Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто Другое Ну мы же биджу... Глава 7. Другой я.

Ну мы же биджу... Глава 7. Другой я.

Категория: Другое
Ну мы же биджу... Глава 7. Другой я.
Шио пришла в себя быстро – всё-таки какой-никакой опыт у неё имелся. А вот Сейрам, чтобы принять нормальный облик, пришлось снести ещё пару деревьев. Впрочем, перед этим она не забыла аккуратно положить Гаару на землю. Уже неплохо. Сейчас она сидела на самой большой глыбе и гордо осматривала плоды своих трудов.
Посмотреть было на что. Ещё этим утром это была одна из самых заурядных полянок в Лесу Смерти, а сейчас здесь были живописные крупногабаритные руины. Не чего-то конкретного руины, а просто так.
Ёко посмотрела наверх и, вместо неба, увидела фиолетовую завесу.
- Юмия! Снимай барьер и иди сюда, – негромко сказала шатенка в полной уверенности, что Орочи её услышит.
Фиолетовый купол исчез. Через пару минут появилась Юмия, бесцеремонно таща за одежду Темари и Канкуро, держа их чакрой. Оставив их рядом с Гаарой, она снова ушла в заросли, поманив за собой Сейрам. Шио и Сейрам удивлённо переглянулись, но Хачи послушно пошла за напарницей.
Довольно быстро Юмия пришла из тех же зарослей. Шио присвистнула. Тем же способом она тащила двух генинов их Конохи, судя по протекторам. У первого были красные знаки на щеках, а второй буквально тонул в высоком воротнике. Вслед за ней показалась Сейрам, неся на руках хрупкую коротковолосую брюнетку в бесформенной бежевой куртке с капюшоном. Светловолосая бережно положила её в рядок рядом с остальными.
- Это что?
- Они были в кустах.
- В каких кустах?!
- В ближайших. Но они ничего не видели. Я их вырубила на подходе, но, к сожалению, тогда они были уже внутри барьера.
- Шикарно. Блеск, - безрадостно сказала Шио. – Итак, что мы имеем? Сейрам!
- Гаару в отключке! – моментально нашлась та.
- Это хорошо. Но помимо этого у нас на руках пятеро бессознательных генинов. Троих из них в плане не было.
- Это плохо, - закончила за шатенку Сейрам.
- Какая проницательность... Что делать будем?
- Оставим здесь? – предложила Юмия.
- Можно. А хотя... А это у нас кто? Вот девочка – Хьюга Хината, а остальные?
Юмия подошла к парню с высоким воротником и поправила съехавшие чуть вниз тёмные очки.
- Абураме.
- Точно? С чего ты взяла?
- У него внутри всё жужжит, будто там улий. Вдобавок одежда, очки.
- А этот? – Сейрам показала на второго.
- Да что тут думать? От него псиной так несёт, что сомнений нет – Инудзука.
- Ну, раз пахнет псиной, то должна быть псина. Верно ведь? – заметила Сейрам и стала оглядываться.
- О, да вот он!
- А может она?
- Нет, точно «он».
Маленький пёсик жался возле ближайшего валуна. Но, увидев, что его заметили, осмелел и залаял. Потом, опомнившись, снова спрятался, прикрыв нос передними лапами. Акамару никак не мог понять, что сильнее – страх перед этими троими или же преданность и беспокойство за хозяина. В воздухе кружилось слишком много запахов: сажа, кровь, земля, почему-то практически незаметный запах лисьей шерсти. Одну из них он вообще практически не чувствовал. А один запах он никогда раньше не чувствовал. Он был таким странным и непонятным. Запахи кружились в воздухе и забивались в нос, как бы Акамару не силился его закрыть. А ещё он чувствовал что-то очень сильное, страшное... Хозяин называет это странным словом «чакра». Она была особенно сильной у той, от которой пахло, как от лисы. Акамару было так страшно, что он даже тихо заскулил, но потом опомнился. Хозяин в опасности! Надо его защитить несмотря ни на что!
Акамару быстро подбежал – его никто не пытался остановить – встал у головы Хозяина в стойку и вновь оглушительно залаял.
Шио с интересом смотрела на щёнка. Потом опустилась на четвереньки и подползла к нему. Пёс перестал лаять и зарычал на неё.
- А ты смелый пёс... Знать бы, как тебя зовут?
Шио опёрлась на руки и негромко зарычала. Пёс вдруг утратил всю свою собачью храбрость, перевернулся на спину и заискивающе тявкнул, вильнув хвостов.
- А ну, цыц.
Он прижал уши, и свесил язык набок. Шатенка фыркнула.
- Ну ты и чудо... А ну к хозяину, живо. И чтобы цыц!
Щёнок быстро перевернулся и уселся возле Инудзука.
Шио поднялась и обратилась к Юмии и Сейрам.
- Тут где-то должна быть река...
- Мы совсем рядом. Примерно три километра. Но в некоторых местах река хорошо просматривается из башни.
- Так мы ж не будем подходить к берегу. Ну, веди нас Юмия. И возьми кого-нибудь.
Сейрам уже небрежно подняла четырёх парней: двоих – щупальцами из чакры, ещё двоих – руками. Ёко посмотрела на неё с опасением.
- А ты их не убьёшь? Ну, так, случайно...
- Да, не... Куда идти?
- За мной, - Сказала Юмия и, взяв на руки Хинату, скрылась в просвете между деревьями. Хачи неспешно направилась за ней со своей ношей. Шио покачала головой и, взвалив на плечо Темари, что с её веером было не просто, поспешила догнать Юмию.

Полянка была выбрана просторная и удобная, генины из Конохи ровненько лежали на некотором расстоянии от песчаников. «Для политкорректности», - как выразилась Шио. Гаара же на пару со своей бутылью занял почётное место в центре. А сами они уселись рядом с ним. И Юмия задала вопрос, мучавший её уже давно:
- Как мы будем их разделять?
- Да, правда. Ты ведь так нам и не сказала.
Шио глубоко вздохнула.
- Просто я только сегодня узнала, как это можно сделать, оставив в живых обоих.
- Что?! – вскрикнула Сейрам. – Ты же нам уже несколько недель назад сказала, что знаешь!
- Мало ли что я сказала, - тихо сказала шатенка. – У меня до последнего момента были лишь догадки и предположения. И, вполне возможно, что если бы мы использовали одну из них, то погибли бы оба. А может и нет. Может, нам повезло бы...
- В каком смысле?
- Вероятность того, что хотя бы один из них остался бы в живых, была не более десяти процентов.
- Десяти... Это же так мало...
- Хотя нет... Пяти.
- И ты!.. – Сейрам вскочила и вцепилась Шио в плащ у горла, приподнимая её. – И ты ничего нам не сказала!!! Зачем же мы начали действовать, если Шукаку мог погибнуть?! Почему не сказала правду?!!
- Потому что месяц назад пришло сообщение от Совета. В нём был приказ - начинать. Со всеми дестью подписями.
Хачи отпустила Шио и поражённо смотрела на неё, не в силах выдавить ни звука. Села на землю и, зарывшись одной рукой в волосы, с ненавистью посмотрела на другую.
- Шио, я...
- Не бери в голову.
- Но...
- Тс. Позже.
- Десять подписей? Неужели всё так официально? – спросила Юмия.
- Это больше не для нас, а для других. Чтобы кланы знали, что мы что-то делаем. Я более чем уверенна, что этот приказ показали довольно многим. Но я сама не знала, что и как. Пришлось действовать вслепую, ни на что особо не рассчитывая. Впрочем, сейчас это не так уж и важно...
- Что ты имеешь ввиду?
- Сегодня ночью ко мне пришла Эрис и до утра объясняла, как пользоваться одним артефактом. Хотя она больше говорила о том, что будет, если им пользоваться не аккуратно.
Шио кончиками пальцев вытащила из сумки простой прямой нож длиной в ладонь из серого металла. У него не было даже рукоятки – тупой конец был обмотан старой тканью. Девушка отпустила его, и нож лёгко вошёл в землю, словно в мягкое масло. Сейрам и Юмия замерли, не сводя глаз с ножа.
Юмия очнулась первой. Она подползла на руках к ножику, но касаться не спешила. Тем временем, Сейрам спросила:
- Это то, о чём я подумала?
- Да.
- Быть этого не может.
- Может. Это именно он, - Орочи вытащила нож из земли и, тоже держа его кончиками пальцев, рассмотрела со всех сторон.

Флэшбэк.

Шио шла домой. Или плелась. А домой ли? Нет, не домой, но было уже три часа ночи, и она хотела спать. Завтра важный день, и ей просто необходимо было выспаться.
Не потрудясь адекватно закрыть дверь, Ёко в потёмках, спотыкаясь, добрела до второго этажа. Теперь в комнату – и спать... У девушки было хорошее предчувствие, что кошмары взяли тайм аут на всю сегодняшнюю ночь.
Но её надеждам не суждено было сбыться. Как только Шио открыла дверь в комнату, ей показалось, что что-то не так. Слишком темно.
- Долго ты. Я уж заждалась.
Шио вскрикнула от неожиданности. Шатенка очень плохо видела в темноте. Обычно ей с лихвой хватало слуха, обоняния и выработанной с годами интуиции, а сейчас ей казалось, что все основные инстинкты внезапно притупились.
Будто из тени соткался высокий женский силуэт, а Ёко мгновенно почувствовала такую мощную тёмную энергию, которой обладало только одно существо в этом мире. Неудивительно, что она сначала никого не заметила.
- Эрис – мрачно сказала Шио.
Силуэт подвинулся ближе, так что Шио легко могла разглядеть его обладательницу.
От человеческого обличья остался в основном силуэт, да верхняя часть тела. И то не вся. Чёрные волосы женщины были всегда подвижны, и не обладали какой-либо осязаемой текстурой. Собственно говоря, они уже и не могли называться волосами.
Могло показаться, что женщина в длинном платье без рукавов и вообще каких-либо креплений, но так называемое «платье» заканчивалось неясной дымкой, а не подолом, а под ним – ногами, как положено. Впрочем, Шио точно знала – Эрис это не мешало. По слухам, она вообще воспринимала остатки своего когда-то красивого тела как обузу. Правда, про Эрис никогда ничего нельзя было сказать наверняка. Подумать – тоже.
- Что, не узнала? – спросила Эрис своим престранным голосом, но чертовки красивым голосом. Всё-таки в ней сохранилась какая-то мало кому понятная красота. Эрис приблизилась, и Шио легко смогла заглянуть прямо в большие миндалевидные глаза с жёлтыми светящимися белками, непонятного цвета радужкой и чёрным бездонным зрачком.
- Предупреждать надо. И, кстати, Юмии здесь нет.
- Знаю.
Эрис мгновенно переместилась Шио за спину. Ёко показалось, будто возле неё очень быстро проскользнула какая-то слишком осязаемая дымка. Думать о том, что эта дымка – тело Эрис, не хотелось. Мысль была мерзкая и холодная, как и эта дымка. У Эрис нет чего-то, что можно назвать телом, и точка. Эту простую истину девушка знала с детства, и переубеждать она себя не собиралась
- Я к тебе, - Эрис прикоснулась к щеке Шио длинными серыми пальцами. Серыми они были отнюдь не из-за темноты. Шатенку передёрнуло от ледяного прикосновения. Всё-таки, огонь и тьма – не самые сочетаемые между собой стихии.
- Может, перейдём сразу к делу?
- Фу, как грубо, Шио, - Эрис погрозила девушке пальцем. Неясное, но стремительное движение рукой, и у женщины в ладони, словно из пустоты, возник неприметный с виду ножик.
- Знаешь что это?
- Знаю. Как не знать. Очень надеюсь, что я ошибаюсь.
- Не советую. Как написано при входе в долину Куройтами***** – оставьте надежду. А теперь ты должна очень внимательно меня слушать.
Шио устало потёрла глаза. Поспать ей сегодня определённо не удастся.

Конец флэшбэка.

Шио глубоко вздохнула и несколько обречённо сказала:
- Да, это он. Нож Жнеца, Демона Смерти. Точнее, это лишь его телесное воплощение, обладающее лишь малой толикой силы настоящего. Но должно хватить. Кстати, я не зря не дала тебе участвовать в бое с Гаарой. Именно тебе выпала честь оперировать этим ножичком. Эрис дала мне подробные инструкции, так что слушай внимательно. Лично я поняла только половину из того набора терминологии, что она мне наговорила, но она сказала, что ты поймёшь.
- Эй, а мне что делать?
- Ммм... Найди печать Гаары. В этом месте концентрируется чакра Шукаку, вот там ломать и будем.
Сейрам отошла к Гааре, а Юмия спросила:
- То есть тут тоже расчёт на слом печати?
- Не совсем. Тут механизм более хитрый. Скорее... разрезать, отделить душу Гаары от сущности Шукаку.
- Тогда тем более нужно найти печать.
- А её нет! – крикнула Сейрам. Шио нахмурилась и, подойдя к Хачи, тоже склонилась над Гаарой.
- Как это нет?
- Ну... наверно есть... вот только я понятия не имею где она.
Ёко тоже внимательно осмотрела Гаару. И правда – ничего нет.
«Но должно же быть где-то соединение?»
- В этом нет ничего удивительного, - сказала подошедшая Юмия. – Если я не ошибаюсь, их души были переплетены ещё до фактического рождения Гаары.
- Что значит «фактического»?
- Это значит, что процесс был завершён во время родов. Единственный, кто когда-либо это использовал – это Четвёртый Кадзекаге. А Гаара – единственный, кто смог остаться в живых.
«Если Юмия права, то придётся снова действовать вслепую. Нет... Слишком велика вероятность ошибки. Должно что-то быть».
Взгляд Ёко упал на иероглиф на лбу.
«Любовь? Как иронично... - подумала девушка, скользнув пальцами по знаку. – А это ведь не краска... Будто старый шрам...»
- Думаешь, оно? – спросила Сейрам.
- Очень может быть... Но стоит проверить... Хм...
- В печати должна сосредотачиваться чакра.
- Значит, будем проверять, ориентируясь на чакру.
Шио внимательно осматривала поляну, надеясь на внезапное озарение.
«О! Почему бы и нет...»
- Можешь разбудить их? – спросила шатенка у Юмии и указала на генинов.
- Противоядия хватит только на одного человека. Проснуться сами они смогут только через четыре дня.
- Ну зачем нам все... Только один. Или точнее – одна.
Юмия и Сейрам вопросительно посмотрели на Шио.
- Юмия, видишь девочку из Конохи? Так вот, её зовут Хината Хьюга, и ты её сейчас разбудишь. Только мягче, мягче...
- Хьюга?
- Хьюга.
- Есть.
- Кто бы мог подумать?
- Я могла. Ты бы лучше надела майку обратно на Гаару. А то Хината девочка робкая, вдруг снова вырубится?

Хината не успела понять, что произошло. Вот она бежит по веткам за Кибой и Акамару, как раз перед Шино. Вот она прыгает вниз. Кажется, до земли она так и не долетела. Или долетела... Просто в какой-то момент она внезапно провалилась в удушающую темноту и сейчас никак не могла из неё вырваться, несмотря на то, что кто-то старательно пытался её разбудить.
- Хината-а-а... Подъём...
Женский голос. И ещё один. И ещё, какой-то странный, но тоже вроде женский. Но открывать глаза не хотелось. Было ощущение, что её веки крепко слиплись.
Вдруг ей стало жарко, по венам будто прошёлся жидкий огонь. Хината вскрикнула, открыла глаза и вскочила.
- Упс! Похоже, я слегка перестаралась. Не обожглась? – спросила у Хинаты невысокая шатенка в чёрном плаще и тёмно-оранжевом кожаном жилете. Брюнетка помотала головой. В глазах было слегка мутно, поэтому она не сразу заметила лежащих на земле Кибу и Шино.
- Киба-кун! Шино-кун! Что вы с ними сделали?!
Мгновенно пришло понимание: экзамен на тюнина, девушки в плащах – враги. Хината подалась назад и подняла руки в оборонительном движении, хотя понимала – она им не соперник.
- Тихо-тихо, - шатенка подняла пустые руки. – Если бы мы хотели навредить тебе или твоей группе, то уже давно бы это сделали. Вы просто оказались не в том месте не в то время. А твои сокомандники всего лишь спят. Можешь проверить, если хочешь...
Хьюга не пошевелилась.
- Ах, нам не верят! – смешно всплеснула руками шатенка. – Ну, так мы уйдём. Пошли, пошли.
Она замахала руками на двух других девушек: воинственную блондинку с пышными косами по пояс и сомнительную личность в шляпе. И тут Хината их узнала. Про них Кабуто рассказывал Саске из команды Наруто-куна. Как же их зовут... Шатенка с хвостиками – Шио, девушка со светлыми волосами – Сейрам, кажется... Или Мейрам? Нет, всё же Сейрам. А как же третью... Вроде бы, Юмия.
Хината слышала тот разговор несколько со стороны, но ей казалось, что имена-то она вспомнила верно.
Сейрам тем временем нехотя поплелась куда-то в сторону, притворно возмущаясь:
- Не трогай меня! Что за дискриминация?!
- Давай, давай! Вон пойдём, к речке сходим.
- Не хочу!
- Пойдём, пойдём, а то вон ты какая пыльная, перед Хинатой стыдно.
- Ой, а сама-то!
Так или иначе, обе быстро скрылись за деревьями. Хинате вдруг стало очень смешно, но одновременно – страшно. Она как раз вспомнила, что Кабуто ещё говорил, что они очень сильные. Но вели себя по-дурацки.
Кто-то стал теребить её за штанину. Девочка опустила взгляд и увидела Акамару, который тянул её в сторону Кибы.
Она уже сама метнулась к напарникам. Дыхание у них было ровным и глубоким, а пульс – слишком редким, но если не считать этого, можно было подумать, что Киба и Шино просто спят. Акамару потянул Кибу за рукав и, повернувшись к Хинате, громко тявкнул, словно спрашивая: «Что с хозяином?»
Тем временем появились Шио, Юмия и Сейрам, с треском вывалившись из каких-то колючек, притом, что изначально они ушли в другую сторону. Сейрам выглядела особенно потрёпано. А вот Шио наоборот – слишком уж жизнерадостно.
- Ну, думаю ты уже успела убедиться, что с ними всё в порядке. Они очнуться через несколько дней, так как единственная доза антидота ушла на тебя.
- Меня?
- Ну, не меня же.
«Что им от меня нужно. Им точно не нужен свиток... Им что, нужен бьякуган?»
- Хината, ты не могла бы мне помочь? Я, конечно, понимаю, что мы не знакомы, но это же можно легко исправить... Я Шио... Вон она, – Шио показала на блондинку, - Сейрам, а она – Юмия.
- Что вам от меня нужно?
- Нам нужна твоя помощь, - Ёко присела перед ней и протянула руку к её глазам. Хината хотела было отойти назад, но шатенка небрежно удержала её за плечи. Но руку убрала и тяжело вздохнула.
- Нужно чтобы ты посмотрела кое-что бьякуганом. Но, пожалуй, будет честно, если я хотя бы попытаюсь объяснить тебе зачем, не правда ли? Садись.
Шио небрежно плюхнулась на землю и посмотрела на Хинату, приглашая её сесть рядом. Она села, подтянув ноги к груди. Вроде бы вреда ей никто причинять пока не собирался. Пока.
- То что я скажу покажется тебе несколько странным, но по-другому я объяснить не смогу. У каждого живого существа есть душа... Ты примерно можешь себе представить, что это такое?
Хината неуверенно кивнула.
- Это так называемая духовная составляющая. Так вот, в каждом живом существе находится одна душа – его собственная. Логично?
Шио сделала паузу.
- Логично.
- Угу. Видишь того парня?
Шатенка указала куда-то в сторону. Там на земле лежал парень с красными волосами. Подробно Хината его рассмотреть не могла – слишком далеко, к тому же обзор закрывала вертевшаяся возле него Юмия. Сейрам тоже стояла рядом с ним, скрестив руки на груди.
- Его, кстати, Гаара зовут. Так вот в нём есть ещё одна душа, помимо него собственной. Точнее не душа... даже не знаю, как выразится... И душа и тело, но не совсем. Это как... Заточение в чужом теле, вот. Даже не спрашивай, лучше не объясню. Ну и... то, что в нём кто-то заточён, доставляет ему самому много проблем. Но! Заточён в нём не кто-то, а мой близкий друг.
Шио внезапно погрустнела.
- Мы с ним очень давно не виделись. Вот представь – ты живёшь себе, живёшь, и вдруг раз! И всё. Ты не умираешь, но и делать и, собственно говоря, жить больше не можешь. Я даже не могу представить как это. Но наверняка – ужасно.
Девушка снова сделала паузу.
- Думаю, очевидно, что наша, скажем так, цель – его освободить. От этого никому не будет хуже, даже наоборот – многим будет лучше. От тебя почти ничего не требуется – только смотреть своими замечательными глазками. И всё. Так что? Поможешь нам?
Честно говоря, Хьюга не была уверенна, что она может ответить как-либо ещё, помимо «да». Хоть Шио и говорила с ней вполне дружелюбно, но ей ничего не мешало заставить Хинату делать что-либо силой. Хината была в этом уверенна. К тому же – жизнь её напарников сейчас в руках этих девушек, и даже если бы сама Хината и попыталась бы сбежать, разве могла она бросить Кибу и Шино? Конечно, нет!
Но тут снова заговорила Шио.
- Взамен мы добудем для вашей группы свиток. Даю слово.
Шатенка смотрела прямо в глаза Хинате, и она понимала – Ёко не лжёт. Любой в клане Хьюга мог распознать, лжёт человек или нет. И если Шио лжёт – то делает это воистину профессионально.
- Хо.. хорошо. Я помогу вам. Что мне надо делать?
- Замечательно.
Они подошли к Гааре, и только сейчас Хината смогла его рассмотреть. Парень был, наверно, её возраста. Вокруг его глаз были чёрные круги. Хьюга даже сначала не совсем поняла, что это, но вдруг её осенила неприятная догадка – это от недосыпа. Сколько ж нужно не спать, чтобы было... такое? На его лбу, слева, был иероглиф «любовь».
- Тебе надо увидеть где у него потоки чакры... м-м-м... сходятся... переплетаются.... даже не знаю, как сказать...
- Концентрируются, - сказала Юмия.
- Может и так. Ну так что, сможешь?
- Я... попробую. Бьякуган!
Хината некоторое время просто смотрела, а потом сказала:
- Ничего не вижу...
- Как это не видишь?!
- Ну... Он же не использует чакру... Я вижу её потоки, но место, где она... эм...
- Концентрируется, - снова подсказала Юмия.
- Ну, да, концентрируется, можно увидеть, только если он будет использовать чакру. А он без сознания...
- Не торопись ты так. Смотри в оба. Сейчас всё будет.
Шио размахнулась, будто хотела пнуть Гаару под рёбра. Возможно, ей бы это удалось, если бы не мгновенно отреагировавший песок.
- Ну что, увидела?
- Да. Только это странно... Чакра концентрируется в двух местах. На животе и на лбу. Прямо по иероглифу.
- Значит всё верно...
Все внезапно замолчали. Хината почувствовала, что они очень взволнованны.
- Ну что? – неуверенно спросила Шио. – Пора начинать.
Юмия и Сейрам пристально посмотрели на Шио. Хината же внезапно почувствовал себя лишней. Ох, не должна она быть здесь, ох, не должна...
- Не надо так на меня смотреть! А то я умру раньше времени от передозы ответственности! Ладно, не важно... Сейрам, оттащи подальше всех лишних. А ты, Хината, - Шио сделала выжидающую паузу, - не мешай нам. Будь где-нибудь в стороне
- Хорошо.
- Вон, за щенком хоть присмотри. А то бегает, за хозяина волнуется, наверно...
- Его зовут Акамару.
- Хорошее имя. Давай-ка, отойди в сторонку.
Когда она это сделала, Юмия не громко сказала:
- Не стоило её впутывать...
- А... Ты тоже так считаешь? – задумчиво протянула Ёко, провожая Хинату взглядом. - Но что сделано, то сделано. Нам в даже каком-то смысле повезло. Давай, Юмия.
- Что, «давай»?
- Как «что»? Ты ведь поняла инструкции Эрис.
- Да.
- Вот, а я нет. Так что, давай, говори, что делать.
Юмия кивнула и оглядела поляну. Работы было предостаточно.

Не прошло и получаса, как поляна полностью преобразилась. С неё исчезли все ветки и крупные камни, а земля была покрыта густой вязью непонятных символов, образовывая два наложенных друг на друга круга, один чуть меньше другого. Надписи, понятные, пожалуй, одной только Юмии, тонкими нитями сходились от границ окружностей к их центрам, которые находились на Гааре. Ну, или должны были находиться: центр малой окружности – на лбу, большой – на груди. Их ещё требовалось дорисовать, так как остальные знаки успешно выжгла Шио, копируя сложную схему, которую успела нарисовать Юмия. Сейчас же она, в двадцатый раз всё проверив, куда-то ушла, сказав, что нужно найти что-то, чем можно нарисовать знаки на теле Гаары.
Шио критически всё это осматривала. Как же всё сложно! Пока что девушка скромно примостилась в сторонке. Ей нужно было отдыхать и ничего не делать, так у неё будет особая роль в этом сложном процессе. А сейчас главное – ничего не трогать! По этой самой причине, Шио сказала Сейрам присматривать за Хинатой. Как это ни странно, та даже обрадовалась, так как после разгребания крупногабаритного мусора, делать ей было нечего, кроме как смотреть на неясные манипуляции напарницы. С точки зрения Сейрам было, пожалуй, интересно только то, что руководила Юмия. И только. Поэтому светловолосая была на взводе, и ей было необходимо отвлечься хоть на что-нибудь или на кого-нибудь. Робкая Хината подходила на эту гораздо лучше нервничающей Шио.
Юмия вернулась быстро. Ей повезло – на высоком берегу реки на поверхность выходила чёрная и очень мягкая порода. Если смешать с водой, получится тёмная краска. Как раз то, что нужно. Орочи подумывала добавить ещё немного собственной крови, чтобы легче было проводить чакру, но пока ещё колебалась. Повлияет ли этот на общий ход ритуала, или нет? Нет, всё же не стоит рисковать.
Юмия рисовала на груди Гаары прямо по одежде – так меньше вероятность, что краска сотрётся. С лицом пришлось сложнее. Мешал правый глаз, проходя через который цепь обрывалась, но немного помудрив, девушка смогла провести линию символов через внешний уголок глаза прямо к иероглифу, вплетая его в общий узор. Всё готово.
На всякий случай Орочи всё ещё раз проверила. Любая, даже самая незначительная ошибка будет стоить гораздо больше, чем чья-либо жизнь.
Всё верно, ошибок нет. Надписи на древнем языке расположены в нужном порядке, нигде нет разрывов и смазанных знаков. Концентрические круги рассчитаны верно. Гаара – их центр. Госпожа Шио будет в малом круге, сама Юмия – в большом. Это нужно для того, чтобы соединить системы чакры Шио и Юмии, так как эта операция требует огромного количества чакры. Возможно, ей бы хватило и своей собственной, но в таком случае она была бы предельно истощена. Госпожа Эрис это предвидела и передала две печати, с помощью которых можно преобразовать чакру огня в нейтральную энергию, которую Юмия сможет использовать наравне со своей чакрой. Энергия, наверняка, будет слушаться хуже, чем её собственная чакра, но Орочи была уверенна, что сможет удержать контроль.
Юмия подошла к Шио, и отдала ей печать.
- И что с этим делать?
- Оберни вокруг татуировки.
Ёко нехотя послушалась. Печать полыхнула оранжевым светом и будто прилипла к руке. Юмия сделала тоже самое. Её печать была гораздо, чем та, которую она только что отдала Шио, так как её родовая татуировка занимала часть левой руки, змеёй обвивая руку. Конечно, лиловая лента напоминала реальную змею лишь формой. На самом деле татуировка представляла из себя две полосы толщиной с палец, располагающиеся параллельно друг другу, которые шли по руке по диагонали сверху вниз, начинаясь на внутренней стороне руке, будто и вправду обвивая её, замыкаясь в кольцо немного выше локтя.
Печать на секунду загорелась тусклым фиолетовым светом и тут же погасла.
- Вам надо будет сесть туда, - Орочи показала на малый круг. Шио посмотрела на неё с неодобрением.
- Прости, ещё не привыкла.
- Хм. Всё готово?
- Практически.
- Что ещё осталось?
- Визуализация.
- А что это такое? – полюбопытствовала только что подошедшая Сейрам, решившая дать бедной Хинате перерыв.
- Сейчас увидишь. Сейрам, у тебя есть расчёска?
- Есть вроде, - не слишком уверенно ответила светловолосая, удивлённая таким вопросом. – Вот, держи. Только такая, - Хачи протянула подруге тонкий деревянный гребень.
- Спасибо.
- А зачем это тебе прямо сейчас?
- Увидишь, - несколько обречённо повторила Юмия и, на ходу расстёгивая большую металлическую застёжку плаща, ушла в ближайшие заросли. Шио и Сейрам удивлённо переглянулись.
Долго ждать не пришлось. При виде изменений, произошедших в напарнице, Сейрам присвистнула. Шио же поначалу просто вытаращилась на неё, а потом сказала:
- Знаешь... Я, кажется, поняла, что значит «визуализация». Эм... А тебе даже идёт.
- Спасибо, - сухо ответила Орочи.
Такая реакция была вполне объяснима. Плащ был скинут. Юмия была очень худой девушкой, хотя, пожалуй, излишняя костлявость начинала уже исчезать. На ней была её обычная одежда: простой чёрный топ без лямок в обтяжку, который закрывал только грудь, оставляя открытыми живот и плечи, широкие длинный клеши на широком ремне с большой металлической пряжкой, тоже очень простой. Чёрные вещи резко контрастировали с мертвецки бледной кожей. Но всё это было вполне привычно. Шио и Сейрам удивило другое.
Руки Юмии были покрыты чёрными узорами, похожими на те, что были на земле, прерываясь на левой руке, в месте, где была печать. Лицо тоже было разукрашено. У татуировки на глазах было чёрное продолжение к векам, губы тоже были подкрашены чёрным. Обычно стянутые в хвост волосы были не просто распущенны, но и сильно начесаны. Всё это производило довольно-таки отталкивающее и жутковатое впечатление.
Шио внезапно поняла, зачем весь этот маскарад. Точнее, кого именно попыталась изобразить Юмия. К слову говоря, успешно.
- Визуализация значит, - сдавленно сказала Ёко.
- Только чёток не хватает, - будничным тоном ответила Орочи. Шатенка лишь медленно кивнула.
Все трое переглянулись.
- Все по местам. Начинаем, - сказала Шио.

Шио села в малый круг, готовясь сконцентрировать чакру. Юмия встала в большой, который располагался вплотную к Гааре. Сейрам пришлось остаться в стороне. Этот ритуал – слишком тонкий процесс для неё, поэтому она только сильнее волновалась. Чтобы успокоиться, она расположилась рядом с дрожащей, как осиновый лист, Хинатой, которая уже поняла, что сейчас случиться что-то невероятное и очень опасное. К девочке жался Акамару.
Юмия взяла нож в зубы, доводя до конца «визуализацию», и закрыла глаза. Необходимо было сконцентрироваться, отрешиться от всего остального мира. Орочи не знала, чего ждать.
Собственная чакра медленно, будто нехотя, растекалась по телу. Вдруг Юмия поняла, что точно знает, что ей нужно делать. Нужно было забыть. Просто забыть. Забыть про обладание разумом и полностью положиться на ощущения. Обычно, она так никогда не делала, доверяя лишь точному расчёту. И отказаться от этого в другое время показалось бы ей чем-то немыслимым. Но сейчас... Сейчас это было так легко и естественно... Юмия не удивилась. Глупо удивляться естественным вещам, даже если они только такими кажутся, а на самом деле, наоборот, являются чем-то абсолютно противоестественным.
Брюнетка резко открыла глаза, но ей показалось, что ничего не изменилось, хоть она и видела каждую окружающую её деталь чётче, чем обычно. Она снова взяла нож в руку. Он лёг очень удобно, будто всегда принадлежал только ей и никому другому. Девушка двигалась резкими движениями, то меняя направление, то внезапно разворачиваясь на одной ноге. Сейрам, наблюдающей со стороны казалось, будто её напарница исполняет странный танец. Или сражается с невидимым противником. Рука с ножом была ведущей, она тянула тело Юмии за собой, нож разил призрачного врага.
У самой Юмии было же ощущение, что ей кто-то управляет, но не как марионеткой, а ненавязчиво подталкивает со стороны. Неслышимый голос говорит: «Сделай шаг назад», - она делает. Говорит: «Режь перед собой», - и рука сама рассекает воздух ещё до первой мысли о движении.
Честно говоря, Сейрам не видела в этих движениях никакого смысла до того, как взглянула на Шио. Глаза у неё тоже были закрыты, между бровей залегла маленькая морщинка. Всё её тело окутывала чакра, которая, казалось, всасывалась в границы круга. Знаки, из которых состоял малый круг, светились оранжевым светом, но вот все остальные символы только сильнее почернели. Они будто впечатались в землю.
Выпад, ещё один. Вверх, вниз, наискосок, по кругу вокруг себя. Длинные пряди волос непривычно падали на лицо. Воздух вокруг стал слишком осязаемым для руки, а тело будто потеряло свою форму и совсем исчезло. Нож резал воздух как какой-то предмет, Юмия даже удивлялась, почему он не разваливается на куски и не падает, со звоном разбиваясь на осколки как хрустальная ваза. С другой стороны, ей было абсолютно всё равно. Даже если бы мир вокруг вдруг начался бы рушиться прямо в данную секунду, она бы также отчасти удивилась, но с другой стороны восприняла бы свою смерть и смерть мира как данность. Мысли в её голове были резкими и отрывистыми, а иногда абсолютно точно не её мысли. Несколькими днями позже девушка пыталась вспомнить, о чём она тогда думала, но у неё так ничего и не вышло.
Снова поворот, развернуться лицом к Гааре. Шаг вперёд, не останавливаясь. Юмия сделала такое движение, будто хотела воткнуть нож в грудь Собаку. Кожа Сейрам покрылась мурашками, так как она на долю секунды увидела гигантскую разрисованную серую руку и чётками, свободно болтающимися на запястье. В этой руке тоже был нож. Но, в отличие от того, что держала в руке Юмия, его призрачная копия прошла сквозь Гаару. Он закричал...
Хината до крови прикусила губу и зажмурилась, но вдруг почувствовала чьё-то прикосновение. Рука Сейрам лежала у неё на плече, а её обладательница не сводила сощуренных глаз с происходящего. Хината снова зажмурилась. Юмия снова сделала колющее движение рукой, на этот раз направляя удар в татуировку на лбу. Парень снова закричал.
От центра окружности дул ветер, поднимая в воздух невидимые глазу человека песчинки.

Гаара резко распахнул глаза. Вокруг ничего не было. Совсем ничего. Чернота. Парень медленно сел, чувствуя невероятную слабость во всём теле. А в теле ли? Не суть. Сейчас – не суть.
Собаку чётко видел собственные руки, ноги, он ощущал, что они есть. Но вроде, как и нет. К тому же, чтобы что-то видеть, надо чтобы откуда-то шёл свет. А его здесь не было. Здесь была только пустота, хотя ноги Гаары и опирались на что-то материальное. И ещё, помимо его и чёрного пространства была тяжёлая цепь, один конец которой прикреплялся толстым тяжёлым браслетом к его левому запястью, а другой исчезал во мраке.
Откуда-то подул ветер, не тёплый или холодный, а просто – ветер. Без каких-либо особых характеристик. Подул и сразу же затих. Сверкнуло что-то металлическое.
Впрочем, Собаку не ощущал себя чужим в этом странном месте. Ему казалось, что где бы он ни находился, это связанно непосредственно с ним самим. Более того, парень был уверен, что на самом деле он не здесь, а всё ещё в Лесу Смерти
Пошатываясь, Гаара поднялся. Слабость навалилась с удвоенной силой. Иероглиф на лбу болезненно пульсировал, в груди ныло. Голова кружилась. Налетел очередной порыв ветра, принеся за собой несколько песчинок. Гаара вдруг понял, что не дыши и не испытывает от этого никакого дискомфорта. Стоило только об этом подумать, как он судорожно вздохнул, наполняя лёгкие воздухом.
Парень снова увидел блеск металла, а также очертания чего-то гигантского, похожего на нож. Ему стало не по себе.


Юмия резко взмахнула рукой крест-накрест. Ветер усилился, песка в воздухе стало больше. Сейрам прикрыла рукой глаза, чтобы в них не попали песчинки.

Гаара шёл по этому странному месту, ориентируясь лишь на продолжение цепи. Он шёл вдоль цепи, которая укорачивалась по мере того, как он продвигался вперёд.
Идти было очень тяжело. Гаара невольно сжимал правой рукой ткань одежды там, где находилось сердце. Но он продолжал идти, так как был уверен, что на другом её конце находится что-то очень важное.
Внезапный сильный порыв ветра чуть не сбил Гаару с ног.
Пространство вдруг сильно ограничилось. Из пустоты возникла решётка. Её вертикальные прутья, толщиной с руку взрослого мужчины, уходили в непроглядную вышину. Продолжение цепи было за ней.
Собаку осторожно прикоснулся к пруту. Он был сухим и потрескавшимся, будто был сделан из старой засохшей глины. От лёгкого прикосновения с него слетела легчайшая пыль. И только тогда Гаара увидел того, кто был по ту сторону решётки.
Парень лет шестнадцати сидел на «полу», подтянув ноги к груди и обхватив голову руками. Его пальцы были будто сведены судорогой.
Парень встрепенулся и, не поворачивая головы, вскользь посмотрел на Гаару. Собаку замер. Эти глаза невозможно было не узнать.
Он поднялся, подошёл к прутьям и судорожно вцепился в них. От одного прута отлетел крохотный кусочек глины. Гаара услышал его громкое неровное дыхание.
- Выпустите... меня... отсюда... – сдавленно сказал он на грани слышимости. – Пожалуйста... кто-нибудь...
Его руки дрогнули.
- Выпустите меня отсюда!!! – истошно крикнул парень и с размаху ударил двумя руками по решётке. В нечеловеческих глазах с крестообразными зрачками отразилось дикое отчаяние.
И вдруг решётка развалилась, будто что-то разрезало прутья. Они стали тучей песка, из-за которой ничего не было видно. Песчинки царапали лицо и руки Гаары, хаотично мельтешили в воздухе, не давая открыть глаза.
Внезапно, Собаку почувствовал, что кто-то ухватил его за одежду и тянет вниз. Понадобилось пару секунд, чтобы понять, что это тот самый парень, не удержав равновесия, падает, потянув Гаару за собой.
Вокруг кружился песок, а они кубарем катились куда-то вниз, будто по очень крутому склону. На мгновение Гаара почувствовал лёгкое ледяное дуновение, а потом земля внезапно оборвалась. Собаку полетел вниз. Он бы запаниковал, будь у него чуть больше времени. А так он просто сорвался в бездонную пропасть, из которой – он точно знал – не выбраться.
Собаку не ожидал помощи. Не от кого. К тому же, ему никто никогда не помогал. Поэтому сначала даже не понял, что спасло его от неизбежного падения.
Этот парень держал его из последних сил, но в его глазах не было обычного безумия, которое мог иногда видеть Гаара в зеркале длинными лунными ночами. Не было ненормального отчаяния. Лишь суровая решимость не дать Гааре камнем полететь вниз.
С его помощью Гаара смог забраться обратно. К слову говоря, пространство вдруг стало действительно необъятным. Остался лишь маленький клочок «земли», на котором они вдвоём еле умещались, сидя спина к спине и свесив ноги вниз. А куда - вниз? Неизвестно. Лишь ветер стал завывать слишком громко и зловеще.
Гаара тщетно пытался отдышаться и перестать слышать гулкое биение собственного сердца. Он только сейчас до конца понял, что ещё бы секунда – и он умер. Вот так просто. Неизвестно где, сорвавшись в бездну.
- Поче... – хотел было спросить Собаку, но парень сильно толкнул его в плечо и чуть развернулся к Гааре. Посмотрел как на идиота и, отвернувшись, облокотился на спину Собаку. А Гаара подумал, что вопрос «почему?» и вправду глупый. Здесь. Сейчас. И раньше. Раньше не было никаких «почему?». Возможно, не будет и потом. Кто знает...
Цепь снова появилась. Собственно говоря, она никуда и не исчезала, оба всё время чувствовали её, только не видели. Теперь она была достаточно короткой, а на одном из центральных звеньев было трещина. Крохотная, но Гаара сразу её заметил, так как в остальном цепь не имела никаких изъянов, вроде ржавчины или царапин.
Оба пристально посмотрели на цепь. Парень взял цепь в руку, чуть подбросил на ладони и многозначительно посмотрел на Гаару. Собаку тоже осторожно взял её. Цепь оказалась тяжёлой и немного шероховатой, будто кто-то тщательно прошёлся по ней наждачкой. Почему-то цепь показалась Гааре живой. От этого ощущения он передёрнулся и сжал холодные звенья в ладони.
Что будет, если её разорвать? Гаара не знал. Парень тоже не знал и, в отличие от спокойного Собаку, несколько нервничал. Он облизал потрескавшиеся и пересохшие от постоянного ветра губы и глубоко вздохнул. Затем кивнул.
Они изо всех сил рванули цепь в разные стороны. Одновременно, не сговариваясь, просто почувствовав, что пора.
Цепь порвалась легко, с тихим скрежетом. Трещина мгновенно увеличилась, разделив повреждённое звено на две части.
Как только это случилось, начался настоящий ураган. Ветер кружился вокруг этого парня. Гигантский вихрь поднял его выше, парень удивлённо посмотрел на собственные руки и на кружащийся вокруг них песок. Всё его тело становилось песком, ветер сдувал с него песчинки, и они становились частью песчаной бури, которая всё разрасталась.
Лицо парня вдруг стало встревоженным, и он что-то крикнул Гааре. Из-за шума ветра, Собаку ничего не услышал, а лишь увидел, но ему было не до этого. Ветер оттеснил его к краю обрыва, Гаара сопротивлялся из последних сил. Но что он мог? Сейчас он имел такое же значение и такую же возможность противостоять сильнейшему ветру, как и множество песчинок, кружащихся вокруг.
Собаку не уловил тот момент, когда опора исчезла у него из-под ног. Мгновение – и он падает в черноту. Тот парень ещё что-то кричал. Кажется, звал его по имени. Сам Гаара был уверен, что они ещё встретятся, притом очень скоро.
Буря осталась где-то наверху, а он падал вниз... становилось всё тише. На мгновение, Гаара увидел силуэт женщины с короткими волосами. Он попытался его рассмотреть, но чернота вокруг уже слишком сгустилась. К тому же, Собаку не мог с уверенностью сказать, что силуэт ему не привиделся.
На его вдруг навалилась ненормальная усталость, будто кто-то выкачал из него все жизненные силы и чакру до капли. Очень хотелось закрыть глаза.
Падение замедлилось, и Гаару мягко подхватили изящные гигантские ладони из песка. Он этого уже не видел. Его веки уже сомкнулись, не слушаясь хозяина, и Собаку погрузился в обволакивающую спасительную темноту...
И только тихий шорох успокоившегося песка...

*«Куройтами» переводиться как «Долина Мрака».
Утверждено firenze
Шиона
Фанфик опубликован 11 марта 2012 года в 20:07 пользователем Шиона.
За это время его прочитали 1024 раза и оставили 0 комментариев.