Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Двойная рокировка. Часть седьмая (окончание)

Двойная рокировка. Часть седьмая (окончание)

Категория: Другое
Двойная рокировка. Часть седьмая (окончание)
За семь дней до смерти Мизукаге.
— Четвёртый Мизукаге объявился у себя также внезапно, как и исчез, — доложил один из подручных Ао. — Он собрал вокруг себя несколько отрядов АНБУ, а также вызвал к себе всю Семёрку Мечников.
— Кажется, что наш Ягура хочет себя обезопасить, — предположил Шисуи. — Вот только от кого?
— Сейчас есть проблемы более важные и существенные, чем необоснованные гадания, — Ао на мгновенье замолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию. — Нельзя допустить, чтобы Мангетсу пробрался в главное здание. После неудачного покушения Забузы на Четвёртого, Ягура объявил всех его людей вне закона, в том числе и его ученика, Хозуки Суйгетсу. Младшему брату Мангетсу пришлось бежать из деревни, и он скрывается до сих пор. Старший Хозуки не мог смириться с таким положением дел, но остался на попечительстве Ринго, чтобы в один момент войти в Семёрку и получить возможность поближе подобраться к обидчику брата. Год назад мне удалось его уговорить не делать глупостей и примкнуть к нашему движению. Но после того, как цель его жизни пропала, Мангетсу совсем вышел из под контроля. Он зол и может начать атаковать раньше положенного срока. Всё это очень плохо, так как мы не успеем вовремя собрать людей, — Ао вновь замолчал, обдумывая, что делать дальше. — Шисуи, ты здесь самый быстрый, так что перехвати Мангетсу и уговори его дождаться нас. Также возьми кого-нибудь ещё, чтобы они нашли других мечников, которых удалось переманить на нашу сторону. Передай это, — Шисуи поймал наушники с маленькими рациями. — Нужная частота уже настроена. Нам нужно действовать сообща, иначе все наши усилия и годы ожиданий пойдут прахом.
— Кири, Тецу и Тера, за мной! — скомандовал Шисуи, раздавая им средства связи.
— Хозуки — единственный большой клан в Тумане, причём он находится неподалёку от резиденции Мизукаге, — проговорил Ао, глядя вслед ушедшим шиноби. — Боюсь, что Мангетсу уже начал убивать. У нас нет времени на то, чтобы ждать, когда соберутся все наши союзники. Придётся выступать прямо сейчас. Так что мне понадобится твоя помощь.
— Я уже заждалась, — только и ответила Мей Теруми.

Отец Кири так назвал своего первого сына из преданности к своей деревне. Молодому шиноби вместе с именем передалась и любовь к Туману. Он гордился тем, что был назван в честь одной из самых могущественных селений мира шиноби. Это в значительной степени и повлияло на его дальнейшую жизнь. После получения звания генина, Кири стал изучать медицинское дзюцу, которое было не в почёте у воинственных ниндзя Тумана. Но мальчик искренне верил, что его медицинские знания ещё пригодятся и сослужат только добрую службу в будущем.
Шисуи приметил генина, интересующегося медициной, и взял его под свою опеку. А позже ознакомил с планом Ао. В связи с юным возрастом, Кири охотно согласился на все доводы и решился принять участие в предстоящей революции. И этот значимый для него день, наконец, наступил.
Кири было добираться ближе, чем всем остальным, так что через пару минут он прямо-таки влетел во двор одного из самых уважаемых мечников Тумана. Но во всём большом здании ему удалось найти лишь невзрачного мальчишку, который старательно протирал свои очки.
— Мне очень жаль, — промямлил Чоджиро на вопрос Кири, — но учитель не появлялся в деревне уже около недели. Я не знаю, где он сейчас, так что связаться с ним не удастся.
Попрощавшись с Чоджиро, юный революционер вышел на улицу. Ситуация складывалась не самым благоприятным образом. Мечник несколько дней назад отправился на поиски Мизукаге и до сих пор не вернулся. Скорее всего он даже не знает о возвращении Четвёртого в деревню. Кири схватился за средство связи, не сразу совладав с несложным механизмом.
— Приём! Приём! — прокричал взволнованный шиноби в рацию. — Как меня слышно?

— Приём! Приём! Как меня слышно? — сквозь помехи прорвался взволнованный голос. — У нас проблема! Хозяин меча Хирамекарей ещё не вернулся в деревню. Повторяю! Его нет в Кири. Как слышно? Приём?
— Мангетсу тоже нет дома. Он ушёл давно, так что, скорее всего, уже в резиденции Мизукаге.
— Чёрт! У меня тоже ничего!
— Призрак, двигай ко мне! Беги на северо-восточную окраину деревни. Ты успеешь вмешаться раньше меня.
— Что случилось, Тера?
— Быстрее, я сказал! Кири, тебя это тоже касается! Понадобится медицинская помощь.
— Чёрт! Почему всё происходит именно так? И что мне теперь делать?
— Оставить панику и не засорять эфир...

Хозуки властным шагом прошёлся по коридору и толкнул массивную дверь, да сразу наткнулся на один из отрядов АНБУ.
— Мы ждали вас, Мангетсу-доно, — проговорил один из людей в масках, по-видимому, капитан отряда. — Четвёртый приказывает вместе с нами охранять восточный проход к залу совета, где он сейчас находится. Есть вероятность, что на Мизукаге будет совершенно новое покушение.
— Малыш Ягура видимо возомнил о себе слишком много, раз решил помыкать всей Семёркой, — раздражённо процедил Мангетсу. — В отличие от вас, я давал клятву быть верным не одному ему, а всей деревне и нашей стране. И где он пропадал всё это время? Вы мне можете ответить?
— Четвёртый вместе с моими братьями выполнял важную миссию во благо Кири. Так нам сообщили.
— То есть ты ничего не знаешь. Расступитесь, мне нужно поговорить лично с Мизукаге.
Хозуки оттолкнул капитана в сторону, но ему пригородили путь сразу двое. Мангетсу опасно улыбнулся и достал один из свитков, висевших у него на поясе.
— Извините, но нам приказано никого не пропускать, — прояснил ситуацию капитан. — И этот приказ распространяется на всех, кем бы они не были.
— Я не состою в братстве безликих, так что не намерен угождать все причудам Мизукаге.
Мангетсу быстрым движением развернул свиток. Печать тут же сработала, и из белого дымка появилась пара клинков кукри. Мечник молниеносно схватил оружие и перерезал горло двум членам АНБУ. Капитан ударил со спины, но его рука лишь прошла сквозь жидкое тело. Мангетсу ударил не глядя, прорубая маску вместе с лицом. Кровь брызнула на пол, а крик оповестил о том, что глава отряда оставался ещё жив.
Хозуки торопился и был ужасно зол.

— Оставить панику и не засорять эфир, — скомандовал Ао и отложил рацию в сторону. — Теперь вся надежда на тебя. Я их отвлеку, только постарайся меня не убить.
Мей лишь кивнула. До резиденции надо было сначала беспрепятственно добраться, мало ли что может случиться.

Шисуи и Тера прибыли на место боя практически одновременно, но оба опоздали. Поляна была усеяна трупами. По плащам и специфичным маскам можно было догадаться, что это были члены АНБУ. На ногах стоял лишь мечник, опираясь на своё странное оружие. Это было что-то на подобии двух мечей, скреплённых между собой одной единой длинной рукояткой.
— Я подвёл вас, ребятки, — прохрипел мечник, сплёвывая кровью. — Похоже, я был единственным дураком, которого смогли вычислить. Как глупо...
Он покачнулся, но смог сохранить равновесие. Правда, своеобразный меч, служа ему опорой, верхним клинком оставил лёгкую рану на шее. Но мечник, казалось, этого даже не почувствовал. Шисуи молча подошёл к нему и резко ударил по нижнему клинку. Меч прокрутился на подобии мельницы, срубая с плеч голову своего хозяина.
— Ты как всегда жесток, Шисуи-кун, — пролепетал Тера. — Я в который раз радуюсь, что мы не враги. А то чувствую, что ты бы усеял мою могилу этими проклятыми помидорами. Ну и зачем ты это сделал?
— Он стал беспомощным и бесполезным. К тому же, он наш враг. Надеюсь, ты не забыл из какой мы деревни.
— Да разве забудешь, глядя на такую прелестную композицию, — вид трупов, казалось, веселил Теру. — Да и мне бы совсем не хотелось, чтобы моя голова валялась рядом с его. Он слишком волосатый, брр.
Учиха, не обращая внимания на обычный треп напарника, поднял меч и опробовал с ним пару ударов. Было непривычно, к тому же приходилось всё время думать о втором лезвии, чтоб ненароком себя не поранить. Впрочем, данное оружие Шисуи воспринимал весьма полезным при битве с большим количеством противников. Главное — выработать определённую сноровку. А в его случае можно умело импровизировать.
— Я только одного не понимаю, — продолжал свой галдёж Тера. — Твоя красавица-соседка ведь была тем самым шпионом, что топтала улицы Конохи. Так почему ты её не убил, как этого волосатика?
— Ао бы сразу подумал на меня. К тому же она, в отличие от горе-мечника, ещё может пригодиться нам в предстоящем развлечении. Так что всему своё время. Ты бы лучше поторопился, а то свержение Мизукаге пройдёт без твоего участия.
Шисуи исчез с такой скоростью, что оставил после себя поднявшийся клубок пыли. Тера лишь пожал плечами. Он никуда не торопился, и предпочитал за всем наблюдать со стороны, чтобы потом встать на сторону победителя. К тому же, надо было ещё по рации предупредить Кири, что лечить уже некого.

Мангетсу прямо-таки влетел в восточный корпус, натыкаясь на очередное препятствие. Его поджидал ещё один мечник из Семёрки, Мунаши Джинпачи. Причём он был в окружении своих верных людей, каждый из которых мог в будущем занять место одноглазого мечника.
Сам Мунаши в это время дремал, подложив под голову свой взрывной меч. Но из-за шумного прибытия Мангетсу, он с неохотой открыл единственный правый глаз.
— Малыш Хозуки, — проговорил Джинпачи, с явной ленцой поднимаясь на ноги. — Я надеялся, что ты защитишь меня от раздражающего шума извне. Но тем, кто нарушил мой покой, оказался именно ты. Я требую, чтобы ты объяснился.
— Я уже не тот малыш, которому вы все радостно давали проиграться со своими мечами, — огрызнулся Хозуки. — Я теперь равен вам, и волен делать всё, что захочу. Например, перебить вас всех!
Один из людей Мунаши пошёл на пролом. Он ловко увернулся от брошенного кукри, но Мангетсу потянул за невидимую леску, и изогнутый клинок вонзился в спину бедолаги. Оставшиеся шиноби ловко окружили предателя, но Хозуки не обращал на них особого внимания. Он смотрел прямо на Джинпачи.
— Я всегда успею отправить тебя на посмертную пенсию, но сейчас у меня есть дела и поважнее. Пропусти меня, и я оставлю твой взрывной меч при тебе.
— Он и так мой, — прошептал Мунаши, взмахивая рукой для сигнала атаки.
Один из нападавших сразу налетел на второй тяжёлый изогнутый нож Мангетсу. Другие оказались более проворными, и отрубленная рука мечника, упав на пол, растеклась лужей. Но Мангетсу не зря был прозван живым воплощением дьявола. Острые зубы вонзились одному в шею, а другой был крепко пойман за лицо. Он отчаянно колотил руками и ногами, но в итоге захлебнулся от водяной ладони Хозуки. Нападающие попятились назад, а тем временем отрубленная рука вернулась на своё прежнее место. Мангетсу зловеще улыбнулся, пожирая взглядом своих жертв. Он не заметил удара сзади, а мощный взрыв расплескал его по всему полу.
— А мне так нравилась эта футболка, — проговорил Мангетсу, формируя из водяной жижи своё тело. — И не стыдно вам, Джинпачи-сан?
— Нельзя отвлекаться, мой мальчик, — рассмеялся Мунаши, взваливая на плечи меч Шибуки.
— Нельзя обрубок, обмотанный взрывными печатями, называть мечом.
— Поддерживаю оба утверждения, — раздался новый голос.
У одного из подопечных Мунаши из груди торчало окровавленное лезвие меча. Шисуи ловко вынул один клинок, вторым пронзая ещё одного, напавшего сзади. Ситуация превратилась в бой «трое на двоих». Один из выживших учеников Джинпач громко закричал и ринулся на Шисуи. Учиха закружил мечом над головой опасную мельницу, не подпуская шиноби слишком близко к себе. Мунаши тем временем решил атаковать беззащитного Хозуки. Меч вошёл в жидкое тело, но добивающего взрыва не последовало.
— Я не просто игрался твоим мечом в детстве, — зловеще прошептал Мангетсу. — Ещё при первой твоей атаке я свёл на нет все взрывные техники, правда, пришлось пожертвовать телом. Но это уже не важно.
Хозуки поднёс сформированную руку к врагу. Из ладони выскочило лезвие меча, пронзая оставшийся глаз. Мунаши не успел даже вскрикнуть, клинок пробил череп насквозь.
— Спрятать мечи в собственном теле, — Шисуи вытаскивал меч из тела очередной жертвы. — Впервые такое вижу.
— Всё нужно использовать на максимуме возможного, даже своё тело, — Мангетсу направил указательный палец на единственно выжившего ученика, и водная пуля молниеносно пробила тому сердце. — Куда более интересно видеть меч отдельно от хозяина.
— Он потерял не только меч, но и голову.
— Неважно, — Хозуки поднял меч Джинпачи. — Но твой меч тоже лучше использовать на максимуме. У него не обычные лезвия, которые реагируют на чакру. Безголовый владелец обладал двумя видами чакры и раньше один из клинков сверкал молнией, а другой был длиннее за счёт чакры ветра.
Шисуи с интересом посмотрел на своё новое оружие, выдул небольшое количество пламени, и оно сразу растеклось по одному из лезвий. Учиха довольно улыбнулся: меч был далеко не так плох, как казалось вначале.
— Смотри не обожгись! — пошутил Мангетсу. — И постарайся не путаться у меня под ногами. Огонь меня раздражает...

— Я слышал, что Мизукаге, наконец-то, объявился, — громко проговорил Ао, как только зашёл в южный корпус главного здания. — У меня к Четвёртому дело международной важности.
— Извините, Ао-сан, — ему пригородил путь человек в красно-белой маске. — Но Мизукаге приказал в ближайшее время никого себе не допускать.
— Я и так ждал его возвращения слишком долго, — Ао ещё сильнее повысил голос. — Я требую, чтобы меня немедленно доста... Кх...
Реплику дзенина прервал сильный и мучительный кашель. Шиноби из АНБУ, что стоял рядом с ним, потянулся к шее, да так и упал на пол. Остальные бойцы встрепенулись, но они тоже почувствовали едкий привкус и острую нехватку кислорода. Один бросился к двери, но так и рухнул перед ней. Она всё-таки открылась и на пороге появилась улыбающаяся Теруми. К этому времени все враги были уже мертвы. Ао хотел, что-то сказать, но лишь невнятно прокашлял.
— Ты стоял к нему слишком близко, — пояснила Мей. — Так что было трудно контролировать концентрацию яда в воздухе. Ты уж извини...
Теруми услышала резкий свист сверху и, не глядя, откатилась в сторону, увворачиваясь от сокрушительного атаки Акебино Джинина. Его удар был такой силы, что топорообразный меч по рукоять ушёл в каменный пол. Вбежавшие в корпус ополченцы, дружно бросили в мечника имеющиеся кунаи и сюрикены. Акебино использовал вращающийся молот как щит, отбивая все их атаки. Этой небольшой заминки Мей хватило, чтобы создать необходимые печати, и, поднеся два пальца ко рту, она выплеснула поток лавы. Джинин блокировал атаку массивным мечом, но сталь мало что могла противопоставить магме, которая разжигала всё на своём пути. Обожгя руку, Акебино ринулся в сторону, но лишь нарвался на Ао. Дзенин, увернувшись от молота, вонзил кунай прямо в шею мечнику.
Семёрка недосчиталась ещё одного бойца.

Шисуи слыл самым быстрым шиноби в деревне, но Мангетсу так завёлся, что не хотел никого пропускать вперёд. Учиха особо и не торопился. Всё что он хотел от Ягуры, он уже получил и даже больше. Но оставлять Хозуки было опасно, мало ли чего он натворит.
На верхние этажи они добрались без особых проблем. Хозуки с помощью техники водного пистолета расстреливал каждого, кто попадался им на пути. Вот только путь к залу совета, где по словам АНБУ находился Четвёртый, был перекрыт ещё одним мечником. Большие пальцы сработали вместо курков, и с указательных пальцев Хозуки сорвались две водные пули, но они были с лёгкостью отбиты.
— Да сколько можно? — рявкнул Мангетсу, раскачивая взрывной меч.
Барабан с взрывными печатями закрутился, и из него полетели опасные листки, оседая на ближайшей стене. Последняя печать приземлилась рядом с собратом и загорелась. Взрыв снёс полстены, за которой незамедлительно скрылся Хозуки.
Шисуи остался на месте. Не то, чтобы он не жаловал обходные пути, но кто-то должен был остановить преследование. Учиха не любил чувствовать угрозу за спиной и предпочитал встречать опасность лицом к лицу.
— Призрак. Шиноби, специализирующийся на быстром передвижении и атаках со спины, — проговорил мечник.
— Куриараре Кушимару, мечник Тумана и бывший глава АНБУ, — ответил взаимностью Учиха. — Наверняка, также предпочитаете атаковать из укрытия.
Мечник Кири был весьма большим и слишком худым для такого роста. Его меч был его точной копией. Такой же длинный и тонкий.
Шисуи не торопился. Лицо Кушимару скрывала стандартная маска, из-за чего нельзя было по лицу прочесть дальнейшие действия противника. Ко всему прочему у него, наверное, было много сильных техник, помимо фехтования. Ведь кого попало главой АНБУ не назначают.
Куриараре также не атаковал по одной ему ведомой причине. Можно было, конечно, дождаться подмоги, но тогда бы Учиха не успел бы сделать прощальные приготовления. Так что приходилось рисковать.
Для начала Шисуи решил посмотреть, каков противник в ближнем бою. Поудобнее перекинув оружие и активировав шаринган, Учиха бросился на врага. Кушимару потянул меч, и леска захватила ногу парня. Споткнувшись и потеряв равновесие, Шисуи смог сгруппироваться при падении и использовать рукоять меча как защиту. Но меч Куриараре прошёл сквозь рукоять, словно иголка сквозь ткань. И он бы точно проткнул Шисуи, если бы Учиха не использовал свой меч как опору, чтобы увернуться в полёте, но тут же налетел на удар ногой. Шисуи отбросило на безопасное расстояние. Однако оружие сломалось в рукоятке, и в руках осталась лишь одна половина, которая теперь была похожа на обычный меч. Другая часть догорала в углу.
Кушимару снова потянул леску, притягивая Учиху к себе. Тот безошибочно ударил мечом, разрезая свои путы и быстро откатываясь в сторону. Куриараре, использовав свои длинные ноги, в два прыжка достиг Шисуи, нанося очередной быстрый удар мечом. Только благодаря шарингану, Учиха смог увернуться, но меч-таки захватил свою цель в виде футболки. Леска натянулась, но Шисуи выпрыгнул из одежды, отбегая как можно дальше. В ближнем бою он проигрывал по всем статьям, оставалась надежда на дальние атаки.
В Кушимару полетел ряд огненных шаров, но он ловко их избежал и в одно мгновенье приблизился к своей жертве. Меч свистнул в воздухе, вонзаясь ровно между алых глаз и выходя через затылок. Капля крови упала с окровавленного лезвия, оповещая о победе Куриараре.
— Вот и всё, — проговорил мечник, и ахнул.
Здоровый и невредимый Шисуи стоял за спиной, а огненный клинок меча безошибочно нанёс смертельный удар. Длинный меч со звоном упал на пол, но Кушимару остался стоять на ногах.
— Иллюзия, — с трудом проговорил он. — Но когда?..
— Как только я активировал шаринган, вы сразу попали в мою ловушку, — пояснил Шисуи. — Сами же говорили, что я предпочитаю нападать со спины.
— Гендзюцу — самая жалкая уловка труса, — прохрипел Кушимару. — Как и удар со спины...
— Кто назвал подлым удар в спину? Если вы настолько беспечны, что позволили врагу его нанести, то виноваты в этом только вы сами. — Учиха резко выдернул меч из тела. — Лучше бы спокойно умерли, а не портили о себе мнение перед смертью.
Кушимару покачнулся и упал следом за своим мечом. Но Шисуи не обратил на это особого внимания. Ему нужно было торопиться, чтоб всё закончить до прибытия остальных.

Мангетсу не был силён в знании карты резиденции, а потому прокладывал себе путь с помощью взрывов. Через очередную дыру в стене он, наконец, добрался до зала совета. Вот только увидел он там далеко не то, что хотел. На круглом столе лежало бездыханное тело Мизукаге, которое было трудно узнать из-за множества ран и порезов. Рядом лежала Самехада, один из легендарных мечей. Кисаме же сидел на стуле и с интересом осматривал незваного гостя.
— Меньше всего я ожидал здесь увидеть именно тебя, малыш Хозуки, — первым тишину прервал Хошигаки. — Может, ты пришёл за этим.
В Мангетсу полетела шляпа Мизукаге, но тот даже не шелохнулся. Головной убор лидера деревни упал на камни. Иероглиф «Вода» был запачкан кровью. Хозуки бросил рядом меч со взрывными печатями и взял в руки по электрическому клинку. Лёгкая подача чакры к рукоятям меча, и лезвия засверкали молниями.
— Мизукаге оказался предателем, — начал Кисаме, беря со стола Самехаду. — Из-за него шестихвостый джинчурики, Утаката, сбежал из деревни несколько месяцев назад. А сам недавно куда-то ушёл, оставив своё селение на произвол судьбы. Мизукаге — предатель, который заслуживал смерти. Я хотел его покарать, как того требовали обстоятельства, но нашёл здесь лишь двойника. Если ты пришёл за Ягурой, то здесь его давно нет. Можешь поискать его в другом месте...
— Это неважно, — процедил Мангетсу сквозь зубы. — Оставь Самехаду и можешь уходить.
— У нашего дьяволёнка возрос аппетит, — усмехнулся Кисаме, вставая в оборонительную стойку.
Размахивая мечами, Хозуки пошёл полукругом, пытаясь выгадать нужный момент для атаки. Но Хошигаки не давал своей защите хоть как-то раскрыться.
— Двойник Четвёртого лишь внешне оказался на него похож. Так что Самехада не могла им насытиться. Хоть ты не подведи.
— Подавись!
Мангетсу, сочетая чакру молнии с фехтованием, ударил сверху. Атака была бесхитростной, и Кисаме с лёгкостью блокировал её, а меч поглотил всю электрическую атаку. Но из-за вспышки молнии при атаке, Кисаме не заметил, что Хозуки ударял лишь одним клинком. Ловко изогнувшись, Мангетсу вторым клинком рассёк противнику грудь от живота до шеи. Проделав в принципе ненужный пируэт, юный мечник очутился сбоку от противника и, прогнувшись вперёд, ударил другим лезвием по лопатке. Кисаме беззвучно свалился лицом на кровавый пол, продолжая крепко сжимать Самехаду в руке.
— Ещё один меч в коллекции, — Мангетсу поздравил сам себя. — Их уже девать некуда.
Сконцентрировавшись на преобразовании тела, Хозуки решил спрятать клинки молнии обратно в тело. Он был так поглощён этой процедурой, что не заметил удара. Самехада, рвя острой чешуёй тело, подбросила Мангетсу в воздух. Тяжело грохнувшись на камни, парень сплюнул кровью. Тело отказывалось подчиняться, а кровь не переставала идти. Лезвия электрических мечей торчали из боку, причиняя невыносимую боль. Мангетсу крепко стиснул зубы, стараясь не закричать.
— Тебе прежний хозяин Самехады, Суйказан Фугуки, разве не говорил о том, что с помощью накопленной чакры, меч может вылечить любые раны? — Кисаме встал над поверженным противником. — Видишь, как много чакра значит в нашем мире. Ты её лишился, тем самым сведя на нет все свои родовые способности. Но это, как ты любишь говорить, не важно...
Мангетсу не расслышал последнюю фразу, да и не видел больше озлобленного лица Хошигаки. Вместо него над Хозуки сияло яркое солнышко, а летний ветерок играл с его голубыми волосами...
... летний ветерок играл с голубыми волосами. Мангетсу прищурился от удовольствия. Жуя травинку, Хозуки наслаждался отдыхом на полянке. Суйгетсу резвился неподалёку, пока с разбега не плюхнулся рядом с братом.
— Ты видел это? Видел, братишка, как я проскользил на брюхе! Аж целый километр, наверное.
Мангетсу лишь потрепал по голове неугомонного братца. Суйгетсу не проборонил своим животом и метр поляны, но разубеждать своего глупого братика он не стал.
— Но это только начало моих подвигов. Я подрасту и тоже стану учеником Семёрки. А после пренепременно заполучу один из легендарных мечей древности. Либо Хирамекарей, либо Самехаду. Я ещё не решил.
— Смотри не опоздай, — Мангетсу решил подразнить брата. — Ты ещё и вырасти не успеешь, как оба меча будут принадлежать мне. И потерянные мечи я тоже найду. Тебе, так уж и быть, оставлю новые мечи мечников.
— Вот ещё, — Суйгетсу обиженно надул губы. — Вот увидишь, коллекция легендарных мечей будет принадлежать только мне.
Старший Хозуки радостно рассмеялся и вновь потрепал недовольного братца по голове:
— Значит, это будет нашим состязанием. Давай обязательно добудем все мечи Кири без исключения.
— Это будет наша клятва, да! — радостно визгнул Суйгетсу.
— Клянусь! — торжественно произнёс Мангетсу...

— ... но это, как ты любишь говорить, не важно. — Кисаме встал над поверженным противником. — Пришло время сделать красивый и быстрый надрез.
Взмах Самехадой, и зал совета обагрился новой кровью.

Ягура, по настоянию Кушимару, согласился на двойника и через ход, ведомый только ему, незаметно покинул резиденцию Кири. Мизукаге решил выбраться из деревни через южную часть, которая была менее населена. Но его всё-таки заметили.
Это была девушка. По её неуверенной раскачивающейся походке, можно было предположить, что куноичи была навеселе после отпразднования удачной миссии, и это весьма обнадёживало. То, что она видела сбегавшего Ягуру, вряд ли бы кто поверил. Мало ли что померещится на пьяную голову. Поэтому Мизукаге решил просто пройти мимо. Но тут же попал в цепкие объятия девушки. Бесцеремонно погладив Ягуру по голове, куноичи заплетающимся языком кое-как проговорила:
— Какой миленький малыш... Иди к мамочке...
Четвёртый мог бы легко оттолкнуть от себя ходячее недоразумение, но не хотелось привлекать к себе лишнего внимания. К тому же, за девушкой, которая бала в два раза больше его самого, было легче укрыться и проскочить из деревни незаметно. А так они вполне походили на парочку перепивших. Благо, был ещё день и их никто бы не стал останавливать за нарушение вечернего порядка.
Ягура, не обращая внимание на разящий перегар и недвусмысленные приставания, уверено потащил куноичи на юг. Ничего не соображающая девушка начала вовсю лезть с поцелуями, при этом пуская на Мизукаге слюни в прямом смысле. Ягура от отвращения поморщился, и тут его левый глаз увидел скрытое. Быстрым движением Четвёртый выхватил из-за спины гигантское оружие и серпообразной верхушкой разрезал нити чакры. Девушка повалилась, как подкошенная, но Ягура поймал её на руки. Осторожно поднёс руку к лицу и медленно снял плёнку с алых губ.
— Интересная ловушка, — отметил Ягура, бесцеремонно бросая куноичи на землю.
Из укрытий вышло ещё шесть шиноби. Мизукаге закрыл правый глаз, чтобы найти кукловода, но увидел совсем не то, что ожидал. Ягура затряся от гнева:
— Посылать против меня моих же мёртвых солдат!
Закинув посох себе за спину, Четвёртый наградил павших воинов погребальным огнём. Огромное пламя охватило не только шиноби Кири, но и ближайшие дома. Ведомые марионетчиком, горящие ниндзя бросились в атаку. Ягура без особого труда избавил своих воинов от нитей чакры. Он так и не смог обнаружить коварного кукловода, зато с помощью огня и дыма, смог исчезнуть из его поля зрения.
Но, не смотря на данные меры предосторожности, из земли вырвалось большое железное жало скорпиона. Оно ударило со спины, но попало по гигантскому посоху. Ягура отлетел от удара в сторону, чудом не попав в огонь. Гигантское жало вновь кинулось в атаку.
— Элемент Воды: Водяное зеркало! — крикнул Четвёртый, взмахивая посохом.
Из образованного зеркала вылетело идентичное жало, и, ударившись друг об друга, они отлетели в разные стороны. А брошенный сюрикен обрезал нити чакры от странного оружия.
— Я его явно недооценил, — пробормотал Ягура, отбегая в сторону переулка.
Сейчас самым главным было затеряться. А должная кара обязательно настигнет врага позже. Мизукаге не заметил, как один из обгоревших трупов бесшумно поднялся и напал со спины. Скрытые змеи-руки опутали маленькое тельце и подняли над землёй. Одна из змей укусила Ягуру в руку, и парализирующий яд мгновенно распространился по всему телу. Мизукаге бессмысленно и отрешённо взирал на своего врага. Орочимару содрал с лица обгоревшую кожу шиноби Тумана. Скрываться больше не было смысла. Из под земли рядом вынырнул Сасори.
— Для меня было полной неожиданностью, что помимо водных техник Четвёртый мог владеть и огнём.
— Я же говорил, что не стоит недооценивать людей с титулом Каге, — довольно прошипел санин.
— Но есть кое-что, что меня насторожило, — поймав удивлённый взгляд Орочимару, Сасори продолжил свою мысль. — Тебе не показалось, что Мизукаге атаковал только в четверть силы? Словно он берёг силы, которых осталось немного.
— Скорее всего, он недооценил нас, за что и поплатился.
— Всё возможно, — неуверенно проговорил Сасори.
Двое ниндзя в чёрных костюмах с изображением красных облаков беспрепятственно покинули деревню Тумана. Не осталось никого в живых, чтобы остановить их. Никто так и не узнал, что настоящий Четвёртый Мизукаге погиб не в этот день, а лишь неделю спустя.

Когда они вбежали на верхние этажи, то нашли Шисуи, который устало сидел на трупе Кушимару. Теруми вопросительно посмотрела на парня.
— Мангетсу сейчас должен быть вместе с Мизукаге в главном зале. Мне же пришлось задержаться здесь, — ответил Шисуи, похлопывая рукой по мёртвому телу.
— Все за мной! — скомандовал Ао, проносясь мимо Учихи.
Остальные последовали за ним. Мей, проходя мимо, взглянула парню в глаза, но ничего не смогла в них прочесть. Шисуи лишь кивнул ей вслед.
Почти все в скором времени скрылись за массивной дверью, лишь Кири остался вместе с Учиха. Медик помог ему подняться на ноги и принялся залечивать полученные раны.
— Как ты себя чувствуешь? — заботливо поинтересовался ниндзя.
— Просто превосходно, — ответил Шисуи, ударяя ладонью по шее.
Поймав на руки потерявшего сознание Кири, Шисуи оттащил парня в сторону. Учиха ценил медицинское устремления шиноби, и не стал его убивать. Впрочем, шансов, что он переживёт этот день, было не так и много. Бомбы были установлены по всему зданию, так что можно было приступать к последней стадии плана. Своего плана.

В зале они нашли лишь два трупа — Мизукаге и Мангетсу. У последнего все части тела находились отдельно от туловища. Ао непонимающе переводил взгляд с одного на другого. Другие стояли молча. Теруми подняла шляпу Мизукаге, пытаясь отряхнуть её от пыли и крови. Получалось не очень.
Раздался оглушительный взрыв, и всех повалило ударной волной.

Тера наблюдал за зданием с безопасного расстояния. Он был из немногих членов Корня, кто больше дорожил своей жизнью, нежели интересами Конохи. И умирать он точно не собирался, особенно здесь.
Со стороны резиденция Мизукаге казалась совершенно спокойной. Трудно было поверить, что в данный момент там идут сражения. Хотя могло всё и закончиться. Вот только чья сторона победила?
Неожиданно на плечо Теры легла рука, от чего следопыт аж подпрыгнул и потянулся было за кунаем, но вовремя остановился.
— Тецу, ты меня напугал. Никогда не подкрадывайся со спины — это, знаешь ли, страшно. И где ты так долго пропадал? Заблудился что ли? Ты же в Кири живёшь дольше меня...
— Юг...
— Что «юг»? — быстро перебил Тера. — Перепутал север с югом? Следопытом тебе точно не быть, друг ты мой светловолосый.
— На юге деревни пожар. Сейчас его тушат местные шиноби. Я сначала на вас подумал, но вроде как сами южные окраины виноваты.
Тера склонил голову набок, делая вид, что всматривается в сторону южного направления. Дым и правда было видно, но это мало о чём говорило. Сейчас главные события происходили в резиденции, так что там пожар действительно мог разгореться по случайности.
— А я думал, там шашлык жарят или вокруг костра решили потанцевать. Главное, чтобы сейчас не побежали жаловаться к Мизукаге. А то паника начнётся раньше времени. Хотя они и так, наверное, паникуют из-за пожара.
— Кстати, на счёт Мизукаге... нам надо спешить.
— Куда? — шпион Корня посмотрел на собеседника глазами полными удивления. — Даже не думай дёрнуться в главное здание. Нас затопчут и не заметят. Там люди ранга дзенина плюс АНБУ и Семёрка Мечников. А про Мизукаге и вовсе молчу. Обычным генинам вроде нас там делать точно нечего. Давай лучше отойдём и отольём, а то мне от одного их упоминания уже приспичило. Заодно можно посоревноваться, чья струя будет длиннее. Или найти какую-нибудь лужу и посмотреть чьи круги будут больше.
— Это сплошное ребячество, — Тецу недовольно покачал головой. — Да я и не могу ни о чём другом думать, когда неизвестно что там творится. И рация как назло сломалась.
— Да ладно тебе, — Тера похлопал сообщника по плечу. — Сейчас тебе как раз надо развеяться. Если не приспичило отлить, то можно поиграть в игру «из кого больше крови вытечет».
Тецу не успел толком понять смысл последней фразы, как получил по голове. Генин зажмурился от боли, и мгновенно был сбит с ног. Тера подхватил лежащий рядом камень и несколько раз замахнулся, ударяя им по голове. Тецу не шевелился, но вроде как ещё дышал. Тера достал кунай, чтобы быть уверенным на все сто.
Раздался оглушительный взрыв, и следопыт перевёл своё внимание на резиденцию, совсем забыв про Тецу. Большую синюю вывеску с кандзи «Вода» взрывом снесло на улицу. Огонь начал появляться то тут, то там. Тера подошёл поближе, продолжая наблюдать за горящим зданием со стороны, когда рядом с ним очутился Шисуи.
— И кто победил? На кого мы теперь «служим»? Я был бы не прочь походить под той красоткой. Как там её? Мей, вроде...
— Уходим отсюда! — резко прервал Учиха. — Меня разоблачили, так что пришлось кое-что подорвать. Их это надолго не задержит.
— И на чём тебя взяли? Одел футболку с эмблемой своего настоящего клана на спине или как?
— Ты что не понял?! — Шисуи дал напарнику хлёсткую затрещину, чтобы привести напарника в чувство. — Нам надо срочно уходить из деревни. Тебе тоже, так как ты больше остальных крутился около меня.
— Больно, — жалобно простонал Тера, поглаживая ушибленную щёку. — Я тебе не твои тухлые помидоры, чтоб меня так колошматить.
— Шисуи! — прокричал Ао, выбегая из здания.
Учиха резко развернулся, изрыгая большое количество огня. Пламя на время встало непреступной стеной между ними. Сквозь огонь Шисуи увидел рядом с Ао свою бывшую соседку, Мей Теруми. Если бы не она, то он может быть никогда бы и не решился на эту авантюру. Но свободная жизнь того стоила. По крайней мере, он на это очень надеялся.
Ао продолжал что-то кричать. Его очки куда-то подевались, и разница между глазами была видна даже издалека. Теруми молча указала пальцем на Учиху. Шисуи повторил её жест. Молчаливое прощание с обещанием когда-нибудь встретиться. Учиха схватил Теру за плечи, и они исчезли в клубке поднявшейся пыли.
Огонь вскоре потушили.
Утверждено LucieSnowe
Neodim
Фанфик опубликован 20 марта 2012 года в 15:21 пользователем Neodim.
За это время его прочитали 1325 раз и оставили 4 комментария.
0
DeKalisto18 добавил(а) этот комментарий 20 марта 2012 в 23:50 #1
DeKalisto18
М, это конец? Да? Нет? Ох, я в растерянности.
Такое завершение у этих интриг, у этой политики. Когда читала, слушала одну песенку, которая прямо под стать, наверное, этому произведению. Сильное впечатление. Взрывной микс, ничего не скажешь.А песенка спокойная, ох... Прямо представлеешь себе, как в фильме.
Мммм... Мангецу Т_Т
Как он мне нравился, хоть и упоминался не так часто, как Шисуи и Мей. Но его отношение к Суйгецу, видно, что он его любил. Блин, так его все-таки жалко, уж очень хороший персонаж. Хоть и жаль, что он отдался во власть этому гневу. Очень жаль...
Бои с Семеркой Мечников молниеносны, так и представляешь в сознании, как да и что происходило. Ка рушились стены, как взорвалась резиденция, как происходили все эти перевороты.
Особенно очень очень очень сильно понравилось прощание Мей и Шисуи. Прямо как на коллаже, да?)
Если это конец - то божественно, если нет - то жду продолжения. Но мне кажется и этим уже все сказано. Бои проигранны и выигранны, герои получили свою славу, отсюда и пошло зарождение легенд. Очень сильная работа.

П.С. Прости, если что-то упустила, но правда, уж очень зацепила работа. Надеюсь, не обидешься, если я упустила что-то насчет того, сколько и где частей будет, ибо больше ждала продолжения, нежели самого конца.

Прекрасная работа, правда шедеврально...

С уважением DeKalisto18
0
Neodim добавил(а) этот комментарий 21 марта 2012 в 00:21 #2
Neodim
Нет, это ещё не конец. В самом начале написано, что это седьмой день до смерти Мизукаге. Неправильно было бы по отношению к читателю так всё закончить, и не показать обещанную смерть Ягуры.
Завтра выложу восьмую заключительную часть. Она не большая, больше похожая на эпилог. Чтоб окончательно всё раставить на свои места.
Мангетсу мне самому очень нравиться. Поэтому хотелось его смерть обставить более трагически.
Прощание Мей и Шисуи писалось по уже созданому коллажу. Боялся, что оно получилось не оень, но видно зря.

Никто не спрашивает меня по персонажам, поэтому спрошу сам ^)__(^
Ты узнала Теру, Кири и Тецу? Последнего я прям закидал косвенными намёками на его короткое появление в манге. И всё же сомневаюсь, что данных персонажей хоть кто-то помнит. А вдруг?
0
DeKalisto18 добавил(а) этот комментарий 21 марта 2012 в 00:38 #3
DeKalisto18
*Стою с опущенной головой в позе провинившейся девчонки*
Ну я как бы... пыталась вспомнить. Но происходили в манге вроде так мельком, а у меня память куриная. Так что не против буду, если напомнишь.

П.С. Как стыдно-то... Стыдоба Х_Х
0
Neodim добавил(а) этот комментарий 21 марта 2012 в 00:58 #4
Neodim
В этом нет ничего стыдного. Их даже второстепеными персонажами в манге не назвать. Трёхстепенные, четырёхстепенные.
Кири впервые появляется в 515 главе. Он член засадного отряда Канкуро. В манге он также пользуется медецинским дзюцу.
Тецу показали в 540 главе на 12 странице. Это даже был не Тецу, а замаскированный под него клон Зецу. Он убил двух шиноби Альянса, которые отливали по нужде и спорили, чьи круги больше ^__^ В манге также говорилось, что не стоит подходить со спины - пугает. Также Тецу предложил другую игру: "Сколько вытечет из них красного?". Я это всё на свой лад использовал в фике.
Тера. Его и вовсе ни разу не показали в манге. Лишь в 454 главе Данзо говорил Тераю, чтоб он вместе с Тера и Даджиму нашли Кабуто раньше Анко. Но их так и не показали после. Хотя я думаю, что в 488 главе их таки показали. Тогда Наруто с командой возвращался в Коноху и нёс Карин на спине. А на встречу им как раз попались три члена Корня АНБУ по поводу смерти Данзо.