Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Двойная рокировка. Часть седьмая (начало)

Двойная рокировка. Часть седьмая (начало)

Категория: Другое
Двойная рокировка. Часть седьмая (начало)
Восемь лет с Р.Н.
Шисуи до сих пор находился в прямом подчинении у Ао. Это было удобно им обоим: Учиха хоть и был довольно известным шиноби в Кири, но репутацию имел далеко не идеальную, так что ему было выгодно находиться под крылом многоуважаемого дзенина, который в случае оплошности, мог заступиться за нерадивого подчинённого или просто сказать пару слов, которых было часто вполне достаточно, чтобы уладить неприятную ситуацию. А Ао был нужен опытный и умелый человек, на которого можно было всегда положиться. Но самый главный плюс их положения состоял в том, что они могли спокойно между собой общаться, не боясь быть заподозренными в надвигающемся перевороте.
Так, в этот день Шисуи спокойно пришёл на квартиру Ао. В комнате уже было несколько человек, и Учиха их всех знал. Более или менее, но точно знал, что они поддержат их в свержении Мизукаге.
— Шисуи-чан, ты как раз вовремя, — проговорил Ао, жестом показывая сесть рядом. — У меня радостная новость для всех нас. За ближайший год нам удалось незаметно проложить ряд потайных коридоров с отверстиями для наблюдения в резиденции Мизукаге. Не удалось охватить все комнаты, но кабинет Четвёртого теперь находится под нашим личным контролем. Мы наконец узнаем о затворнической жизни Ягуры, а главное, есть шанс добыть компрометирующую информацию против него. Места в коридоре не много, так что наблюдать сможет только один человек. И я хотел бы назначить на столь ответственное задание Шисуи. Он весьма внимательный и очень ответственный юноша, а главное — в совершенстве владеет техникой шуншин. Быстрая скорость передвижения позволит ему как быстро доставить срочную информацию, так и незаметно скрыться в случае обнаружении наших наблюдательных коридоров, — возражений не было и Ао обратился непосредственно к Шисуи. — Как сам думаешь об этом? Справишься со столь важным заданием?
— Сочту за честь и приложу все усилия.
Учиха склонился в поклоне в знак оказанного доверия и принятия миссии. В слишком низком поклоне, чем того требовали правила. Он склонился к самому полу, чтобы никто не мог увидеть его довольной улыбки.

За тридцать дней до смерти Мизукаге.
Шисуи на протяжении всей следующей недели наблюдал за Четвёртым Мизукаге в пределах его резиденции. Благо Ягура никуда особо не выходил из своего кабинета. Учиха целыми днями поддерживал шаринган в постоянной работе, пытаясь уловить, распознать и постараться понять технику, которая витала над Четвёртым всё это время. Дело пошло бы значительно быстрее, если бы Шисуи смог наблюдать не только за Мизукаге, но и за тем, кто, находясь в тени, использовал подавляющую и манипулирующую технику над Ягурой. Но сколько бы Шисуи не искал, он не мог найти его, хотя отчетливо ощущал чью-то ауру совсем рядом. Манипулировать Мизукаге вполне могли на расстоянии, и это значительно затрудняло старания Учихи.
Спал Шисуи совсем мало, лишь пару часов в день, и то не всегда. В конечном итоге усталость и недосып начали постепенно давать о себе знать, в то время как Мизукаге был всегда бодрствующим и полным сил, что казалось совсем нереальным. И тогда Шисуи всё понял: это было не совсем иллюзорное воздействие, как он полагал вначале. Личность Ягуры всё это время находилась в спячке и, быть может, лишь изредка пробуждалась. А тело в это время находилось под постоянным контролем другого человека. Живая марионетка, полностью послушная, но в тоже время сохранившая свои собственные черты характера и поведения.
Всё сложилось в одну общую картину. Шисуи не просто скопировал технику, но даже нашёл способ значительно её улучшить — полное внедрение в разум, причём жертва даже ни о чём не догадается.
Шисуи принял обычный вид глаз и устало навалился на жёсткую стену. Теперь можно было вводить в игру Ао. Но прежде необходимо было хорошенько выспаться.

За двадцать дней до смерти Мизукаге.
Ао спал, когда почувствовал чужое присутствие в спальне. Было темно, и потому он безбоязненно применил бьякуган. В углу комнаты стоял небольшой человек.
— Есть новости, Ао-сан, — тихо проговорил Шисуи.
— Удалось, что-то обнаружить? — также еле слышно спросил дзенин, не меняя своего положения.
— Есть кое-что, что привлекло моё внимание. Бывали моменты, когда Ягура полностью менялся. В такие моменты он походил на большую неподвижную куклу. У меня есть предположение, что на него кто-то тайно воздействует. Ваш глаз мог бы это проверить более точно. Если окажется, что лидером деревни кто-то управляет, то это будет весомым аргументом для лишения его титула Мизукаге.
— Хорошая работа, Шисуи. Мне не верится, что Ягура смог бы попасть под чьё-то воздействие, но убедиться в этом стоит. Я завтра с утра лично всё проверю. А пока отдыхай.
Шисуи исчез в одно мгновенье, ведь не зря его прозвали Призраком.

За семнадцать дней до смерти Мизукаге.
Теруми как обычно пришла на указанное место раньше назначенного времени, но первой ей прибыть не удалось, возле заброшенных зданий расхаживал кучерявый парень. На нём не было никаких отличительных знаков, но на обычного прохожего он не походил. Да и в этом месте давно не было никого видно.
Мей незаметно подкралась к парню со спины, и приставила кунай к горлу.
— В мире нет ничего совершенно ошибочного...
Парень изловчился оттолкнуть руку, и тут же пропал. Не успела Мей обернуться, как почувствовала спиной холодную сталь. Юноша оказался на редкость проворным и быстрым.
— Даже сломанные часы дважды в сутки показывают точное время, — проговорил Шисуи, пряча кунай в рукав рубахи. — Глупая фраза, как и сам пароль.
Теруми резко обернулась и зло посмотрела на агента Ао. Парень вёл себя непринужденно, словно ничего и не произошло. Его лицо ни о чём не говорило, а в глазах читалась лёгкая безразличность.
— Почему не пришёл сам Ао? — спросила Теруми, приглушая в себе нарастающую злость.
— Он занят. Необходимо всё тщательно спланировать и подготовить, а для встречи с тобой хватит и одного меня.
— Я нахожусь под прикрытием всю свою сознательную жизнь. Да что ты вообще можешь понимать об этом? А если из-за твоей халатности меня раскроют? Десятилетия всеобщих стараний пойдут прахом. Так что не зарывайся, щенок.
— Это уже не имеет значения, — спокойно отреагировал Учиха. — Твоя жизнь в Конохе подошла к концу. Удалось найти то, что даст нам право лишить Ягуры шляпы Мизукаге. Но без жертв вряд ли удастся обойтись, так что нам нужны все сильные ниндзя. Ао включает тебя в их число. Так что собирай все необходимые вещи и возвращайся в Кири. Мы будем тебя ждать.
— Будет ли какая-нибудь диверсионная миссия в Конохе напоследок? — Мей старалась не показывать перед заносчивым парнем свою радость долгожданного возвращения, а потому умело притворилась хладнокровной куноичи.
— Нет, — соврал Шисуи. — Лучше всего тебе покинуть деревню ночью, тогда точно никто не будет задавать ненужных вопросов.
— Сама знаю, — прошипела Теруми.
— Тогда у меня всё.
Шисуи развернулся и неспешно направился в сторону Скрытого Тумана. Ему добираться было быстрее, так что можно было не торопиться. Мей прикусила губу, глядя ему в след. Она чувствовала себя на удивление паршиво. Парень доставил ей сообщение, которое она ждала на протяжении вот уже пятнадцати лет, а в благодарность ответила ему грубостью. И хоть он сам заслужил подобное отношение, ей было стыдно за себя. А ведь она даже не знает его имени.
— Эй, парень, — окликнула Мей, — подожди...

Когда Шисуи появился на пустом месте буквально из ниоткуда, то Тера прямо-таки подпрыгнул. Только вот не из-за неожиданности, а из-за нетерпения.
— Как прошла встреча с засланным шпионом? Ты его раньше видел в Конохе? Хоть что-то о нём узнал? Да не молчи ты!
— В мире нет ничего совершенно ошибочного... — как-то отстранённо проговорил Шисуи, и перевёл взгляд на недоумевающего сообщника. — Что ты об этом думаешь, Тера? Есть ли в мире пустые моменты времени, или каждая встреча важна и может принести тебе счастливую жизнь в будущем? Бывают ли случайности или всё закономерно?
— Я знаю лишь то, что, если бы не ты, то меня бы здесь не было. Так что, возможно, ты в чём-то прав. Но сейчас более важно — кто этот грёбанный шпион, который умудрился засесть в Конохе? Не томи, мне ещё нужно отправить сообщение в Корень, чтоб его перехватили до темноты. Только подумать, что он должен был устроить нехилые разрушения в Конохе перед отбытием. Вот ведь!
— Я не видел его.
— Погодь! Что ты сказал?! Он не показал своего лица или общался на уровне мыслей?
— Он не пришёл. Мне пришлось оставить записку и вернуться...
— И ты его не подкараулил?! Да что с тобой, Шисуи? Это на тебя не похоже.
— Он мог наблюдать за мной. И если бы я его выжидал, то это бы сыграло против меня самого.
— Может то, а может это! С каких пор ты стал предполагать, а не действовать наверняка? В данном случае риск оправдывал себя как никогда!
— Видно, теряю хватку... — Шисуи для наглядности пожал плечами.
— И что мне теперь сообщить Даджиму? — недоумевал Тера.
— И так всё ясно. Передай, что миссия провалена...

Теруми сидела на лике Третьего Хокаге, выграненном в скале, и с высоты взирала на Коноху. Огни фонарей составляли яркую картину, отчего ночная Коноха выглядела также красиво, как и днём. Мей смотрела на пейзажи Листа в последний раз. Вряд ли ей в будущем удастся вновь посетить деревню.
Когда она была маленькой, то часто мечтала, что скоро вернется домой, но перед этим обязательно подожжёт резиденцию Хокаге и ближайшие дома. Сейчас, обладая элементом лавы, это не было серьёзной проблемой. Но она больше не хотела этого. Как не тяжело было осознавать, но за прошедшие года она привязалась к этой местности и её домам. Хоть Теруми всегда старалась держаться в стороне, но было много людей, которые не были ей безразличны. Да и вся Коноха приняла её дружелюбно с самого начала. И хоть жители Листа были для неё чужими, они перестали быть для неё врагами. По крайней мере, не в эту ночь. Сняв повязку с протектором, Теруми аккуратно положила её на гигантский монумент. Больше она не принадлежала этой деревни. Мей Теруми возвращалась домой.

За пятнадать дней до смерти Мизукаге.
За резиденцией Кири находилось озёро. У берега стояло несколько лодок, выполненных в форме лебедя, но ими почти не пользовались, так как над озером всегда висел туман. Он не был слишком густым, но дальше пяти метров нельзя было ничего разглядеть. Да и смотреть то особенно было не на что. Хоть воду в озере поддерживали в чистом состоянии, вся рыба давно исчезла, а морские растения в скудном количестве находились на самом дне и не были видны. Но озеро, несмотря на близость с резиденцией, было довольное тихим местом, где при желании можно было отдохнуть. Но шиноби — занятой народец, которому не до культурного отдыха.
Раньше на катание на лодочках часто отлучался Третий Мизукаге. Он-то и настоял на том, чтобы украсить средство передвижение как можно красочнее и красивее. Но после внезапного исчезновения Сандайме, озеро благополучно забылось и больше никто не появлялся около него, за исключением рабочих, которые по давней традиции пересекли водную гладь, чтобы на её противоположной стороне увековечить нового Мизукаге.
В отличие от Конохи, которая увековечивала память о своих лидерах на склоне горы в виде их лиц, или Суны, у которой гигантские статуи всех Казекаге находились в обширном зале резиденции, зодчие Тумана подошли к данному вопросу с национальным подходом. Со времён Первого, лидеров Кири изображали в виде фонтанов, выполненных в натуральную величину Мизукаге.
Сёдайме, будучи великим фехтовальщиком и родоначальником Семёрки Мечников, был изображён с двумя перекрещенными мечами, с лезвий которых вверх била вода. Статуя Второго Мизукаге находилась на его любимом суммоне, гигантском моллюске, у которого из дырок на каменном панцире наискосок били струи подземной воды. Струи были направлены в разные стороны, создавая при этом своеобразные узоры, но ни одна капля не падала на самого Мизукаге. Третий по его самостоятельному настоянию был изображён на своём любимом троне. Фонтан бил за каменной фигурой, лишь две струйки воды попадали прямо на трон и по специальным углублениям волнистой змейкой стекали вниз.
С фонтаном Йондайме с самого начала возникла проблема. Так как по давней традиции все скульптуры лидеров были выполнены в их натуральную величину, фонтан для маленького Ягуры грозил быть самым маленьким, даже в сравнении с сидячим Третим Мизукаге. На помощь пришла смекалка, и Ягуру изобразили с его гигантским оружием, которое идеально компенсировало маленький рост джинчурики. Также к Четвёртому решили добавить механизмов, благодаря чему цветок на верхушке оружия приходил в движение, и из его лепестков спиралью разливалась вода. Рабочие были уверены, что их новый Мизукаге по достоинству оценит их творение, но Ягура не счёл нужным посетить памятное место Кири, в результате чего фонтан Четвёртого так никто больше не видел, и он благополучно забылся.
Фонтаны Мизукаге уже на протяжение нескольких лет ни кем не посещались. Но если бы в эту ночь кто-нибудь удумал пересечь озеро, чтоб поглядеть на произведения искусства, то он бы непременно заметил мистическую странность, связанную с фонтаном Йондайме. Цветок продолжал исправно крутиться, но брызги хрустально чистой воды постепенно помутнели, становясь бледно-алыми, а после и вовсе приобрели багряный цвет. Словно в насмешку к прозвищу Кровавого Тумана, фонтан Четвёртого Мизукаге начал разбрызгивать кровь. Красная вода попадала и на саму статую джинчурики. Капли попали на глаза Ягуры и медленно скатились по каменным щекам. Если бы в эту тёмную ночь кто-нибудь был поблизости, то ему бы наверняка показалось, будто статуя Мизукаге заплакала кровавыми слезами.
Но в эту странную ночь, как и во множество предыдущих, не было ни одного посетителя. И сей дивный момент остался никем не замечен.

Этот случай с фонтаном, несмотря на всю необычность и мистичность, не был никаким чудом или знаком свыше. Всё объяснялось обычной подпиткой фонтана. Чтобы фонтаны работали на протяжении долгого времени, при помощи специальных труб, насосов и механизмов, вода поступала через множество фильтров прямо из подземного водохранилища. Но не было учтено того, что со временем количество фонтанов будет постепенно возрастать, и на четвёртый фонтан попросту не хватило воды. Расширять хранилище по ряду причин было невозможно, а постройка нового принесла бы значительные затраты. Поэтому по старой системе фильтров было решено подавать воду из подводных источников. Благо во время обустройства водохранилища, рабочие давно по ошибке наткнулись на подземное углубление. Из него-то смекалистые рабочие и стали добывать воду.
В нём-то в ту ночь и утонул труп. В результате его кровь смещалась с подземной водой, и именно эта смесь некоторое время лилась из фонтана. Но никто об этом не знал, кроме одного человека.
Ягура лежал у водохранилища и тяжело дышал. Рана чуть ниже левого глаза не переставала кровоточить. Мизукаге очень повезло, что кунай ударил мимо цели, иначе поражения было бы не избежать. Ягура чувствовал себя очень уставшим, как никогда раньше, а ещё больше — опустошенным. Остались лишь крохи чакры, которые нужны были для того, чтобы Санби не завладел его телом. На то, чтобы встать сил попросту не было. Йондайме тяжело вздохнул и открыл правый глаз. Теперь можно было не опасаться того, что он попадёт под техники иллюзий и воздействия. Его самый главный враг был, наконец, уничтожен. Но проблем от этого не убавилось.
Ягуре удалось разузнать то, что могло перевернуть с ног на голову весь мир шиноби. Враг был повержен, но война только начиналась. И Мизукаге намеревался выйти из неё абсолютным победителем, а для этого надо предпринять меры предосторожности.

За четырнадцать дней до смерти Мизукаге.
— Значит, всё решили, — Ао встал из-за стола и осмотрел присутствующих сквозь тёмные стёкла очков. — Завтра мы штурмуем резиденцию Мизукаге. Да прольётся кровь наших братьев в последний раз. Завтра начнётся новая история Скрытого Тумана. Более светлая...
Договорить он не успел. Прямо перед ним на столе оказался Шисуи. Парень наступил ногой прямо в тарелку с едой, и она поехала в сторону. Не удержав равновесие, Шисуи распластался на столе, сметая на пол всё, что было несъедено и недопито.
— Мизукаге пропал! — крикнул он, не обращая внимание на своё глупое появление.
В комнате повисла тишина. Шисуи тем временем слез со стола и стал отряхивать с одежды кем-то недоеденные водоросли. Делал он это больше машинально, чем осознано, и с ожиданием смотрел на Ао.
— Что ты сказал? — наконец проговорил тот.
— Четвёртый исчез, — Шисуи пытался говорить спокойно, но голос выдавал его волнение. — Пропал из поля видимости с самого утра. Никто не знает, куда он делся. Я лично обследовал всю деревню. Ягура находится где-то за пределами Кири.
— Почему доложили только сейчас? — спросил кто-то из присутствующих.
Другие подхватили, поднялся гам. Шисуи обернулся и посмотрел так, что все сразу стихли. Бугай, что всё это время молча сидел в углу, громко кашлянул и неспешно поднялся на ноги, на ходу закидывая большой забинтованный меч за спину.
— Глупо паниковать каждый раз, как малыш Ягура решить покинуть свой кабинет, чтоб облегчиться, — рявкнул обладатель Хирамекарей. — Парень действовал по ситуации, и к нему не должно быть никаких претензий. Если бы Мизукаге узнал о наших планах, то мы все были бы уже мертвы. Так что волноваться нет причин, однако нам придётся подождать со своими мечтами. Люди не так нас поймут, если мы займём Туман в отсутствие лидера. Я лично отыщу Четвёртого.
— Значит, всё решено, — проговорил Ао, предотвращая дальнейшие споры. — Будем ждать и надеяться на благоприятные новости...

Не успел Шисуи войти, как в него полетел предмет. Учиха увернулся, и помидор со всего размаху впечатался в Теру, растекаясь по всему его лицу. Парень недовольно смахнул остатки овоща с лица.
— У тебя хоть что-нибудь съедобное есть? — поинтересовалась Мей, перекинув ногу на ногу. — Я здесь такими темпами быстрее с голоду помру, прежде чем съеду с этой жалкой квартиры.
— Этот тип сможет достать для тебя всё, что захочешь, — Шисуи указал на своего напарника. — По крайней мере, он всегда утверждал, что для него нет ничего невозможного.
— Приятно познакомиться, красавица, — Тера окончательно утёр лицо, и теперь переводил взгляд с Теруми на ящики с помидорами и обратно. — Ты их коллекционируешь, Шисуи? Хотя, наверное, больше половины всё-таки съел. Я тебе привозил намного больше, чем вижу.
— Они прогнили, пришлось выкинуть, — спокойно ответил Учиха, садясь рядом с куноичи. — Заказывай у Теры всё, что пожелаешь, не стесняясь. Потому что тебе придётся задержаться здесь подольше. Всё пришлось отложить до тех пор, пока в Тумане вновь не объявится Мизукаге. А пока, — Шисуи снял протектор со лба и передал Теруми, — тебе лучше одеть это. Без него ты будешь слишком сильно выделяться в деревне.
— А как же ты? — поинтересовался Тера. — Нарисуешь эмблему на листочке бумаги и приклеишь на лоб? А?
— Меня здесь и так все знают. Как и то, что со мной лучше не связываться.

За десять дней до смерти Мизукаге.
Пещера была довольная тёмная, да к тому же в ней было холодно и сыро. Это не шло ни в какое сравнение с обустроенными убежищами, но Орочимару машинально успел набросать в уме план действий, чтобы сделать пещерку более комфортной, однако быстро отказался от этой идеи. Если об этом месте знает кто-то другой, то скрытым убежищем это уже не назвать. А после изгнания из Конохи, санин научился мастерски прятаться и заметать следы.
Шаги он услышал задолго до того, как фигура гостя показалась в пещере. Это не было похоже на скрытного напарника Орочимару, впрочем, он не был похож на себя самого в буквальном смысле. Вместо ворчливого горбуна перед змеиным санином предстал юноша. Он поднял левую руку, демонстрируя на большом пальцем бирюзовое кольцо с кандзи «Драгоценность». Орочимару усмехнулся и в ответ также поднял левую руку. На мизинце красовалось голубое кольцо с надписью «Небо».
— Зачем было устраивать это жалкое представление, Сасори? Сколько лет мы знакомы друг с другом.
— Я боялся, что ты не узнаешь меня, если я появлюсь в своей истинной форме, — кукольник стряхнул пыль с большого валуна и уселся на него.
— Я давно догадался, что это была лишь твоя марионетка, — Орочимару довольно облизнулся. — Но по голосу ты казался более взрослым.
— Мне двадцать четыре года, — спокойно отреагировал Сасори. — С помощью ста марионеток я смог завоевать неприступный город, но мою оболочку таки умудрились разбить. Пока я её не починю, придётся разгуливать в этом виде. Но более важно, что за срочная миссия выпала на нас? Зецу послал меня сюда до того, как я успел получить вознаграждение за проделанную работу. Какузу будет в бешенстве. А лично я недоволен тем фактом, что мои заслуги припишут этой захудалой армии. Они даже осадить город как следует не могут.
— Предательство, — прошипел Орочимару. — Четвёртый Мизукаге разорвал с нами все связи. Видно, малыш Ягура прознал о наших планах на счёт джинчурики и забеспокоился о своей шкуре. Нельзя, чтобы наша организация была раскрыта раньше времени. Так что джинчурики трёххвостого станет нашей первой добычей. Будет нелегко, ведь он Мизукаге.
— Нет проблем. Я уже убивал Каге. Это проще, чем кажется на первый взгляд.
— Не забывай, что он нам нужен живым. Сказания о том, что биджу при смерти носителя пропадает из этого мира, а через долгое время появляется совсем в другом месте, весьма правдивы. Потеря Санби будет означать провал.
— Поэтому мы и работаем в паре. Для поимки хвостатого вполне достаточно и двоих. Поскорее выдвигаемся, ненавижу ждать.
— Придётся подождать, — таинственно проговорил санин, отправляясь вглубь пещеры и жестом подзывая напарника к себе. — Я не бездельничал, пока дожидался тебя, и смог добыть для нас источник информации.
В углу пещеры неподвижно лежала девушка. По хитай-ате на её руке, Сасори безошибочно понял, что это куноичи Тумана. Орочимару склонился над девушкой и прошёлся рукой по её длинным волосам.
— Эта пташка мне проворковала, что на данный момент Мизукаге покинул Кири. И где он скрывается — неизвестно, но я уверен, что он вскоре объявится. Люди жаждут власти, и наша добыча не сможет так просто отказаться от титула Каге.
— Она ещё жива? — поинтересовался Сасори.
— Ты провёл в окружении потных вояк всего пару дней, а уже успел соскучиться по женскому телу? — усмехнулся Орочимару, ехидно улыбаясь. — Я вытащил из неё всё, что мне надо было, так что больше я в ней не заинтересован. В ней ещё теплится жизнь, так что можешь позабавиться, пока ждём возвращения Мизукаге.
— У меня есть прекрасная идея, — спокойно отреагировал марионетчик, не обращая внимания на недвусмысленные намёки напарника. — Она нам ещё пригодится...

За восемь дней до смерти Мизукаге.
Ягура стоял на возвышенности маленького острова у самого обрыва. Внизу бушевали волны, вновь и вновь безуспешно ударяясь о выступ. Но Мизукаге смотрел дальше, на самое главное достижение в своей жизни.
— Это невероятно, — проговорил АНБУ из охраны, подходя к лидеру деревни. — Я считал, что это сделать невозможно.
— Не ты один. Весь мир считает, что это за гранью фантастики. И в этом наше преимущество над ними.
Внезапно закружилась голова, и всё поплыло перед глазами. Ягура пошатнулся, и, не удержав равновесие, упал на колено. АНБУ сразу подскочил к Мизукаге. Он что-то кричал, но Ягура не мог разобрать слов. А потом всё вернулось в норму, также внезапно, как и началось. Словно ничего и не было. Только взволнованный голос подопечного говорил об обратном.
— Что с вами, Мизукаге-сама? Я...
Не договорив, АНБУ как-то странно булькнул и медленно перевёл взгляд на свою грудь, из которой торчало тонкое окровавленное лезвие. Пробурчав что-то невнятное, верный воин АНБУ осел и тихо съехал с насаженного клинка. Кушимару ударом ноги спихнул труп с обрыва. Безжалостные волны забрали с собой несчастную жертву.
— Остальные члены группы также ликвидированы, — отчитался Куриараре Кушимару. — С вами всё в порядке, Ягура-сама?
— Просто переутомился, — прошептал в ответ Мизукаге, вставая на ноги. — Я затратил больше сил, нежели рассчитывал.
— Вам следует себя беречь. После того случая, вы не полностью восстановились.
— На это нет времени, — резко отрезал Четвёртый. — Лучше скажи, вы избавились от того трупа.
— Да. Он ушёл глубоко под воду, но мои люди смогли выловить его. От тела и так осталось одно упоминание. Но мы, как и было приказано, полностью уничтожили остатки. Даже пепла от него не осталось, — Кушимару замолчал на минуту, решаясь на мучавший его вопрос. — Кто это был?
— Учиха Мадара, — спокойно ответил Ягура, складывая руки в несложную печать. Перед завершающей техникой надо было сконцентрироваться и подвосстановить силы.
— Разве он не погиб в битве с Первым Хокаге? — искреннее удивление.
— История лжива по своей сути. Не стоит верить всему, что говорят люди. Учиха лишь затаился на время.
— Но разве он не должен был умереть от старости?
— Ты меня удивляешь, Кушимару-кун. Глядя на меня, ты мог давно понять, что есть способы продлить свою жизнь.
— Убить живую легенду, — мечник довольно усмехнулся. — Это в вашем духе, Ягура-сама.
— Я потратил на это больше пяти лет. Первую попытку я предпринял ещё два года назад, но потерпел сокрушительное поражение. Я смог победить только с помощью своего левого глаза, — Ягура прошёлся рукой по на скорую руку зашитому шраму. — И то мне повезло, что Мадара был уже не тот, что во времена своей славы. Риненган он мне показал только при нашей первой встрече. Больше я глаза Бога не видел.
— Глаза Рикудо?! Стоило ли тогда уничтожать тело?
— Этим глазам не место в этом мире, — спокойно пояснил Ягура. — Они лишь причиняют боль и страдания. Всем, в том числе и своему хозяину.
— Как же вы смогли выйти победителем?
— Мадара с непринуждённой лёгкостью мог меня контролировать даже с помощью шарингана. Мне пришлось незаметно тренировать свой левый глаз. Теперь он видит сквозь иллюзии и даже дальше. Ты единственный кому я могу доверять. Поэтому ты должен знать, что последние годы я был под воздействием Учихи. И зачастую он руководил Кири от моего лица.
— Как...
— Тише! — резко прервал Ягура.- Колдовство не любит лишних глаз и звуков.
Мизукаге и не заметил, что по старой привычке назвал ниндзюцу странным словом для шиноби. Но Кушимару с детства знал все повадки лидера, а потому не проронил ни слова. Ягура не любил, когда ему мешали во время выполнения техник. Сложив руками необходимые печати, Четвёртый набрал воздух во всю грудь и выдохнул густую дымку. Туман покрыл водную гладь диаметром чуть меньше километра. Теперь всё было завершено.
— Никто не сможет найти в этом тумане даже целый город. А те, кто осмелятся в него войти, сойдут с ума, — довольно проговорил Ягура. — Мы сюда обязательно вернёмся, но позже. А пока надо срочно возвращаться в Кири и занять оборонительные позиции. Правда, мой верный друг, заключается в том, что у Мадары есть последователи. Когда пять лет назад появилась загадочная группировка под названием Акатсуки, никто не обратил на это внимание. А зря. У неё есть два грозных лидера. Один из них готовит переворот в Скрытой деревне Дождя. Другой, скрытый даже от своих сообщников, благополучно пробрался в Кири и использовал меня как марионетку. Мадара мёртв, но скоро они прознают об этом и ответят. Это лишь вопрос времени.
— Чего им надо от Тумана?
— Поначалу Акатсуки хотели использовать Кири как одну из своих баз. Легче действовать в масштабах целой деревни. Аме для них как запасной вариант. Но я смог разузнать в чём заключается их главная цель.
— В чём же именно?
— Слушай внимательно, Кушимару. То, что я тебе скажу, будем знать только мы с тобой, да верхи Акатсук. А тот, кто обладает этой информацией, тот сможет овладеть и целым миром...
Утверждено LucieSnowe
Neodim
Фанфик опубликован 20 марта 2012 года в 14:43 пользователем Neodim.
За это время его прочитали 1192 раза и оставили 3 комментария.
0
DeKalisto18 добавил(а) этот комментарий 20 марта 2012 в 22:42 #1
DeKalisto18
Продолжаю традицию отписываться после каждой части этого произведения)
Ну, что я могу сказать? Восторженный отзыв... Не знаю, как описать то, что я почувствовала, но эти части уже чувствуются, что кульминационные. Шпионаж, интриги, все эти политические игры. Видно, что это приходит к своему концу, который станет началом для чего-то более нового и глобального. Мммм... В описании сказано, что здесь показано, как зарождались новые легенды и вправду показано. Первый биджу, схваченный Акацуки, Шисуи, чьи глаза считаются лучшими из-за гендзюцу, Мей Теруми, которая стала в последствии Мидзукаге. Сюжет по началу был отдален от этого, но постепенно так приближался к тому, что могло бы вполне послужить биографией для героев, что просто дух захватывает.
Нарисовать бы по этому мангу ^-^
Жалко, что я не умею писать более развернутых отзывов, но все же постараюсь сказать, что еще мне понравилось. Стиль, описания...
Нравится, что вы перечисляете основные события, которые могли привести к такой кульминации. То есть не как "день за днем", а конкретные даты, то бишь семнадцать дней, двацать дней. Точность - плюс. Показывается, какой шел отчет до убийства Мидзукаге, до его смерти, что вызывает некоторое... Напряжение что ли. Показывается, как все это неизбежно. Да и нравится, что в вашем фф присутствует ОГРОМНЕЙШАЯ логика, т.к. читаешь иногда другие работы, в которых чисто описываются отношения между мужчиной и женщиной и... Ничего. Увас же чувствуется драма, романтика. Война - огромная романтика, по крайне мере, для меня. Как сложились судьбы героев, как долго они не были на своей родине. Все это интригует и в некотором роде завораживает. И еще радует, что описывали обычаи Кири, что упоменули как олицитворяются Каге, как каждая деревня сохраняет свою историю. Очень. Очень понравилось.

Так... Это еще не конец. Пошла читать дальше.

П.С. Привычка уже обращаться к автору на "вы", когда пишу отзыв. Никак не отучусь. Эхъ...

С уважением DeKalisto18
0
Neodim добавил(а) этот комментарий 20 марта 2012 в 23:28 #2
Neodim
Продолжаю отвечать на комментарии.
Когда я писал о зарождении легенд, имел ввиду Шисуи и Мей. Об Акатсуках даже как-то и не подумал. Наверное, потому что в первой версии фанфика их вообще не было. Я их только через полгода добавил, как третью силу в предстоящем перевороте. Ведь чем больше людей, мотивов и поступков, тем интереснее.
Без логики не могу. Я зверька Обоснуй постояно подкармливаю, даже когда в голову лезет абсолютная чушь ^__^
Рад, что понравились фонтаны Кири. Я надеялся, что это оценят. Я их добавил в самый последний момент. Всегда было интересно, как обстоят в этом плане дела у других деревень. А то мы знаем только про Коноху и Суну. Да про Иву из недавних глав манги. Главная достопримечательность Камня... камень. А что - дёшево и сердито ^__^
Да это не конец седьмой части. Её кончно можно было разделить и выставить продолжение завтра. Но я считаю, что данный момент надо читать сразу, чтоб эффект не пропал.
П.С. Я сам часто скатываюсь в комментариях на "вы". Так ведь удобнее...
0
DeKalisto18 добавил(а) этот комментарий 20 марта 2012 в 23:43 #3
DeKalisto18
Ох, в этом плане мы, наверное, солидарны. Зверька Обоснуй? Надо будет запомнить)
Да и не отвечать на комментарии сама не могу, а ведь пишут такие... Ох, прямо вздыхать на радостях хочется.
Фонтаны Кири и вправду понравились, прямо картинка представилась. Очень красиво было бы, если бы и нарисовал кто. ох...
Насчет Шисуи и Мей я так и поняла, но все-таки интересно получилось, не правда ли? Затронуть тему Акацуки - значит и про них заложить легенду. Первый пойманный биджу - своего рода начало. Так что проскальзывает история и о них.