Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Двойная рокировка. Часть вторая

Двойная рокировка. Часть вторая

Категория: Другое
Двойная рокировка. Часть вторая
Третья Мировая война шиноби.
Шимура сидел за своим столом и обдумывал услышанное. Этот доклад он ждал долго, и его радужные ожидания оправдались. На пути достижения намеченной цели стояло много препятствий. Но был шанс — крохотный, но вполне осуществимый, и глава Корня знал, кто может справиться с предстоящим заданием.
В дверь постучались, и через мгновение она бесшумно открылась. Внутрь крохотного по объёму помещения зашёл Кагами и поприветствовал своего начальника коротким кивком.
— Вызывал, Данзо-сан? — скорее не вопрос, а констатация факта.
— Да, Кагами. У меня к тебе разговор. О будущем Конохи.
— Как обычно. Мы говорим о светлом будущем Листа при каждой нашей встрече. А точнее сказать о путях, чтобы достичь этого будущего.
— Тебе это надоело?
— Напротив, — Кагами давно привык, что в кабинете начальника никогда нет лишней мебели, и потому уселся прямо на пол. — Постоянство мне только в радость.
— Но сегодняшнее положение в мире никак нельзя назвать стабильным. Третья Скрытая Мировая война шиноби идёт уже несколько месяцев. Всё слишком затягивается. Нужен сильный толчок, чтобы сместить маятник сил в сторону Конохи и покончить со всем разом. С помощью поддержки малых деревень нам удаётся оттеснить силы Камня и Тумана, но вмешательство Суны сейчас крайне нежелательно. Воевать на три фронта — это уже слишком. Нам нужно окончательно обезопасить юг. Если выведем Песок из войны на длительное время, то сможем полностью сконцентрироваться на наших прямых противниках. Ты должен это прекрасно понимать, Кагами. Ты всегда славился стратегическим мышлением.
— Страна Ветра всегда враждовала со страной Земли. Что их заставило переключить внимание на нас?
— Страна Рек уже полностью оккупирована песчаниками. Они уже на границе с Огнём.
— Ясно. Страна Птиц всегда была тупиком в войне как для Камня, так и для Песка. Когда тебя от врага отделяет приличная территория, то всегда чувствуешь себя немного спокойнее. Но между Ветром и Огнём нет больше никаких препятствий. Единая граница, как повод для нападения... Но есть ли у них причины для столь отчаянного шага? Ведь если они переведут своё внимание на нас, то могут получить существенный удар со стороны Камня.
— Главное — быть уверенным в своей мощи и быстрой победе. Ветру незачем порабощать весь Огонь. Ты знаешь, как у них худо с климатическими условиями. А наши южные плодородные земли выглядят весьма соблазнительно. Время урожая, Кагами. А провизия в войне имеет не последнее место. Земли Рек им явно будет не хватать. Экономически сильная страна — сильна и на мировой арене войны.
— И всё же, с их стороны это будет рискованным шагом. Им придётся заручиться сильной поддержкой, дабы осуществить сей план. Но они нигде её не найдут...
— Ошибаешься, мой друг. Дела наши, Кагами, не так радужны, как казалось всего несколько дней назад. Песок уже предпринял попытку быстрого захвата южных земель страны Огня.
— Неожиданно, — правая бровь Учихи многозначно приподнялась.
— Суна нашла великую силу в лице своего Казекаге. Третий покинул свои земли и лично участвовал в атаке.
— Рискованный шаг с их стороны, но весьма эффективный. Третий — величайший воин Суны. Лучший из всех Казекаге. Я даже сомневаюсь, что в будущем появится достойная смена ему. Лидер Песка стоит одного или двух элитных отрядов. Значит, мы уже потеряли часть наших земель.
— Нет. Хирузен всё-таки послушался меня и отправил часть нашей военной мощи на юг. Это сыграло определённую роль в коротком, но ожесточённом сражении. Нам повезло, что там был и ученик Джирайи. Он то и смог взять на себя Третьего.
— О гениальности Намиказе я был немало наслышан. Но задержать Казекаге — это впечатляет. Данзо-сан, помимо Орочимару, видимо, появился ещё один ваш конкурент на место Четвёртого Хокаге.
— Я только рад, что Коноха имеет столь сильных бойцов. Но опасность со стороны Песка всё ещё существует.
— Их быстрая атака не удалась. Наверное, Казекаге уже вернулся в Суну. Не думаю, что он станет рисковать и оставит собственную страну без должной охраны.
— Шпики есть не только у нас, Кагами. Песчаники, конечно, отступили, но не далеко. До них дошла новость, что Минато пересылают в район Кусы. Камень, а не Песок является сейчас нашим главным противником. Так что наши лучшие бойцы стекаются в страны Травы и Дождя.
— Ясно. Если Ива прорвётся, то мы потеряем больше, нежели от вторжения песчаников. Суна занята нами, и потому Камень решил переключить внимание на нас. Географическое расположение Огня всё-таки сыграло свою злую роль. Мы окружены со всех сторон четырьмя великими державами. Надеюсь, что хоть замену Минато послали.
— Да. Но ты должен понимать, что им вряд ли удастся сдержать Казекаге. Минато в какой-то степени и повезло. А сам Третий теперь будет более решительным. По моим данным Казекаге до сих пор не покинул территорию Рек. Хм, или её уже можно называть восточными владениями Ветра.
— Что же нам тогда делать?
— Как я уже говорил в самом начале, надо вывести Песок из войны.
— Но как? Данзо-сан, зная тебя столько лет, смею предположить, что ты уже нашёл выход из сложившейся ситуации.
— Ты как всегда проницателен, мой друг. Вся мощь и сила Песка сейчас строится на Казекаге.
— Надо устроить беспорядки в Суне и в окрестностях Ветра, дабы их лидер вернулся домой?
— Это лишь отложит нашу проблему на время. Я предлагаю ликвидировать саму проблему, то есть Третьего.
— И всё же диверсия. Но группе шиноби будет трудно попасть на вражескую территорию. А одному ниндзя там делать нечего. Да и Хизурен вряд ли одобрит сей план, — Кагами усмехнулся. — Значит, действуем как всегда скрытно. Тогда я лично берусь за это дело. Я возьму с собой лишь одного человека. Чем больше людей, тем больше шансов, что нас раскроют.
— Только тебе я могу довериться. Но...
— Я прекрасно понимаю, как ничтожны мои шансы. Однако результаты заслуживают сего риска. Смерть Казекаге введёт песчаников в панику. Юг перестанет быть для нас проблемой. Камень тут же переключит внимание на страну Ветра и начнёт её атаковать. Мы же окончательно дожмём Кири, а потом можно спокойно приниматься и за Иву. С Кумо удалось достичь мирного договора. Не думаю, что шиноби Облака собираются его придерживаться, но это по крайней мере надолго их задержит. Смерть одного человека, а столько проблем решается.
— Ты уверен, что справишься?
— Война слишком затянулась. Надо поскорее со всем закончить. Иначе даже в случае победы, разрушения будут слишком велики для всех. Нельзя допустить, чтоб затраты превзошли возможную выгоду.
— Хорошо, тогда я доверяю это задание тебе.
Кагами встал на ноги, но не торопился уходить.
— Позаботься о моём внуке, Данзо. Вот увидишь, из него вырастит прекрасный защитник Конохи. Из тройки только Даджиму не удалось подобраться к Кири. Но он сумел наладить связь с Тера. Так что если со мной, что-то случиться, то ты знаешь через кого можно связаться с нашими маленькими шпионами.
— Рано хоронишь себя, напарник. Вот вернёшься и сам займёшься ими.
Кагами промолчал. Разговор и так затянулся. Надо поспешить с выполнением миссии.

Кицучи относился к тем воинам, которые продолжали биться несмотря ни на что, не обращая внимания ни на усталость, ни на раны. А потому он серьёзно переживал по поводу того, что ему пришлось вернуться домой, в то время как его товарищи продолжали сражаться. А всё из-за какой-то поломанной руки. Кицучи уверял полевого врача, что может в здоровую руку вложить оружие и вновь ринуться в бой, но его удалось вразумить.
Кицучи относился к тому типу шиноби, которые специализировались на ниндзюцу. А со сломанной рукой он не мог создавать необходимые печати, и все его мощные дзюцу теперь были бесполезны, как и его пребывание на поле боя. Скрепя сердцем, Кицучи согласился с приведенными доводами. Он жаждал помочь своим товарищам, а не быть для них обузой.
Но по прибытию домой возникли новые проблемы: его жена вознамерилась заменить его на поле сражения. Эта мысль вовсе не радовала его, как, впрочем, и самого Цучикаге. Раньше Оноки удавалось удержать дочь в деревне лишь потому, что кто-то должен был следить и ухаживать за двухлетней Куротсучи. Но теперь, когда хоть и раненный, но вполне дееспособный отец вернулся домой, воинственная мамаша решила на него спихнуть заботу о дите, а самой броситься в гущу сражений. Нрав у молодой матери был тот ещё, а потому ни уговоры мужа, ни самого Цучикаге не смогли поменять её решения.
И теперь, качая свою уснувшую дочь, Кицучи внимал последним советам своей жены. До этого он часто пропадал на миссиях, а потому был удивлён тому перечню обязанностей и рекомендаций по уходу за Куротсучи. Реабилитационный период грозил превратиться в миссию ранга В. Если не больше.
— Возвращайся быстрее, — отчаянно пробасил Кицучи.
— Хоть раз в жизни побудь отцом, — резко ответила жена, уловив в интонации муженька нотки недовольства сложившейся ситуации. — Или ты надеялся отсидеться в сторонке, пока наша дочь не подрастёт? На вас, мужиков, совсем ни в чём нельзя положиться. Не только умудрился получить такую идиотскую травму, так и с собственным ребёнком посидеть не хочешь.
— Я...
— Конечно, я всё понимаю, глупенький, — куночи поцеловала мужа на прощанье. — Ты уж позаботься о Куротсучи. И поправляйся скорее, а то заставлю тебя нянчиться с дочуркой всю жизнь. Так что постарайся!..

Теруми сидела под деревом и ожидала приказов из штаба. Постепенно некоторых шиноби стали отсылать на северо-восточный фронт на битву с Камнем. Мей очень надеялась оказаться в их числе.
За время прибывания на островах, её группы часто наталкивались на неприятия. И чаще всего исход сражения оставался за ниндзя Скрытой деревни Тумана. Только благодаря тому, что помимо неё кто-то ещё оставался в живых, на Мей до сих пор не падали подозрения. А так как несколько ловушек удалось обставить так, что именно она вытаскивала из пекла сражения тяжелораненых товарищей, то за ней даже сыскалась слава юной спасительницы. Но долго двойная игра продолжаться не могла, рано или поздно кто-нибудь может связать эти данные вместе и уличить её в обмане, и Теруми это прекрасно понимала.
«Если в ближайшее время не удастся убраться отсюда, то придётся инициировать собственное ранение. Неприятно резать саму себя, но по другому нельзя. Уж лучше лежать раненной в госпитале, чем мёртвой в канаве...»
— Похоже, мы вновь оказались в одной команде, — знакомый голос прервал рассуждения.
— Хохето-сан! — радостно воскликнула Мей, увидев рядом светловолосого Хьюгу. — Рада вас вновь увидеть. В одной команде? Куда нас отправляют на этот раз?
— Далеко... Нас с тобой и ещё пару человек было решено отправить в страну Дождя. Ива свирепствует как никогда, так что Хокаге решил как можно больше шиноби отправить на борьбу с ней. Путь не близкий, так что ещё успеем наговориться.
— Хохето-сан, я хотела бы узнать кое-что прямо сейчас. Вы случайно не знаете, что случилось с тем парнем, который обжогся? С Райдо? Тогда, во время моей первой миссии, он спас мне жизнь. После я хотела его поблагодарить, но меня срочно переправили на острова. Так что не удалось его повидать.
— С Намиаши всё в порядке, — ласково ответил Хьюга. — Он не из тех, кто долго отсиживается. Так что, возможно, тебе удастся его поблагодарить в скором времени. После лечения в Конохе, он напросился как раз в Аме.
— Рада слышать, — облегчённо вздохнула Мей, но быстро вспомнила об одной детали. — А как у него... Что у него с лицом? Всё в порядке?
— У Райдо остался небольшой шрам. Но ты не волнуйся, нас, мужчин, следы от ран только украшают. По крайней мере, так многие говорят. Но хватит пока об этом. Мне надо ещё двоих предупредить. А ты пока собирайся! Отправляемся через три часа. Встречаемся здесь же.
Мей быстро кивнула и побежала выполнять поручение. Вещей у неё было не много, так что собирание в дорогу не должно было отнять много времени. Однако помимо этого надо было ещё послать сообщение агенту Фугуки о том, что она больше не сможет устраивать ловушек на отряды Конохи.

Ао давно не был в Кири. Выполненные задания тут же сменялись новыми миссиями, так что большую часть войны он пробыл в различных разъездах. Но даже сейчас Ао не заботил отдых. Его больше интересовали мальчишки, которых его команде удалось найти на месте горелого поселения. Почти все жители были убиты, а кто напал на некогда известный клан Кири, так и не удалось узнать. Будучи ребёнком, Ао слышал сказания об их славных сражениях, потому сейчас ему было интересно на выживших ребятах увидеть, не исчезло ли былое величие клана.
Ао быстро нашёл первого ребёнка. Он отжимался на пальцах и был так увлечён тренировкой, что, казалось, не замечал ничего вокруг. Неподалеку сидел чунин, который был приставлен за ним наблюдать. К нему-то Ао и подошёл сначала. Чунин выплюнул травинку изо рта и встал, приветствуя известного дзенина. Ао жестом показал, что можно опустить формальности, и сразу перешёл к делу:
— Что известно о мальце?
— Он не больно-то разговорчивый. Говорит, что его родители умерли, когда он был совсем маленьким, и его растил дедушка. Он то и научил мальца трюкам шиноби, которые знал сам. Напавших на поселение распознать не удалось. У них были маски, никаких отличительных признаков. Сам малыш потерял сознание после битвы с одним из атакующих. Видимо тот посчитал его убитым, поэтому малышу и удалось выжить.
— Базовый навык?
— Более чем достаточно. Знает все стандартные техники и более того. Его и в Академию не стали отправлять, так как делать ему там явно нечего. Сейчас идёт война, так что за него никто не берётся. К тому же, он пришлый.
Ао рукой показал, что дальше объяснять не надо, и ближе подошёл к мальчишке. Тот не прекращал отжиматься. Не чувствовалась, что данное занятие было ему в тягость.
— Имя?
Мальчишка перестал заниматься и приподнял голову. Ао сразу узнал его по взгляду. По не по-детски осознанному и серьёзному взгляду. Это был тот малыш, что без колебаний вправил себе руку обратно. Раны и ушибы за это время успели зажить и, по-видимому, совсем ему не мешали.
— Шисуи.
Учиха убрал левую руку за спину и стал отжимать на одной правой. Он также узнал шиноби в странных тёмных очках. Шисуи уже тогда понял, что он был главным. И потому старался привлечь его внимание.
Ао снял со лба повязку с протектором и молча бросил ее перед мальчишкой. Шисуи привстал и вопросительно посмотрел на дзенина, но тот стоял неподвижно, а из-за очков не было видно глаз. Хотя Учиха сомневался, что по ним можно было бы что-нибудь прочитать. Шисуи поднял протектор и внимательно посмотрел на эмблему Тумана. Четыре волнистые линии в ближайшее время должны были стать для него родными. Мальчик умело повязал хитай-ате на лбу и вновь посмотрел на Ао.
— Теперь ты генин Кири. Будешь находиться под моим началом, посмотрим, как ты себя поведёшь. Я здесь долго не задержусь, так что, если возникнут проблемы, то назови моё имя, Ао. Меня здесь многие знают и уважают. Всё понял?
— Да, Ао-сан, — ответил Шисуи, генин Скрытой деревни Тумана и шпион Корня.

Задание не казалось сложным, хоть и было весьма важным. Нужно было сопроводить караван с провизией до дальнего пункта шиноби. Раньше эта миссия оценивалась как ранга С или В, но сейчас были совсем другие обстоятельства. Бои стали всё чаще затягиваться, а на голодный желудок особенно не повоюешь. Но, не смотря на срочность и значимость миссии, ниндзя на психологическом уровне расслабились и позволили себе быть чуточку менее бдительными. Для большинства это задание больше походило на неторопливую прогулку, а Мей так и вовсе задремала в телеге.
Несмотря на то, что Теруми почти никого не знала из сопроводительного отряда, она чувствовала себя в безопасности, а под воздействием убаюкивающей встряски телеги глаза закрывались сами собой. Девочка старалась бороться с дремотой, но в один момент таки уснула.
Вскоре её разбудил крик и последующий взрыв. Мей на автомате спрыгнула с телеги и достала кунай, не совсем понимая, что происходит.
— Чёртов камнепад! — бросил один из коноховцев.
Как оказалось, с наклонной части горы скатился большой булыжник прямо на дорогу, по которой они ехали. Капитан отряда бросил в него кунаи со взрывными печатями, тем самым избежав разрушительного столкновения с одной из повозок.
— Ничего страшного не произошло, — поспешил уведомить главный. — Продолжаем движение...
Сверху раздался взрыв, и покатилась новая порция различных камней. В ответ полетело больше кунаев, разрывая самые большие валуны на более мелкие. Один из дзенинов ловко и умело использовал режущий ветер, перед которым не могла устоять даже каменная глыба, но более мелкие камни быстро проскочили мимо ответных атак, ударяя в ноги, колёса и в лошадей. Один конь заржал от боли и рванулся вперёд. Телега резко ушла в сторону, ударяя Теруми в бок. Боль на время парализовала, и очнулась куноичи лёжа на дороге.
Раздались новые крики. Мей повернула голову к склону горы и не поверила своим глазам. На них надвигалась настоящая лава.
— Здесь же нет вулкана! — закричал кто-то.
Люди быстро побежали в стороны, избегая встречи с огненной смесью, но вся еда исчезла в одно мгновенье. Вместе с телегами, лошадьми и с теми, кто тихо бежал.
— Атаковали сверху! — прокричал капитан, чтоб его услышали все. — Не дайте им уйти.
Шиноби с рёвом бросились на врага. Выплёвывая проклятья, Мей последовала за командой. Нападавших было меньше, и они явно не рассчитывали на такую быструю и слаженную контратаку. Часть шиноби Камня успела убежать, другую зажали в небольшой пещере. Выхода оттуда по всей видимости не было, и шиноби Ивы отчаянно пытались вырваться из западни. Однако как только кто-нибудь появлялся из пещеры, на него тут же сыпался ливень сюрикенов и кунаев. Потеряв двоих, ниндзя Ивы стали бросать оружие в ответ. Дзенин, что атаковал ветром, упал и скатился обратно на дорогу. Из головы торчала звёздочка.
Самый смелый из коноховцев решил подобраться поближе, и его тут же объяло пламя огня. Чунин кричал долго и пронзительно, пока не последовал за дзенином. Огонь продолжал пожирать тело.
— Это та самая тварь, что чуть не подожгла нас всех в лаве!
Из пещеры полетели огненные шары. Их было не так много, но они били прямо в цель. Ниндзя Листа попятились назад. А тем временем Теруми зашла со стороны, и сейчас находилась прямо над пещерой. Лысый шиноби Камня решил испытать счастье и выбежал из своего убежища. Мей прыгнула на него сверху и, оттолкнувшись ногами от спины, юркнула в пещеру, бросая взрывные печати в потолок. В ответ ударила новая порция огня, зажегшая их раньше времени. Серия взрывов слились в один большой. Обуглившийся потолок завалил вход в пещеру.

Атаковать со спины не удалось. Его услышали раньше. Результат оказался печальным для обоих сторон. По всей длине улицы валялись бездыханные тела песчаников. Около десяти человек. Кагами давно потерял им счёт.
Очередной шиноби с двумя красными полосками на левой щеке возник на пути. Не успел песчаник сложить печати, как Учиха ухватил его за лицо. Техника «Коготь тигра» не подвела и на этот раз. Враг истошно заорал, вся правая сторона лица вмиг исчезла за кровью. Кагами отбросил противника к ближайшему дому — он торопился.
— Баки!
У Третьего Казекаге остался только один телохранитель. Молодой мужчина с летним зонтиком всё это время стоял рядом с лидером, но стоило Кагами раскромсать лицо его друга, как спокойный Собаку мгновенно переменился в лице.
— Баки! — вновь прокричал разгневанный дзенин.
Кагами бросил пару кунаев. Собаку прикрылся зонтом, два лезвия застряли в своеобразном щите. Отбросив ненужный реквизит в сторону, дзенин взмахнул рукой. Режущаяся струя ветра метнулась в противника, но Учиха в пируэте увернулся от атаки. Тем временем песчаник быстрыми движениями рук сложил необходимые печати и выдохнул большое количество воздуха. Ветер закружился, поднимая над полем боя песок. Вскоре вся улица погрузилась в песчаный туман.
Кагами, не дожидаясь атаки врага, выпустил несколько огненных шаров в разных направлениях. Напряг слух, но кроме ветра ничего не услышал. Из песочного месива выскочил дзенин, мощным пинком отбросив Кагами. Учиха метнул пару сюрикенов, но они пролетели мимо намеченной цели. АНБУ рванул лески на себя, возвращая оружие. Под порывом ветра сюрикены вновь описали круг вокруг дзенина, но леска крепко прижала руки песчаника к туловищу. Кагами быстро подпрыгнул к схваченному врагу, длинные когти вонзились в горло. Рука прошла сквозь песок, голова дзенина упала на землю и превратилась в такой же песок. Учиха отпрыгнул от клона как раз вовремя. Очередной мощный порыв ветра рассек песчаную фигуру пополам.
Напасть на этом не закончилась. Песчаную воронку заполонило с десяток сюрикенов, которые метались по кругу, норовя в любой момент вонзиться в Учиху. Только благодаря шарингану Кагами успевал замечать звёздочки и вовремя уклоняться.
Внезапно ветер стих, и всё оружие свалилось на землю. Следом посыпался песок. Собаку непонимающе озирался по сторонам, не в силах понять, почему прекратилась его ветровая техника.
— Опаздываешь, Терай, — еле слышно прокряхтел Кагами, выплёвывая песок, попавший в рот.
Железные колья подобно стрелам обрушились на врага, но Учиха успел отпрыгнуть на безопасное расстояние.
— Сандайме, я сам!
Собаку с криком вырвал золотую серьгу из уха и бросил её на песок, затем ударил рукой по украшению, разламывая его на маленькие частички золота и распространяя их по всему песку. Дзенин довольно улыбнулся:
— Нужная концентрация достигнута!
Взмах рукой, и два куная отбиты. Кагами продолжал приближаться, бросив очередную пару ножей. Из земли образовалась новая песчаная скульптура дзенина, приняв на себя весь удар. Не обратив на застрявшие кунаи никакого внимания, клон бросился на Учиху. Увернувшись от хука справа, Кагами вновь вонзил коготь тигра в шею. Рука снова прошла сквозь песок. Клон, довольно улыбнувшись, обрушился на противника. АНБУ Корня упал под напором, а подняться так и не смог. Заваливший его песок, подобно каменному валуну, прижал Учиху к земле.
— Мне подвластен такой красивый и дорогой металл, как золото. Добавив его в песок, я сделал последний необычайно тяжёлым и прочным. Этот золотой гроб станет для тебя могилой.
Собаку склонился над поверженным врагом, чтобы поднять кунай и добить противника. Тогда их взгляды и встретились. Чёрные запятые закружились вокруг зрачка, увлекая дзенина в водоворот иллюзий. Тем временем с конца улицы покатилась небольшая волна песка. Ударившись об Учиху, она смыла предыдущий песок с золотом. АНБУ был свободен. Откидывая бесполезного дзенина в сторону, Кагами сфокусировал свой взгляд на последней жертве, Казекаге.
Учиха прекрасно видел чёрные глаза Третьего и направил новую волну иллюзорных техник, но это не дало никаких результатов. Удивление Учихи быстро сменилось болью в ноге. Стальной кол, вырвавшийся из земли, пронзил ногу насквозь. Разломив железное основание, Кагами быстро отпрыгнул в сторону, избегая тем самым новых атак. В полёте Кагами заметил, как от чёрных зрачков Казекаге отлетают маленькие тёмные пылинки.
«Он обезопасил себя от иллюзии, прикрыв глаза железным песком», — мысль молниеносно пронеслась в голове. Очередной кол, на этот раз сверху, ударил в голову. Кагами в последний момент успел сгруппироваться в полёте, но атака его всё-таки настигла. Кол разодрал левую половину лица от века до рта.
Боль на миг ослепила, и шиноби не смог мягко приземлиться. Кувыркаясь в клубе пыли, Кагами всё-таки изловчился создать необходимые печати.
— Катон! Струи огня!
Пламя огня большого объёма полетело в сторону Сандайме, но круживший вокруг него железный песок в одно мгновение превратился в стальную стену. Однако Кагами прекрасно предвидел это, и небольшой заминки ему хватило, чтобы скрыться с поля видимости Казекаге.
«За время моей битвы с „золотым шиноби“ он успел спрятать своих подчинённых в стальных коконах, а значит, вариант с заложниками отпадает, — рассуждал Кагами из укрытия. — Крестьяне страны Рек вряд ли подойдут на эту роль. Нужно срочно придумать план для молниеносной атаки, иначе подоспеет подмога и тогда точно всё пропало. А больше такого шанса уже не представится. Значит, как обычно придётся рисковать».
Сюрикены быстро просвистели рядом, но были остановлены, и, так и не долетев до цели, повисли в воздухе. Звёздочки были облеплены песком. Кагами появился с другого бока, выхватывая кунай. Сюрикены тут же полетели в его сторону. Вонзив кунай в руку, Учиха прокричал:
— Техника призыва!
Раздался хлопок, и перед противниками расстелилось гигантское облако. Но из него так никто и не появился. Оказавшись за спиной оппонента, Учиха выхватил кунай из окровавленной ладони и метнул его в Казекаге. Раздался скрежет стали, и кунай отскочил от спины, как от катаны.
«Ксо! Он уже покрыл себя песком. Поэтому он такой малоподвижный. Нужны более сильные атаки, чтоб пробить броню».
Шипы вновь повылетали из земли. Изворачиваясь, Кагами закончил необходимую серию печатей и коснулся шипа окровавленной ладонью.
— Техника призыва!
Пронзённый многочисленными шипами гигантский сокол оказался живым щитом для Учихи. Кагами тем временем рванул в сторону. Учиха бросил маленький шарик к ногам Казекаге и тут же в пируэте увернулся от очередного шипа. Шарик, так и не долетев до цели, взорвался при встрече с песком. Яркая вспышка озарила всё вокруг, ослепляя на время.
«Вот ты и попался, — радостно подумал Кагами, разворачиваясь на пятке и создавая необходимые печати для дальнейшей атаки. — Обладая силой шарингана, я могу тебя видеть. Времени для атаки должно хватить... Что?»
К удивлению Учихи, противника нигде не было. Кагами запоздало поднял голову к небу. Над ним кружил Казекаге, размахивая песчано-железными крыльями. Спину пронзила боль, а багряный кол вырвался из груди, разрывая неоконченную печать пальцев. Ангел Смерти спустился к своей жертве...
Шаринган потух в глазах Кагами, но он ещё продолжал держаться на ногах. Казекаге спустился с небес. Крылья рассыпались песком. Третий провёл рукой по лицу, стирая пот, и Теперь Кагами видел, что у Сандайме на самом деле карие глаза.
— Ты из клана Учиха, твой шаринган представляет мощь и силу. Надо будет тебя показать медикам.
«Вот и конец. Миссия провалена, а на Терая больше нет надежды. Надеюсь, он догадается скрыться и не ввязываться в бессмысленную битву. Жаль, что я так больше и не увидел Шисуи. Но я уверен, что он достойно продолжит мой путь. А я... Я достаточно сделал для Конохи... Но моя смерть не будет напрасной...»
Кагами рванул с себя плащ, обнажая торс. Левая рука активировала символы обратной печати, а правая потянулась к глазам. Символы расплылись по всему телу и фонтаном вырвались наружу, поглощая всё вокруг. Казекаге отпрыгнул назад, но было уже поздно. Огромный чёрный шар поглотил всё вокруг, включая и стены ближайших домов.
«Я всё отдал Конохе до последней капли крови. Теперь можно и отдохнуть...»

Глаз висел над улицей и всё это время внимательно наблюдал за битвой. Третий Казекаге в последний момент успел спрятаться в железном коконе. Удивительно, но это спасло ему жизнь. Кагами был мёртв. Глаз рассыпался, больше наблюдать было не зачем.
В конце улицы за одним из домов укрылся ещё один воин Корня. Терай отпустил два пальца от левого века, но глаз открывать не спешил. Из под опущенных ресниц выступила струйка крови. Терай не до конца изучил технику «третьего глаза», и последствия дали о себе знать. Но шиноби сейчас было не до зрения. Учиха Кагами провалил свою миссию, а вот его задание только начиналось. Надо было действовать быстро и незаметно.

В темноте появился огонь пламени, и загоревшийся факел озарил пещеру.
— Ещё совсем ребёнок, — как-то жалобно проговорила черноволосая куноичи Ивы. — Мы обе оказались заперты в твоей ловушке.
Очнувшаяся Теруми лишь простонала в ответ. Её чудом не завалило никаким камнем, но всё тело ужасно ныло и болело. На её счастье женщина из Камня по каким-то своим причинам не стала добивать Мей. Прикрепив факел к стене, черноволосая занялась изучением маленькой пещеры. Результаты казались небезутешными.
— Ну мы с тобой и попали, малышка. Будем надеяться, что с помощью моей лавы, мы сможем растопить выход. Правда, придётся действовать тихо и осторожно, так как здесь не так уж и много места. В детстве я по неосторожности этой техникой обожгла руки. С тех пор не снимаю перчатки. Отползи в сторону, детка, а то, и тебя ненароком задену.
Теруми незамедлительно последовала совету. Тело до сих пор болело, так что она уселась в углу, облокотившись об каменную стену. Её враг без боязни стоял к ней спиной и готовил проход на свободу.
«Как глупо с её стороны», — подумала Теруми, выпуская горячий пар из-за рта. Помещение было маленьким и замкнутым. Как раз для её техники. Оставалось только подобрать нужную концентрацию яда в воздухе и обезопасить себя. Благо время было.
Женщина не сразу обратила внимание на горечь в горле и кашель. По началу она всё скинула на нехватку воздуха, но, внезапно свалившись на колени, сразу всё поняла. Куноичи Ивы начала складывать печати для атаки, однако воздух резко нагрелся, обжигая всё тело и не давая сосредоточиться. Черноволосая упала на землю, яд медленно добивал ее, но женщина не желала сдаваться, и медленно поползла к Теруми.
— Сдохни уже! — в страхе прокричала Мей.
Черноволосая продолжала медленно приближаться. Но в глазах больше не было ясности. Куноичи Камня попыталась улыбнуться и прошептала одно единственное слово:
— Куротсучи...
Больше она не двигалась. Мей тяжело дышала, глядя на мёртвую женщину. Скрестив пальцы в незамысловатый узор, она сконцентрировалась, чтоб нейтрализовать яд в пещере. Выход уже был почти проделан, а оставшихся взрывных печатей на него должно было хватит. Оставалось решить, что делать с трупом женщины.

Терай стоял в стороне. С него было достаточно того, что пришлось полдня на своей спине таскать труп. Член Корня давно отвык от ненужных чувств, но неприятный осадок остался, хотя сторонился он совсем по другой причине.
Терай искоса посмотрел на чистильщика. Про Торуне ходило много слухов в Корне. Чаще всего, что он заражает своими микробами всё вокруг. Абураме, конечно, прекрасно сосуществовали с жуками, но заразных паразитов мог подчинить только Шикуро. А вот на счёт успехов его сына было мало что известно. И тот факт, что он был одиночкой, лишь добавлял сомнений.
Торуне склонился над телом Кагами, всматриваясь в то, что раньше было его начальником. Труп Учихи ещё не начал гнить, но засохшая кровь по всему телу делала его до отвращения ужасным. Недоставало некоторых конечностей, а лицо и вовсе было непригодно для дальнейшего опознавания. Торуне как обычно представил себя на месте убитого. Будучи ребёнком, он чувствовал страх и ужас. Когда только перешёл под начало Кагами — некое ощущение облегчения. Но сейчас он ничего не почувствовал.
Торуне склонился над трупом, чтоб внимательнее осмотреть глазницы. Вид был не из приятных.
— Он точно сам уничтожил свои глаза?
Терай лишь кивнул, не видя смысла отвечать на очевидные вещи. Торуне вновь перевёл взгляд на покойника. Главной проблемой были глаза, но для верности надо было уничтожить всё тело полностью. Ведь даже из мёртвых можно было вытянуть достаточно информации.
Абураме прикоснулся к бездыханному телу, которое тут же поглотило полчище мелких насекомых. Шиноби поспешил отойти подальше, сейчас к телу было лучше не приближаться. Жуки быстро справилось со своей задачей, уничтожив всё, что могло выдать секреты клана Учиха.
Заметив, что напарник удачно справился со своей задачей, Терай со всей силой ударил по песку, разгоняя по кругу небольшую волну, которая похоронила остатки Кагами и все улики их пребывания здесь.
— Следовало бы его похоронить с должными почестями, но без этого ритуала нам никак нельзя. Корень должен оставаться незамеченным для других. Так что можно считать, что мы не существуем.
— Мы лишь убиваем...

Мей недовольно отряхивала свою одежду от пыли и грязи. Один из рукавов был разорван, рану на руке неприятно щипало. Знание расположения ловушек давало многое. Большую часть удалость избежать, но некоторые нельзя было незаметно преодолеть. Пришлось использовать гибкость тела, чтоб не быть убитой. Получилось не совсем удачно.
Теруми знала расположение ловушек в коридоре, но что было за дверьми — оставалось загадкой. Куноичи осторожно постучала и тут же отпрыгнула в сторону, на всякий случай. К радости девушки, ничто не взорвалось и не напало из стены.
Через некоторое время дверь приоткрылась, за ней показалась голова Орочимару.
— Сама малышка Мей пожаловала в мою скромную обитель, — санин улыбнулся так, что Теруми пробрала дрожь по всему телу. — Рад тебя видеть в добром здравии. А то ходили слухи, что ты погибла на войне под камнепадом. Не хотелось терять тело с таким интересным геномом, так и не изучив его. Неужто решилась на исследования, которые я предлагал? На благо Конохи, разумеется.
— У меня есть кое-что более интересное, — Мей хотела проговорить игриво, но голос подвёл. — У меня есть для тебя подарок. Думаю, он тебе придётся по вкусу.
— Я весь не в терпении, — прошипел Орочимару, языком облизывая губы.

Все столпились у главной площади, так что Шисуи беспрепятственно пробрался в здание неподалёку. Выбрал подходящую комнату с окнами, выходящими на площадь. Лёгкая дымка тумана гарантировала ему незаметность, а невысокий этаж давал прекрасную видимость. Но самое главное — можно было, не опасаясь, что его заметят, свободно использовать шаринган. Увидеть Мизукаге воочию было крайне сложно, особенно, если ты всего лишь генин. Поэтому данную возможность Учиха решил использовать по максимуму.
Четвёртый Мизукаге выглядел как ребёнок, но все прекрасно знали, что это была обманчивая видимость. Ягура был самым молодым шиноби, который с помощью невообразимой силы биджу, смог получить титул сильнейшего в Кири. За прошедшие годы он нисколько не изменился внешне. Использовал ли он омолаживающую технику или это было врожденной способностью, никто не знал. Вообще в Тумане мало что знали о Мизукаге. Известно было только одно, в силе ему не было равных. А с годами пришёл и опыт лидера.
Ягура, скрестив руки на груди, с кажущимся безразличием взирал на своих подчинённых. Он не обращал внимания на их выкрики и пожелания. Собрание Пяти Каге было для него логичным продолжением войны, оставался неясным лишь его исход. Если они не придут к общему согласию, то война будет продолжена. Её никто уже не хочет, но и на уступки вряд ли кто пойдёт. По крайней мере Ягура не собирался отдавать завоёванное. Ничего.
Рядом с Четвёртым Мизукаге стояли двое из Семёрки Мечников, Суйказан Фугуки и Акебино Дженин. По давней традиции на Собрание вместе с Каге могли быть только двое сопровождающих. Хотя сам Четвёртый не видел в них особой надобности. Он привык доверять только себе.
Приняв из рук старейшины шляпу Мизукаге, Ягура молча развернулся и неспешно отправился к выходу из деревни. Толпа взорвалась новыми криками напутствия и пожелания удачи.
Шисуи покинул свой наблюдательный пункт. Ему не удалось собрать никакой полезной информации, а долго сидеть на одном месте было небезопасно. Учиха не сомневался в окончании затянувшейся войны, в то время как выполнение его миссии только началось.

Стол был жёстким и холодным. Ремни надёжно фиксировали шею, руки и ноги. Но в этом не было особой надобности, тело было словно ватным и не желало слушаться. Видно было лишь мерно раскачивавшуюся лампу, которая усыпляла ещё сильнее. Разум был слегка затуманен, начинали действовать введённые медикаменты. Мей до сих пор не могла понять, как она сама додумалась предложить столь рискованную операцию.
Орочимару был самым умелым экспериментатором. К тому же в связи с проведением незаконных и подчас аморальных опытов, он гарантировал полную конфедициальность. Но добровольно доверять ему своё тело и жизнь было верхом безумия. О их договоре никто не знал, как и о тайной лаборатории, так что легендарный санин мог безнаказанно творить с ней всё что угодно. Однако обратного пути больше не было. Выбор был сделан.
— Техника Лавы кажется на первый взгляд ошеломляющей, но на деле является цельной и нерушимой комбинацией огня и земли. В первую очередь, конечно, огня, — раздался рядом знакомый шипящий голос. — Но в тоже время простого соединения техник огня и земли недостаточно. Наш Хокаге знаменит тем, что знает много разновидностей различных техник и умеет их комбинировать. Вот только даже ему не удалось воссоздать данную технику, которую использовала твоя мёртвая куноичи из Камня. И это наталкивает на мысль, что обычного слияния техник различных стихий не достаточно. Помимо знания и умения необходимо обладать особенными врождёнными способностями тела, крови или духа. А может, и всего разом. Но ничто не появляется на пустом месте. Если обратиться к истории мира шиноби, то подобные способности первыми были замечены у четырехвостого биджу. Гигантский Ёнби был весьма известен тем, что мог изрыгать из своей пасти шарообразный сгусток магмы. Сила, более страшная чем огонь, способная расплавить практически всё что угодно. После, когда Хаширама Сенджу распределил между деревнями пойманных биджу, дух четырехвостой обезьяны достался Иве. Не будем вспоминать все неудачные стыковки души человека и монстра и первые появления джинчурики. Важен лишь тот факт, что люди всегда стремились использовать силу хвостатых животных, хотя бы малую её часть, ведь даже она может обладать большой военной силой. Не исключено, что во время правления Второго Цучикаге был проведен целый ряд подобных опытов. Как видно, им удалось передать сильнейшую способность Ёнби на генном уровне, а сам Цучикаге впоследствии смог преобразовать полученную мощь до расширенного генома пыли. Единственный и уникальный кекай в своём роде. Больше так и не были найдены способы слияния трёх природных чакр вместе.
Впрочем, для нас будет большой удачей воссоздание хотя бы генома Лавы. А так как Сарутоби-сенсей уехал на Собрание Пяти Каге, и вся Коноха сейчас занята думами о предстоящем перемирии, то у нас с тобой достаточно времени для проб и ошибок. Не думаю, что за это время нас кто-нибудь хватится искать. А так как я обладаю обширными данными, то на начальной стадии нам удастся избежать многих ошибок. Хе...
Как показали изучения, необходимо обладать не только полученными генами и медицинскими знаниями: оперируемый должен иметь хорошо развитые необходимые природные чакры. В данном случае, как я уже говорил, необходимо слияние огня и земли. Благодаря твоим врождённым способностям, ты с детства умеешь обращаться огнём и водой, а недавно смогла развить в себе необходимую нам стихию земли. С такими умениями странен тот факт, что ты до сих пор не являешься дзенином. Чисто теоретически таких навыков достаточно для удачной операции. Вот только чакра воды у тебя преобладает над стихией земли. Так что, конечный результат может оказаться видоизменён. Впрочем, на начальной стадии большим успехом будет считаться твоя дееспособность. Как показала практика, чаще всего тело отвергает новую кровь и подопытный умирает в муках...
Прежде чем окончательно провалиться в бездну сна, Теруми могла поклясться, что услышала хохот. Зловещий смех, не предвещающий ничего хорошего.
Утверждено firenze
Neodim
Фанфик опубликован 15 марта 2012 года в 15:04 пользователем Neodim.
За это время его прочитали 1194 раза и оставили 4 комментария.
0
ArtIntel добавил(а) этот комментарий 16 марта 2012 в 13:55 #1
Автор, я Ваш поклонник на веки вечные! Какой сюжет! Какое изложение! Давно мне не попадалось такое интересное чтиво! Буду следить за дальнейшим развитием событий. Так держать!
0
Neodim добавил(а) этот комментарий 16 марта 2012 в 15:46 #2
Neodim
Спасибо!
Ваш первый коментарий достался именно мне. Это очень лестно.
0
DeKalisto18 добавил(а) этот комментарий 17 марта 2012 в 01:02 #3
DeKalisto18
Грех не прокомментировать такую главу! Извиняюсь, что задержась со своим комментарием, были проблемы на учебном фронте.
Здесь уже конкретно мне нравится, как выражается тематика войны. Довольно-таки сильно. Некий скомбинированный "микс". Сочетания политики, козней, а особенно момент, когда Кицучи вернулся домой со сломанной рукой. То, как он общался со своей женой и упоминание о 2-ухлетней дочери. Ведь во времена той войны много было таких семей, да и чувства Ооноки, которые прописывались мельком, тоже понятны. Как отец, он не хотел отпускать свою дочь на войну, но так вышло... С этим уже нельзя было чего-либо поделать.

Теперь, что касается боев, радует, что они хорошо прописаны. Подробно. Понравился бой Третьего Кадзекаге с Кагами, особенно после момента, когда он добавил в песок золота. На ряду с этим юный Шисуи уже внедрился во вражеский тыл, если так можно выразиться... Вот это по мне тоже сильное такое "комбо". Семья, которая делает все ради своей деревни, ребенок и старик. Очень тронуло.

Мне здесь особенно нравится, как вы затрагиваете тему отношения между людьми, которые складываются на фоне войны. Семьи, дети, воюющие подле взрослых, мать, которая ушла на войну и не вернулась к своей дочери, Кагами, который до последнего отдавал каждую каплю крови своей деревне, его внук, который сейчас находится на вражеской территории. Очень сильное впечатление. Заслуживаете апплодисметов)

С уважением DeKalisto18
0
Neodim добавил(а) этот комментарий 17 марта 2012 в 12:17 #4
Neodim
Спасибо! Приятно читать такие большие и развёрнутые комментарии.
Да, что-что а описывать бои я научился довольно таки не плохо. Хотя во всём фанфике бой Кагами VS Собаку и Третий Казекаге, наверное, самый лучший. Другие заканчиваются быстрее и не так много уловок.
Когда писал фик, как-то особенно и не думал о семьях на фоне войны. Рад, что читателю удалось выделить что-то своё. Мне это дорого.