Наруто Клан Фанфики Ледяная нежностьb 6-7глава

Ледяная нежностьb 6-7глава

Название: Ледяная нежность
Автор: Лилит, она же Butterflys breath
Персонажи (Пейринг): Итачи /Сакура и Саске/Сакура.
Состояние: дописывается
Дисклеймер: Все оригинальные персонажи принадлежат Кисимото Масаси
От автора: Не учитываются события в последних главах манги. Ожидается хентай. Рассчитано на любителя.
Разрешение на размещение получено
Глава 6. Вынужденные соседи

Мягко, уютно и тепло. Совсем как дома. Дома? Может, Сакура и правда дома и спит в своей кровати, просто ей приснился несуразный сон? Тогда пробуждение было бы высшей наградой.
Саку медленно приоткрыла веки, надеясь увидеть голубые занавеске на своём окне, рассеянные лучи солнца и полузасохший фикус. Это всегда было первым, что девушка видела, просыпаясь в своей комнате. Мама обычно уже что-то готовила на кухне, отец собирался на работу, в спешке налетая на различные предметы и роняя их. Весёлая утренняя кутерьма. И почему она раньше её не любила? Почему пренебрегала маминым завтраком и кричала, когда её будила разбитая ваза или упавшая вешалка?
Ни окна, ни фикуса. Ни криков мамы, извещающих о яичнице, ни папиных бормотаний на счёт завалившихся за шкаф ключей.
Вместо этой родной картины совершенно незнакомая комната, обставленная зажженными свечами. Полка, набитая толстыми книгами с тёмными переплётами. Письменный стол с кипой чистой и исписанной бумаги. Узкий шкаф, из которого выглядывал кончик тёмного плаща. Пустая тумбочка справа от кровати. На ней чёткий след-круг от стакана или чашки. Словно она простояла там несколько месяцев, прежде чем её додумались в недавнем времени убрать.
Саку резко села. Голова закружилась и подступила тошнота. Рука сразу легла на грудь и засветилась зеленоватым – Сакура никак не могла отлагать с лечением.
Постепенно дыхание стало легче, в голове прояснилось. Неприятные ломания в районе спины затихли. Саку облегчённо вздохнула и продолжила изучать место, где она оказалась.
Матрас на кровати был не в пример мягче того, что был на её кушетке. Постельное бельё свежее и белее. От ткани шёл едва уловимый аромат жасмина.
Девушка свесила ноги и нащупала на полу ковёр. Он был очень кстати для местных ледяных полов. «Что эта за комната? Почем я тут?» - недоумевала Сакура. Она отбросила одеяло и встала, желая встать на ноги. После теплоты на голую кожу налетел лёгкий холодок, заставивший Саку поёжиться. Неплохо бы ещё свою одежду найти, а то в нижнем белье здесь простудиться проще некуда… Стоп, в нижнем белье?
Последние кадры памяти прокрутились в голове. Саку тогда была в кимоно. В принципе логично, что она сейчас не в нём. Но думать, что посторонние руки избавляли тебя от шмоток – удовольствие ниже среднего.
Завернувшись в одеяло, Саку задумчиво прошлась, наклонилась к столу. На листке, лежащем на самом верху стопки, была большая клякса. Достаточно свежая клякса. Здесь недавно кто-то был.
В углу комнаты нашлись две двери. Одна заперта, другая вела в санузел.
На полочке под зеркалом толпились множество шампуней, кремов и гелей для душа. Одинокая зубная щётка и тюбик пасты дополняла картину. У душевой кабинки стояла маленькая табуретка, а на ней лежала стопка одежды. Саку рассеяно перебрала вещи: нераспакованная упаковка белья, просторная футболка чёрного цвета, короткая красноватая юбка, Сакурена безрукавка…. Сакурена безрукавка? А она здесь что делает? Сакура долго придирчиво изучала вишнёвую ткань и даже нашла почти незаметное чернильное пятно, которое не могла взять ни одна стирка. Это точно её.
Поразмыслив, Саку пришла к выводу, что эта одежда предназначалась ей. По-другому объяснить появление безрукавки она не могла. Но если есть безрукавка, то где всё остальное, что у неё было?
Вспомнился инцидент с Миной. Саку в впопыхах натягивает свою одежду на бесчувственную служанку. Кажется, юбка точно пострадала в некоторых местах – Мина была более крупного телосложения, чем Сакура. Майка в сеточку тоже вполне могла прорваться.
Вот и всё объяснение.
Недолго думая, Сакура заперлась и нырнула в душевую кабинку. Больше всего на свете ей хотелось принять горячий душ.
Через полчаса свежевымытая и одетая, Сакура с совершенно счастливым выражением лица вышла из ванной. Но что-то заставило её оглянуться. Сзади было зеркало, задёрнутое туманной дымкой из-за того, что Сакура недавно мылась под обжигающей водой. Рука самопроизвольно сжалась в кулак. Девушка застыла в нерешительности, словно обдумывая что-то. Она почти не услышала, как входная дверь глупо скрипнула.
Сакура была уже не одна. Наконец, девушка оторвалась от созерцания заветного прямоугольника, висящего над раковиной, и повернулась к вошедшему. На её лицо мгновенно набежало что-то тёмное. Словно она пыталась скрыть неприязнь и одновременно стыдобу.
- Вам уже лучше, Сакура-чан? – такой голос, будто Итачи было совершенно наплевать на ответ.
Девушка не ответила и гордо отвернулась.
- Сакура-чан, вы знайте, в чьей комнате находитесь? Невежливо поворачиваться ко мне спиной.
Внезапно левый глаз девушки нервно задёргался. Она с каким-то ужасом покосилась на кровать, а потом повернулась к застывшему Итачи.
- То есть, это ваша комната? – осипшим голосом спросила девушка.
- Да.
Саку с ещё большим ужасом покосилась на обляпанную тумбочку, на полочку с шампунями и кремами, так хорошо видневшуюся сквозь приоткрытую дверь. Почему-то захотелось заржать. Не засмеяться, не захихикать. А именно зажать. Вызывающе и по-глупому. Но новая мысль пришла в Сакуре в голову и она уже с опаской стала поглядывать на Учиху. Одновременно она стала прикидывать, есть ли по близости что-то тяжёленькое, чтобы при необходимости хоть как- то отбиться . «Сколько я здесь провалялась?» - пронеслось в голове. И тут же стали приходить нехорошие мысли про извращённость некоторых лиц. С каждой новой мыслью, Сакура холодела и бледнела. Итачи с искренним недоумением, которое, он впрочем не показывал, наблюдал за мимикой Саку.
- Что я здесь делаю? Почему именно тут? – голос, совершенно не похожий на привычный нежный девичьей голосок Сакуры, вырывался из горла какими-то толчками.
- Есть причины, - уклончиво ответил Итачи. В голове стали мелькать последние события.

… Держа в руках распростертое безвольное тело Сакуры, Итачи устало вышагивал по коридору. Больше всего на свете хотелось спать. А не таскаться с этой девчонкой.
В комнате, где с последние дни обитала Сакура, на кровати в лихорадке бредила Мина. Техника Сакуры сильно отыгралась на бедной служанке. Итачи честно пытался её переместить, но все его попытки сопровождались такими протестами и жалобными стонами, что Учиха отступил. Ладно, здесь ещё куча пустых помещений.
Итачи снова поднял Саку на руки и поспешил искать нормальную комнату. Но тут его ожидал сюрприз. Все помещения, где никто не обитал, были крепко-накрепко заперты. В недоумении Итачи пошёл узнавать ситуацию, но как назло на пути никто не попадался. Оставалось идти к самому Лидеру, что Учихе хотелось меньше всего. Однако, к удивлению Итачи, кабинет Лидера был тоже закрыт. Рядом мелькнул плащ с облаками, и Итачи поспешил за ним. Едва не ударив бесчувственную Сакуру головой об стену, он задержал красивую молодую женщину с бумажным цветком в синеватых волосах. Та с некоторым недоумением уставилась на Саку, но не стала задавать лишних вопросов. Зато Итачи сразу закинул её своими. Синевласка едва успевала отвечать.
- Лидер где?... Ну, Пейн сейчас отсутствует по делам личного характера и я сейчас за него. Ключи? А ключи все Пейн забрал. Говорит, всё равно никому не нужны. Претенденты на членство в Акацки одни помои, а шестёрок у нас хватает. Когда вернеться?.. Лидер обещал приехать через недельку при удачном раскладе.. а что такое-то?..
- Нет, спасибо, Конан-сан, вы мне очень помогли.
Конан-сан сдержанно кивнула и неторопливо пошла по своим делам. Итачи сосчитал до десяти, успокоился и стал думать, что же делать с Сакурой. На ум ему пришло, что раз Мина лежит в одной комнате, то другая, занимаемая ранее Миной, должна быть свободна. Но и тут его ожидало разочарование. В помещениях для обслужащих их организацию шестёрок-шиноби, в одной комнате теснилось несколько человек. И все двери не имели замка.
Ещё девушку было можно подкинуть к Саске, но тот был на долгой миссии. Вместе со своим ключом.
Это был полный тупик.
Наконец, пришлось тащить тело девушки до своей комнаты. Положив её на собственную кровную кровать, Учиха со вздохом принялся стелить себе на полу. Совесть не позволяла занять свою собственную постель, оставив больную девушку простужаться.
Уже почти заснув, Итачи покосился на Саку. Та так и лежала на покрывале в запылённом и порванном кое-где кимоно. Пришлось снова вставать и укладывать девушку спать по-нормальному.
В итоге на сон оставалось от силы часа два.
Всё складывалось хуже некуда.
Это был крайне неудачный день….
К сожалению, а может и, наоборот, к великому счастью, Сакура не знала какие злоключения она пережила после потери сознание. Девушка подозрительно покосилась на Учиху и спросила:
- И насколько мне придеться здесь остаться?
- Пока не вернёться Саске или пока служанка не сможет нормально перемещаться.
- С ней так серьёзно? – удивилась Саку, - так почему вы не лечите её?
- У нас почти нет медиков, да и разве кто-то станет тратиться на мусор?
«Железная логика - нахмурилась Саку, - интересно, меня тоже к мусору причисляют?..» Но узнавать это не так уж и хотелось. Ведь ответ и так ясен.
- Но… ведь я сама могу вылечить Мину-сан…
- Кто вам после всего случившегося станет доверять? В ближайшее время вы не покинете эту комнату.
Девушка задохнулась от возмущения.
Повисло неловкое молчание. Саку совершенно не знала, что делать, да и как вести себя дальше. Она стояла у стола и пялилась на тёмный ковёр. Итачи тоже не спешил куда-либо двигаться или начать чем - либо заниматься. Присутствие посторонней так или иначе стесняло его. Первой сдалась Сакура. Она аккуратно присела на край кровати и сделала вид, что задумалась о чём-то очень важном. Итачи прошёл мимо, медленно снял плащ и небрежно повесил его на спинку стула. Саку поняла, что ещё чуть-чуть, и она начнёт откровенно пялиться на Учиху. Поэтому она заставила себя закрыть глаза и попытаться отключиться от окружающего мира.
Хлопнула дверь в ванную. Зашумела вода в душевой. Саку страдальчески простонала. Это было невыносимо ощущать, что такой человек находиться от тебя на расстоянии от силы трёх метров. Будто сидишь на иголках. Каждый нерв напряжён. Одно дело кратковременная встреча, это можно перетерпеть. Но, по-видимому, Итачи не спешил куда-либо надолго уходить. «Сколько это продолжиться?» - с ужасом думала Саку. Она легла и повернулась лицом к стене. Уснуть или притвориться спящей. Вот лучшее решение. Монотонное журчание воды в душе убаюкивало. Сознание медленно погружалось в лёгкую дрёму.
Громкий треск заставил подскочить. Саку тихо взвыла и повернулась. Итачи с невозмутимым видом смотрел на вырванный с «мясом» ящик стола. «Починить уже не удастся… Жаль, а стол мне нравился…» - пронеслось в голове у Учихи.
- Это что было? – тихо спросила Саку.
- Ящик заклинило.
- Хороший повод ломать мебель. Тем более в то время, как я начала засыпать, – выдавила девушка. Итачи поднял тяжёлый взгляд на Сакуру:
- Тебя что-то не устраивает?
- Меня? – девушка сразу натянуто улыбнулась и замахала руками, - да нет, всё хорошо…
Саку встретилась взглядом с Учихой и сконфуженно замолкла. Она не любила, когда на неё смотрят, как на последнюю идиотку.
- Я прекрасно понимаю, Сакура-чан, что моё присутствие вас напрягает. Но и ваше присутствие не даёт мне сосредоточиться, - медленно произнёс Итачи, - поэтому не будем отравлять друг другу жизнь.
- Я только за, - поспешила согласиться Саку.
Парень опустился и стал собирать выпавшие бумаги. Саку снова повернулась к стенке, которая уже была такой родной.
Сон не шёл. Поэтому девушка стала устало перебирать в памяти последние случившееся события. «И почему побег не удался? Да что за невезение! Оно в последнее время просто преследует меня …и если бы не этот Итачи я давно бы была в Конохе. Встретила бы родных, друзей. Попросила бы прощение у родителей. И выложила бы бесценную информацию про Акацки и их место нахождение. Саске был бы спасён. А вместо этого мне снова показали, что я ни на что не годна. Это же надо было так опозориться… Меня назвали жалкой. Я и есть жалкая! И ещё меня…» - на этом Сакура внезапно побледнела, наконец-то вспоминая. И ещё её поцеловали.
«Он точно псих» - Саку вздрогнула. Объяснить действия Итачи на тот момент ей казалось нереальным.
От подобных мыслей стало ещё беспокойнее. Саку побродила глазами по комнате и наткнулась на книжную полку.
-Эм… Итачи-сан? – робко начала Сакура.
Итачи-сан, возившийся с бумагами, устало повернулся к ней. Та в нерешительности замолкла.
- Ну что вам?
- Я могу взять что-то почитать? – с надеждой спросила Саку.
Итачи кивнул и снова вернулся к прежнему занятию. Девушка встала и шатающимся шагом побрела к книжной полке. Наугад девушка вытянула первопопавшуюся книгу и открыла где-то на середине.
- Боже … - вырвалось у девушки, - у вас всё по такой тематике?
Итачи бросил скользящий взгляд на обложку:
- Эта единственная книга про способы пыток, которая у меня есть. Занятно, но ничего особенного.
Саку криво улыбнулась и захлопнула толстенький том. Даже с учётом того, что она по сути врач и многое перевидала, ей совершенно не нравились наглядные иллюстрации про то, как загонять раскалённые гвозди под кожу. «Впрочем, а что я ожидала? Любовный роман? Да, этот тип меньше всего походит на поклонника порнографических книжек Джирайи.» Но тут Сакура поняла, что к горлу прикатывает истерический смех.
- Что это? – чуть не прыснула она, ошарашено вытаскивая с заднего ряда знакомый оранжевый томик. Точно такой же повсюду таскал с собой Какаши-сенсей.
Учиха воздержался от ответа. Кажется, он начал жалеть, что вообще подпустил девушку к полкам.
Саку повертела в руках книжку сомнительного содержания и решительно поставила её обратно. Только порнушки ей сейчас для полного счастья не хватало.
Покопавшись ещё минут пять, Сакура выудила книгу с медицинскими техниками и радостно уткнулась в неё. Всё-таки, медицина – её страсть. И эту страсть не смогут извести мамины протесты, как бы та ни старалась. Эту страсть вообще ничего не может извести. Когда-то девушка ушла в медицину ради стремления быть полезной, сейчас же она в медицины ради самой медицины. Когда из деревни ушёл Саске, она ушла в работу, и теперь не могла остановиться. Знать о теле человека всё невозможно. Но подойти к этому абсолютному знанию – почему бы нет?
В чём-то эта книжка была не лучше первой, что про пытки. Не самые аппетитные иллюстрации, иногда поистине чудовищные техники. Но девушка скользила пальцем по каждой строчке. Она внезапно поняла, что ей редко удавалось держать в руках подобную вещь. Про многие техники из неё Саку даже краем уха не слышала. Поэтому Сакура впитывала в себя всю информацию и старалась как можно больше запомнить на всякий случай. Технику она в любом случае не исполнит, но зная теорию, при удобном случае можно будет потренироваться. Вдруг что-то выйдет?
Когда Итачи закончил с документацией, Саку давно уже отключилась от окружающего мира, утопая в страницах его справочника. Парень устало смахнул прядь волос, назойливо лезущую ему в глаза.
- Ну и как вам? Что-то понимаете? – отвлёк Сакуру от её занятия голос Итачи. Девушка недоумённо подняла глаза, ещё не совсем понимая, где она и кто к ней обращается. Потом потихоньку она начала возвращаться в реальность, и девушка смогла ответить:
- Это великолепнейшая книга, которую я держала в руках. Откуда она у вас?
- Это из семейных архивов. Я прихватил парочку особенно ценных книг, когда покидал деревню.
Глаза Сакуры расширились. Она с испугом посмотрела на желтоватые страницы, лежащие перед ней. «Он убил всех своих родственников, кроме Саске, прежде чем уйти. Эта книга – безмолвный свидетель множества смертей» - девушка постаралась не отодвигать так явно от себя старый том. Заметивший реакцию Сакуры, Итачи криво усмехнулся:
- Вас это напугало?
- Разве я должна была чего-то испугаться? – Саку заставила себя улыбнуться.
- Пару минут назад вы прижимались к этой книге, а сейчас пытаетесь отсесть от неё подальше. Я просто сделал вывод.
- Да, вы правы. Меня пугают те обстоятельства, при которых вы покинули Коноху.
- Вам не быть хорошей куноичи.
«Он слишком разговорчив» - раздражённо подумала Саку. Сама она испытывала огромную тягу к общению после нескольких дней затворничества, но видеть такую потребность у парня вроде Итачи… это было для неё сюрпризом. Она отказывалась воспринимать Учиху как обычного человека со своими слабостями. Он казался ей вылитым из цельного куска холодного мрамора. А у мрамора не может быть тяги к разговору. И значит, по логике, Итачи всё-таки не камень.
- Не вам решать, быть мне хорошей куноичи или плохой.
- Не любите критику?
«Вот его прорвало-то» - растерялась Саку.
- А разве вы её любите?
- Все кто меня критикуют, живут не так уж и долго, - заверил девушку Итачи. По его лёгкой полуулыбке было невозможно понять, серьёзно он или просто так шутит. Если верно последнее, Сакура испытает ещё одно потрясение за день.
Пока девушка переваривала ответ, Итачи встал и направился к шкафу.
- Что это? – спросила через несколько секунд Сакура.
- Из-за вас мне придёться спать на полу.
Саку онемела. Она молча смотрела, как разыскиваемый преступник стелет на полу матрас, вытаскивает из шкафа запасное одеяло.
- Может, лучше я буду спать на полу? – смутилась Саку. Ей стало жутко неловко. Захотелось лучше лечь на голый кафель в ванной, чем оставаться на кровати. Тем более до этого на ней спал сам Учиха. От одного этого факта Саку хотела провалиться сквозь землю.
Только подумать, она не хочет причинять неудобств человеку, который по максимуму виноват в её бедах! Но это было так. Даже тот факт, что Итачи находиться по другую сторону баррикад, этот факт только усугублял ситуацию.
- Нет, правда не надо…. – Саку хотела было начать длинный монолог, но тут же покраснела как рак и снова отвернулась к стенке. «Ему обязательно было стягивать рубашку при мне? Не мог отойти в ванную?!» - возмущалась Саку, но не решалась произнести эти слова вслух.
Когда Саку снова оглянулась на Итачи, тот уже был под одеялом.
- Послушайте, Итачи-сан…
Итачи-сан сделал какое-то неуловимое движение рукой, и все свечи внезапно потухли. Впервые за долгое время Сакуру обступила абсолютная тьма. Саку почувствовала лёгкий испуг.
- Итачи-сан, я вообще хотела ещё сходить в ванную, не могли бы вы…
- И вам спокойной ночи, Сакура-чан.
Саку ругнулась. Она не успела переодеться для сна, не успела принять душ. Она так и сидела рядом с книжкой по медицине на покрывале. Пришлось в ускоренном темпе кое-как срывать с себя шмотки, надеясь, что Итачи не собирается разглядывать её в темноте. Наконец, девушка залезла по одеяло. Книжка тут же упёрлась ей в бок. Саку раздражённо схватила уже ненавистный ей том и отправила его в полёт с кровати. Раздался странный стук.
- Не делайте так больше, Сакура-чан, - подозрительно тихо попросил Итачи.
Сакура ойкнула и накрылась одеялом с головой. Ей показалось, что вся жизнь успела пронестись перед её глазами. Больше Итачи этой ночью не слышал с кровати ни звука.

Глава 7. Бутылка саке

Когда Сакура проснулась, свечи уже снова горели. На полу не было никаких следов пребывания Итачи. Только валялась потрёпанная книга по медицине. И этот бесценный раритет был в весьма помятом виде.
Девушка зевнула и встала. Под кроватью валялись скомканная футболка. Юбка нашлась под подушкой, а при взгляде на тумбочку Сакуре захотелось взвыть. «Как я теперь брату Саске в глаза взгляну?!!» Кружевной розовый бюстгальтер плохо гармонировал со следом от кружки. Девушка схватилась за голову. Кровь била в виски, в голове гудел колокол. «Больше никогда не буду раздеваться в темноте» - решила Саку и мучительно сжала в руке кружева. Захотелось их швырнуть куда подальше, но от этого не станет лучше. Разве что Саку вторично опозориться, когда Итачи найдёт сей предмет нижнего белья под шкафом. Или ещё где-нибудь, география не особо важна в данной ситуации.
Неожиданно взгляд упёрся в поднос с тарелкой риса и стаканом воды. Тот стоял на покалеченном столе неподалеку от выломанного ящика. Стопка исписанной бумаги грозила свалиться прямо на еду.
Девушка с любопытством подошла к документам Итачи, и наклонилась, чтобы взглянуть. Отчёты о заданиях, какие-то расписки… И всё это лежит на виду, словно от неё ничего не скрывают. «Или не считают нужным скрывать» - поправила про себя Сакура.
Да и зачем скрывать какую-либо информацию от человека, который всё равно не сможет её кому-то сообщить? Пока Саку им нужна – она жива, и будет находиться тут. Когда потребность в её существовании пропадёт – её сразу прикончат. Побег, как показал опыт, почти нереален. «Я словно похоронена заживо. Ещё дышу, но моя судьба давно решена.» Такие выводы заставляли сердце больно сжиматься.
Саку с тоскливым раздражением махнула рукой, словно хотя таким материальным жестом отогнать нематериальные мысли.
Психика человека – вещь гибкая. Человек умеет приспосабливаться. Приспособилась и Сакура. Она больше не хотела ломать двери, биться головой о стены, орать так громко, чтобы закладывало уши. Пришла тоска. Глухая, она потихоньку поглощала силы, но была выгодна тем, что с ней возможно было жить. Возможно мириться. Вот только надеяться на что-то не получалось. А на что надеяться? На чудо? Сакура не верила в чудеса.
… девушка успела съесть почти весь рис, когда в дверь постучали. Сакура подскочила от неожиданности и уставилась на источник звука. Стук, вначале деликатный и тихий, начал перерастать в громкие удары. Кто-то что-то прокричал, затем всё стихло.
Саку было подумала, что всё кончилось, но минут через десять к двери снова кто-то подходил. Спор и ругань. Шум ключа, проворачивающегося в замочной скважине.
Первая реакция Сакуры – в ускоренном темпе нырнуть под кровать и сделать вид, что она это не она. Но такое поведение недостойно шиноби. И хотя интуиция вопила о том, что сейчас появятся неприятности, Сакура не шелохнулась, замерев с палочками для риса.
И в комнату ворвалась буря.
- Какого чёрта, Сакура?! – заорал Саске.
На нём был заляпанный чем-то красным и засохшим дорожный плащ, волосы стали взъерошенными. И на лице совершенно отсутствовало обычное хладнокровие.
- Саске… - обрадовано начала Сакура, ещё не совсем понимая, почему тот обрушился на неё с такой силой. Только одна мысль успела дойти – мысль о том, что Саске вернулся с миссии, мысль о том, что она наконец-то увидела его после первой давней встречи в этом месте.
- Сакура, как ты мне всё объяснишь?!
- О чём ты? – постаралась улыбнуться Саку, - что случилось?
- Стрева! – Саске размахнулся и отвесил девушке внушительную пощёчину. Голова Саку по инерции повернулась в бок, глаза расширились, на лице появилось изумление и тут же исказилось от боли.
Парень тяжело задышал и уставился на свою руку. Он сам не понял, как это получилось.
- За… за что? – прошептала девушка. В глазах нестерпимо защипало, губы задрожали. Щека нестерпимо горела огнём, - почему… я не понимаю…
- Ты просто ударила в спину, - уже более спокойно начал Саске, но его голос звенел, - это я должен спрашивать, почему ты так поступила.
- Как поступила? Что ты вообще несёшь? Ты думаешь, что ты говоришь?!! – закричала Сакура и вскочила на ноги. На пол полетела тарелка и разбилась вдребезги. По щекам катились прозрачные слёзы, оставлявшие влажные дорожки. Деревянные палочки в руках треснули и разломились.
- По твоей милости я пахаю на эту долбаную организацию, бываю на опаснейших миссиях, а ты что? Решила слинять? Оставить меня одного?!
Сакура резко побледнела.
- Нет, я просто думала… пойми, я…
- Мне уже неинтересно, что ты думала, – Саске уже полностью взял себя в руки. Бесстрастный, ледяной голос.
- Подожди, пожалуйста, не надо делать глупые выводы! – нетвёрдым голосом начала Сакура, - ты вот так врываешься, начинаешь кричать на меня, бьёшь… Давай поговорим спокойно.
Саске презрительно сощурился:
- С чего ты вообще решила, что я собираюсь с тобой о чём-то говорить?
- Тогда зачем ты пришёл? Проораться, да? – издевательская полусумасшедшая улыбка так не свойственная Сакуре. Несколько истеричных смешков.
- Я просто хотел взглянуть в глаза человеку, который предал.
- Может, тебе лучше взять зеркало? Ты не путаешь роли, а, Саске? – швырнула Сакура и замолкла, испуганно глядя на черноволосого парня. Тот ничего не отвечал, с каким-то особым выражением смотря на лицо девушки. Та поняла, что перегнула палку. Сказала то, что было табу. Сказала то, что нельзя было говорить.
Юноша развернулся.
- Стой, ты не можешь снова меня так бросить!!! – громкий вопль Сакуры взорвал воздух. Она не кинулась за Саске, но лишь потому, что ноги свело судорогой и они не слушались её.
Саске остановился:
- Советую так не орать. Учитывая твоё шаткое положение, я бы на твоём месте поостерегался привлекать чужое внимание.
Тихие шаги. Он всё равно уйдёт. Оставит её в этом аду и уйдёт.
Саку опустила голову и розовые пряди мгновенно накрыли её глаза. Блестящие капли одна за другой беззвучно скатывались по щекам.
В дверях Саске с кем-то попрощался. Явно не с ней.
Значит, Итачи был тут и являлся безмолвным свидетелем всей этой сцены. Как отвратительно.
Кажется, дверь уже закрыли. Сколько она стоит на месте, глотая слёзы? Сколько можно сдерживать в себе разъедающую изнутри солоноватую жидкость?
С громким всхлипом Саку обрушилась на кровать. Её били рыдания, словно пропустили электрический ток. Мир ушёл куда-то в бок, оставив девушку наедине с самой собой. «Почему всё всегда так получается?!» - прошептала Саку.
Секунда превратилась в бесконечность. Или бесконечность стала секундой? Кажется сама вечность прошла прежде чем девушка услышала:
- Успокойтесь.
Такой тихий голос. Спокойный. Из него хочется черпать уверенность и силу.
Но Сакуре ничего не хотелось. Она лежала лицом в белоснежное одеяло, отдающим лёгким ароматом жасмина, и заливала его своими слезами. Плечи содрогались от новых приступов рыданий. Саку было абсолютно плевать, что она не одна. Сердце охватила бездомная сосущая пустота. Она уничтожала все мысли, все желания. Оставалось только отдаваться ей, изливая остатки острых колющих эмоций в ни в чём неповинное постельное бельё.
И уже плевать, что на неё смотрят, плевать, что о ней думают.
В стороне стола что-то зашуршало, потом зазвенело.
«На меня ноль внимания. Конечно, я же мусор. Зачем обращать внимание на какую-то почти бесполезную девчушку, у которой подрезали крылья, и которую втоптали в грязь» - Саку сжала пальцы в кулаки. Невыносимая обида на весь мир, невыносимая обида на саму себя – всё перемешалось затейливым калейдоскопом.
Внезапно кто-то дотронулся до её плеча. Девушка подняла взгляд и увидела протянутую чашку.
- Итачи-сан?
- Выпейте это.
Саку приподнялась, недоумённо взглянула на парня и взяла чашку. Это был почти неосмысленный жест. И точно так же механически она поднесла кружку к губам. Глоток, второй… стекло приятно холодило кожу. Не чувствуя ни вкуса, ни запаха, Саку выпила всё без остатка. Ей было всё равно, что она только что приняла. Будь это даже смертельный яд, она была бы только рада.
Итачи, не говоря ни слова, забрал пустую чашку.
Сакура снова легла. Голова немного закружилась. Сбивчивое дыхание пришло в норму. В груди разливалось тепло.
- Что вы мне дали? – спросила Саку.
- Это саке.
- Ясно.
«Он всегда держит бутылочку саке для подходящего случая?» - скользнула мысль и ушла в пустоту.
Слёзы ушли. Они отступили почти незаметно, так, что девушка сама не поняла, что уже не плачет. Приятное лёгкое опьянение незаметно сковало мозг. Возникло единственное желание – выпить ещё. Допиться до беспамятства. Утопить себя в дурманящей жидкости.
Сакура резко села.
- Можно ещё саке?
- По-моему, вам хватило.
Саку бросила взгляд на стол. Там стояла бутылка со знакомой этикеткой. Итачи сидел рядом и задумчиво чертил по стеклу какие-то невидимые узоры.
- Ещё немного. Я вас прошу.
Парень с сомнением посмотрел на девушку, потом потянулся за чашкой. Звук льющегося саке – и вот Саку снова выливает этот дурман в себя.
Минута молчания. Щёки, покрасневшие от слёз, теперь приобрели ещё более розовый оттенок от саке. Но разве важно как она сейчас выглядит? Будто это должно волновать. Разве уже может что-то волновать?
« …шаткое положение…» Кто бы сомневался, что шаткое положение. Омут неопределённости и бессилия.
Ещё саке. Ещё немного дурмана. Сакура больше не хотела думать. Как, наверное, хорошо полностью отключиться от окружающего мира. «И я ещё думала, что сильная,» - с усмешкой пронеслось в голове у Саку.
Итачи молча наблюдал, как девушка берёт бутылку и наполняет раз за разом небольшую чашку. Потом махает рукой и опрокидывает бутылку кверху донышком, прижимаясь губами к горлышку. Было забавно наблюдать, как Сакура с непривычки морщиться, фыркает, надувая губки. Словно малый ребёнок. Морщиться, но пьёт. Пытается убить боль внутри. Залить её саке. Как глупо.
Когда бутылка опустела, Саку нетвёрдой рукой поставила её обратно на стол, и шатающейся походкой побрела к кровати.
Всё плыло и вертелось. Руки не слушались – Саку даже попыталась сложить печати, но получилось что-то неопределённое и смешное. Во рту стоял горький привкус. Спину начала холодить стена. Саку прижалась к ней, сидя на простынях, прижалась в надежде унять пламя внутри. Слишком много для Сакуры целой бутылки, чтобы напиться. Слишком мало для пустоты, чтобы залить её.
Саку внезапно расхохоталась. Вышло нелепо. Итачи стал поглядывать на девушку с сочувствием.
- Чтоб его, этого Саске… - прошептала Саку, и совершенно не думая, что творит, каким-то чудом скопив приличное количество чакры в кулаке, размахнулась. Её целью была та самая стенка, к которой она прислонилась.
Пусть летят камни.
Небольшой порыв ветра. И когда он только успел?
Кулак застыл в миллиметре от шероховатой поверхности. Беспощадное движение – и острая боль пронзила запястье.
- Не надо ничего ломать, - уставший голос.
Итачи прижал к стене одну руку Сакуры, заламывая другую. Но боль выходила приглушённой, словно из-под слабого обезболивающего, лишь уменьшающего болевой порог.
Бледное красивое лицо близко. Интересно, откуда эти две морщинки под глазами?
Полубезумные зелёные глаза Сакуры, поддёрнутые дымкой. Не надо было вообще давать ей саке.
Они, совершенно чуждые друг другу люди. Да что чуждые, они враги по сути. И эти враги смотрят друг другу в глаза, пытаясь прочитать чужие мысли. Насмешливый взгляд тёмных глаз и сумасшедший изумрудных. Зрительный контакт?
- Итачи-сан, пожалуйста, поцелуйте меня, как тогда на горной тропе.
Твёрдый голос.
Неожиданная просьба, на которую Итачи никак не среагировал.
Тогда это была его мимолётная прихоть. Что ему до неё сейчас? До этой пьяной разбитой девчушки с заплаканным лицом, которая так и не научилась правильно выпивать?
По взгляду Саку всё поняла. Она горько усмехнулась и отвела взгляд.
Поэтому прикосновение чужих губ к её губам заставило вздрогнуть. Вначале она хотела отпрянуть, но потом сама стала отвечать на поцелуй. Вначале осторожный, мягкий, потом более по-звериному грубый.
Боль в запястье прошла, но девушка так и оставалась прижата к этой злосчастной стенке. Отстранившись, Итачи с каким-то новым выражением лица смотрел девушке в глаза. Ей показалось, или в тёмных зрачках мелькнуло влечение?
Эта мысль развеселила девушку. Она снова потянулась к губам парня.
Когда его руки успели переместиться на её талию? Сакура не смогла зафиксировать этот момент. Она прижималась к красивому крепкому телу, обхватив руками парня за шею - такой вот неосознанный жест. Хотелось уткнуться в эту жёсткую грудь и забыться.
Одно резкое движение – и разорванная футболка ко всем чертям полетела куда-то на пол. Вряд ли её потом можно будет надеть.
Отсветы свечей причудливо танцевали на нежной белой коже. В неё захотелось впиться губами, куснуть, оставляя заметный след.
- Итачи-сан… - охнула Саку, когда она почувствовала, как парень прикусывает её в шею, - я… я же просила… только…
Её невнятный протест был в корне подавлен. У Учихи появилась новая прихоть. А он привык добиваться всего, чего хотел. И кого хотел.
Он резко вдавил девушку в одеяло, одновременно возясь со своей одеждой. Теперь к разорванной футболке на полу полетел фирменный плащ и рубашка. Узкая ладонь скользнула под юбку девушки.
Грубый поцелуй, кусая губы. Порванные лоскутки юбки. Терпкий запах саке смешивающийся с нежным запахом сакуры и дурманящим жасмином. Розовые пряди, контрастирующие с чёрными.
Пальцы гладили и ласкали, тянули и поддразнивали. Губы пылали от долгих поцелуев. Приятное ноющее тепло разливалось внизу живота. Туман клубился в голове. Сакура вцепилась в спину парня, оставляя красноватые полосы. Ещё одно особо чувствительное прикосновение - и девушка чуть слышно застонала.
Ласкающими движениями Итачи погладил её бёдра, от чего Саку мгновенно поддалась ему на встречу. Она жаждала его каждой клеточкой своего организма. Рассудок, и так затуманенный саке, окончательно поддал в отставку.
..Саку резко вскрикнула, когда почувствовала боль. Сильные руки прижали её к белоснежной простыне, лишая последней возможности вывернуться. Её разрывало, но постепенно боль затухала, а ей на смену пришло удовольствие, становящееся всё острее и острее. Глаза закатились, спина выгнулась в экстазе. С губ срывались какие-то уж совсем пошлые неконтролируемые стоны, которые сливались со стонами, вырывающимися у Итачи-сана.
Деревянная спинка кровати громко билась об стенку, матрас ходил ходуном.
Через небольшой промежуток времени Итачи открыл глаза, чтобы оценить картину. Саку, ещё недавно такая напряжённая, теперь без сил лежала под ним, хватая ртом воздух, наполненный ароматами горячего тела. Мокрые волосы прилипли ко лбу и щекам, в глазах застыло долгожданное успокоение.
Итачи откатился вбок, насколько это было возможно на такой узкой кровати. Случившееся вымотало его, больше всего на свете хотелось спать. Он лёг поудобнее и закрыл глаза.
Парень чувствовал опустошённость и удовлетворение. Он получил, что хотел. Как всегда. Довольная усмешка. И всё-таки Саске последний идиот, упустивший из виду такой невинный цветок. То есть уже не совсем невинный. Приятно быть первым.
Циничные мысли прервало лёгкое прикосновение. Саку повернулась к нему и, обнимая, доверчиво прижалась к его спине, зарываясь в чёрные растрёпанные волосы.
Почему-то от этого обычного жеста Итачи почувствовал что-то вроде нежности к этой девчушке. Ещё немного пьяной, с разбитым сердцем и заплаканным лицом. Которая вряд ли когда-нибудь научиться нормально выпивать.
Замысловатое движение одной кистью руки – и все свечи погасли. Сон обхватил два сознания своими мягкими тёплыми пушистыми лапками.

Фанфик опубликован 30 Октября 2008 года в 23:36 пользователем Pein007.
За это время его прочитали 2136 раз и оставили 0 комментариев.