Наруто Клан Фанфики Расчетливая любовь( часть 1)

Расчетливая любовь( часть 1)

Название: Расчетливая любовь
Автор: Shinjiko
Мыло: yana.oparina@mail.ru
Иллюстрация: http://a0.beon.ru/i/users/95/92/199295/97/8006597/Untitled2.jpeg
Жанр: Романтика, возможно -драма
Персонажи/Пейринги: Гаара/Тсунаде
Фендом: "Наруто"
Состояние: пишется
Предупреждение: возможен легкий яой
От автора: Я знаю, что пейринг безумный, но идея фика долго мною продумывалась, надеюсь, вам понравится.
Название: Расчетливая любовь
Автор: Shinjiko
Мыло: yana.oparina@mail.ru
Иллюстрация: http://a0.beon.ru/i/users/95/92/199295/97/8006597/Untitled2.jpeg
Жанр: Романтика, возможно -драма
Персонажи/Пейринги: Гаара/Тсунаде
Фендом: "Наруто"
Состояние: пишется
Предупреждение: возможен легкий яой
От автора: Я знаю, что пейринг безумный, но идея фика долго мною продумывалась, надеюсь, вам понравится.

Пролог.
Когда ты молод и еще не вкусил все «прелести» жизни, кажется, что будущее красочно и беззаботно, а первая любовь – настоящая и навсегда. Думаешь, что все заканчивается, а впереди сплошная нирвана, даже не подозревая, что это только начало.
Опыт приходит лишь с возрастом, но ошибки совершают все. Даже умудренные годами старцы попадают в эти сети.
В сети расчета и лжи. Но бывает, отношения, начинающиеся с обмана, перерастают в нечто большее. Но невозможно строить счастье в одиночку, когда нет ответного чувства, все рушится. И тем более, когда появляется кто-то третий. Тот, кто, возможно, любит даже сильнее чем ты.
Что делать если жизнь уже заканчивается, а будущее все так же туманно?
И возможен ли брак по расчету или он всегда приводит лишь к боли и страданиям?
***
- Данзо, я, конечно, понимаю, что ты очень уважаемый и мудрый старейшина Конохи, но твоя идея просто безумна! – Молодая женщина, кипя от злости, со всей силы ударила кулаком по столу. Несчастная столешница громко скрипнула, покрываясь сеточкой глубоких трещин.
Лицо мужчины, покрытое глубокими толи морщинами, толи шрамами, даже не изменилось. Было видно, что старейшина давно привык к таким выплескам агрессии.
-Тсунаде-сама, вы же сами понимаете, что это единственный выход. Брак с Казекаге будет самым правильным решением. Да и к тому же, как Хокаге, вы обязаны спасти Коноху от войны! – Данзо, все же опасаясь смертельного удара Пятой, отошел от стола на безопасное расстояние.
- Думаю, Данзо прав. – в разговор вмешалась пожилая женщина в одежде старейшины, от нее словно веяло властностью и могуществом. – Хиаши уже не остановить, он перешел все возможные границы. Клан Хьюга… от них еще больше проблем, чем от Учих в свое время!
-Да, но… ладно я…. А Гаара? Вы о нем подумали? Это сломает парню жизнь! – Тсунаде нервно потянулась к спасительной бутылочке с саке, но, вспомнив грозные ультиматумы своей помощницы, одернула руку.
-Гаара Казекаге…. Он обязан спасти мирных жителей любым путем. Даже против своей воли…
Воцарилось гробовое молчание, прерываемое лишь едва слышным треском догорающей свечи. Лица людей, собравшихся здесь, словно превратились в каменные маски. Каждый понимал всю важность и одновременно абсурдность этого решения. Брак по расчету между двумя Каге спасал накалившиеся в деревнях отношения. Даже импульсивные, порой даже резкие в своих словах и действиях пустынники это понимали.
Один из посланников Песка, командир отряда шиноби Суны, утвердительно кивнул головой, соглашаясь с выдвинутым решением.
-Сегодня же я сообщу Казекаге-сама ответ совета старейшин! - На этих словах пламя, игривым огоньком плясавшее во тьме, потухло, погружая небольшую комнату в пугающую темноту. Легкий скрип деревянных половиц, возвестил о том, что Совет расходится. Через пару минут в комнате осталась только Тсунаде. Помещение было полностью окутано мраком, но Хокаге этого не замечала, даже не стремясь зажечь внезапно потухшую свечу. Убедившись, что вокруг никого нет, женщина, наплевав на все запреты, все же налила себе, чуть ли ни пол бутылки саке и залпом выпила. По пищеводу начало разливаться приятное тепло, а глаза затуманило легкой дымкой. Свое горе Пятая стремилась утопить в алкоголе, но сколько бы она ни пила, горечь в районе груди не желала уходить, а лишь набирала обороты. Становилось только хуже. Не выдержав, Тсунаде из всех сил швырнула уже пустую бутылку в стену. Громкий звон битого стекла немного отрезвил Хокаге, встав со своего кресла, она зажгла одинокий факел, вмонтированный в стену. Женщина стала собирать рассыпавшиеся по комнате осколки. Аккуратно, стараясь не порезаться, Пятая подбирала разлетевшиеся кусочки стекла, но ее мысли крутились совершенно в другом направлении.
«Три месяца… каких-то злосчастных три месяца кардинально изменили мою жизнь. Чертов Хиаши! Из-за него все это. Этот брак… Надеюсь у Гаары больше благоразумия, он должен отказаться! Должен! Ведь есть другой выход, его не может не быть! Глупость! Просто безумие! Абсурд! Хоть мне и не хочется об этом говорить, но… наша разница в возрасте просто огромна!
Чтоб тебя Хиаши! Тебя и твою дочь! Ну, зачем вы им отказали?! Зачем?!»
***
Все началось несколько месяцев назад с обычного договора о помолвке. Свадьба должна была состояться между Ханаби Хьюга и Шинном Мукаси. Их родственникам был выгоден этот союз, ведь таким образом, соединялись два величайших клана. Семья Хьюга была очень уважаема в Конохе, а Мукаси в свою очередь пользовались почетом в Суне.
Но главы кланов, полностью погрязнув в мыслях о предстоящей свадьбе и открывающихся возможностях, забыли о чувствах своих детей.
Если Шинн уже смирился со своей участью, то Ханаби, обладательница дерзкого и строптивого характера, наотрез отказалась выходить за нелюбимого человека.
Хиаши как мог, старался уговорить дочь одуматься, ведь брачный договор уже был подписан, обратного хода нет. Но Хьюга младшая была непреклонна. На нее не действовали ни увещевания, ни бесконечные драки и склоки с отцом.
Но Хиаши раздражало не только это. Его приводило в бешенство то, что Ханаби поддерживали ее брат и сестра. Неджи лишь одобрительно кивал головой, видя очередную ссору, а Хината в свою очередь каждую ночь, крадучись, приходила в комнату молодой куноичи и шептала ей слова утешения и поддержки.
Видя, что все бесполезно и его слова проходят мимо ушей дочери, Хиаши решился на крайние меры. Подмешав в еду Ханаби быстродействующее снотворное, глава клана вместе с несколькими наемными ниндзя тайком отвезли девушку в Суну.
Очнулась куноичи уже в подвенечном платье, полностью готовая к началу венчания. Негодованию и ярости Ханаби не было конца. Девушка чувствовала себя униженной и никому ненужной игрушкой, чувства которой в расчет вообще можно не брать.
Куноичи набрала в легкие побольше воздуха и начала истошно кричать, стараясь привлечь к себе внимание. А поскольку Ханаби находилась в подсобном помещении одной из многочисленных церквушек Суны, ей это удалось. На отчаянные крики сбежались все служащие церкви.
Местный священник с искренним удивлением слушал сбивчивый рассказ девушки. Мужчина был полон праведного изумления. Ему ничего о браке без согласия невесты не говорили.
Несколько раз извинившись, Ханаби выпустили из подсобки и предложили какое-то время пожить у церковных монашек.
Когда вернулся Хиаши, его ждал не самый приятный разговор. Священник, с несвойственной его работе жесткостью, дал понять Хьюге, что венчания не будет, ни в этой церкви, ни в какой-либо другой.
Предложение денег лишь еще больше разозлило мужчину. Негодуя, он поставил ультиматум: Либо Хиаши забывает эту безумную идею о свадьбе без любви, либо служители церкви пишут просительное письмо Казекаге, и тогда пусть Каге разбираются с этой проблемой.
Хьюга ничего не оставалось, как согласиться с выдвинутым условием, он как мог, хотел избежать позора. Хиаши написал письмо с отказом от помолвки главе клана Мукаси.
Те в свою очередь, восприняли это, как оскорбление.
И пошло, поехало.
Мало того, что кланы отказывались приходить на дружественные встречи шиноби Конохи и Суны, не здоровались и оскорбляли друг друга, так они еще и настраивали других на подобные действия.
В скором времени различные кланы деревень вспомнили все давние обиды, и отношения сильно накалились.
Каге, быстро оценив обстановку, попытались примерить враждующие кланы. Но ущемленное самолюбие Мукаси и непомерная гордость Хиаши не позволили пойти на перемирие.
Все бы ничего, но драки на границах Суны и Конохи стали вспыхивать все чаще, словесные перепалки плавно перерастали в кровопролитные бои. Люди, даже не стесняясь быть осужденными, в открытую оскорбляли друг друга.
Такое положение вещей не могло длиться долго. Назревала война. Для ее предотвращения был созван Совет старейшин. И их решение было не утешительным.
Такая ситуация уже была много лет назад. А выход был только один - брак по расчету между двумя Каге, таков был их вердикт, иначе деревни не спасти.
***
Гаара спокойно перебирал кипу бумаг на своем столе, отсеивая незначительные отчеты о миссиях от важных договоров с соседними деревнями. Тишина в кабинете прерывалась лишь тихим шелестом листов в документах. Внезапно дверь без стука распахнулась. Казекаге медленно поднял голову в сторону источника шума. Холодный взгляд бирюзовых глаз Гаары скользнул по красивому бледному лицу единственной ученицы Казекаге- Матцури.
Девушка выглядела взволнованно и даже испуганно. Дыхание куноичи вырывалось с хрипами, было видно, что она бежала сюда со всех ног. Это выглядело странно, обычно тихая и скромная Матцури старалась держаться в стороне и особо не показываться на глаза людям. Песчаный спокойно ждал, пока девушка сможет отдышаться и рассказать причину своего столь бесцеремонного поведения.
-Гаара- сенсей… из Конохи вернулись наши старейшины… они все решили….
Но вы ведь откажитесь? Правда? Вы же не станете этого делать? - на глазах шатенки стали наворачиваться слезы, а ее лицо стало таким умоляющим, что сердце Казекаге невольно сжалось.
-Матцури успокойся. Я уже говорил тебе, что настоящие шиноби умеют сдерживать эмоции. – Голос Гаары веял умиротворением и спокойствием, он словно убаюкивал девушку. Куноичи поспешно вытерла слезы и начала сбивчиво докладывать решение старейшин.
-… и единогласно было решено провести бракосочетание между Вами и Хокаге деревни скрытой в листве, Тсунаде- сама, а теперь все ждут лишь вашего ответа. При обоюдном согласии свадьба будет проведена в кратчайшее время, дабы предотвратить возможные вспышки агрессии между враждующими кланами.- Высказавшись, Матцури замолчала, с нетерпением и волнением ожидая ответа Гаары. Но он, похоже, не торопился, как-либо комментировать сказанное. Прошло более пяти минут, звенящая тишина сильно давила на сознание, не выдержав, куноичи немного покашляла, пытаясь привлечь внимание Песчаного.
Казекаге тряхнул головой, словно прогоняя ненужные мысли, и, наконец, спросил.
-А почему об этом мне докладываешь ты, а не глава старейшин? Кто еще знает о решении Совета?
-У них возникли какие-то неотложные дела, а меня посчитали достаточно надежным и приближенным к Казекаге человеком, для передачи подобного рода информации. Кроме меня и участников конференции в Конохе никто ничего не знает. – Голос Матцури стал каким-то механическим, казалось, говорит робот, а не человек. Последние слова она проговорила с несвойственной девушке отстраненностью.
-Хорошо. Можешь идти. – Песчаный отложил бумаги в сторону и накинул на плечи плащ Казекаге, собираясь покинуть кабинет.
-Подождите! – куноичи собрала всю силу воли, чтобы так нагло остановить своего сенсея. Матцури очень сложно давался этот разговор, и она бы с огромным удовольствием прекратила бы его, перестав мучить себя и задерживать Гаару. Но девушка не могла просто так взять и уйти, не получив ответа на самый волнующий вопрос.
-Так каков ваш ответ? Неужели вы женитесь на Хокаге? При всем моем уважении к Тсунаде-сама, но… она не слишком старовата?
- Я как раз собирался объявить всем свое решение. Но, пожалуй, ты узнаешь все пораньше… да, я согласен на свадьбу. – Песчаный поднял случайно упавший на пол листок с отчетом, и направился по направлению к двери. Но Матцури с неописуемым отчаянием в глазах, преградила Каге путь.
-Почему??? Это же ужасно… ЭТО НЕПРАВИЛЬНО!!!!! – громкий крик куноичи слышала, наверно, вся деревня. Гаара тяжело вздохнул, одной рукой он слегка подтолкнул девушку к выходу. С горем пополам ему все же удалось выйти вместе с Матцури из кабинета.
-Пойми, это мой долг. Народ выбрал меня Казекаге, и я обязан защищать деревню, чего бы мне это ни стоило! И еще кое-что… не называй больше мою будущую жену старой.
Не дожидаясь ответа, Гаара сложил пару печатей и исчез в водовороте песка.
***
Два часа спустя.

На главной площади Суны собрались жители Песка. Здесь были абсолютно все: шиноби и простые торговцы, женщины и дети, даже беспомощных стариков сюда тем или иным способом привели их здоровые родственники.
Народ ждал, что за важную новость им собирается объявить Казекаге. Местные сплетницы тихо перешептывались между собой, обсуждая грядущую речь. Никто не знал, чему будет посвящено это собрание и строили различные догадки. Многие, конечно, догадывались, что приказ будет касаться многочисленных междоусобиц в деревнях, но конкретных фактов не было, и это еще сильнее подогревало и без того жгучий интерес.
Наконец, на помост, находящийся в центре площади, вышел Казекаге с несколькими сопровождающими из Совета.
Короткий взмах руки, и гудящая толпа мгновенно замолчала, с некой долей трепета и благоговения вслушиваясь в слова своего правителя.
-Народ Суны! Буду краток, у меня только два объявления. Через три дня состоится свадьба. Я женюсь на Хокаге деревни скрытой в листьях. Вы все ее прекрасно знаете. Это Цунаде-сама….
На площади началось движение. Тишина сменилась криками непонимания и перешептыванием о сумасшествии Казекаге. Молодые девушки с обидой и злостью начали обсуждать «Старуху, охмурившую самого завидного жениха», а люди постарше с осуждением и презрением смотрели на Гаару.
Но Песчаный будто не замечал нарастающего шума, повысив голос он продолжал:
- Мероприятие состоится на границе Суны и Конохи, все желающие смогут туда прийти. Итак, это была второстепенная новость, а теперь перейдем к главному - после свадьбы любые драки и стычки между кланами будут запрещены. Помните, совсем скоро вы станете единым народом. Закон Песка гласит: «Любой поднявший оружие на своего соотечественника, считается предателем и будет убит». А пустынники всегда славились своей консервативностью и патриотизмом… Это все, что я хотел сказать. На остальные вопросы ответят старейшины.
Закончив, Гаара сошел с помоста, направляясь обратно в резиденцию, до его ушей еще долго доносились обвиняющие крики, ругательства взбудораженных людей, и спокойные голоса членов Совета, пытающихся успокоить взбесившуюся толпу.
Отдалившись от них на достаточное расстояние, Песчаный попытался угомонить не к месту разыгравшуюся головную боль. Череп будто раскалывался на части. Вероятнее всего этому причиной был сильный стресс и постоянные недосыпы, если раньше Гаара не придавал этому значения, то сейчас боль была слишком сильной. Решив, что тишина – лучшее лекарство, Казекаге направился на окраину Суны, к своему излюбленному месту отдыха. Там находился небольшой оазис, местоположение которого было известно далеко не каждому. Прохлада и тихое журчание воды всегда умиротворяло и успокаивало Песчаного, он надеялся, что если посидеть там хотя бы часик, нервы восстановятся, а сознание очиститься. Тогда можно будет смело возвращаться обратно к крикам и непониманию.
Уже подходя к таким манящим прохладой деревьям, Гаара увидел, что у ручья его уже ждут.
На траве, широко раскинув руки, лежала девушка. Ее пшеничные волосы были заплетены в четыре хвостика, а черное кимоно выгодно подчеркивало фигуру, одной рукой куноичи держала огромный веер, а другой не торопясь, перебирала травинки. Наконец она заметила присутствие постороннего человека и повернулась к Гааре.
-Что ты здесь делаешь, Темари? – Казекаге разглядывал девушку и не узнавал ее. Не было той широкой лучащийся улыбки, что озаряла ее лицо каждый день, глаза куноичи стали какими-то блеклыми, безжизненными и излучали лишь грусть и невероятную тоску. Казекаге догадывался, что стало причиной столь разительных перемен, и от этого становилось как-то больно на душе. Осознание того, что твои решения причиняют боль близкому человеку, было невыносимым.
Физическая боль смешалась с душевной, в голове будто что-то взорвалось. У Гаары начали трястись руки, а его лицо исказила гримаса ненависти и боли. Вновь проснулось это желание.
Желание убивать.
Хотелось видеть эти лужи крови. Слышать предсмертные крики мучающихся жертв.
Воспоминания волной нахлынули в сознание. Ужасные картинки сменяли одна другую. Сил сдерживаться уже не было. Схватившись за голову, Гаара закричал. Казалась, этой муке не будет конца.
Но внезапно легкий ветерок охладил разгоряченную кожу. Песчаный чувствовал, что его кто-то гладит по голове, успокаивая. И действительно, боль, до этого разъедавшая изнутри, стала уходить. Мышцы расслабились, сознание очистилось, на душе полегчало.
Вдох-выдох.
Дыхание восстановилось, а сердцебиение пришло в норму. Убедившись, что внезапно появившееся агрессия прошла, Гаара обернулся.
На него ласково и в тоже время грустно смотрела Темари.
-Приступы так и не прошли до конца. А ты еще жениться собираешься! А что если ненависть захватит тебя где-нибудь в Конохе? Там еще никто не знает об этой проблеме! Что если ты вновь вернешься к своему прежнему состоянию, и будешь убивать всех подряд?! - куноичи достала из набедренной сумки небольшую чашечку, наполнив ее родниковой водой, Темари протянула питье своему брату.
Сделав пару глотков, Гаара кивков головы поблагодарил девушку. Его лицо вновь стало серьезным и немного отрешенным от мира.
-Хоть ты меня пойми! Это мой долг! Я не могу иначе. От этого выбора завесит смогу ли я сохранить и защитить все, что так дорого. Все мои мечты, надежды, близкие люди, так или иначе, связаны с Суной. Если я не сделаю выбор сейчас, то навсегда потеряю доверие других и веру в себя.
Темари улыбнулась, первый раз за весь день. Но эта улыбка выглядела какой-то грустной и натянутой. Куноичи вновь села на землю и подняла голову наверх, наблюдая за проплывающими облаками. Эта привычка появилось у нее после многочисленных поездок в Коноху, Шикамару частенько просиживал так свое свободное время, и девушке ничего не оставалось, как наблюдать вместе с ним. Затем ей это даже понравилось. Вот так сидеть и не о чем не думать. Помолчав пару минут, она все-таки произнесла свой главный аргумент против свадьбы.
-Ты, как Казекаге, на зубок знаешь все законы Песка… А теперь вспомни раздел с пунктами касательных бракосочетания.
Не заметив подвоха, Гаара прикрыл веки, вспоминая. Когда ему это удалось, он начал цитировать законы, словно читал их по открытой книге:
-Законов в этой сфере довольно таки мало, перечислю главные: «Первый- Любой житель Суны, вне зависимости от пола и социального положения, может вступить в брак один раз в жизни. И второй- За измену супругу(е) ждет смертная казнь.»
Темари коварно сощурила глаза, уже предвкушая победу и растерянный вид своего брата.
-Вижу по твоему лицу, что ты согласен с этими пунктами, но кое-что все же пропущено. А точнее, один не существенный для любви, и чрезвычайно важный для браков по расчету, пункт. Регулярное выполнение супружеских обязанностей. Если через два года у вас не будет детей, брак будет считаться недействительным.
На секунду на лице Песчаного мелькнула растерянность, но она тут же сменилась холодной решимостью, твердостью.
-Не думаю, что Тсунаде-сама совсем уж никудышная любовница….
В глазах Темари заплясали веселые чертенята, не выдержав, она громко и заливисто засмеялась. Когда приступ неуемного хохота прошел, куноичи легонько ударила брата по плечу.
-Ты весь в меня! Никогда не сдаешься! Вот как братьев воспитывать надо!
Гаара с некой долей удивления смотрел на веселящуюся девушку. Эта переменчивость настроения его просто поражала. Буквально в начале разговора на Темари лица не было, а теперь она вновь улыбается и радуется жизни. Уникум какой-то!
Но внезапно глаза куноичи вновь стали серьезными. Немного склонив голову набок, она произнесла:
-Знаешь, каким бы не было решение, я всегда поддержу и помогу тебе. Помни это!
***

-Тсунаде-сама!!! Срочное послание из Суны! – С громким криком в кабинет Хокаге ворвалась Шизуне. Она так спешила, что споткнулась о порог, упала и со всей дури ударилась головой о паркет. Издав сдавленный стон боли, девушка быстро поднялась с пола и протянула свиток Пятой.
По мере прочтения послания, глаза Тсунаде все больше и больше вылезали из орбит. Несколько раз прочитав последнее предложение, в котором говорилось о точной дате свадьбы, Пятая во весь голос закричала.
-Ксоооо, свадьба через три дня!!!!!!!!!!!!!!!! А у нас еще ничего не готово!!!!!!!!! Шизуне, мне срочно нужен портной, заказать белое платье. Надеюсь, вы уже объявили о моей грядущей помолвке народу?
Бедная девушка, все еще отходя от огромного количества децибел, вызванных криком Хокаге, заикаясь, ответила:
-Да, Данзо-сама об этом позаботился. Большинство людей отреагировало спокойно, были, конечно, недовольные, но их быстро поставили на место.
-Данзо, идиот, знает ведь, что я против откровенного давления, и все равно действует по-своему! Как же трудно отвечать за целую деревню! Я уже сотню раз пожалела, что согласилась стать Хокаге! Да еще эта свадьба… как удар ниже пояса!
Вздохнув, Тсунаде достала из маленькой тумбочки под столом бутылку с неизменным саке. Шизуне уже открыла было рот, чтобы возмутиться, но увидев несчастное лицо Пятой, смирилась, начиная наблюдать за быстро мелькающими чашечками с алкоголем.
«Все-таки мне искренне жаль Казекаге. Наверно, ужасно иметь жену – конченую алкоголичку…»
***
Гаара, ты такой спокойный… даже не скажешь, что мы едем на твою свадьбу! – Темари смахнула невидимую пылинку с плеча своего брата. Улыбаясь, куноичи еще раз оглядела парня: отстраненное выражение лица, задумчивый взгляд, взлохмаченные ярко-красные волосы… и жутковатая официальная одежда, которая совершенно не шла еще довольно молодому Казекаге. Строгий черный пиджак невыгодно подчеркивал излишнюю худобу Гаары, а старческие, казалось бы со времен Первого Каге, штаны были слишком длинны. Но Песчаного все это мало волновало, его голову занимали совершено другие мысли. А если уж честно, то один конкретный человек .
-Послушай, а кто будет на празднике со стороны Конохи? – Гаара отвел взгляд в сторону открытого окна в повозке, любуясь огромными зелеными кронами деревьев. Путешествовать в транспорте было немного непривычно, но шиноби быстро сориентировались. И сейчас большинство жителей Суны мирно спали в повозках, отдыхая перед грядущей крупномасштабной пьянкой. Лишь возничие и парочка особо не восприимчивых ко сну человек, вроде самого Казекаге и его сестры, обсуждали план проведения церемонии.
-Ну, скорее всего, также как и у нас, все, кто захочет прийти.- Темари внимательно посмотрела в глаза брата. – Но ты ведь не это хотел спросить?
-Да… а Наруто там будет? – Гаара проговорил это без особых эмоций, но куноичи, великолепно зная все о своих братьях, уловила легкую дрожь в голосе Казекаге.
-Я знала, что ты захочешь увидеть его на свадьбе, поэтому специально отправила отдельный запрос в Коноху. К сожалению, Наруто сейчас на миссии в другой стране, он вернется только через неделю.
-Ясно.
Темари не могла понять, ей показалось или в голосе Гаары действительно проскользнула облегчение? Но девушка не успела додумать эту мысль, так как повозка резко остановилась, по инерции пассажиры полетели вперед. Падение Казекаге смягчила песчаная защита, а вот его сестре досталось по полной - она сильно ударилась рукой о сидение. На коже тут же начал наливаться синевой огромный синяк.
Кипя от гнева, куноичи хотела наорать на возничего, но ее остановил высокий мужчина с наполовину прикрытым тряпкой лицом.
-Темари, успокойся, у нас проблема. Колесо отлетело. Нужно устроить привал.
Но реплика шиноби не имела никакого эффекта, девушка продолжала возмущаться.
-Но Баки-сенсей, мы итак можем опоздать, зачем же тратить время?
-Не будь эгоисткой, нужно починить повозку, да и лошади порядком устали. Привал необходим! – Баки говорил уверено и четко, словно втолковывал всем известную истину маленькому ребенку. Такое обращение сильно задевало гордость Темари, зля куноичи еще больше.
-Хорошо. Будет вам привал, только недолго! Где механик? Нужно помочь ему приделать колесо.
-По-моему, повозку смогут починить и без твоей помощи, нравоучения лишь помешают… Судя по выражению лица Темари, куноичи уже была готова убить своего учителя. Спор разгорелся с новой силой, и с каждой минутой набирал обороты.
Все бы ничего, но от излишнего шума у Гаары начался приступ. Еле сдерживая себя, Песчаный тихо прошептал:
- Темари, ведь сама прекрасно знаешь, что ты не права…. – Парень не успел договорить, голова раскалывалась от нечеловеческой боли. Но Гаара стоически терпел, дожидаясь пока приступ пойдет на спад, и разрывающие душу чувства немного утихнут.
Куноичи тут же замолчала, переключив свое внимание на брата. Баки со скрытой жалостью смотрел на суетящуюся девушку. Как и большинству песчаников, ему были мало знакомы такие чувства, как любовь и страх за жизнь близкого человека, шиноби искренне считал, что важнее долга нет и быть ничего не может. Но сейчас мужчине было действительно жаль.
Жаль Казекаге, у которого после извлечения Шуукаку начались жуткие приступы головной боли.
Жаль Темари и Канкуро, которые были вынуждены в определенные минуты успокаивать мучающегося Гаару.
Жаль Тсунаде, которой в мужья достался парень с неустойчивой психикой, способный в любой момент в приступе агрессии даже убить.
Как же все сложно…
Баки единственным глазом внимательно следил за уже полностью успокоившимся учеником и его взволнованной сестрой. В душе шиноби боролись два противоречивых чувства: с одной стороны мужчина был рад, что Гаара не отказался от свадьбы и выбрал долг, а с другой… Баки был не понаслышке знаком с взрывным характером Хокаге, даже страшно представить, что может случиться, если Тсунаде–сама спровоцирует новый приступ у Песчаного.
«Они же поубивают друг друга…»
Чей-то приглушенный голос, словно в тумане, вывел Баки из задумчивого состояния.
-Баки-сама…. Баки-сама!!!! Повозку починили. Поломка оказалась пустяковой. Можем отправляться. Приблизительно через два часа мы будем на месте.
-Отлично… - Даже не смотря на своего собеседника, Баки вернулся в свою повозку, которая тут же тронулась с места.
«Скоро все решится…»

Shinjiko
Фанфик опубликован 28 Октября 2008 года в 15:43 пользователем Shinjiko.
За это время его прочитали 1857 раз и оставили 1 комментарий.
0
Shinjiko добавил(а) этот комментарий 28 Октября 2008 в 18:32 #1
Shinjiko
1 Хм, я не понимаю вашего возмущения, ужаса и комментов, типо : "Тупо!"
Я прошу критиковать написание, сюжет, ошибки. А ваше мнение основывается только на любви к стандартным пейрингам! На вкус и цвет, как говорится.... Лично меня уже задолбали такие стандраты как Сасу/Саку, Саку/Гаара и тому подобное. Если вы критикуете, то уж хотя бы обоснуйте свое мнение! 8