остановился под раскидистым деревом, на нижней ветке
которого и предавался своему извращенному хобби Копирующий ниндзя Скрытого
Листа.
- Какаши… - задыхаясь, выдавил из себя Наруто и, минут через пять так,
прибавил, - Сенсей…
- Мм?.. – учитель удивленно посмотрел вниз и отметил про себя, что вид у
Узумаки крайне взволнованный, - Ты что-то хотел, Наруто?
- Да… - блондин, постепенно выравнивая дыхание, заговорил легче, временами
почему-то испугано озираясь по сторонам, - Мне нужен ваш совет.
Несмотря на наличие шарингана, Какаши, по правде, никогда не был провидцем.
Однако сейчас какое-то шестое чувство, которое справедливее всего было
назвать логикой, подсказывало ему, что явился сюда Узумаки примерно по той
же нужде, по которой и Саске торчал вместе со своим учителем в бане
вчерашним днем.
- Хм… - Какаши мигом очутился рядом с Наруто, по-отечески положил руку ему
на голову и молвил проникновенным голосом, - Ты же знаешь, Наруто, я всегда
открыт для советов. Так что не таись – говори.
- Да, - кивнул головой Узумаки и, мученически вздохнув, приготовился к
речи, - Ну, для начала, Какаши-сенсей, помните ли вы мою книгу?
- О да… - уверил его учитель, по привычке пошленько улыбаясь.
Благодаря извращенным романам Жабьего отшельника таковой была его реакция
на абсолютно все, без исключения, книги, включая в себя даже сборники
детских сказок. В платонической любви благородного рыцаря к
красавице-принцессе он видел хорошо замаскированный хентай, в настоящей
мужской дружбе ему мерещился яой. С женской дружбой дело обстояло
аналогично, и, к слову, именно женская дружба вызывала у джоунина самые
бурные положительные эмоции.
- Ну, так вот, - продолжал Наруто тем временем, пока Какаши с улыбкой
вспоминал все прочитанные им книги, - Я ведь должен… интим… ну, про постель
там…то есть сцену в постели… написать. А не получается! – Узумаки горестно
развел руками, привлекая тем самым внимание Хатаке к себе, - Ну, не знаю я,
как описать это! Я и самого процесса до конца-то не понял! А Саске, гад, не
может по-человечески объяснить… - закончив свою тираду, блондин печально
опустил голову, впадая в депрессию по поводу неоконченного романа.
- В чем же дело?! – напустил на себя волну удивления Какаши, - Не может
объяснить – пусть покажет! – тон, с которым он рассказывал об этом, так и
говорил сам за себя: «Решение же совсем близко! Не понимаю, зачем так долго
мусолить такие пустяковые проблемы?»
Блондин недоверчиво посмотрел на учителя.
- Все у вас просто, - справедливо заметил он, - А Саске, по-вашему, что,
согласится?.. Нет, можете не отвечать, - оборвал он Какаши, заметив, что тот
уже порывается что-то сказать, и хмуро сообщил, - Он уже отказался…
- Ты уже просил?! – сказать, что сенсей был удивлен, услышав это, значило
не сказать ничего.
- Ну да… - Наруто, однако, не видел в этом ничего особенного, потому,
видимо, что и сам не подозревал о чем он когда-то с таким жаром умолял
Учиху, -Я и Сая просил. Сай согласился, конечно, но чертов Саске наорал на
меня и увел из его квартиры, так ничего и не объяснив! Теперь вот грозится,
что, если возьму у Сая урок, на него могу больше не рассчитывать, - И
Узумаки неопределенно пожал плечами, показывая, что причину столь необычного
поведения друга он не знает, - Ревнует, наверное, желая остаться
единственным учителем…
- Да… Ты и не представляешь, как близок и одновременно далек от правды, -
покачав головой, заметил через некоторое время тишины джоунин.
Наруто вздохнул.
Учитель откликнулся аналогичным вздохом.
Потеряв таким образом пару минут, оба пришли к выводу, что ситуация зашла в
тупик. И Узумаки уже собрался было в очередной раз впасть во вселенскую
тоску и в честь этого пойти и объесться раменом, как в сероволосую голову
Копирующего шиноби заскочило одно весьма оригинальное и, в связи с
сущностью Какаши, довольно-таки бесстыжее решение.
Озвучив его своему непутевому ученику, Хатаке довольно улыбнулся, глядя как
краска заливает смуглое лицо блондина.
- Вы – извращенец, Какаши-сенсей… Как можете вы предлагать мне такое? –
произнес тот нерешительно.
- Ну, ты можешь отказаться, конечно, - безразлично пожал плечами джоунин и
добавил довольно спустя некоторое время, - Но, похоже, выбора у тебя особого
нет.

* * *
Руки, сложенные в печать, дрожали. Губы словно онемели и отказывались
произносить то единственное необходимое для завершения техники слово,
«Хенге!».
Максимом, на что способен был пока Узумаки – произнести его про себя,
представить себе результат какашенского эксперимента, в коем он сейчас
принимал непосредственное участие, и благополучно отключиться.
- Ну, как у тебя дела, Наруто? – послышался из-за двери знакомый и особо
ненавистный блондином сейчас голос. Немного помолчав, голос осведомился, -
Получается или нет?
Клон Узумаки, стоящий напротив, бессильно опустил руки и, исподлобья,
печально посмотрел на хозяина.
- Нет, - подвел итог Наруто, вздыхая, - Ни черта у меня не получается,
Какаши-сенсей…
Какаши-сенсей, расположившийся по-турецки под дверью узумаковской комнаты,
задумчиво приложил к подбородку указательный палец.
- Что именно у тебя не получается? – подал, наконец, голос он, - Поцеловать
себя или потискать?
- Хенге не получается наложить… - откликнулись понуро за стеной.
- Как? – удивился учитель, - У тебя, что ли, под это дело ранний склероз
начался? Ты же всегда знал эту технику! Вспомни Ойроке-но-джуцу!
- Так то девушка была, - вяло попытался оправдать себя Узумаки, - А теперь
вы предлагаете мне превратиться в парня. И целоваться с самим собой! – в
голосе Наруто послышались нотки паники.
- Да не предлагаю я тебе целоваться с самим собой! Упаси Господи! Это же
такое извращение! – начал иронизировать Какаши – Противно тебе – не целуйся!
Ты только сексом с собой займись, более от тебя ничего не требуется!..
- Очень смешно… - пробурчал Узумаки, обреченно складывая руки в печать.
На этот раз силы воли Наруто хватило, чтобы прокричать срывающимся от
волнения голосом заветное «Хенге!» и испуганно зажмурить глаза.
- Меняй не свою внешность, а внешность клона, - подавал советы за стеной
Какаши, открывая ярко-оранжевый томик и любовно перелистывая страницы, - А я
почитаю пока… - добавил он уже тише, обращаясь преимущественно к самому
себе, но, стоило только ему пробежать глазами пару сток, как за дверью
возмущенно заголосили:
- Какаши-сенсей! А в кого мне превращаться-то? Я же не знаю! Какаши-сенсей!
- Да слышу я! Слышу! – раздраженно откликнулся учитель, с огорчением
откладывая в сторону роман, - Ну, сам что ли нафантазировать не можешь?
Придумай там себе кого-нибудь… сексуального!..
- Сексуального? Бее… - за стеной глупо захихикали.
Во взгляде Какаши, мрачно устремленного в пол, добавилось осознание того,
что его ученик - редкостный дебил.
- А ты, Наруто, если не секрет, про кого пишешь? – поинтересовался
скептически он, - Про настоящих потных волосатых мужчин?
- Ну… насчет пота и волос не знаю, - задумчиво протянули за дверью, - Но
уж точно не про безвольных смазливых придурков, - на этих словах Узумаки
пренебрежительно фыркнул, давая понять, что смазливых и безвольных придурков
он не жалует, - Я пишу о сильных! – добавил он гордо.
- По-твоему, сила и красота – понятия несовместимые? – усмехаясь, спросил
Какаши.
За стеной, вероятно, задумались, потому как ответа, как это бывало обычно,
не последовало.
Через некоторое время, однако, крик Узумаки возобновился.
- ААА!!! Какаши-сенсей! У меня тут какое-то чмо получилось! – громко
голосили за дверью.
Заинтересованный столь необычной характеристикой для придуманного тобой же
самим образа, Какаши быстро вскочил с пола и распахнул дверь.
Так же быстро он ее и захлопнул.
- Наруто, убери его ради Бога… - прошептал учитель, сползая вниз по
крашенной деревянной поверхности двери, - Я умоляю тебя!..
За стеной послышался характерный хлопок.
- Как у тебя такие девушки-то красивые получались? – все еще переживая
глубокое потрясение после увиденного, спросил Какаши.
- Ну, так то девушки… - робко оправдался Наруто и подавлено замолчал.
Стрелки настенных, покрытых толстой паутиной, часов в узумаковском доме
показывали ровно три, когда в голову гениального в своей извращенности, ну и
еще в управление чужим шаринганом, выполнении миссий и прочего не столь
важного для осуществления задачи Наруто, Копирующего ниндзя пришла
очередная гениальная идея.
- Наруто! – окликнул он сидящего все еще в своей комнате парня, - А как
насчет того, чтобы превратиться в уже существующего человека?
Лицо поникшего Узумаки, уже пару раз за проведенное в вынужденном заточении
время разочаровавшегося в своих способностях как писателя так и шиноби,
исказило отвращение.
- О чем вы говорите, Какаши-сенсей?! – забушевал он, - Мне, что же, в своих
товарищей превращаться?!
- Нет, ну что ты! – прервал его Хатаке, хотя, признаться, по правде,
изначально задумывал он именно это, - Я бы никогда не стал предлагать тебе
такое извращение! Я думал, может быть, превратиться тебе в кого-нибудь
почти незнакомого, увиденного тобой где-то мельком, невзначай, человека,
чьего имени даже ты не знаешь! Не все же красавцы в нашей деревне?
- Ну да, - согласился блондин, немного остыв, - Вы правы, конечно. Только
как мне вспомнить кого-то подобного? Да и к тому же, он должен быть
симпатичным… А то превращусь снова во что-то… - он тактично замолчал,
вспоминая свой последний эксперимент.
- О да… - Какаши передернул плечами, - Но ты не волнуйся, у меня есть
особый метод… - после этих слов он недолго помолчал, интригуя ученика, -
Тебе просто надо расслабиться, очистить свою, забитую всякими монстрами,
голову и предоставить памяти своей свободу действий. Пусть она сама найдет
того единственного, кто когда-то затронул твою душу своей божественной
красотой или еще чем другим…
- Какаши-сенсей, вас заносит, - прервал его Наруто и добавил, - Мы же с
вами не о любви говорим.
- Ну, оно-то может и так, - согласился Хатаке, - Но все же, первым, кого ты
вспомнишь, ища для себя идеального партнера, может быть тот человек,
которого ты, если не любишь, то хотя бы уважаешь и ценишь.
- Понятно, - отозвался Наруто и сложил печати «Теневого клонирования», -
Надеюсь, это не будет Ирука-сенсей… - прибавил он тише.
Перед его глазами появился клон.
- Так! – попытался подкрепить свой дух напускной уверенностью в голосе
Наруто и велел клону сложить печати, - Хенге! – послышался в крохотной
комнатке голос клона, и облако, возникающее всякий раз, когда кто-то
использовал эту технику, окутало клона.
У Наруто замирало сердце, пока он взволнованно вглядывался в окутанный белой
дымкой изменившийся уже силуэт.
Ясно было пока только одно – кто бы ни был этот неизвестный, одевался он
точно как придурок. Во всяком случае, Наруто знал только одного человека,
который носил вместо пояса канат, причем поверх какой-то тряпки (если не
юбке) неизвестного назначения. И этот человек был конченным придурком.
Но это, естественно, не мог быть он.
Дым, наконец, рассеялся и из-под приопушенных ресниц на Наруто взглянули
черные, настолько, что радужная оболочка сливалась со зрачком, глаза. Тонкие
бледно-розовые губы едва заметно улыбались. Одна рука лежала на красивой
катане, заткнутой за пояс, за спиной, другая непринужденно опиралась о бок.
Наруто не долго думал, на кого стоит свалить вину за произошедшее.
В следующий миг квартиру оглушило его яростный вопль:
- КАКАШИ-СЕНСЕЙ!!!
Юки-сама
Фанфик опубликован 24 июля 2009 года в 13:09 пользователем Юки-сама.
За это время его прочитали 1357 раз и оставили 3 комментария.
0
Юки-сама добавил(а) этот комментарий 24 июля 2009 в 13:10 #1
Юки-сама
Простите за такое оформление, но в нормальном виде текст упорно не добавлялся...
0
Tanyka-san добавил(а) этот комментарий 24 июля 2009 в 15:05 #2
Tanyka-san
Класс! Веселый фанф! Автор молодец!
0
RosarioCat добавил(а) этот комментарий 24 июля 2009 в 16:15 #3
RosarioCat
smile9 smile9 smile9 smile9 smile9 ЖЕСТЬ! Сая обломали..