Наруто Клан Фанфики Losing my Religion(прода)

Losing my Religion(прода)

Название: Losing My Religion
Автор: Mirha
Перевод: Nekoco, Edeira, Dimetra
Направление: yaoi
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Itachi/Sasuke
Предупреждение: этот фик был переведен, так что некоторые фразы могут звучать глупо.
Глава 2 – Пропущенная школа
В пятницу
Сон был тем же, за исключением того, что на этот раз на Итачи было темно-синее полотенце и не было никакого камина. Саске снова проснулся, его член стоял, а лоб блестел, покрытый капельками пота. Он закрыл глаза и попытался успокоиться. Какого черта ему снятся такие сны??
Саске чуть не плакал. Эти сны влияли на его жизнь слишком сильно, так не должно было быть. Он думал, что один эротический сон с братом это плохо, но два... это уже было хуже. Он знал - инцест это так неестественно и незаконно... Он совсем не хотел хотеть своего брата.
За завтраком Саске вел себя тихо. Он даже не сказал ни слова маме, которая ушла на работу, оставив Итачи и Саске одних, доедать бутерброды. Он очень смутился, когда заметил, что старший брат внимательно смотрит на него. Он заерзал на стуле и попробовал выпить свой чай быстрее, чтоб избавиться от этой компании и угнетающей его тишины.
- На что ты смотришь? – спросил Саске, когда, наконец, понял, что быстро уйти не удастся, так как чай был слишком горячим.
Итачи ухмыльнулся. Маленький Саске не заметил бы это, если б не знал своего брата. Большую часть его жизни он был скучающим и отстраненным, он очень редко был счастливым. Но сейчас он выглядел заинтересованным.
- Ни на что... – Ответил Итачи, делая маленький глоток горячего чая. – Ты хорошо спал?
Саске почувствовал, как покраснел.. он укусил свой бутерброд с тунцом и кивнул.
Мог ли Итачи знать? Откуда он мог знать, что снилось Саске? Младший практически запихивал еду в себя и запивал ее чаем, который все еще не остыл. Он проклинал сам себя за то что был таким идиотом. Хорошо, в любом случае этот сон ему больше не приснится, как он думал. Фактически, он все еще не знал, к какой категории отнести его сны – к кошмарам или сексуальным мечтам? Но, скорее всего это были эротические сны, и он наслаждался ими. Да, этот сон бы конечно подошел бы под последнюю категорию, если бы в нем не был его брат, его кровь, его член семьи.
Саске наклонился над столом и отодвинул чашку от себя. Он не хотел идти сегодня в школу, он хотел.. что? Совращать своего брата? Саске почувствовал, что его щеки загорелись, и он поспешил избавиться от этих мыслей. Саске опустил глаза вниз и заметил выпуклость на его пижамных штанах. Fuck! Как Это получилось за завтраком прямо перед его братом? Теперь идея пойти в школу уже казалось чем-то сверхъестественным.
По счастью Саске, Итачи вышел из-за стола раньше, чем он сам. Саске вздохнул и откинулся назад, пытаясь успокоиться и незаметно для себя уснул... Он проснулся сидя за тем же столом два с половиной часа спустя. В штанах уже ничего не выпирало, но он безнадежно опоздал в школу. Он чертыхнулся и начал думать, пойти ли ему на два урока истории или остаться дома, а потом, смущаясь, говорить родителям как уснул и опоздал в школу. Саске выбрал второе. Это испортило бы его репутацию честного и трудолюбивого ученика, но ему было плевать. Он был трудолюбивым школьником, у которого были такие порочные сны.
Вскоре Саске почувствовал, что из школьных лидеров он опустился до самого низа. Если родители узнают, что он пошел по стопам брата, они убьют его. Фукагу и Микото потеряли веру в Итачи, когда нашли его, шестнадцатилетнего, пьяного в канаве. Саске тогда было одиннадцать, и он презирал брата, за то, что тот так опустился.
Но в настоящее время, когда его мысли были такими неприличными, он считал что напиться не такая уж и плохая идея.
В доме кто-то был. Саске услышал музыку в коридоре и решил, что Итачи тоже никуда не пошел. Младший Учиха вышел из кухни и направился к себе в комнату. Когда он проходил мимо комнаты брата, дверь была закрыта, но Саске мог отчетливо слышать стоны Итачи. Он понял, чем занимался старший, и от этого его кожа покрылась мурашками. Стоны отзывались эхом в сознании Саске, это заставляло его вспоминать свои сны... Он мягко коснулся своих губ, облизывая кончик указательного пальца мягким язычком - в своих мыслях Саске представлял твердый орган брата. Саске прикусил кончик пальца и вынул палец изо рта.
Саске не мог пошевелиться. Он стоял в коридоре, слушая, как там за дверью, его брат сходит с ума от удовольствия. Его дыхание сбилось, а рука обхватила напряженный член в его штанах. Саске сжал себя и начал медленно двигать рукой. Когда младший понял, что Итачи кончил, он закусил губу, пытаясь не застонать самому. Он безумно хотел достичь того же удовольствия, что и его брат.
Саске понял, что стоит прямо в коридоре, перед дверью в комнату его брата. Его пижамные штаны спущены, а рука сжимает член. И это не было сном, это не было в его комнате и даже не в ванной. Саске сглотнул и быстро исчез в своей комнате для того, чтобы закончить то, что начал.
Палец у него во рту, рука, обхватывающая его член и ласкающая его... он ввел в себя два пальца и застонал.
Он понял, что Итачи не знал, что Саске дома – иначе бы он вел себя тише. Или нет? А что если Итачи знал? А что если он знал, что Саске подслушивает? А может Итачи тоже подслушивает его? Саске зажмурился и откинул эти мысли в сторону. Откуда бы ему знать это?
Он услышал, как открылась и закрылась дверь где-то в коридоре, и шаги направились к его комнате. Саске натянул на себя штаны и вытер правую руку, испачканную в сперме об одеяло. Шаги утихли около его двери, но через секунду продолжили путь до конца коридора. Саске услышал скрип, видимо, открыли дверь на балкон.
Саске откинулся на подушки. Вокруг кровати витал сильный запах, как будто только что тут занимались сексом. «Саске-тян, ты стал извращенцем всего за несколько дней», бормотал себе младший – «Мама с папой не одобрили бы этого». Родителям Саске не нравилось до чего дошел Итачи и они не хотели бы, чтоб их второй сын стал еще хуже.
Жизнь Саске была скучна. Он хорошо учился в школе, у него были друзья, он слушался родителей и верил в Бога. Он ходил в церковь с родителями и Итачи, который всегда был похож на того, кто задушит любого, кто упомянет хоть что-то о религии, не говоря уже о том, что сидение в церкви для него было казнью. Саске знал, что Итачи не верил в Бога. Старший сам сказал ему это, когда их отношения не были сплошными насмешками и игнорированием друг друга. Да, были времена, когда они общались нормально. Последний раз это было пару недель назад.
Их родители были очень религиозны, и Саске был воспитан также, но он все-таки чувствовал, что мама переусердствует с этим, так как все время твердит о Боге.
Отец же не показывал свою веру, так как мать, но он воспитывал своих детей в христианской вере – католиками.
Саске для всех был умным, мирным и всегда среди друзей. Он всегда был хорошим ребенком, скромным и помогающим с самого рождения. Родители гордились им, он не показывал те же признаки, что Итачи. Библия всегда лежала на его столике рядом с кроватью, в то время как у Итачи она валялась где-то под журналами порно.
Саске ходил по комнате, пытаясь собрать чистую одежду, чтоб затем пойти в душ. Он увидел Итачи на балконе, говорящего по его мобильному телефону, который он так или иначе сумел купить без разрешения родителей. Саске фыркнул и закрыл за собой дверь в ванну.
Его брат очень изменился в течение прошлого года. Он потерял все ребяческое в нем, когда ему исполнилось 17, но после 18 он уже стал мужчиной. Мужчиной с такой потрясающей фигурой. Саске ударил себя по лбу за такие мысли. Он должен перестать думать об Итачи. Это было не правильно, это не могло привести ни к чему хорошему. Его семья, да и весь клан, очень пострадает, если он позволит своим фантазиям зайти дальше. «Хорошо, я только подслушивал за своим братом, когда он удовлетворял себя. Я так возбудился, что сам кончил..». Саске встряхнул голову, оделся и вышел из ванной. Он спустился вниз, засунув руки в карманы. Он определенно должен был поговорить хоть с кем-нибудь. Не об этом конечно, а о чем-нибудь еще. Саске подошел к телефону и набрал один из номеров его друзей.
- Здравствуйте, это Саске. Я могу поговорить с Шикамару-кун, пожалуйста? – Да, Саске позвонил Шикамару, а трубку взяла его мама. Он подумал, вдруг Шика все еще в школе?
- ...
- О, замечательно, вы не могли бы позвать его к телефону? – Саске услышал на том конце провода как громко хлопнула дверь, это скорее всего был Шика.
- ...
- Привет, Шикамару!
-...
- Я проспал, а что?
- ...
- Мой будильник прозвенел как и должен был, но... яуснулзазавтраком. – Саске сказал это тихо, и не знал, услышал ли вообще его Шикамару.
- ...
- Да. Могу я увидеть тебя сегодня, как можно скорее?
-...
- Ничего особенного. – Саске услышал как наверху хлопнула дверь балкона. – Мне скучно и я бы хотел чтоб кто-нибудь составил мне компанию.
- ...
- Хорошо, я буду там. В три часа?
- ...
- До встречи, пока! – Саске положил трубку, когда услышал шаги Итачи сзади него.
Лицо Саске вспыхнуло, когда его глаза скользнули снизу вверх по стройному телу брата. Младший встал и быстро ретировался на кухню. Итачи сел на диван и включил телевизор.
Саске зашел в гостиную с куском хлеба в руке. Он посмотрел на Итачи, обдумывая стоит ли ему начать беседу с братом, или же уйти из дома и ждать Шикамару. Было пятнадцать минут второго и Саске не хотелось бы ждать его столько времени непонятно где.
- Что тебе надо? – спросил сидящий на кушетке Итачи, смотря на младшего брата скучающим, но любопытным взглядом. – Ты не был сегодня в школе, не так ли?
- Не был. – Саске сделал пару шагов по направлению к брату. – Ты тоже.
- Ты собираешься говорить родителям? – бровь старшего Учихи поползла вверх.
«Ты итак слишком заставляешь их волноваться». Саске наклонился на спинку кушетки и укусил хлеб.
- Я не доложу на тебя, если ты тоже будешь держать рот на замке, идет?
Итачи сухо кивнул и повернул голову к телевизору. Саске сжимал руки в кулаки от расстройства, гнева и ненависти к самому себе.
Глава 3 – Игры
Все еще в пятницу.
- Привет, Сас... – сказал Шикамару, когда тень Саске накрыла его. Мальчик играл в его новый GBA, и даже не поднял глаз, чтобы поприветствовать друга. Саске сел рядом с ним на скамейку и оглянулся вокруг. Он видел это место уже много раз за сегодня, гуляя вокруг и пытаясь найти, чем бы заняться. Да, это была большая ошибка, уйти из дома так рано. Когда прошло полчаса, Саске проголодался и ему пришлось потратить свои оставшиеся карманные деньги на гамбургер и содовую. Когда ему стало скучно, он пошел в книжный магазин, посмотреть какие-нибудь новые журналы, но его сознание заставляло видеть Итачи на всех страницах.
Саске вздохнул и посмотрел на сосредоточенного друга. Шикамару кусал губы и сжимал руками портативную игрушку.
- Послушай, Шика... Я пришел к выводу, что моя жизнь стала абсолютно скучной. Я должен что-то сделать...
- Например? – Шикамару все еще не мог оторваться от игры. – Черт. – Сказал он сам себе. Игры была проиграна и Шика убрал ее себе в рюкзак.
Саске пожал плечами. – Я не знаю, мне надо подумать о чем-то другом. Я сыт по горло своей семьей, особенно Итачи. Как жаль, что нельзя взять отпуск от семьи...
- Ты только что прогулял школу, а теперь хочешь сделать что-то настолько опрометчивое. Ты стал злым!
Злым, подумал Саске. Злым. В голове родился образ Итачи стоящего в середине огня адского пламени, одетого в черную одежду.. и голого Саске, стоящего на коленях перед братом и смотрящем на него влюбленными глазами. Саске закашлялся.
- Злым? – он посмотрел на свои ноги. «Ты понятия не имеешь...». – Нет, я думаю, мне просто надоело. Мне нужно думать о чем-то другом.
- Что случилось все-таки? – Шикамару положил руку на плечо младшего Учихи.
«Да, со мной что-то не так».
- Все хорошо. Мне просто нужен отдых... – Саске встал со скамьи. – Что будем делать?
Шикамару оглядел парк... через 15 минут они все-таки решили пойти домой к Шикамару и поиграть в шахматы.
Время, проведенное с Шикамару, не очень помогло Саске. После трех игр в шахматы и просмотра фильма, он вернулся домой.
Итачи не было дома. Дверь, ведущая на задний двор, была широко отрыта. Саске вышел через нее и увидел свою мать, которая занималась розами, и отца, сидящего в шезлонге, читающего газету и потягивающего коктейль.
- Привет, Саске! – Поприветствовал его отец. – Как школа?
Саске очень смутился. Он не умел врать родителям, да и вообще никогда раньше не врал им. Младший Учиха пытался подобрать правильные слова, одновременно думая, не звонил ли учитель родителям домой из-за его отсутствия.
- Все хорошо. – Ответил Саске и сел на пороге. Смотря на отца, Саске не мог сказать, знал его отец правду или нет. Фугаку улыбнулся сыну и вернулся к прочтению своей газеты.
- Где ты был, Саске? – спросила его мать, подходя к столику за содовой. Она сняла садовые перчатки и села рядом с сыном.
- Я был у Шикамару, мы играли в шахматы, и я даже обыграл его один раз. – Саске попытался казаться веселым. Микото погладила его по волосам и улыбнулась.
- Это хорошо, Саске-кун. Ты ел у него? Если нет, то оставшийся обед на кухне.
- Нет, спасибо. Мама Шикамару приготовила специально для нас обед. – Саске зевнул и облокотился о косяк двери.
Микото встала и снова одела перчатки.
- Мне нужно закончить последнюю клумбу, ты мне не поможешь?
У Саске не было выбора, и таким образом он провел целый час, помогая матери. После этого он, наконец, смог пойти в комнату. Он очень устал и хотел побыть один.
Образы Итачи снова появились в его голове, когда он проходил мимо комнаты старшего брата. Саске закусил губу и заглянул в комнату – дверь была открыта. Она была скудно обставлена, но было довольно чисто, за исключением кучи грязной одежды в углу и на краю кровати. Саске фыркнул.
На столе стояла фотография, семейный портрет, сделанный в тот день, когда Итачи приняли в организацию отца. Саске было тогда 9, он улыбался на фото и совсем не был похож на ребенка. Итачи же, для Саске, никогда не был ребенком. Он мог это сказать, посмотрев на его фотографии. Итачи всегда был серьезным, и Саске не знал почему.
Он вышел из пахнущей алкоголем комнаты и пошел в свою, которая была намного более удобной чем комната Итачи. Для Саске его комната была его личным убежищем - для его мыслей, души и тела.
Но теперь его мечты об Итачи злоупотребляли и в его убежище. Запах пота и спермы окружали его кровать. Саске снял с постели грязное белье и по пути в душ, бросил его в корзину.
Саске принял душ и несмотря на желание, сумел отказать себе в самоудовлетворении. Картинки в его голове, с изображенными на них обнаженным Итачи, мелькали со скоорстью звука. Саске царапал свои руки, пытаясь сохранять спокойствие и держать себя под контролем...
Саске сполз по стеночке и сел на колени... вода стекала по его телу, капая каплями с его черных волос. Это было неправильно...эти мысли слишком неправильно. «Я должен остановить это, пока не сошел с ума». Слезы скатывались по щекам мальчика и смывались теплой водой.
Первый раз за долгое время Саске молился. Он просил, чтоб эти мысли ушли, а желание исчезло. Он просил, чтоб его отношения с братом были прежними... насмешки и игнорирования были лучше, чем кровосмесительная жажда. Он хотел стать сильным, чтобы его мысли стали чистыми и не поддавались злу.
Аминь.
Саске не мог заснуть. Молитва немного успокоила его, но сон все не шел к нему. Через несколько часов он проголодался и понял, что не ел ничего с того времени, как пришел домой. Саске включил свет и посмотрел на часы. Было 3 часа ночи.
Он спускался вниз. В темном, тихом доме был слышен храп отца. Уличные фонари, свет которых пробивался сквозь жалюзи, освещали комнаты - от этого казалось, что мебель была похожа на приведения. Саске зашел на кухню и уже собирался залезть в холодильник, как заметил кого-то за столом. Он замер, но через пару секунд со вздохом расслабился.
- Мама, ты напугала меня. Почему ты не спишь?
Микото смотрела как Саске искал что-нибудь съедобное в холодильнике, а затем пошел искать выключатель. Он включил свет и пару раз моргнул, привыкая к нему. Он подошел к столу и положил на него хлеб.
- Итачи до сих пор нет дома. Я жду его.
- Где он тогда? – спросил Саске, размазывая масло по двум кусочкам хлеба.
Микото пожала плечами.
- Откуда я могу знать. Я всего лишь его мать...
Саске вздохнул. Он не хотел, чтоб настроение его мамы опустилось до я-плохая-мать-родившая-сына-дьявола, поэтому подошел к ней и погладил по голове. Микото улыбнулась ему.
- Спасибо, Саске. Ты всегда был хорошим сыном.
Кусок ветчины упал на пол и Саске нагнулся, чтобы поднять его. Когда он вернулся в исходное положение, его лицо исказилось, а руки дрожали. «Хороший сын. Конечно. Еслиб ты только знала, что я намного хуже Итачи».
- Давай я помогу. – Микото сделала ему нормальный бутерброд. – Держи.
- Спасибо, мам. – Саске нагнулся и поцеловал Микото в щеку. Он любил свою мать и никто не мог ее заменить. – Ты разве не хочешь спать?
- Я думаю, что скоро пойду. – Она зевнула. – Если этот проклятый ребенок не придет вовремя, то будет спать снаружи.
- Успокойся, мам. Итачи уже большой. – Саске съел один бутерброд, и он был по-настоящему вкусным. Его мама даже бутерброды делала восхитительно!
- Но зачем он так ведет себя? Нет. Он заставляет нас с отцом волноваться за него.
Саске хотел сказать, что у Итачи был мобильный телефон, но потом понял, что не знает его номер.
- Я пойду спать, - сказал он вместо этого. Он взял другой бутерброд и пожелал маме спокойной ночи.
Бутерброд остался на столике рядом с кроватью, так как Саске уснул почти сразу же, как только лег.

Глава 4 – Утро
В субботу
Было 7:30 утра. Саске проснулся от неприятного чувства чего-то тяжелого на своей груди. Он открыл глаза и увидел руку Итачи. Младший пару раз моргнул и увидел, что его старший брат обвился вокруг маленького тела Саске, тихо посапывая.
Сердце Саске стало биться быстрее, когда пальцы Итачи шевельнулись на его груди. Одеяло было где-то на полу, и единственной вещью, отделяющей Саске от брата, были слои одежды, которая была на них одета. Итачи обнял младшего крепче и Саске почувствовал, как его член напрягся. Тело брата было таким горячим...
Ночью Саске ничего не снилось, но это утро полностью восполняло потерю. Итачи выдохнул прямо в шею Саске и тот почувствовал сильный запах алкоголя, исходящий от брата. Саске вздохнул. «У него будет сильное похмелье...». Это был первый раз, когда Итачи пришел домой так поздно, или вернее сказать рано. Это был первый раз, когда он оказался в постели Саске.
Что-то твердое, что не было костью, уперлось в бедро Саске, и понимание того, чем это могло быть заставило его ресницы задрожать. Саске сжал зубы и повернулся к лицом к брату. Черные пряди, закрывали лицо Итачи и Саске убрал их. Он облизал свои губы и положил руку на грудь Итачи, чувствуя его сердцебиение.
Так близко, но все еще так далеко... Он вдыхал запах Итачи, чувствуя, что он действует на него опьяняюще. Он гладил его грудь своей рукой, нежно двигая ей вверх и вниз, чувствуя жар, исходящий от его тела и понимая, что он самый дорогой человек на свете. Внутри себя Саске возвращался в свой первый сон и вспоминал, как Итачи целовал его грудь. Саске снова облизнулся и уже хотел расстегнуть свою пижамную рубашку, как остановился.
Он убрал свою руку от брата. «О чем, черт возьми, я думаю?!». Он закрыл глаза и попытался отодвинуться от Итачи, но его спина уже коснулась стены позади него. «Черт, это плохо, я не должен себя так чувствовать. Саске-тян! Верни себя на место! Итачи твой брат!».
Саске занимался самобичеванием, в то время как Итачи пробормотал что-то и притянул брата к себе. Саске чуть не закричал от удовольствия, когда пальцы брата пробежали вниз по его спине и залезли под рубашку. Саске обвил руками шею Итачи и закрыл глаза, отгоняя ненужные мысли.
«О, дорогой Господь, я грешник...»
- Саске! Какого хрена ты делаешь в моей кровати?! – спросил Итачи сонным голосом, тряся брата за плечо, пытаясь его разбудить.
- Что? – промямлил Саске в ответ, пытаясь понять, где он находится. Он открыл глаза и увидел перед собой Итачи, смотревшего на него уставшими глазами.
- Я спрашиваю, что ты делаешь в моей кровати, идиот. Я должен повторить это по слогам для тебя? – в голосе брата был намек на злость и Саске наконец сел на кровати.
- О чем ты говоришь?! Это моя кровать, придурок! – выпалил Саске, заставляя Итачи осмотреться вокруг и немного смутиться.
- Черт. – Пробубнил старший. – Как я сюда попал?
Саске уставился на своего брата и почувствовал, как лицо вспыхнуло. «Ты пришел сюда, потому что напился и решил меня трахнуть. Нет!! Саске-тян! Большое нет!!».
- Откуда мне знать?! Я проснулся после того, как ты чуть не задушил меня своей рукой! Ты выглядишь ужасно, если бы я попытался разбудить тебя, ты, вероятно, убил бы меня! Я думаю, что это ты должен знать, как ты оказался в моей кровати! – вопил Саске, разочарованный тем фактом, что Итачи проснулся и больше не обнимал его...
- Не кричи! – убийственный взгляд в сторону Саске. – У меня болит голова от тебя.
Саске пытался не показывать своих чувств, но у него не вышло. Он улыбнулся сочувствующей улыбкой и погладил брата по голове, перебирая черные пряди. Они были мягкие, хотя и пахли алкоголем, сигаретами и другими неприятными запахами.
- Саске... – сказал Итачи, лежащий на спине рядом с младшим. – Ты не мог бы принести мне воды?
Младший неохотно выскользнул из-под теплого одеяла и посмотрел на Итачи – было ощущение, что он умирал. «Наверно, у него была хорошая ночка...». Саске расстроено фыркнул, думая о том, что Итачи был в его кровати, но он не мог ничего сделать...
Саске спустился вниз и увидел свою мать, которая была уже в саду. Кухонные часы показывали 9:45 утра. Он налил два стакана ледяной воды и поднялся наверх, думая, что же ему делать с братом.
Его мыслительный процесс прервался, когда он зашел в комнату. На полу рядом с кроватью лежала куча одежды старшего брата. Саске сглотнул и посмотрел на кровать - Итачи натянул одеяло до ушей.
Младший зевнул и поставил стаканы на столик, рядом со вчерашним бутербродом. Он думал, стоит ли залезть обратно в кровать или оставить брата тут и пойти сказать маме, что он дома - жив и здоров. Он все-таки сел на край кровати, пнув одежду Итачи. Он положил руку на плечо старшего брата и легонько погладил. Итачи опустил одеяло и увидел перед собой темные глаза Саске, смотрящие на него с каким-то интересом. Он удивленно взглянул на младшего и немного подвинулся, уступая для него немного места.
Саске заметил на шее брата что-то красное, похожее на засос, и его сердце стало биться быстрее. Он почувствовал колющую ревность. Итачи еще немного приспустил одеяло и Саске снова сглотнул, увидев обнаженную грудь старшего брата.
Младший хотел снова пробежаться кончиками пальцев по спине Итачи, и он не мог этому сопротивляться. Кожа была горячая и гладкая. Раньше Итачи никак не реагировал на действия Саске и тот решил, что сможет обнять старшего.
Он лег рядом с братом и натянул одеяло на них обоих. Итачи согрел всю кровать, и поэтому, под одеялом было очень тепло. Саске почувствовал сладкую боль по всему телу и его рука медленно проскользила по стройному телу брата. Она остановилась на его груди, ощущая учащенный пульс.
- Саске, хватит сжимать меня, мне плохо... – пробормотал Итачи. Он перевернулся и взял стакан воды со столика. Рука Саске, остававшаяся все это время на груди брата, спустилась на его бедро. Он смутился и покраснел, когда понял, за что он держит брата, и быстро отдернул руку. Младший видел, как вздрагивал кадык Итачи, пока тот пил воду... его шея как будто жаждала поцелуя.
Саске взял пустой стакан из рук его брата и снова поставил его на стол.
- Почему ты не идешь к себе в комнату? – спросил Саске, заранее сожалея о своих словах. Вероятно теперь, когда он произнес подобную фразу, Итачи уйдет и Саске снова останется один.
- Я не могу пошевелиться... мне даже не встать, не говоря уже о том, чтобы пойти куда-то. Кроме того, твоя кровать лучше, чем моя – она более удобная и мягкая.
Саске лежал рядом с Итачи, уставившись в потолок. Он не знал, почему он не мог просто оставить его здесь и пойти на свежий воздух, отвлечься от этих мыслей. Он не знал... Он не знал, почему ему так хотелось быть рядом с ним.
Он почувствовал напряжение между ног. Итачи лежал рядом с ним, его дыхание было ровное и спокойное. Его глаза были закрыты, на лице не выражалась ни одна эмоция. Саске положил голову на плечо брата и тоже закрыл глаза, надеясь избавиться от грязных мыслей.
- Саске!
Голос отца прервал их объятия. Дверь в его комнату была открыта.
- Саске, уже 10:00, ты должен... Итачи!! – Отец подошел к кровати и Саске распахнул глаза.
Фукагу стоял рядом с кроватью, сложив руки на груди. Младший Учиха сел и нервно запустил пальцы в свои волосы. Он посмотрел на Итачи, который явно делал вид, что спит.
- Как долго он тут?
Саске зевнул и попытался выглядеть настолько невинным, насколько это было возможным.
- Я проснулся в 7:30 и он уже был тут.
Фукагу посмотрел на половину лица Итачи, которую он мог видеть из-под одеяла и фыркнул.
- Вставайте.
Саске, слушаясь отца, сразу вскочил с кровати и начал трясти брата за плечо. Итачи сердито рявкнул что-то и сел на кровати, раздраженно смотря на отца. Саске буквально чувствовал напряженность, витающую в воздухе.
- Встань и прими душ. Ты выглядишь отвратительно. Ты показываешь Саске плохой пример. Взрослый парень приходит домой под утро и даже не может найти свою кровать! Позор.
Саске уже хотел прекратить это, сказав «Ничего страшного, что Итачи пришел сюда, мне абсолютно все равно!», но не успел. Итачи начал собирать свои вещи с пола.
- Я уже взрослый и это мое дело! Что хочу, то и делаю!
- Только не тогда, когда ты живешь в моем доме! – Их отец был зол. Они уставились друг на друга, и Саске практически мог видеть, как между ними сверкнула искра гнева. – Когда ты будешь жить отдельно, сможешь бездельничать сколько тебе захочется, но пока ты живешь в этом доме, пока я и твоя мать кормим тебя, ты должен проявлять к нам уважение!
- Тогда я съеду! – Итачи был вне себя от ярости.
- Отлично!
- Отлично!
Итачи вышел из комнаты, и пару секунд спустя Саске услышал как громко хлопнула дверь в ванной. Он как-то стыдливо посмотрел на отца и опустил глаза в пол.
- Саске, не будь таким как твой брат. – Сказал отец, перед тем, как уйти из комнаты.

Глава 5 – Семейные узы I
В воскресенье
На следующий день Итачи успокоился и извинился перед Саске и отцом, что был так груб с ними. Он сказал, что сожалеет о своих словах – Саске знал, что брат имеет ввиду абсолютно все, что говорил в то утро – и он был бы благодарен, если бы родители позволили ему остаться дома. Между ним и родителями был очень длинный разговор на эту тему. Саске слышал, как они кричали друг на друга, его это жутко угнетало. Он устал слышать одно и то же – Итачи плохой ребенок. Позор семьи. Может это родители сделали что-то не так в свое время? Но... в конце-концов, в семье не без урода. Саске сразу вспомнил о своих снах и стыдливо опустил глаза в пол.
Мысли путались и сбивались, как только младший вспоминал о том утре, когда он проснулся рядом с братом.
Вечером он сказал родителям, что пойдет спать пораньше, но это было лишь оправдание для самого себя... Саске уткнулся носом в подушку, отчетливо чувствуя запах Итачи.
Утром младший из клана проснулся от стука в дверь и голоса его матери. Она говорила, что если тот сейчас же не проснется, то опоздает в церковь. Саске вздохнул и сел на кровати. Он, пожалуй, еще никогда так не хотел вставать, как этим утром. «Как же не хочется никуда идти... Может сказать ей, что сегодня я останусь дома? Нет, нельзя. Нужно подтверждать время от времени статус послушного ребенка».
В коридоре было прохладно, окно балкона было открыто, и, занавески колебались от ветра. Дверь в комнату его брата была не заперта, но его там не было... Саске подошел к ванне и понял, что там кто-то есть. «Итачи...» - мальчик фыркнул и спустился в низ на завтрак.
Служба должна была начаться в 10:00, сейчас же было только 9:15. Саске что-то съел, но даже не понял, что это было... Он очень устал за последние несколько дней: засыпал поздно, а его мысли постоянно занимал брат. Отец закончил читать утреннюю газету и спросил что-то у своего сына, но тот только неопределенно кивнул в ответ на вопрос, который даже не слышал.
Саске проснулся от своих мыслей, услышав крики на втором этаже. Кажется, это были голоса Итачи и Микото. Они спорили о чем-то. Итачи спустился вниз и мать проследовала за ним.
- Ты не пойдешь в церковь в этом!! – Микото кричала так громко, что у Саске заложило уши.
Младший оглядел брата, точнее то, в чем он был одет. Черные вельветовые брюки и красная рубашка. «Он слишком...хорош. Что не нравится матери? Почему он не может пойти в этом в церковь?». Все из клана Учих носили черно-белые или черно-бело-синие вещи, конечно кроме Микото, которая предпочитала яркие цвета, кроме красного. Да, рубашка Итачи выглядела весьма броско, но все-таки он выглядел очень опрятно и красиво...
- Я пойду в этом, или не пойду вообще. – Спокойно отозвался старший. – Не раздувай из этого скандал.
- Ты мой сын! Я запрещаю тебе идти в церковь в этой рубашке! Надень белую. – Микото сложила руки на груди, показывая что не уступит сыну. – Как ты думаешь, Саске-кун? Итачи должен переодеть это убожество?
Саске чувствовал, как пальцы матери гладили его по голове, перебирая непослушные волосы.
- Мм... я думаю, niisan выглядит... хорошо. – Мальчик поднял глаза и с надеждой посмотрел на Итачи и Микото.
Итачи закатил глаза и прислонился к стене.
- Я сказал. Или я иду в этом, или не иду вообще. У Саске нет с этим проблем, тогда почему они есть у тебя, мама?
- Хорошо. Но это последний раз, когда ты так позоришь нашу семью своим внешним видом! – Микото явно была раздражена. – Саске, одевайся!
Саске поднял глаза на старшего и заметил, как тот расстегнул пару верхних пуговиц, открывая его взору свою белую шею. Мальчик почувствовал, как его ноги в ту же секунду стали, как будто, ватными, но он все-таки сумел пройти мимо Итачи, подняться в комнату и упасть, задыхаясь, на кровать. «Ита... ты издеваешься надо мной, сам того не понимая...».
Холодный ветерок заставил Саске вздрогнуть, когда он шел по церкви. Он любил это место – красивая архитектура и чувство чего-то божественного... Но сегодня. Он чувствовал себя в этом святом месте чужим. Ему казалось что все, кто находился здесь, показывали на него пальцем, шепча «грешник... грешник...». Он сжал руки в кулаки и стиснул зубы, отгоняя эти бредовые мысли.
Церковь больше не была местом успокоения души. Это больше не было тем местом, где он мог слушать церковные песни, молитвы, и чувствовать, что он хороший сын. Нет, больше нет.
Саске сел между матерью и братом, пытаясь придать своему лицу будничное выражение и не показывать своих эмоций. Он смотрел на свои пальцы, на ботинки, на спинку впереди стоящей скамьи, на пол... Мать погладила сына по волосам и нежно спросила на ушко, устал ли он. Саске лишь кивнул. «Я же не могу сказать ей правду... пусть думает так, как хочет думать».
Он не мог поднять глаза на священника, когда тот говорил о смертных грехах. Щеки Саске вспыхнули и заалели, когда он говорил о жажде и страсти. Младший Учиха закрыл глаза и попытался сконцентрироваться на том, что он будет говорить на исповеди. Он надеялся, что молитвы в Доме Бога помогут ему избавиться от своих мыслей и желаний. Когда он поднял голову, в уголках глаз виднелись маленькие блестящие капли...
Он посмотрел на брата, которому было абсолютно безразлично происходящее в церкви. Он посмотрел на мать, которая притворялась, будто наслаждается проповедью. «Улыбка на ее губах так фальшива...». Он посмотрел на отца, который уже, казалось, засыпал под монотонный голос священника... Саске вздохнул. «Зачем мы ходим сюда каждое воскресенье? Это никому не нужно...».
Служба закончилась быстрее, чем думал Саске. Микото взяла младшего сына за руку, встала со скамьи и пошла с ним в сторону исповедальных кабинок.
- Саске-кун, тебе нужно исповедаться? – прошептала его мать.
«Нужно ли мне признавать свои грехи... или?». Саске поднял голову. Перед ними было еще 6-7 человек. Возможно, ему стало бы легче, признаясь он в том, что согрешил, но не говоря ничего конкретного.
Он кивнул матери и встал рядом с ней. Фугаку и Итачи куда-то пропали – скорее всего пошли в автомобиль и теперь сидели там в полной тишине. Саске грустно усмехнулся. Отношения в семье стали слишком напряженными, конечно, по большей части был виноват Итачи, но Саске чувствовал, что это затронуло и его.
Наконец, подошла очередь Саске и он сел в маленькую кабинку, уставившись на свои колени. В кабинке было темно, и лишь маленькое окошечко с решеткой и занавесом пропускало немного света.
- Отец, я грешил. – Тихо произнес мальчик, не поднимая глаз. Он закусил губу и сжал руки в кулаки, пытаясь подобрать правильные слова. – Я думаю о том, о чем не должен думать. Я сделал то, чего не должен был делать.
- Что же Вы сделали, что так беспокоитесь об этом? – голос священника был спокоен как никогда.
Саске зажмурился, думая, что же он должен сказать. «Я не готов...».
- Я лгал родителям. – Мальчик вспомнил, что пропустил школу и не сказал об этом матери и отцу.
- Как?
- Я пропустил в пятницу школу, а родителям не сказал. – Саске чувствовал, что занимается пустой болтовней, пытаясь выиграть время.
- Но Вы можете сказать им правду и извиниться, не так ли?
- Да могу. Но сейчас у нас в семье слишком напряженная ситуация... Мой брат приносит родителям слишком много проблем, и если они узнают, что я тоже... думаю, они сильно накажут меня.
- Что же сделал Ваш брат?
- Ita... Мой брат напился и пришел поздно домой. А мама говорит, что он общается с ужасными людьми. – Саске сжал руками колени. «Как трудно...».
- Вы о нем волнуетесь?
- Да, он для меня очень важен. Я люблю его, он мой брат...но...
- Но, что? – голос все еще очень спокоен.
- Я думаю, что люблю его слишком сильно... – Лицо Саске вмиг заалело. Это было слишком больно. Говорить о своих чувствах слишком... Трудно. Он никогда даже представить не мог, что скажет это кому-то кроме Итачи.
- Что Вы имеете ввиду?
Слова застряли где-то в горле. Саске еще сильнее сжал зубами нижнюю губу. Он жалел, что решил признаться. Он жалел о своих эротических снах, которые так легко превратились в реальные мечты.
- Я... он для меня... я думаю... – все слова куда-то испарились – он мой брат, я знаю...- голос перешел на шепот – но он вызывает у меня не братские чувства. Меня влечет к нему, как... – он замолчал, не в силах закончить. Этого итак было достаточно.
Тишина.
Угнетающая тишина.
Длинная угнетающая тишина...

Light
Фанфик опубликован 24 Октября 2008 года в 19:01 пользователем Light.
За это время его прочитали 1343 раза и оставили 0 комментариев.