Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Трагедия/Драма/Ангст Их Бездна. Акт I: «Ее выбор. Игра без правил».

Их Бездна. Акт I: «Ее выбор. Игра без правил».

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Акт I: «Ее выбор. Игра без правил».


Души твоей последний свет...
Лишь сердце бьется реже вновь.
Не хватит сил, не хватит слов,
Чтоб дать решающий ответ...


...разобраться в себе...

Сложно сказать, как давно это было. Когда она впервые поняла, что не может быть рядом ни с кем, кроме него. Простые слова, но смысл понятен лишь ей. Бессонные ночи, потраченные на пустые мысли. Фантазии, бред и просто грезы. С ним же рядом — немые вопросы без ответа. Простые касания, странная интонация. Слепые надежды. Жалкие попытки, никакого успеха.
Легкая интрига — тяжелые последствия.
— Я не нужен тебе, — добрый и жестокий ответ.
Разбитое сердце? Может быть и так. Кто знает?.. Наверное, это так и называется.
И вновь бессонные ночи...
Хотелось чего-то большего, но не было. Хотелось добиться своего, но не смогла. Бесчисленные звонки, пустые разговоры. Всё просто и понятно, как в книгах. И сложно, как никогда.
Принять отказ она не могла. Но он не дал ей шанса. Оборвать всё. Так просто...
А что после? Жизнь возвращается в привычное русло? Бред. Не тот случай. Не тот человек.
Романтика закончилась.
А вместе с ней ушли и краски из жизни. Всё поблекло. Даже свет солнца стал каким-то тусклым...
Отдых на курорте не лечит душу. Каждый вечер, сидя на балконе и любуясь на ночное море, слушая тихий шелест волн, она всё равно думала о нём.
От судьбы не уйдешь... Неизбежность.

...понять себя...

Не так легко всё сделать, как сказать. Не так легко забыть, как вспомнить вновь. Чем бы она себя ни пыталась занять, всё равно ее разум не давал ей покоя. От своих мыслей никуда не убежишь — для них нет преград. Думать о чём-то другом сложно, ведь всё, что она делала, рано или поздно наскучивало ей. Искать свою судьбу? Она бывала много где, по долгу службы или же просто на отдыхе, но нигде и никто еще не заставлял ее сердце биться так часто, как даже одни мысли о нём... Переезд исцеления не принес, лишь новые страдания. Изнывая от того, что он где-то далеко, забыть о нём было слишком сложно...
Потом дискотеки, алкоголь. Наркотики — сначала легкие экстази, затем всё тяжелее и тяжелее. Походы к психологу, которые ничего не дали...
Она попробовала всё, но ничто не помогло.
Запретить себе думать о нём... А как? Никто еще не научился, и она не стала исключением.
Попытаться вновь?..

...сказать себе «да»...


***


— Сакура, ты готова? — голос снизу звучал немного глухо, но разборчиво.
— Да, сейчас, минуту, — она спешила.

Очень. И поэтому иногда делала ошибки. Черт... Вот и доторопилась. Помада размазалась чуть выше края губы. Пришлось немного пожертвовать салфеткой.

Макияж... Красивая маска. Лишний раз сглаживает эмоции, которые так четко видны на настоящем человеческом лице...

Застегнув верхнюю пуговицу на платье и заколов волосы изящным гребешком, инкрустированным изумрудом, она развернулась и вышла из комнаты. Вниз. По лестнице.

— Прекрасно выглядишь, дорогая, — Саске запоздало повернулся.

Он улыбается. Да. От этой улыбки сразу становится как-то... Теплее, что ли? Да. Именно так. Ее единственная отрада...

— Спасибо, — щеки девушки порозовели.

Сообразно цвету волос и платья. Красивое и изящное сочетание. Браслеты, серьги, кольцо и заколка-гребешок — прям под стать глазам.

— Ну что, пошли? — он нежно взял ее за руку и повел за собой.

Покинув дом, они направились к машине. Лексус, черный. Как раз такой, о котором Саске мечтал еще в школьные годы, — она знала это. Она много чего знала о нём, о чём он не догадывался. Или не хотел догадываться...

Машина тихо тронулась. Саске, не отвлекаясь от вождения, завел речь о предстоящей встрече.

— Так, есть несколько просьб, милая. Первая — веди при них себя тихо. Старайся говорить больше с матерью, чем с отцом. Отец мой строг даже ко мне, не говоря уж о других людях. С братом вообще желательно не переговариваться. Но если задаст вопрос какой, отвечай. Правда, не советую принимать близко к сердцу то, что он говорит. Комплименты вешать он умеет...
— У тебя есть брат? — недоумение, растерянность, даже легкий шок. — Почему ты раньше мне об этом не говорил?
— Потому что мне о нём нечего особо говорить, — спокойно ответил Саске. — Если надо будет, я потом как-нибудь на досуге расскажу про него. А пока что, будь добра, не мешай мне вести машину.

Раздражение? Хм... С чем бы это могло быть связанно?

Доехали они не очень быстро — в шесть вечера все спешат, как могут. Люди торопятся домой после тяжелого рабочего дня. В этом мегаполисе нет места компромиссу...

Год вместе. Да, уже целый год. Так мало и так много... Это время было ничтожно мало по сравнению с тем, которое она потратила впустую, убиваясь из-за неразделенности своей любви. Но теперь... Ее жизнь полна красок. Ведь это он, и никто иной, окрасил ту серую картину, будто нарисованную карандашом...

Жаль, краски имеют свойство легко выцветать...

Дом оказался миловидным, но староватым. Хотя от него всё равно веяло какой-то... мрачной таинственностью? Будто дом скрывал что-то, что ей лучше не видеть.

Отринуть тяжелые мысли не получилось. Встреча с родителями — весьма негативная формальность, к которой Сакура относилась с предвзятой неприязнью. Зная характер Саске, она понимала, какой «теплый» прием ожидает ее там, в доме, и какое испытание предстоит ее нервной системе. Что ж, эти несколько часов придется пережить...

Как когда-то до этого она пережила все те годы в ожидании чуда...

Двери были красивые. Но рукоятка уже потеряла былой блеск. Звонок — противный, будто жужжание мухи.

— Входите, — дверь открыл немолодой мужчина лет пятидесяти.

Неприятная внешность. Харуно не знала, что это за определение «неприятный», когда дело касалось того, как выглядит человек. Просто... Когда она смотрела на его лицо, то ей запоминались только такие черты: глубокая морщина на лбу, сухие губы, будто алая нить, растянутые в усмешке, шрам на правой стороне подбородка...

Но, как известно, вежливость обязывает. Поприветствовав девушку, отец Саске (никто иной это быть не мог) повел влюбленных за собой. В зал.

— Итачи! Ты принес чайный сервиз?! — недовольно прикрикнул он.

Хм... Видимо, Итачи и есть тот самый брат. Что ж, судя по всему, он тут не в милости...

— Несу-несу, — недовольно ответил какой-то странный, спокойный голос из-за двери. — Ты лучше мать позови, а то она только к чаю и подойдет.

Что-то пробурчав, отец семейства всё же отреагировал на совет сына.

— Микото!
— Иду-иду! — миловидный женский голосок сопровождался появлением молодой женщины приятной внешности.

На вид ей можно было дать лет тридцать от силы. Похоже, что она была всё же немного моложе своего мужа.

Ну и отлично. Легче будет наладить контакт.

Тихие шаги сзади...

Обернувшись, девушка не сразу поняла, кто это был. Сначала промелькнула мысль, что это Саске. Просто решил уложить волосы и сменить имидж. Но знание характера его отца эту версию сразу же отринуло... Лишь спустя секунд пять она поняла, когда незнакомец подошел вплотную и, слабо улыбнувшись... прошел мимо. Как ни в чём ни бывало.

Мгновение... Это и есть его брат?

— Сакура, — позвал ее сзади Саске, — нас уже пригласили. Пошли.

Взяв свою суженую за руку, он повел ее к столу...

Ужин. Еще одна формальность. По крайней мере в данном случае. Звон посуды и столовых приборов. Шорох салфеток. Атмосфера какого-то тихого напряжения. Было бы глупо отрицать, что приходилось всё время держаться Саске. Хотя ей и нравилось ощущать его рядом. Чувствовать себя в безопасности.

Отец (его, кажется, звали Фугаку), иногда посматривая на Сакуру, что-то тихо говорил младшему сыну. Тот едва заметно кивал.

Микото, жена Фугаку, изредка о чём-то спрашивала будущую невестку. Дружелюбно. Но сдержанно. Девушка отвечала, мило улыбаясь. Старалась произвести наилучшее впечатление.

Ее взгляд то и дело падал на Итачи. Этот парень был какой-то странный. Он всё время молчал, почти ничего не ел и лишь иногда переводил взгляд с тарелки на Саске. Сидел он немного обособленно, что вновь навело Харуно на мысль, что это не просто так и что в семье у них явно какой-то междоусобный конфликт. Правда, в открытую не спрашивала: было бы неприлично...

Внезапно она столкнулась с ним взглядом.

На секунду время замерло. Сакура будто успела заглянуть в самую глубину его глаз — в то, что называется зеркалом души...

Мрак. Будто буря чувств, но разобраться в ней слишком сложно. Однако... Этот легкий блеск в глазах... Что это могло означать?

Смутившись, девушка повернулась к своему возлюбленному и лишь крепче прижалась к нему. Ее начал немного пугать этот персонаж. Брат-братом, но даже Саске, никогда не считавшийся экстравертом, был просто открытой книгой по сравнению с этим мрачным типом...

«Брось. Это просто его брат. Саске ведь предупреждал...»

А ужин продолжался. Время будто нарочно тянулось, точно резина. Постепенно Сакура начала явно ощущать себя не в своей тарелке. Любимый лишь изредка посматривал на нее, будто проверяя, не скучно ли ей там. А сам общался с родителями, в подробностях описывая их недавнюю поездку в Гренландию. Сакура, быть может, и присоединилась бы к беседе, вот только пока что она не ощутила того незримого сигнала, который мог бы дать ей повод на то...

Она осталась наедине. Со своими мыслями. И страхами...

Микото уже ничего не спрашивала у нее, иногда вставляя реплики в диалог Саске и Фугаку.

Итачи...

Нет, он определенно какой-то... странный. Даже имя его звучало как-то таинственно и мелодично. Она знала, что это не очень счастливое имя. Хотя... Говорят, имя влияет на судьбу. А ей лишь оставалось догадываться, что скрывает в себе этот мрачный молодой человек.

Пожалуй... Нет. Не мрачный. Просто скрытный. Выражение его лица ни о чём не говорило, но в нём присутствовало что-то необычайное. Что-то игривое... Или наигранное?

В любом случае назвать его каменным было бы неправильно. Скорее неопределенным...

И вновь их взгляды столкнулись. На этот раз — она почему-то была в этом уверена — в них читался явный интерес. Черные, как бездна, глаза скользнули вдоль нее...

Оценивает? Ну конечно, было, на что посмотреть. Сакура сегодня выглядела сногсшибательно: коктейльное платье было изящным и милым. Лишний раз подчеркивало идеальную фигуру девушки...

«Хм... И всё же...»

Да. Она была смущена. Нет, не боялась. Не боялась этого пронизывающего душу взгляда.

Но отвести глаза не смогла.

Время шло медленно-медленно...

Она была вынуждена признать — этот ужин постепенно превращался в неторопливую пытку. Чувство одиночества и какого-то легкого страха, непонятно откуда появившегося у нее, терзало ее сознание. Но и исправить ничего было нельзя...

Формальности. Иллюзии, созданные для самих фокусников. Жалкие и убогие.

Сакура ненавидела формальности.

Так прошло около часа...

— Вы знаете, — Итачи неожиданно встал с места и слабо улыбнулся, — я пойду, пожалуй. Немного устал сегодня, да и гостям не буду мешать...
— Итачи? — Фугаку резко сменил тон. — Ты же не маленький, чтобы уходить вот так вот посреди званого ужина! Посиди-ка с нами еще...
— Пожалуй... нет, — поморщился тот.
— Итачи, но... — грозно сверкнул глазами из-под кустистых бровей отец.

Микото лишь испуганно переводила взгляд то на одного, то на другого.

— Никаких «но», — отрезал старший сын. — Я пойду позанимаюсь, а потом отправлюсь спать. Я устал.

И, не дожидаясь ответной реакции отца, он развернулся и направился к лестнице.

Уже почти поднявшись наверх, он повернулся и внезапно произнес:

— Знаешь, Саске... А у тебя красивая девушка. Тебе крупно повезло... — фраза была сказана таким загадочным тоном, что самой Харуно стало как-то не по себе...

Эта чертовски лукавая улыбка...

— Я знаю, — спокойно ответил тот. — Спокойной ночи, брат.
— Спокойной ночи, — фигура Итачи исчезла в дверном проеме.
— Вообще-то она уже моя невеста, если кто-то еще не знает, — пробурчал младший.
— Ну что ж, — попыталась разрядить обстановку Микото, — тогда давайте выпьем за то, чтобы всё шло так, как вам бы того хотелось! — женщина подняла бокал и чокнулась с Фугаку, который, похоже, до сих пор был в обиде на старшего сына за то, что тот так преждевременно покинул их общество...

Обман. Самих себя? Ах да, ведь это же так легко. Сделать вид, что ничего не было, что всё в порядке...

— Я только сок, мне еще за рулем ехать, — младший Учиха отмахнулся от предложенного бокала шампанского.

Саске никогда не позволял себе выпить лишнего. Еще одно его неоспоримое достоинство.

Ужин потихоньку подходил к концу...

— Эм-м... Прошу прощения, что отвлекаю, — робко сказал Сакура оживленно обсуждавшему что-то семейству, — но... мне надо в уборную.
— Ах да, конечно, милая, — Микото улыбалась так правдоподобно, что Харуно ей почти поверила. — Уборная наверху. Справа по коридору, третья дверь.
— Спасибо, — поблагодарила ее девушка и, сопровождаемая коротким взглядом всего семейства, медленно и грациозно поднялась по лестнице.

Туалет она нашла быстро. Это не составило ей труда.

И лишь оказавшись в закрытом помещении, она дала волю чувствам.

Тихо всхлипывая, она подошла к зеркалу.

Макияж размазался по лицу. Губы искривились в почти начавшихся рыданиях. Зрачки дрожали, как маленькие капельки темноты, готовые вот-вот сорваться в бездну...

Она заплакала. В принципе, ожидаемо. Вся эта атмосфера неприязни и угнетения... Как бы она ни пыталась себя переубедить, всё равно отношение родственников Саске к ней расстроило ее до глубины души. Ведь сам он тоже был связан с ними незримыми нитями...

Как кукла и кукольник.

Что ж. Истерики не было — и на том спасибо. Она на лучшее и не рассчитывала...

Кое-как смыв со своего лица расплывшуюся косметику, она нанесла новый слой. Перед этими людьми нельзя появляться без маски...

Покинув уборную, она прошла по коридору назад...

Мелодия.

Странная. Как будто бы лишняя в этом доме... Сначала подумалось, что ей просто почудилось.

Может, она идет откуда-то извне?

Остановившись на месте, Сакура прислушалась. Странно... Как будто бы эти простые звуки задевали какие-то самые... самые сокровенные уголки души. Ей внезапно стало так грустно, как не было еще никогда. С того дня, как Саске отказал ей на выпускном вечере...

Медленным и неуверенным шагом она приблизилась к двери, из-за которой исходила эта печальная мелодия.

Каждая нота будто била по сердцу. И била нещадно...

Дверь со скрипом распахнулась.

В этой одинокой, полупустой комнате спиной к ней сидел Учиха Итачи. Он играл на пианино.

Как завороженная, девушка смотрела на это удивительное зрелище. Лишенный эмоций на людях, в одиночестве он проявлял себя совершенно иначе... Во всём происходящем была какая-то особая, едва уловимая гармония. Будто эта комната была какой-то другой, совершенно новой, неизведанной вселенной.

Наверное, этот момент она запомнит навсегда: белые стены, черное пианино и Итачи, играющий на нём с закрытыми глазами. Она могла бы смотреть на это зрелище сколько угодно...

— Ну заходи уже, если пришла, — он не прекратил играть.

Даже при постороннем человеке голос его звучал тихо, спокойно и... маняще?..

— Я... — ну почему снова она теряется, почему?..

Он не ответил. Он играл...

— Скажите, а... что это за мелодия?

Он отреагировал не сразу. Встал с табуретки, развернулся и плавно подошел к ней, застыв буквально в полуметре от ее лица.

— Это просто красивая мелодия. Она сама пришла мне в голову. Буквально пару минут назад...

Ее поразила его однозначность... Девушка выглядела как минимум глупо на его фоне. Он ни разу не усомнился в своих словах. Ни разу не поправил самого себя. Она же...

Несколько минут они стояли молча. Его зрачки, такие темные и глубокие, смотрели на нее, будто стремясь... поглотить ее?..

— Скажи, Сакура, ты действительно любишь моего брата? — он как-то резко перешел на «ты».

Что ж, судя по всему, он был постарше.

Вопрос застал ее врасплох. Но, естественно, первым же словом, вырвавшимся из ее груди в ответ, было «да».

Итачи подошел ближе. Дыхание перехватило... Будто кто-то с силой сжал ее горло рукой.

Он заглянул ей в глаза. Страх, опасливость и... интерес? Харуно была уверена — именно это он и прочел там.

В его способности читать людей, как книги, она уже не сомневалась.

Между ними будто прошел какой-то невидимый разряд тока. Странное напряжение повисло в этой комнате.

— А ты знаешь... — Сакура тихонько вдохнула воздух, увидев, как он медленно наклоняется к ее уху.

Дыхание его буквально обжигало ее кожу, пробуждая в ней искры... безумия?..

— Я плохой мальчик. В отличие от Саске...

Итачи отошел назад. На его лице играла едва заметная улыбка.

Несколько секунд она еще смотрела на него... А затем развернулась и... нет, не выскочила. Спокойно вышла из комнаты.

«Плохой мальчик...»

Видимо, он плохо понимал, кто перед ним стоит. Харуно в свое время и не таких обламывала по полной программе.

«Всё... Хватит. Забыли. Мало ли чего он там мне сказал...»

Но на душе всё равно остался какой-то неясный осадок...

Внизу ее уже ждали. Саске стоял, одетый в плащ, Микото же и Фугаку давали ему какие-то наставления.

«Сколько я была там, наверху? Минут пять, не больше», — попытка утешить себя не удалась.

Взволнованным взглядом она посмотрела на своего возлюбленного. Тот кивнул ей, что, мол, «всё в порядке», и снял ее куртку с вешалки. Девушка подошла. Саске по-джентльменски помог ей одеться. Правда, почему при этом его отец замолчал, ей было не совсем понятно. Ну да ладно. В следующий раз они всё равно увидятся только на свадьбе.

— Приятно было познакомиться, — улыбнулась Микото.

Голос у нее был очень добрый. Фугаку же в подтверждение лишь сдержанно кивнул.

— Приходите еще...

Помахав на прощанье рукой, Сакура вышла на улицу вслед за Саске.

Темнота. Холод. Она вздрогнула. Ночью даже летом ты не будешь чувствовать себя уютно на улице...

...или же это вовсе не от холода?..

В машине Саске молчал. Видимо, ему было нечего сказать. Сакура же, наоборот, многое ему хотела высказать. Касаемо того, как он буквально оставил там ее одну. Как тяжело ей пришлось без его поддержки. Но всем было и так всё понятно.

В воздухе повисла гнетущая атмосфера недосказанности...

Оправдываться Учиха не хотел. Прошлое он изменить не мог. Просить прощения он не умел...

До дома они доехали без происшествий. Молча покинув салон, пара пришла домой. Раздевшись, Учиха лег на диван, чтобы посмотреть телевизор. У Сакуры же не было сил даже сходить в душ, поэтому она просто завалилась на кровать...

Почти уснув, она вдруг почувствовала, как кто-то коротко поцеловал ее в лоб.

— Прости меня, — тихо прошептал ей на ухо Саске.

Она улыбнулась, даже не размыкая глаз. Ей было приятно лежать просто так, в ожидании того, когда же он составит ей компанию.

Вскоре он прилег рядом с ней.

— Расскажи мне об Итачи, — внезапно сквозь сон произнесла девушка. — Ты обещал.
— Итачи... — вздохнул Саске. — Мой старший брат. Старше меня на пять лет. В семь начал курить. В одиннадцать первый раз пришел домой напившись. В двенадцать поругался с родителями и ушел из дому. Сидел в тюрьме за ограбление и вымогательство. Сейчас вот временно заехал домой. Пытается наладить испорченные отношения...
— Скажи, а... А почему ты рассказал мне только о том... О том, какой он плохой? — девушка повернулась к нему лицом и заглянула ему в глаза. — Неужели у него нет никаких увлечений, друзей? Неужели в нём, в конце концов, нет ничего хорошего?
— В нём? — хитро улыбнулся младший Учиха, задумчиво посмотрев куда-то вдаль. — Есть... Есть, конечно. Но... — вздохнув, он наклонился к ней и нежно прошептал прямо на ушко, чуть-чуть прикусив ее мочку. — Он плохой мальчик...

Не выдержав ласки, Сакура тихо застонала...

«Плохой мальчик...»

...простила, но только вот забудет ли?..

Пробуждение посреди ночи было не из приятных. Только что кто-то звонил в дверь, если это был не сон, и вот уже нагретое место рядом с ней пустеет.

Щелканье замка. Противный уличный холодок — Сакура никогда не открывала на ночь окно. Она знала, что это чревато как минимум простудой.

— Что ты здесь делаешь? — сонно пробормотал Саске.

Похоже, его тоже только что разбудили.

— Я пришел попросить у тебя убежища, — знакомый голос заставил сердце Сакуры буквально сжаться от непонятной смеси чувств. — Всего на полнедели. Не больше.
— Что, предки опять выгнали? — легкая усмешка.

Странно. Так относится к своему брату, что бы он там ни сделал...

— Да.
— Знаешь что... Я всё понимаю, но мы тут как бы вдвоем с Сакурой замечательно живем, и... И знаешь, я думаю, без тебя обойдемся, — сама не зная почему, девушка мысленно ругнулась.

Хотя... На что он ей сдался — человек, которого она еще вчера не знала?..

— Значит, это твой окончательный ответ? — интонация поменялась, в недобрую сторону...
— Да, но... Я бы так не сказал, просто... Просто Сакура, я думаю, будет против...
— Нет.

И Итачи, и Саске в немом удивлении уставились на непонятно когда оказавшуюся рядом Харуно. Она лишь обмоталась одним одеялом, но так, чтобы был виден пикантный разрез ее груди. Младший был не в состоянии этого оценить, так как буквально засыпал на ходу, а вот старший...

— Пусть остается, — добавила Сакура игривым голосом, глядя прямо в глаза Итачи, — я не буду против. В конце концов, чем плохо помочь родственнику?..

Саске ничего не оставалось, кроме как утвердительно кивнуть и, пройдя несколько шагов, свалиться с храпом на кровать. Быть может, он вел бы себя гораздо жестче. Будь он выспавшимся. Но не сейчас. У него это было хроническое. На работу он выезжал в пять утра.

— Располагайся наверху, — девушка вновь улыбнулась новоприбывшему гостю, захлопывая за ним дверь. — Там у нас есть отдельная комната. Чувствуй себя как дома.

Затем вернулась назад к кровати, на которой лежал Саске, и, растянувшись, будто кошка, улеглась рядом со своим возлюбленным.

Старший кинул на нее какой-то странный взгляд... И просто молча поплелся наверх.

В голове у розоволосой девушки тем временем билась туча мыслей и фантазий различного плана и характера. Она даже не пыталась разобраться во всём этом — ей нужно было ответить лишь на один вопрос. Чтобы выпутаться из этой ночной паутины бреда.

Зачем она сделала всё это?..

С мрачными предчувствиями она уснула, окуная свое сознание в мир темных грез.

Она сама неосознанно начала эту игру...

Игру без правил. Игру без цели. Игру без победителей.
Утверждено Lin Выбор редакции
Рикудо
Фанфик опубликован 23 июля 2009 года в 17:29 пользователем Рикудо.
За это время его прочитали 3319 раз и оставили 16 комментариев.