Наруто Клан Фанфики Расчетливая любовь(часть 2)

Расчетливая любовь(часть 2)

Название: Расчетливая любовь
Автор: Shinjiko
Мыло: yana.oparina@mail.ru
Иллюстрация тут в самом низу: http://shinjiko.beon.ru/3091-777-poboltaem.zhtml#e58135226
Жанр: Романтика, возможно -драма
Персонажи/Пейринги: Гаара/Тсунаде
Фендом: "Наруто"
Состояние: пишется
Предупреждение: возможен легкий яой
От автора: Я знаю, что пейринг безумный, но идея фика долго мною продумывалась, надеюсь, вам понравится.
***
-Тсунаде-сама не нервничайте, они будут буквально через десять минут! – Шизуне обеспокоено смотрела на свою наставницу. Пятая постоянно что-то теребила в руках, ее речь была слишком быстрой и громкой, а глаза бегали из стороны в сторону, как у нашкодившего ребенка.
- Я абсолютно спокойна, все просто замечательно! –Тсунаде глупо хихикнула, нервы были на пределе. Если бы не клятвенное обещание старейшинам, то женщина уже давно бы выпила не одну бутылку с саке. Но слово не воробей, и Пятая держалась, как могла, лишь изредка позволяя себе пропустить пару бокалов красного вина.
Внезапно откуда-то сбоку раздались радостные аплодисменты, от неожиданности Тсунаде поперхнулась. На минуту Хокаге растерялась, не зная, что делать, но довольно ощутимый толчок в спину от Джирайи привел ее в чувство. Быстро подобрав длиннющий шлейф своего платья, она пошла на встречу прибывшим пустынникам.
Жители Суны лишь слабо ахнули, увидев правительницу Конохи. Здесь и, правда, было чему удивляться.
Изящный белый корсет отлично подчеркивал самую выдающуюся часть тела Пятой, а тугая шнуровка делала талию воистину осиной. Сейчас женщина тянула максимум лет на двадцать.
Когда люди отошли от шока, то со всех сторон на Хокаге полетели комплементы:
-Отлично выглядите, Хокаге-сама!
-О! Да в Конохе отличные портные!
-Ваше платье просто потрясающе!
Но Тсунаде, казалось, не слышала всех этих слов. В другое время это бы обязательно польстило ее самолюбию, но сейчас женщина была полностью поглощена разглядыванием своего будущего мужа.
Они просто стояли и смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова и не обращая внимания на гудящую возле них толпу. Взволнованный взгляд ореховых глаз внимательно изучал холодные бирюзовые очи Гаары. Казалось, время замерло, а эти Каге впервые видят друг друга. Разговор был очень «продуктивным». Просто стоять и молчать, при этом отлично все понимая. Так могут только либо очень близкие люди, либо телепаты.
Тсунаде чувствовала исходящую от Песчаного поддержку. И от этого ей становилось немного легче.
«Надеюсь, он хоть немного изменился. Это безразличие на его лице меня угнетает…»
Но молчание не могло длиться вечно. Первым «борьбу взглядов» прервал Казекаге:
-Пойдемте, нас уже ждут. Я намерен побыстрее покончить с этим и обсудить, наконец, вопрос о том, где будет проходить наше совместное проживание.
-Хорошо….
И два Каге, влекомые радостной толпой, двинулись к огромному помосту, где их уже ждали священник и старейшины.
Тсунаде, гордо выпрямив спину, свысока смотрела на кислые лица фанаток Гаары, бросающих на Пятую ненавидящие взгляды. Несмотря на то, что Песчаный становился ее мужем по расчету, женщина чувствовала свое превосходство перед этими многочисленными молодыми девушками. Завистливые вздохи еще больше подхлестывали и без того высокую самооценку Хокаге. Самодовольно улыбаясь, Тсунаде зашла на помост вслед за Гаарой.
Народ тут же притих, церемония началась.
Стандартная торжественная речь прошла, несмотря на опасения, без сучка и без задоринки. Священник говорил очень громко, каждое слово эхом отзывалось от деревьев и разносилось на десятки метров вокруг.
Заветное:
-Да…
И старейшины облегченно вздохнули. Большинство людей, из присутствующих здесь, были против этого союза, считая, что это противоречит всем моральным устоям и логике, но тем ни менее, многие радостно улюлюкали и хлопали, предвкушая банкет с огромным количеством выпивки, закусок.
Многие, но не все….

Как только непосредственно регистрация брака закончилась, Данзо, Баки и прочие важные в своих селениях люди отправились обсуждать различные политические нюансы. Вопрос о месте жительства новобрачных был решен на месте. Гаара настаивал на проживании в Суне, поскольку не хотел покидать свой народ, а Тсунаде было в принципе все равно.
И по обоюдному согласию, до того, как Коноха полностью объединится с Песком, правление Листом возьмет на себя Совет, а Пятая будет жить вместе с Казекаге. А уж затем, когда построят новую общую резиденцию, все вернется на круги своя, исключая лишь то, что теперь правителей будет двое.
Полностью расслабившись, Тсунаде подошла к одному из многочисленных столов с едой, взяла бутылку с вином и высокий пузатый бокал. Большими глотками, поглощая кроваво-красную жидкость, Пятая наслаждалась минутным забытьем. Но вкрадчивый голос у самого уха заставил Хокаге отвлечься от своего увлекательного занятия.
-Ну что ж, поздравляю. Ты так и не стала моей…. Хотя все можно понять, Гаара ведь намного моложе. Видимо и с…хкм…. потенцией у него получше. Кстати, когда там первая брачная ночь? – Собеседник пошленько хихикнул.
Хокаге сразу же узнала его. Еще бы! Такое не забывается!
-Чертов извращенец….
Глаза Пятой загорелись недобрым пламенем, допив вино, она аккуратно поставила бокал на место. А вот затем ее движения стали молниеносны.
Резко развернувшись, Тсунаде со всей силы ударила ухмыляющегося Джирайю по печени. Извращенный отшельник сдавленно ахнул. С возрастом его бывшая напарница не растеряла своей силы. Удар был чересчур ощутимым. Мужчину отбросило на несколько метров в сторону. На них тут же стали оборачиваться удивленные люди. Жители Конохи видя уже знакомую картину, улыбались и продолжали банкет. А вот песчаники с страхом и восторгом смотрели на «расправу».Но действие закончилось также быстро, как и началось.
Тсунаде, убедившись, что Джирайя свое получил, вновь вернулась к заброшенной бутылке.

Гаара краем глаза следил за потасовкой, ему быстро надоела вся эта суета. Масштабные празднества и пышные слащавые мероприятия с кучей народа всегда утомляли Казекаге. Но должность обязывала, и волею судьбы Песчаному частенько приходилось присутствовать на подобного рода встречах.
Заметив, что Тсунаде опрокидывает в себя уже пятый бокал вина, Гаара скривился, его не прельщала идея проводить время с вдрызг пьяной женой. И он решил на время покинуть банкет.
К счастью люди были поглощены поеданием пищи, развлечениями и плясками, что не заметили отсутствия одного из виновников торжества.
Тем временем Казекаге уходил все дальше в лес, намериваясь спокойно посидеть на ветке какого-нибудь крепкого дерева. Выбрав подходящее, Песчаный расслабился, полностью погрузившись в созерцание заката. Багряная полоска на небе завораживала, хотелось смотреть на нее бесконечно, различные переливы красок выглядели просто потрясающе. Небосклон был весь окрашен во множество оттенков красного, синего и оранжевого.
Красный. Яркий и манящий, как кровь.
Любимый цвет Гаары. Именно поэтому он так любил это время суток.
Хотя сложно говорить: «Люблю», когда даже не знаешь значение этого слова, а объяснить никто не может….
Песчаный вздохнул, хотелось остаться здесь на всю ночь, но время летело незаметно, нужно было возвращаться и проверить все ли в порядке.
«Хотя сомневаюсь, что там остался хотя бы один трезвый человек».
Бесшумно спустившись с дерева, Гаара не стал пользоваться песком и отправился обратно пешком.
Преодолев где-то половину пути, Казекаге услышал тихие всхлипы и нечленораздельный шепот. Голос был до боли знаком. Он звучал так жалобно, что невозможно было просто пройти мимо. Песчаный остановился и огляделся в поиске источника звука.
Максимально напрягая слух, Гаара раздвинул ветки колючего кустарника, оцарапав при этом все руки, и увидел одиноко сидящую Матцури. Девушка отрешено смотрела в одну точку и что-то шептала себе под нос.
Ее лицо выглядело опухшим, а глаза были красные и заплаканные. Весь ее вид говорил о том, что куноичи очень плохо и больно.
Заметив присутствие Гаары, Матцури вся сжалась и попыталась успокоиться. Получалось это, мягко говоря, плоховато. Слезы еще сильнее брызнули из глаз. Песчаный на секунду растерялся, раньше ему никогда не приходилось успокаивать девушек, во многом благодаря излишней замкнутости Казекаге. Но Матцури была единственной куноичи согласившейся стать его ученицей, и поэтому Собаку очень дорожил ей, и сейчас шиноби хотел оказать моральную поддержку, даже не догадываясь о причине слез. Гаара подошел к девушке и осторожно погладил ее по голове, успокаивая. Это помогло, но не до конца – Матцури прекратила рыдать, наслаждаясь теплом, которое исходило от ладони сенсея, теперь тело куноичи сотрясала лишь легкая дрожь.
-Почему ты плачешь? Тебя кто-то обидел? - Гаара немного отстранился от куноичи и заглянул в наполненные слезами глаза.
-Да, Гаара-сенсей. Это вы делаете мне больно. – Во взгляде Матцури не отражалось ничего, кроме бесконечной горечи и пустоты. Девушка медленно поднялась с земли, отряхнула одежду и направилась в сторону тропинки, ведущей к месту основного праздника.
-Это из-за свадьбы? Я думал, что хотя бы ты поймешь и примешь мой выбор. – Казекаге оставался стоять на месте в своей излюбленной позе – скрестив руки на груди.
Куноичи, уже окончательно успокоившись, резко развернулась, несколько минут просто смотря на Гаару, а потом все же ответила.
-Разумом я все понимаю и уважаю ваше решение… но сердце… оно отказывается принимать это все. Вы мне слишком дороги, не хочу отдавать вас так просто. Только из-за глупой политики. Но знаю, что вы будете против, если я попытаюсь разрушить ваш союз с Хокаге. Только поэтому смирюсь. Как бы ни было больно…. Я смирюсь.
Сложив печати, Матцури исчезла, оставив Казекаге самому разбираться в вихре эмоций образовавшихся в душе.
***
-Кааакооой прекраааасный деееень. Каааакоооой преекрааасный Я. Ик! И ты тоооже. Ик! Милый мой. Ик! Дай я тебя поцелую…. – Тсунаде в невменяемом состоянии, с красным, словно переспелый помидор, лицом.(Выпитый алкоголь сильно отражался на внешности Пятой), пыталась поцеловать пьяного в стельку Канкуро. Но видимо в его проспиртованном мозге осталось хоть капелька осознания действительности, кукловод что-то невнятно промычав, завалился набок, уклонившись, таким образом, от слюнявого поцелуя.
Пятая, явно недовольная таким исходом событий, стала искать себе новую жертву. К своему несчастью, мимо Хокаге с парочкой документов шел Баки.
-Эййй! Красавчик! Иди-ка сюда! – Женщина сложила губы трубочкой, изображая поцелуй. Баки, который даже не подходил к столам с выпивкой, был трезв, как стеклышко, он с непониманием и отголоском ужаса смотрел, как Тсунаде подходит все ближе.
Джираия мутным взором поглядывал на происходящее. Он то знал, что от Пятой так просто не уйти. А тут, словно для полноты картины, из-за деревьев показался приближающийся силуэт Гаары.
«Эх, Тсунаде-Тсунаде, не успела замуж выйти и уже так попасться…. Вот что значит пропить все мозги.»
Икнув, шиноби не смог дальше бороться со сном и громко захрапел, пропустив все самое интересное.
Пятая сделав пару шагов на встречу ошеломленному Баки, споткнулась о чью-то руку (или ногу) и с громким матом упала навзничь.
Шиноби, к тому времени уже заметивший Казекаге, словно отошел от гипноза. Тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, Баки быстро ретировался. Забыв упавшие на землю документы.
Когда Песчаный подошел к месту происшествия, он увидел только огромную кучу пьяных, а теперь уже спящих людей и свою ругающуюся на все лады жену.
«Свадьба прошла на славу»
Гаара с детства терпеть не мог алкоголиков, а сейчас превозмогая собственное презрение и брезгливость, Песчаный помог встать своей жене. Но держаться в вертикальном положении самостоятельно она явно не могла. Пошатнувшись, Тсунаде упала прямо на Казекаге. Ее губы все-таки нашли свою жертву, запечатав поцелуй на губах Гаары. Пятая не видела удивленно распахнувшихся глаз шиноби, так как, последовав примеру Джираий, она заснула.

***
«Ммм, какие странные ощущения… странные, но приятные. Может любовь это не так уж и сложно, как мне говорили?»
Осторожно взяв Тсунаде на руки, Казекаге аккуратно стал обходить спящие тела, неся свою жену в ближайшую повозку.
Но в каждой телеге либо кто-то спал, либо пьянствовал. Места не было нигде.
Вздохнув, Гаара откупорил свою бутыль с песком. Оранжевые песчинки начали стремительно сыпаться на землю, создавая некое подобие покрывала. Бережно уложив Хокаге на шуршащий, будто живой, песок. Шиноби сел рядом, следя за крепким сном куноичи.
***
«Как же хорошо! Я так сладко давно не спала, нужно позвать Шизуне..»
Томно потянувшись, Тсунаде широко распахнула глаза от удивления. Она не узнавала местность, вместо обычных стен ее резиденции были всюду суетящееся сонные люди, деревья, повозки, столы с едой и валяющееся бутылки с саке….
Саке….
Воспоминания резкими толчками начали заполнять голову Хокаге. Пошлые шуточки Джирай, свадьба, первая бутылка алкоголя, затем вторая, а потом провал в памяти. Пятая мучительно пыталась вспомнить, что же случилось позже, но мозг отказывался работать.
- Вы уже проснулись, Тсунаде-сама? Я рад, мы скоро отправляемся обратно в Суну, старейшины уже заканчивают последние доработки в договоре.
Гаара в упор смотрел на свою жену. На его лице не было и следа усталости или раздражения, лишь легкий интерес. Парень догадывался, что, скорее всего, Пятая ничего не помнит из того, что было вчера, но проверить все же стоило.
Видя, что Тсунаде никак не реагирует, заторможено смотря в одну точку, Песчаный повторил вопрос, но уже громче:
- Тсунаде – сама! С вами все в порядке? Я говорю, что мы скоро отправляемся в Суну. Или вы не помните, что было вчера?
Хокаге густо покраснела. Сознаваться в собственном маразме не хотелось, да и «упасть» в глазах Гаары тоже. Женщину немного смутил официальный тон Казекаге, они же, как никак, муж с женой, к чему такие формальности? Решив, что Песчаному виднее, Тсунаде ответила:
-Казекаге-сама, вам не к чему волноваться, со мной все нормально, я прямо сейчас отдам последние указания Совету и смогу беспрепятственно ехать.

***
-Все идет по плану! Как только наша достопочтенная Хокаге достигнет селения Песка, мы ее устраним.
Лицо пожилого мужчины исказил по истине звериный оскал.
-Данзо, ты уверен что все получиться?
Нервный голос, явно принадлежавший женщине, дрожал.
-Не волнуйся, скоро, совсем скоро, Совет окончательно захватит власть, и мы будет править вместе!

***
-Долго еще?
Тсунаде с некой опаской смотрела на вздымающиеся барханы. Вместо привычных для нее деревьев и кустов был один сплошной песок и палящее солнце. Да к тому же протрезвевшие песчаники были угрюмы и лишь тихо перешептывались между собой. Эта атмосфера сильно угнетала Хокаге. Сейчас ей больше всего хотелось вернуться в свою резиденцию и заняться разбором таких ненавистных раньше бумаг.
-Еще где-то минут двадцать.
Гаара тоже не отличался разговорчивостью. Пятая тяжело вздохнула.
«Если так будет продолжаться и дальше, я не выдержу и разнесу тут все к чертям собачьим»
Тсунаде потянулась, разминая затекшие конечности. Это рефлекторное движение спасло ей жизнь – прямо позади женщины, буквально в одном сантиметре от ее головы, пролетел кунай, разбив при этом окно в повозке.
Гаара среагировал мгновенно, тут же в сторону нападающих рванула огромная песчаная рука, но вражеские шиноби с громким хлопком исчезли.
-Хм, клоны….настоящие уже ушли.
Песчаный внимательно оглядел Тсунаде на наличие повреждений. Убедившись, что таковых нет, он отдал приказ отправляться дальше.
-Тсунаде-сама, убедительно прошу, не отходить никуда не на шаг. Это было хорошо спланированное покушение, и нет гарантии, что оно не повториться вновь.

***
-А здесь неплохо, даже можно сказать – уютно.
Тсунаде изучающее осматривала их общую с Гаарой комнату. Весь интерьер был выполнен в светлых постельных тонах, ничего кричащего или вульгарного, освещение в основном было искусственное, за счет нескольких факелов на стенах, минимум мебели – лишь большой шкаф для одежды, сервант, пара тумбочек и огромная двуспальная кровать – все отличного качества, из лучшей древесины в стране, как подобает их статусам Каге.
Перво-наперво Тсунаде решила принять душ, в то время как Гаара найдет подходящую ей по размеру одежду.
Закончив с ванными процедурами, Хокаге, «одетая» лишь в одно небольшое махровое полотенце и довольная тем, что, наконец, смогла привести себя в порядок, вышла в комнату.
В этот момент входная дверь распахнулась, и в помещение с целой горой одежды зашел Казекаге. Эта «гора» слегка покачивалась, грозя упасть в любой момент, и полностью закрывала обзор Песчаному.
Одной ногой пихнув створку двери, чтобы закрыть ее, Гаара не смог удержать равновесие и вся куча тряпья упала на пол. Шиноби уже хотел, было нагнуться и поднять разбросанную одежду, но его взгляд наткнулся на ошеломленную и полуголую Хокаге.
-Казекаге-сама, что-то случилось? Вы как-то бледно выглядите…
Тсунаде сполна наслаждалась этой ситуацией. Нынешнее удивленно-потрясенное состояние Песчаного ей льстило, рушило обычный для Гаары образ холодного и непреступного человека.
«Интересно, он хоть женщину то голой выдел?»
Мысленно представив себе картину под названием: «Вечно спокойный Казекаге и толпа визжащих голых девчонок», Пятая хихикнула.
-Одежду я принес, сейчас мне нужно уйти на совещание, надеюсь, что к моему приходу вы уже будете одеты.
Все самодовольство Тсунаде сразу же испарилось, голос Гаары по-прежнему стал неэмоциональным и приказным. Остро чувствовалось наличие этой маски, которая, то с грохотом падает с лица Песчаного, то будто намертво прирастает к его коже. И порой сложно понять, что правда, а что нет. Где настоящий Казекаге, а где лишь его холодная копия, выработанная за долгие годы полного одиночества. Тсунаде раздражало это напускное равнодушие, хотелось взять и посильнее ударить шиноби, в надежде, что это сломает эту корку льда и непонимания. Но Пятая понимала, что с наскока у нее ничего не получиться, требовалось доверие со стороны Песчаного.
«Это будет сложно, главное – терпение. А его у меня нет …. Ну почему я согласилась стать Хокаге?»
Молча наблюдая за уходящим Гаарой, видеть, как за ним со скрипом закрывается дверь, а затем в комнате виснет напряженная давящая тишина – Пятая, как никогда остро, почувствовала свое одиночество, которое поселилось в ее душе со смертью брата и Дана.
Но привыкнуть можно ко всему, даже к боли.
Вздохнув, Тсунаде подняла одежду и начала примерку.

Примерно через полчаса стало ясно, что ни одна из кофт и рубашек не подходит Хокаге. Все девушки песка, как одна, были миниатюрные и худенькие. И местные портные шили уже по готовым меркам. А Пятая, как обладательница шикарного бюста, ну никак не могла влезть в одежду на три размера меньше.
Про себя проклиная «этих песчаных дистрофиков» Тсунаде открыла шкаф с верхними одеяниями Казекаге. Порывшись там минут пять, женщина все же нашла, что хотела.
-То, что нужно!
Улыбнувшись, Хокаге, довольная собой, завернулась в короткую белую накидку и стала ждать прихода Гаары.
Но минуты текли слишком медленно и долгое сидение на одном месте быстро надоело Пятой. Не зная, чем можно себя занять, женщина еще раз оглядела комнату.
Внезапно внимание Тсунаде привлек горшок с красивым цветком одиноко стоящий на верхней полке шкафа. Ярко-красные лепестки будто манили к себе, будоражили воображение, а изящный зеленый стебелек был настолько тонок, что казалось еще секунда и он переломится.
«Странно, что я его сразу не заметила. Интересно, что это за цветок…. Надо рассмотреть его поближе»
Хокаге попыталась дотянуться до полки с растением, но горшок стоял слишком высоко, и добраться до него никак не получалось. Решив не сдаваться, Пятая встала на цыпочки и попробовала еще раз.
«Еще немного… еще чуть-чуть….»
Наконец пальцы Тсунаде крепко сжались на кромке цветочного горшка. Женщина стала медленно тянуть растение на себя.
Внезапно с громким стуком распахнулась входная дверь, от неожиданности Хокаге разжала ладонь, и керамическое произведение гончаров Суны полетело ровнехонько на голову входящему Гааре.
Песчаная защита сработала мгновенно, отразив «удар». Осколки от горшка разлетелись по комнате, практически вся земля оказалась на одежде Казекаге, а цветок неведомым образом оказался в целости и сохранности, аккуратно приземлившись у ног женщины. Пятая во все глаза смотрела на Гаару. Тот выглядел, мягко говоря, комично. Вся рубашка в коричнево-черных пятнах, на лице маленькие капельки грязи. Взгляд Песчаного не обещал ничего хорошего. А Тсунаде будто специально игнорировала возможную опасность, с каждой секундой улыбаясь все шире.
Бирюзовые глаза Казекаге стали темно-зелеными, его рука рефлекторно поднялась вверх, а пальцы согнулись, выполняя фирменное дзюцу. Песок медленно, но верно стал подползать к куноичи.
-В детстве в песочнице не наигрался? Успокойся, я же случайно, чего так злиться? Ведь в мои планы не входило пробивать только что обретенному мужу голову.
Пятая легко, можно сказать – красиво, уклонилась от смертельных объятий песчаной гробницы.
Гаара тряхнул головой, словно отгоняя наваждение. Его зрачок вновь приобрел нежно зеленый оттенок, слова Хокаге привели Песчаного в чувство. По привычке, скрестив руки на груди, он скептически оглядел помещение, а потом себя.
-Хорошо, что Темари наняла горничную, хотя бы убираться не придется, а вот мою рубашку уже не спасти. Следующий раз будьте, пожалуйста, аккуратнее, Тсунаде-сама.
Холодный строгий голос. Создавалось впечатление, что Гаара разговаривал с только что нашкодившим ребенком.
Надо заметить, что, говоря все это, шиноби снимал с себя заляпанную одежду.
Пятая заворожено смотрела на Казекаге. Как он отсоединяет ремни, удерживающие огромную бутыль с песком, расстегивает пряжки на своем жилете, бросая его тумбочку, снимает грязную рубашку, которая незамедлительно летит вслед за ним…
«Неужели все произойдет сейчас….»
Тсунаде невольно покраснела от собственных пошлых мыслей, возникших в ее голове. Между тем, Гаара снял с себя практически всю одежду, оставив только штаны. И теперь с непониманием смотрел на ошеломленную Хокаге, из открытого рта которой чуть ли слюни ни капали. Немой вопрос ясно отражался на лице Песчаного. Но Пятая этого явно не замечала, продолжая бесстыдно пялиться на полуобнаженное мужское тело.
-Тсунаде-сама, что-то случилось?
Казекаге подошел к женщине, пытаясь понять причину ее внезапного ступора.

Полутемная комната. Огромная двуспальная кровать, на которой сидит женщина в одной короткой накидке. Перед ней на расстоянии меньше метра стоит красивый молодой парень с голым торсом и внимательно вглядывается в ее лицо. В помещении настолько тихо, что слышно, как бешено бьется сердце в груди куноичи. Все бы ничего, если бы ни внезапное вторжение постороннего….

Что могла подумать девушка, которая так торопилась передать важную новость Казекаге, что даже не постучалась? Мацури потрясенно смотрела на Каге. В ее понимании люди находящиеся в таком виде на близком расстоянии друг от друга не могли заниматься ничем более-менее приличным. И это осознание будто лезвием резануло по сердцу куноичи. На глаза тут же навернулись слезы, но Мацури, вспомнив данное обещание, взяла себя в руки. Стараясь не обращать внимание на отсутствие одежды у Гаары и красное от смущения лицо Тсунаде, шатенка начала оправдываться.
-Гаара-сенсей, Тсунаде-сама, извините за столь грубое вторжение. Я, наверное, помешала…Приношу свои глубочайшие извинения. Но дело очень срочное, Баки-сама велел как можно быстрее передать вам, что через час прибудут послы из скрытого Облака. Старейшины решили устроить званный ужин и на нем обсудить нужные договоры….
На одном дыхании выпалив эту фразу, куноичи замолчала и смиренно опустила голову, ожидая гневных криков возмущения если не от Гаары, то от Хокаге точно. Не зря же про ее взрывной характер ходило столько слухов!
Но ничего подобного не последовало, Казекаге молчал, а Пятая лишь смущенно и добродушно улыбалась, все так же не сводя глаз с Песчаного.
Заметив это, Мацури стало еще хуже.
-Я могу идти?
Едва заметный кивок Гаары был ей ответом.
«У них точно что-то было»
С этой мыслью куноичи быстрее ветра помчалась из резиденции на улицу, как можно дальше от этих расчетливых людей, для которых выгода деревни важнее всего. Важнее своих, и уж тем более, чужих, чувств.

***
-Твоя первая попытка окончилась провалом. Надеюсь в этот раз все сделано как надо?
Хриплый голос на секунду замолчал. В комнате сразу же воцарилась тишина, прерываемая лишь едва слышимым шипением догорающей свечи.
-Да, эта доза яда может убить как минимум троих, шансов выжить у жертвы практически нет.
Тонкий детский голосок, больше похожий на писк, сдавленно хихикнул.
-Не сомневайся, Тсунаде умрет! Наша куноичи, несмотря на возраст, очень хитра и изворотлива, вряд ли хоть кто-нибудь заметил ее в Суне… А если и заметили, то на маленького ребенка точно никто ничего не подумает.
Женщина легонько потрепала девочку за щеку, за что тут же получила удар по руке и полный ненависти взгляд.
-Никогда не трогайте меня! Я вас всех ненавижу!!!
-Аккуратнее со словами, малявка! Помни о нашем договоре, все в твоих руках….
Мужчина медленно побрел в сторону девочки, заставляя ту вжаться в стену.
-Да…. Я все сделаю как надо………

***
-Ой! Разбился!
Горничная воровато огляделась, осторожно собирая осколки некогда высокого красивого бокала. Вино большим красным пятном осело на ковре и женщина, как могла, пыталась его затереть. Да еще, как назло, бокал был с уникальной красной гравировкой и принадлежал Казекаге-сама. Таких фужеров во всей Суне было всего два: один только что разбился, не без помощи неловкой горничной, а второй стоял напротив столового прибора Хокаге. Не долго думая, женщина быстро поменяла местоположение целого бокала, поставив Тсунаде обычную рюмку.
«Ох и влетит мне! Ну по крайне мере эта старуха выпьет меньше, да и опозориться перед гостями!»
Горничная, как и большинство пожилых сплетниц, терпеть не могла Пятую и была только рада тому, что ей удалось хоть как то ущемить Хокаге.
Вытерев остатки вина с пола, женщина быстро вышла из зала, с минуты на минуту здесь должны были появиться послы из соседних стран и сами Каге, а ей совсем не хотелось попадаться им на глаза.
***
- Отлично, думаю, мы договорились! Наши шиноби прибудут в Суну по обмену примерно через неделю. Должны заметить, что вы отличный правитель, Казекаге-сама.
Посол широко улыбнулся. За последний час у Тсунаде создалось впечатление, что эта улыбка фирменный знак всех ниндзя Облака. Ей уже порядком надоело все это собрание, больше всего хотелось где-нибудь прилечь, отдохнуть, выпить пару чашечек саке…
От этих сладостных мечтаний Хокаге вывел громкий тост:
-Ну а теперь, когда все формальности закончены, выпьем за удачный исход договора!
Пятая привычным движением потянулась к своей рюмке, мысленно не переставая ругаться.
«Дурацкий фужер, даже не выпить нормально! Слишком маленький и неудобный…. Неужели во всей Суне не было нормальных бокалов?!»

Тогда Тсунаде еще не догадывалась, что злобная горничная и «дурацкая рюмка» буквально спасли ей жизнь.
Уже с первым глотком вина Гаара почувствовал головокружение. На вкус и запах жидкость была вполне качественна. Но плохое самочувствие с каждой минутой только набирало обороты. Решив не пугать старейшин Облака, Песчаный через силу делал вид, что все в порядке, отсидев таким образом еще минут десять.
Как только послы вышли из зала, Казекаге попытался встать, но резкая боль на уровне живота пригвоздила его к месту. Тсунаде сразу же вскочила и подбежала к Песчаному, обеспокоено смотря на его скривившееся от боли лицо. Как опытному медику ей было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что случилось и насколько тяжело положение Казекаге. С каждой секундой ситуация становилась все опаснее для жизни Гаары, яд, содержащийся в вине буквально пожирал клетки печени шиноби. И муки, которые испытывал Песчаный было просто невозможно описать.

Shinjiko
Фанфик опубликован 30 Октября 2008 года в 07:20 пользователем Shinjiko.
За это время его прочитали 1224 раза и оставили 0 комментариев.