Японские комиксы, мультики и рисованные порно-картинки
Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки

Трое. Глава 1

Категория: Трагедия/Драма/Ангст
Всю свою жизнь она мечтала об этом. Всю свою жизнь, с самого детства она мечтала, чтобы ее называли именно так.

Учиха Сакура, жена Учихи Саске.

Она мечтала, как будет готовить ему завтраки по утрам. Мечтала, как будет целовать его, обнимать его ночами, как родит ему детей. Она мечтала, как они будут жить в любви и согласии.

В реальности все вышло совсем по-другому.

* * *

Несколько месяцев назад война наконец-то закончилась. Орочимару, по какой-то причине не ставший переселяться в тело Саске, совершенно неожиданно согласился на союз с Коноxой и другими деревнями. Совместными их усилиями Акацуки были побеждены, а младший Учиха наконец встретился со своим братом. Итачи, к своему удивлению, встретил в его лице по-настоящему сильного противника. В результате во время их боя он слишком много использовал Мангекьо и окончательно потерял зрение. Неимоверными усилиями Саске все-таки удалось исполнить свою мечту и победить.

А потом, к всеобщему изумлению, Саске сделал самую невероятную вещь: полуживой, шатаясь и кашляя кровью, он умолял Пятую Xокаге оставить брата в живых. Словно ребенок, он цеплялся за руки Цунаде, и Сакура могла бы поклясться, что по щекам его текли слезы. И может быть, именно это и определило решение Пятой: просьба Саске была удовлетворена.

Итачи было позволено жить в Конохе под личную ответственность младшего Учихи. При этом ему было запрещено пользоваться всеми техниками, даже самыми простыми, а также надолго покидать дом. Любое отхождение от этих правил, не говоря уже о нанесении какого-либо ущерба, каралось смертью.

Само по себе это удивило жителей деревни, но к этому отнеслись как к странному капризу отважного Учихи Саске, героя Конохи, а потому посудачили и забыли. Имя Саске давно вычеркнули из списка разыскиваемых ниндзя, оценив его огромный вклад в победу над Акацуки. Он снова поселился в Коноxе в фамильном доме, а месяц спустя сделал Сакуре предложение. Ее детская мечта исполнялась у нее на глазах, и, разумеется, она ответила согласием.

Но все оказалось совсем иначе. Первое время она искренне пыталась сделать все так, чтобы их жизнь соответствовала той радостной картинке, которую она нарисовала себе давным-давно и не забывала регулярно подкрашивать, добавляя яркости и деталей. О да, Сакура довела картинку до совершенства, и тем больнее для нее было видеть, как она рассыпается тысячью осколков.

Саске не любил ее.

Чем дольше она жила с ним, тем сильнее она в этом убеждалась. Он приходил домой с работы (после войны Саске возглавил полицейский корпус), здоровался с ней, садился за стол... Но каждый раз, когда он говорил с ней, в его голосе был холод. И постепенно Сакура начала понимать, что с тех пор, как они были одноклассниками в Академии, ничего не изменилось. Хотя нет. В последнее время Саске еще больше отдалился от нее, и когда его безразличный взгляд скользил по ее фигуре, она чувствовала себя брошенной и ненужной.

"Зачем же ты женился на мне?" - мысленно кричала она.

И знала ответ.

Каждую ночь, прижатая к постели весом Саске, она зажмуривалась и говорила себе, что он любит ее, любит, и вот доказательство его любви. Она убеждала себя с отчаянием обреченной, но все меньше и меньше верила самой себе.

Он никогда не произносил ее имя, занимаясь с ней любовью.

Хлопнула входная дверь, и Сакура вздрогнула, отвлекаясь от своих мыслей.

Саске.

Она перенесла на стол чайник, над которым все это время стояла, и мимоходом бросила взгляд на часы. Десять вечера.

- Здравствуй, Саске, - слабо улыбнулась она мужу, входящему в кухню.

- Здравствуй, Сакура, - проронил младший Учиха, садясь за стол и устало взъерошивая волосы.

Ее имя прозвучало гулко и пусто на его губах. Без тепла. Без эмоций.

- Задержался на работе? - спросила Сакура, отворачиваясь к кухонному столу и убирая в раковину использованную посуду. Видеть лицо Саске она сейчас не хотела.

- Ммм... - утвердительно пробормотал тот, начиная поглощать ужин.

Он часто задерживался в офисе допоздна. Если честно, почти всегда. Сакура уже привыкла, что за окном уже совсем темно, когда Саске возвращается домой. За окном темно, а она сидит в ярко освещенной кухне, прямо под испускающей желтый электрический свет лампой, и смотрит в непроглядную черноту на улице. Смотрит и ждет.

И думает.

Сакура тряхнула головой. Она сходит с ума, медленно сходит с ума от этих одиноких вечеров в поместье Учиха, когда мысли кружат в голове в бесконечном, однообразном танце. Зачем..? Почему..? Что если..?

Нет. Ей срочно требуется развеяться. Выбраться из этого огромного пустого дома, проветриться и подумать на свежую голову. Решить, что делать со своей жизнью, которая почему-то так резко пошла под откос.

- Саске? - осторожно позвала она, оборачиваясь.

- Да?

- Послушай... В госпитале сейчас мало пациентов, моя помощь там не особо нужна... Да и я давно не выходила из Конохи. Может, мне взять у Цунаде какую-нибудь миссию? В конце концов, если не ходить на задания, то и навык потеряешь...

- Нет!

- Что?

- Нет. Никуда ты не пойдешь, - взгляд Саске, обычно равнодушный, когда он смотрел на Сакуру, сейчас был решительным и категоричным. - Хватит с тебя миссий. Ты же можешь и погибнуть - что я тогда буду делать?

- А... Ладно... - Несколько шокированная такой бурной реакцией Сакура даже не нашла, что ответить. Или попросту не осмелилась - такой жутковатый огонь блеснул в черных глазах Учихи.

"Он любит меня! Потому так и заботится!" - радостно объявила Внутренняя Сакура. Вот только радость эта была несколько наигранной.

Саске закончил ужинать и встал из-за стола. Сакура опустила голову, так что кончики волос заслонили лицо, и начала собирать тарелки.

Позже, ночью, чувствуя, как его семя проникает вглубь ее, она почувствовала неудержимое желание заплакать.

* * *

Сакура брела по улице, раздумывая о том, что еще ей надо купить. Ее рабочая смена в госпитале кончилась, и она решила пройтись по магазинам и купить кое-что из продуктов. Впрочем, мысли ее постоянно обращались от покупок к недавней встрече.

Стоя в овощном магазине, она столкнулась с Ино. С энергичной, постоянно ругающейся Ино, нагружающей сумки на Чоджи, покорно стоящего в углу со страдальческим выражением лица. Он не очень любил всю эту "траву", которой питалась его следящая за фигурой супруга.

- На, подержи вот это... О, Сакура! Привет, Сакура! Тоже закупаешься? - Ино радостно помахала ей рукой.

- Привет, Ино, привет, Чоджи, - улыбнулась Сакура. Эта парочка не переставала ее удивлять. Помнится, все их знакомые были в шоке, когда узнали об их отношениях, а уж когда дело дошло до свадьбы... Тем не менее, молодая чета Акимичи являли собой яркий пример абсолютно нормальной счастливой семьи со всеми ее составляющими: беготней по магазинам, домашними обедами, стиркой носков и постоянной руганью на бытовые темы.

А еще они любили друг друга.

- Как у тебя дела? Как жизнь семейная, а? - подмигнула Ино. Чоджи только вздохнул. Похоже, дома они не будут еще долго.

На мгновение Сакура запнулась. Ей вдруг захотелось кинуться Ино на шею, уткнуться носом в плечо и все ей рассказать. Про то, как она одинока. Про то, как Саске нет дома целыми днями. Про то, каким холодом пронизана ее "семейная жизнь". Но потом, взглянув на жизнерадостное лицо подруги, встретившись взглядом с ее глазами, лучащимися любопытством и хитрецой, она внезапно поняла, что не хочет ничего ей рассказывать. Только не ей. Только не Ино.

Их соревнование с "заклятой подругой" не прекращалось до сих пор. Да, с точки зрения Ино, Сакура выиграла - она вышла замуж за Саске и стала одной из сильнейших куноичи деревни. Но с точки зрения Сакуры все вышло с точностью наоборот: Ино была счастлива в браке и была свободна. Она по-прежнему ходила на миссии, по-прежнему жила насыщенной, полной жизнью. И она не была одинока.

Нет, Сакура не собиралась признаваться в своих несчастьях ей. Не собиралась скатываться еще ниже и вновь превращаться в плаксу-Сакуру, рыдающую на груди у Ино. Она не сдастся - в конце концов, видела она ситуации и похуже.

- О, все замечательно, - улыбнулась Сакура. - Вот, думаю, чего бы такого вкусного на ужин приготовить, а то Саске в последнее время устает на работе. Порадую его!

- Это правильно, мужей надо беречь, - хмыкнула Ино, - Они существа хрупкие и нежные...

- Что-то ты на задания в последнее время не ходишь.

Сакура едва заметно вздрогнула. Голос Чоджи, задавшего этот вопрос, был неожиданно серьезен.

- И вправду, - удивилась Ино, - Чего это ты? Вроде и пациентов в последнее время немного, а ты отличная куноичи...

Сакура заставила себя продолжать улыбаться.

- Саске против, - сказала она, решив, что врать не имеет смысла. Достаточно всего лишь исказить правду. - Боится за меня, говорит, что не знает, что будет делать, если я погибну. Хотелось бы, конечно, выбраться куда-нибудь, но ради душевного здоровья Саске я готова и потерпеть, - закончила Сакура, подпустив в голос немного беспечного юмора.

- Ого! - восхищенно протянула Ино. - Здорово! Он так сильно тебя любит...

- Ага... - согласилась Сакура, мечтая, чтобы разговор поскорее закончился. Кого она сейчас обманывает: Ино или себя?

Нет. Себя ей больше не обмануть. Осталось только дурачить других.

К счастью, Ино решила, что им пора, а потому, чмокнув на прощание подругу в щечку, она выпорхнула из магазина, волоча за собой мужа.

Сакура тихо вздохнула, перенося сумку из одной руки в другую. Желание поделиться с кем-нибудь своими несчастьями не оставляло ее. Не обязательно с Ино, нет. С кем-нибудь, кто поймет ее, сможет утешить, и кому она могла доверять.

В который раз Сакура пожалела, что с ней нет Наруто. За долгое время, которое они были товарищами по команде, она настолько привыкла, что он всегда где-то рядом, что до сих пор не могла смириться с его отсутствием. Он сейчас был на очередной тренировке с Джирайей – паренек твердо намеревался стать Хокаге, и для этого работал не покладая рук. Теперь он не был связан целью вернуть Саске, и потому Сакура понятия не имела, когда светловолосый шиноби вернется.

Она скучала по нему.

А еще – она знала, что всегда могла бы ему довериться.

Но Наруто в Конохе не было.

Разумеется, у нее были друзья помимо него, но ни с одним из них Сакура не смогла бы говорить на настолько личные темы. Все-таки Наруто, Саске и она были командой 7 – «трое как один». Их связывало друг с другом больше, чем с кем-либо другим.

Был еще Какаши-сенсей, но Сакура даже представить не могла себя жалующейся ему на свою личную жизнь.

Похоже, в этот раз ей придется сражаться одной.

Сакура снова вздохнула, решительно тряхнула волосами, прогоняя все лишние мысли, и взглянула на сумку у себя в руке. Хватит таскаться по деревне с продуктами наперевес! Занятая своими мыслями, она совсем не замечала, куда идет, и сейчас, оглядевшись, обнаружила, что стоит напротив Ичираку рамена. На ее губах невольно появилась улыбка – вспомнился Наруто с его вечными посиделками за этой стойкой. Сакура взглянула на часы – было еще достаточно рано; к тому же, она проголодалась.

Пожалуй, она не отказалась бы от тарелки горячего рамена.

- А, Сакура-сан! – радостно поприветствовал ее хозяин Ичираку. – Давно вы не заходили.

- Да уж, - улыбнулась Сакура, - Без Наруто тут сидеть как-то странно.

Пожилой мужчина расхохотался.

- Да, без Наруто здесь пустовато. Как он, кстати? Не было от него вестей?

- Нет, ни слова, - ответила Сакура, устраиваясь за стойкой, - Все еще тренируется где-то с Джирайей-саном. Он же будущий Хокаге, не забывайте!

- О да, Рокудайме-сама… Славный он все-таки мальчик. Что будете заказывать, Сакура-сан..?

Обед в знакомом и почти родном Ичираку, приправленный воспоминаниями о Наруто и неразлучной команде номер 7 отвлекли девушку от печальных размышлений, и она даже развеселилась. За ее спиной на Коноху опускался вечер. Закатное солнце окрашивало дорогу в золотисто-алый и растягивало тени, ползущие за немногочисленными прохожими. Сакура уже почти закончила со своей порцией, когда внезапно владелец Ичираку спросил:

- Сакура-сан, а это не ваш муж там идет?

Сакура подскочила на стуле, сразу же позабыв про еду, и осторожно обернулась.

По полупустой улице действительно шел Саске. Свою жену, чьи розовые волосы были скрыты от него занавесью, он не замечал. На нем была форменная одежда, но, насколько знала Сакура, рабочий день в полицейском корпусе уже закончился. Похоже, Саске только что освободился.

- Часто тут ходит, - заметил владелец Ичираку, провожая молодого Учиху взглядом, - К брату своему, видать.

- К брату? – изумленно переспросила Сакура, поворачиваясь к мужчине.

- Ну да, к этому, как его, Итачи. Который преступник. Ну да вам ли не знать, Сакура-сан, вы же с ним сражались.

- Да… Сражалась… - отсутствующе пробормотала девушка.

…Черноволосый молодой мужчина в застегнутом наглухо плаще – черном с красными облаками. Глаза – два алых Шарингана, холодных и непроницаемых.

- Давно не виделись… Какаши-сан. Наруто-кун.

…Окровавленное, избитое тело – длинные волосы растрепаны и слиплись от крови, невидящие глаза полузакрыты – он пытается поднять руку, но может лишь слегка шевельнуть пальцами.

- Прошу вас, Цунаде-сама… Умоляю, пожалуйста…

Цунаде растеряна. Она не знает, что делать, как ответить израненному, полуживому юноше, с трудом держащемуся на ногах, умоляющему ее оставить жизнь его брату – жизнь, которую он сам так страстно хотел отнять.

- Но, Саске…Как же можно…

- Пожалуйста, прошу вас… Цунаде-сама… Пожалуйста!

Он плачет. Он плачет, как ребенок, и умоляет ее, а в глазах у него отчаяние.

- Пожалуйста…

- У него дом неподалеку, у Итачи, я имею в виду. Туда, правда, не ходит никто, кроме Саске-сана. Боятся, конечно.… Да и вообще, кому захочется по доброй воле приближаться к убийце и преступнику? Не понимаю я все-таки вашего мужа, Сакура-сан. Позволять такому опасному человеку жить, да еще прямо в Коноxе, и под свою ответственность… Говорят, он ослеп после битвы с Саске-саном, да только мало ли…

Разговорившийся было старик запнулся, когда Сакура подняла на него расширенные глаза.

- Часто… ходит?

- Ну да… - неуверенно сказал тот, - Продукты носит и все такое…

- Задержался на работе?

- Ммм…

- Сакура-сан? С вами все в порядке?

- А? – Сакура словно пришла в себя и взглянула на обеспокоенного владельца Ичираку. – Да-да, все хорошо. Извините. Вот деньги, спасибо за обед.

Она поднялась и, подхватив сумку, быстро удалилась, оставив хозяина изумленно смотреть ей вслед.

Саске, как всегда, вернулся поздно.

* * *

- Саске?

- Да?

- Скажи.… Почему ты упросил Цунаде сохранить жизнь твоему брату?

Саске отвлекся от газеты и посмотрел на жену. Под пристальным взглядом его черных глаз Сакура почувствовала себя неуютно – словно холодок пробежал где-то внутри. Эти глаза были чужими. Незнакомыми.

- Зачем тебе?

- Да так… - стушевалась Сакура. Слишком пугающим был взгляд ее мужа. В нем чувствовалась… враждебность. – Просто непонятно.

- У меня были на то причины. Это все, что тебе достаточно знать.

- Но я…

- Это все.

Голос Саске стал угрожающим. Внезапно Сакуре стало по-настоящему страшно – как никогда в жизни.

«Лучше прекратить расспросы по-быстрому…»

* * *

Сакура стояла, притаившись за деревянной стеной Ичираку рамена, и наблюдала за дорогой. Рациональная часть ее ума издевалась над ней и говорила, что она занимается глупостями, но сейчас Сакуре было наплевать. Ноги сами несли ее сюда, после того, как она закончила с работой.

«Что тебе нужно? Что ты хочешь выяснить, что хочешь доказать этим своим наблюдением?» - надрывался разум. Сакура не отмахивалась от этих мыслей. Она их просто не замечала.

Ей нужно было знать.

И ответ не заставил себя ждать. Только на этот раз в руке у Саске была сумка.

* * *

Она не знала, зачем это делает. Возможно, это была надежда, что однажды это все прекратится и он будет возвращаться к ней. Возможно, это была отчаянная попытка понять. А может, это было все сразу.

Каждый день она приходила сюда и ждала Саске. Иногда он так и не появлялся, но и домой также не приходил. «Вероятно, действительно задержался на работе», думала Сакура и горько усмехалась. Эти наблюдения затянули ее, она стала болезненно зависима от них, словно от алкоголя. Это было куда хуже одиноких вечеров на кухне в ее с мужем доме.

Она смотрела, как Саске проходит мимо, и безумный круговорот у нее в голове вращался все быстрее.

Что пошло не так? Почему все, во что она верила, обернулось чем-то иным?

Почему Саске стал таким чужим? Был ли он когда-то другим? Что он думает? Чего желает?

Она думала, что знает его, думала, что любит его. О да, она любила того Саске, которого знала. Но был ли он когда-либо таким?

Любит ли она этого Саске?

Как она может любить его, если совсем его не знает?

Больше всего на свете сейчас она мечтала понять его. Но дома, в просторных комнатах поместья Учиха, он был слишком далеко. Он словно отгораживался от нее непроницаемой стеклянной стеной, а ее пальцы скользили по гладкой поверхности и не находили в ней бреши. Здесь же, в те мгновения, когда он проходил мимо нее, не замечая, ей казалось, что ответ совсем рядом, стоит только ухватить – но каждый раз он ускользал от нее.

Что ты ищешь, Саске? О чем мечтаешь? Чего желаешь?

Кто ты, Саске?

«Я схожу с ума».

* * *

Саске был на миссии. Цунаде получила какое-то важное задание, требующее способностей Учихи, так что командиру полицейского корпуса пришлось на время оставить свои обязанности и покинуть деревню. И, несмотря на это, Сакура с удивлением обнаружила, что ноги сами принесли ее на знакомую улицу.

«Что я здесь делаю?» - удивленно спросила она себя, останавливаясь неподалеку от своего обычного наблюдательного поста. Саске на миссии. Сегодня он точно не придет. И, тем не менее, привычка взяла верх, и она снова здесь.

Сакура растерянно оглядела пыльную дорогу, стойку Ичираку, дома напротив. За последнее время этот вид стал ей настолько знакомым, что она могла бы с закрытыми глазами описать его с точностью до мельчайшей детали. Невольно ее взгляд обратился вперед, дальше по улице, вплоть до поворота, за которым обычно исчезал Саске.

Она прекрасно знала, куда он ходит – однажды она проследила за ним. Сама еще полностью этого не осознавая, она пошла вперед по следам своего мужа, но, повернув в небольшой тихий переулок, пришла в себя.

«Так, Сакура… Пора тебе остановиться и подумать серьезно, - мысленно проговорила она, замедляя шаг. - Какого черта ты сюда прешься? Саске сегодня не придет, а тебе-то точно тут нечего делать».

Но взгляд ее, словно демонстративно игнорируя доводы разума, уперся в небольшой дом, стоящий с левой стороны узкой дороги. Сакура остановилась напротив него, задумчиво разглядывая выкрашенную белой краской дверь и занавешенные окна. Дом казался абсолютно безжизненным.

Саске. Именно сюда он ходит почти каждый день. Сюда, к человеку, сломавшему его жизнь. К человеку, убить которого было единственной целью молодого Учихи. К своему старшему брату.

Неуловимое, тягучее чувство, захлестывающее Сакуру каждый раз, когда она видела Саске, проходящего мимо Ичираку, нахлынуло на нее с новой силой. Чувство, что ответы на мучающие ее вопросы буквально витают в воздухе где-то рядом.

Саске ходит сюда, вместо того, чтобы идти к ней.

Внезапно решившись, Сакура протянула руку и нажала на дверной звонок.

Прошла минута томительного ожидания, показавшаяся Сакуре часом. А потом за дверью послышались шаги.

И вот тут Сакуру накрыла волна ужаса. Боги, что она делает? Она в своем уме? Чем она вообще думала, когда шла сюда?!

- Кто это? – раздался тихий голос из-за двери.

Страх подкатил к горлу, мешая говорить. Усилием воли Сакура заставила себя подавить панику. Они посреди Конохи. Ему нельзя пользоваться какими-либо техниками. Он слеп.

Тем не менее, ее голос звучал хрипло и придушенно, когда она выдавила:

- Э-это Сакура… Жена Саске…

Пара секунд тишины, а потом она услышала звук отпираемого замка, и дверь отворилась.

Она знала, кого увидит, но все же невольно отступила на шаг.

Гладкие черные волосы, собранные сзади в хвост. Бледное лицо, пугающе похожее на лицо Саске. Вот только глаза, когда-то постоянно полные алого пламени Шарингана, теперь были темными и безжизненными. Вместо форменного плаща Акацуки – простая повседневная одежда.

- Да? – вежливо спросил он.

Сакура судорожно вздохнула и постаралась собраться.

- Простите, что мешаю… - пробормотала она, отводя взгляд от его лица. – Я… Я хотела спросить вас… о Саске…

Ее голос прозвучал как-то по-детски неуверенно и робко и замер, оставив обрывочные слова повиснуть в воздухе. Сакура сглотнула, нервно теребя пальцами ткань юбки и уставившись на его ноги, обутые в обычные сандалии шиноби. Заставить себя смотреть ему в лицо она не могла – слишком неуютно ей становилось под пустым слепым взглядом черных глаз.

А потом, к ее удивлению, он слегка отошел в сторону, пропуская ее. Поколебавшись пару мгновений, она мысленно зажмурилась и вошла внутрь. Ее обнаженная рука случайно скользнула по ткани его рубашки, и по телу Сакуры пробежала дрожь – дотрагиваться до него ей хотелось меньше всего. Дверь мягко закрылась за ней, щелкнул запор; сердце Сакуры екнуло.

Она прошла вслед за Итачи в глубь дома – через полутемный холл в кухню. Она была маленькой – на взгляд Сакуры, за несколько месяцев жизни в поместье Учиxа отвыкшей от тесных помещений, совсем крошечной. Здесь тоже царил полумрак – окна были закрыты плотными шторами, пропускавшими слишком мало света. Впрочем, это было понятно: зачем свет тому, кто все равно не может видеть?

Он жестом указал ей на один из двух стульев, стоявших возле стола, и сам сел на второй. Сакура поразилась, как легко и уверенно он двигается – хотя в этом не было ничего удивительного. Несомненно, он давно выучил расположение предметов в доме наизусть, и уж точно не переставлял их без нужды.

Сакура поймала себя на мысли, что они уже некоторое время сидят вот так в полном молчании, и бросила нервный взгляд на Итачи. Ее глаза приспособились к полумраку, и она достаточно ясно видела его лицо – совершенно спокойное, ничего не выражающее, как и всегда.

«И что? Будем вот так сидеть?» - язвительно поинтересовалась Внутренняя Сакура.

И вправду. Раз уж она сюда пришла, раз уж оказалась на кухне у Учихи Итачи (причем, обратите внимание, по собственной доброй воле!), то надо что-то делать. Например, то, зачем, по ее мнению, она сюда и направлялась.

- И… Итачи-сан? – робко позвала она.

Он слегка повернул голову в ее сторону, показывая, что слушает.

- Я… Я хотела спросить вас. Извините, что вот так заявилась.… Это насчет вашего брата. Саске.

Она замолчала, пытаясь собраться с мыслями. Как нужно говорить с преступником класса S, вырезавшим собственный клан в возрасте тринадцати лет? И это при условии, что ваш муж ненавидел его половину своей жизни, чуть не убил, а теперь навещает почти каждый день.

О да. Муж.

- Он недобр к вам?

Сакура чуть не подскочила на месте - вопрос Итачи прозвучал неожиданно громко, разорвав тишину.

- Что..? Недобр? О, нет.… Вовсе нет. Он не недобр. Он… - она запнулась, а потом ее будто прорвало. – Он ко мне абсолютно безразличен! Он приходит домой, здоровается, иногда даже обменивается парой фраз, но от него как будто веет холодом! Такое впечатление, что я нужна ему только для того, чтобы возродить его клан! Как будто я для него просто орудие, вещь! А потом я узнала, что он ходит к вам, и так часто, и я подумала… Может, вы знаете, что с ним… как быть…

Ее голос сбился на шепот и затих.

Некоторое время они сидели в молчании.

- Вы – девушка с розовыми волосами, я встречался с вами на дороге в Пески, не так ли?

Она растерянно кивнула, а потом, сообразив, что он не может ее видеть, несмело пробормотала: «Да…»

- Он говорил о вас.

У Сакуры неприятно кольнуло в груди – ей Саске об Итачи не говорил.

- Почему вы вышли за него замуж?

Неожиданный вопрос.

Она немного подумала перед тем, как ответить.

- Я влюбилась в него, когда была совсем ребенком… Лет в десять. И любила его долгие годы, даже когда его не было рядом. А потом он вернулся, и была эта война… Когда он сделал мне предложение, я была так удивлена… Я не могла отказаться. Я имею в виду, это же Саске… Моя любовь с самого детства, и он предлагает мне стать его женой! Я решила, что он наконец-то полюбил меня…

Молчание.

- А теперь? Вы все еще любите его, Сакура-сан?

Сакура слегка покраснела и подняла взгляд на Итачи. Его лицо по-прежнему не выражало ничего.

- Да, - тихо, но твердо сказала она. – Да, люблю. И потому хочу понять его.

На мгновение ей показалось, что по лицу Итачи пробежала тень эмоции, но какой – Сакура сказать не смогла. А через секунду она уже сомневалась, не привиделось ли ей это.

- Мой брат… болен, - медленно произнес Итачи.

Сакура подалась вперед, ее глаза расширились.

- Я надеюсь, однажды он полюбит вас. Я хочу, чтобы он полюбил вас.

Что-то в его голосе заставило Сакуру задрожать, словно от сквозняка. Что-то страшное, ненормальное, почти иррациональное.

«Итачи…хочет, чтобы Саске любил меня?»

«Что тут вообще происходит?»

Итачи встал со стула и подошел к окну. Сакура, машинально провожая его взглядом, обнаружила, что в комнате стало совсем темно – его силуэт почти не выделялся на фоне штор. Похоже, солнце уже село.

Внезапно Сакура спохватилась. Вот уж чего-чего, а оставаться тут допоздна ей точно не хотелось. Она тоже поднялась на ноги и аккуратно поставила стул на место – туда, где он стоял ранее.

- Мне, пожалуй, пора, - осторожно произнесла она, поворачиваясь к хозяину дома. – Простите, что помешала. И… спасибо.

- Вы не помешали, - спокойно ответил Итачи.

Идя за ним по темному коридору, Сакура внезапно подумала, что она, скорее всего, единственная, помимо Саске, кто говорил с ним за последние несколько месяцев.

* * *

Сакура с наслаждением вдыхала ночной воздух, легко ступая по нагретой за день дороге. На душе почему-то было легко и весело, и она чувствовала себя почти счастливой.

Она любит Саске. Однажды он полюбит ее. Его, черт побери, брат-психопат хочет, чтобы он любил ее!

Сакура рассмеялась, закинув голову к усыпанному звездами небу, и тряхнула волосами.

А потом на секунду замерла.

Она только что жаловалась на свою личную жизнь преступнику ранга S.

- Сказать кому, не поверят, - хмыкнула Сакура. А потом вновь рассмеялась и пошла дальше, мурлыкая себе под нос.
DeadAngel
Фанфик опубликован 01 декабря 2008 года в 19:55 пользователем DeadAngel.
За это время его прочитали 2548 раз и оставили 0 комментариев.