Статья про нового персонажа из 3 сезона Наруто - Боруто Узумаки
Наруто Клан Фанфики по Наруто И всё равно, мы будем вместе, как Сид и Нэнси… Часть IV

И всё равно, мы будем вместе, как Сид и Нэнси… Часть IV

- Да в прямом, Вольт. А ты что, не знал? – глумливо произнёс гопник. – Этот парень был вашей местной шлюхой. Тут такое с ним творили! Твои грёбанные нефоры, Вольт, ебали парня во все щели. Конечно, это было давно, но, тем не менее… Хорошая у паренька репутация теперь! А ты пидорас, и любишь шалаву. Проститутка и уголовник – хорошая пара, не так ли?
- Уголовник? – прошёлся шепоток по толпе.
- Не так ли, Вольт? Скажи дружкам правду! Из-за чего мы тут собрались! Ты же знаешь! – насмехался над ним Шкаф. Вольт опустил голову. Действительно, он знал, но так хотел бы, чтобы этого больше никто не знал, кроме него.
Лис дёрнулся в руках бугая и едва слышно прошептал.
- Вольт… - шёпота не хватило, чтобы его услышал брюнет, но за то это привлекло внимание гопников.
- О-па! Наша Спящая Красавица пришла в себя! – переключился на Лиса Шкаф. – Рекс, ну-ка, покажи Вольту, как мы развлекались с его шлюшкой!
- Нет! – вырвалось у брюнета. Испуганный взгляд устремился к сломленной фигурке в толпе. Остальные гопники приветственно засвистели.
- Ой, бля, Вольт, тут щас начнётся… - севшим голосом произнёс Клык, зажмурился и отвернулся, только чтобы не видеть.
Из толпы гопарей вышел высокий и мощный парень, играя мускулами. Он схватил Лиса за волосы и со всей силы приложил его об памятник, вжимая в холодный мрамор всем своим огромным телом. Странно, но блондин даже не пискнул, не было сил, наверно.
Рекс, намотав волосы на руку, другой рукой стянул с Лиса штаны.
Вольт непроизвольно зашипел сквозь зубы. То, что было на месте анального отверстия, описать было трудно. Сплошное кровавое месиво.
Бугай единым махом вошёл в него в полную длину и сразу же начал мощные толчки. И смазкой служила кровь Лисёнка.
Тут Лис дёрнулся, выгнулся, царапая и обламывая ногти об ледяной камень, и тонкий вой разнёсся по окрестностям парка, заставив всех нефоров покрыться жуткими мурашками.
- Блять… - выдал Олень, тоскливо морщась, но, тем не менее – не отворачиваясь.
Лис кричал недолго, Рекс дёрнул его волосы на себя, а затем вломил голову в памятник. Блондин пронзительно взвизгнул и сразу замолк.
Через пару толчков гопник кончил, наружу полилась кровь вперемешку со спермой. Бугай отпустил его, и Лис, как сломанная кукла медленно осел на землю, сползая по мрамору и оставляя за собой красный кровавый след.
Вольт не мог смотреть на это зрелище, но также не мог отвернуться. Пока мучили Лиса, брюнет словно чувствовал его боль и хотел хоть чуть-чуть облегчить её.
- Отпустите его! – зарычал Вольт, сжимая кулаки.
- Не спеши! Я ещё не договорил!
- Чего тебе надо?!
- Ты же уголовник. Расскажи это своим.
Брюнет молчал.
- Ну же!
Вольт вздохнул и ненавидящим взглядом посмотрела на Шкафа, так ехидно улыбающегося.
- Я убил человека.
- Ты убил одного из нас! – поправил его главарь гопников.
Странно, но никто особо не удивился, и даже кто-то из толпы нефоров крикнул.
- Одного? Ха, это мало! Вас всех ебанутых на голову надо прибить! Молодец, Вольт! – этот крик поддержали и остальные, и теперь нефоры стояли и угрожающе скалились гопникам. Вольт облегчённо вздохнул. Обошлось.
- Чего тебе надо!? – повторил брюнет.
- Отомстить за Лекса! - видимо, Лексом звали того, кого убил Вольт.
- Чего именно тебе надо?
- Попортить тебе жизнь!
- Вы убили Кошака, я убил Лекса. По-моему, всё честно, - усмехнулся Вольт.
Нефоры заволновались.
- Так вот, почему Кошак умер… - прошептал Артист.
- Нихуя не честно! – взревел Шкаф и схватил Лиса за шею, держа его на вытянутой руке.
Вольт зашипел. Клык и Олень повисли на нём, чтобы он не ринулся на гопников.
- Не трогай его!!! – яростно зарычал брюнет, пытаясь выбраться из железной хватки обоих парней.
- Тебе нужна эта проститутка? Ты её получишь, - угрожающим тоном сказал Шкаф и сдавил пальцы на горле Лиса.
- Пустите меня! Я убью его! – вырывался Вольт, извиваясь всем телом. От безумного страха за блондина он едва не вмазал Клыку кулаком по лицу, но тот, Слава богу, держал его крепко.
- Тебе что, не хватило одного убийства?! Успокойся, Вольт! Он ему ничего не сделает! – хрипели Клык и Олень. Видя, что им двоим уже с ним не справиться, панки кивнули Баттерфляю, и тот крепко схватил брюнета поперёк живота, прижимая руки к телу.
- Ты что, обкуренный?! Сиди, не рыпайся! – рявкнул толстячок, и Вольт его послушался.
Нефоры за спиной брюнета угрожающе сдвинулись, хрустя костяшками пальцев. Похоже, назревала большая драка.
К Шкафу, всё ещё держащего Лиса, подошла какая-то девчонка и что-то шепнула ему на ухо. Гопник нахмурился, и сжал пальцы ещё сильнее. Блондин тихонько взвизгнул, по щекам покатились слёзы вперемешку с кровью. У него не было сил даже чтобы вырываться, он мог только слабовольно висеть, удерживаемый хваткой Шкафа.
- Увы, у нас больше нет времени, Вольт. Держи своего Лисёнка, - выплюнул гопник и кинул парня об памятник. Раздался какой-то непонятный хруст, Лис, похоже, потерял сознание от силы удара. Он опять сполз по мрамору и уткнулся щекой во влажную землю.
Толпа гопников сгруппировалась, и начала отступление в сторону выхода. Нефоры не преследовали их, они просто кричали им вслед что-то обидное.
- И всё равно, ПАНКИ ХОЙ!!!! – взревела толпа и мирно так разбрелась по скамейкам.
Вольта отпустили, и он сразу же кинулся к распластанному пареньку.
- Лисёнок! – вырвалось у брюнета.
Безвольное тело, лежащее у памятнику мёртвому поэту – символичный знак. И не самый весёлый…
Глава 13 (заключительная) -_-
Раны обработаны, кровь остановлена, но не хотят открываться голубые глаза. Мышцы судорожно сокращаются, парень стонет от боли, но не приходит в состояние.
Весь оставшийся день Вольт сидел у постели раненого Лиса, держал его ладонь в своих руках и бессильно плакал. Слезами горю не поможешь, брюнет это знал, но… он ничего не мог сделать в данном случае. Лис пострадал из-за него, он был виноват в том, что блондин лежит сейчас весь перебинтованный, избитый, изнасилованный…
Вольт протянул дрожащую руку и смахнул со щеки парня пушистую чёлку, прикрывавшую сахарно-белый бинт вокруг его головы.
- Прости меня, Лисёнок, прости… Я виноват, втянул тебя в это дело… Если ты очнёшься, я больше никогда тебя не брошу, буду охранять, котёнок мой хороший, только очнись, прошу тебя! – лихорадочно шептал брюнет, глотая слёзы.
Но блондин молчит и не двигается, грудь еле вздымается и опадает в такт его слабому дыханию.
Только одно хорошо – у Лиса поразительная способность регенерировать. Все его синяки изменили свой густой бордовый цвет на бледно-жёлтый, а какие-то поверхностные и вообще исчезли. Вольту оставалось только надеяться, что и все остальные раны пройдут. Надо только подождать.
Брюнет кинул взгляд на грязную одежду Лиса и мокрые перепачканные полотенца, которыми Вольт смывал с парня кровь. Ужас. Как же надо измываться над человеком, чтобы довести его до такого состояния?!
Темноволосый парень уронил голову и тяжело вздохнул.
В больницу Лиса не понёс. У него не было ни паспорта, ни медицинского полиса. Даже в самой захудалой поликлинике его бы не приняли без него. Такие уж теперь законы…
«Вены дороги, дороги вен,
Машинкой размажут по кирпичности стен…»
Лис опять застонал, и этот стон совсем не походил на тот, который Вольт регулярно слышит в постели. Он был глухой, искаженный болью, но главное – едва слышный, а от этого ещё более жуткий. Брюнет поёжился, его кожа покрылась мурашками от страха.
Телевизор что-то бубнил в углу, в ванной шумела стиральная машинка, но ничто не могло избавить комнату от страшной тишины.
- «Но мы с тобою будем вместе,
как Сид и Нэнси, Сид и Нэнси.
И ни за что не доживём до пенсии
Как Сид и Нэнси, Сид и Нэнси…»
- Ты задолбал со своей песней! А ну выключи эту парашу!
- Это не параша! – возмутился Лис. – Вполне приличная песня, а ты заебал донимать уже всех, Баттерфляй! Не нравится – сиди в сторонке и жуй свои чипсы!
Клык хмыкнул. Внученька обвил руками талию блондина и поцеловал его в висок.
- Не злись!
- Да что он гонит!! Ёбанный, блять, лузер! Жуёт, епт, какой-то бомж-пакет и сидит тут вякает что-то! – Лис был пьян, поэтому в выражениях и эмоциях не скупился. Металлист отвлёк его внимание на себя с помощью поцелуя.
- Да отъебись от меня, - отмахнулся от него парень и спьяну заехал нефору по лицу.
Олень хохотнул, впервые в жизни - довольно. Он раскурил сигарету и крикнул Карлсону.
- Слушай, что там насчёт второго кабанчика!
Панк отлепил задницу от скамейки и ленивой походочкой подошёл к нефору, вытряхивая всякий хлам из кармана своей косухи.
- Нуу, если граждане раскошелятся - всегда пожалуйста! Я сам вам на халяву покупать ничего не буду! Вот дождитесь следующего вторника, у меня зарплата…
- Хорош трындеть, иди за пивосом.
- Деньги вперёд, товарисчи…
Олень хмыкнул и вытащил полтос из кармана, его примеру последовали и остальные, кроме Лиса.
-Я бомж! – пояснил он, ухмыляясь и вися на Внученьке. – У меня денег нет!
- Ну, ты, бля, пидорас. Тебе же платят хорошо – куда ты все деньги проёбываешь?
Лис молча затянулся сигаретой с травкой и кивком головы указал себе на сгиб локтя.
- Грёбанный ты наркоман, вместо того чтобы всякую дрянь колоть – скинулся бы с нами!
Лис усмехнулся и показал ему fuck. Внуча, тоже пьяный, потерял равновесие, покачнулся, попой приземляясь на скамейку и тяня блондина за собой. Тот тоже не удержался на ногах, и яростно матеря металлиста, разместился у него на коленях.
- Знаешь что, Внуч, я тебя ненавижу меньше Вольта. Эта тварь не отпускает меня, ты хотя бы даёшь мне делать, что хочу…
- Льстишь! – хмыкнул шатен, откидываясь на спинку скамейки и с воодушевлением глотая пиво.
- Ах ты, сука! Дай мне! – потребовал Лис, выхватывая бутылку из рук. – Буржуй!
Справа доносился пьяный смех, слева Артист, Баттерфляй, Милый и Кура затянули песню КиШа «Некромант». Бас Куры танком давил на мозги, особенно спьяну.
- Заткнитесь, вы, заебали… - рявкнул на них блондин, шатаясь на коленях металлиста, затем почему-то залился пьяным смехом.
- Всё, ребятки, я на работу… Мне ещё до «развода» добраться надо… (прим. Автора – «Развод» - площадь в нашем городе, где по вечерам собираются проститутки на заработки), - отсмеялся парень, и икнул. – Чёй-то меня штормит…
Он нелепо встал на ноги, неловко чмокнул Внученьку в нос и напевая под нос «Но мы с тобою будем вместе, как Сид и Нэнси…», побрёл к арке.
Вольт встал, побродил по комнате из угла в угол, бросая испуганные взгляды на Лиса, как только тот начинал шевелиться, пытаясь расслабить одеревеневшие мышцы, или стонал. Брюнет достал мобильник из кармана, посмотрел на тёмный экран, затем на стену.
Молчание и неизвестность становились уже совсем невыносимыми. Хотелось врубить «Секс Пистолз» на полную мощность колонок, пригласить панков домой и устроить настоящий панковский вечер, но… Приближалась истерика, теперь хотелось кричать, плакать, вопить, смеяться, только бы не слышать эту пугающую тишь, которая сводила с ума.
Вольт нарезал ещё один круг по комнате, сжимая виски руками. Лис не умрёт, Лис не умрёт. Не… не умрёт… Лис…
- Лис! – вскрикнул брюнет, вспарывая тишину хриплым от страха голосом. Звенящее молчание послужило ответом зову. И мёртвое спокойствие, словно никто и не кричал.
- Нет! – коротко рыкнул Вольт, и швырнул телефон об стену. Тот распался на составные части, сломавшись. На обоях остался едва видный след.
Теперь от телефона остался только он. И память, что он когда-то был.
Вольт думал далеко не о мобильнике.
Сипло дыша, брюнет посмотрел на мучительно сморщенное личико Лисёнка, затем на свои руки. Сел прямо на пол, гипнотизируя взглядом ножку кровати.
- Умрёшь ты, умру и я. Спи спокойно, Лис. Я всегда буду с тобой, - без эмоций произнёс Вольт, закрывая глаза, позволив слезам скатиться по бледным щекам.
«Обломки империй, элементы систем
И тот кто был всем, тот станет никем»
Внезапно раздавшийся в тишине ломкий голос едва не заставил Вольта подпрыгнуть от ужаса.
- Вольт… - простонал Лис, с усилием открывая глаза.
- Я здесь, котёнок, я здесь… Лежи спокойно, - вздрогнув, прошептал брюнет, прижимая слабую руку блондина к губам, целуя каждый пальчик парня, скрывая свои слёзы.
Лис изогнулся и снова простонал. Похоже, боль мучила его очень сильно, но все обезболивающие, что были в доме, уже испробованы. А оставлять больного одного дома Вольт боялся, вдруг ему станет хуже…
- Вольт, почему они так… - выдохнул блондин, но не дождался ответа. Он внезапно отдёрнул руку от брюнета, схватился за простыню, комкая её в кулаке, откинулся назад и закричал. Вольт охнул от неожиданности, но сделать ничего не мог, ему оставалось только наблюдать за тем, как Лис извивается от боли на постели.
Припадок закончился также внезапно, как и начался. Блондин расслабился, судорожно и шумно дыша.
Вольт склонился над ним.
Подозрительные синяки на сгибах локтей не проходили, когда остальные кровоподтёки почти исчезли. Брюнет приподнял руку парня и вгляделся.
«Что это… Следы от уколов? Когда это… Наркотики?!»
«Дорожки пыли, пыль дорожек
Белый смелый хитрый тоже.
Покатились глаза по бледной коже.
У меня есть ножик, где-то ножик…»
- Это наркотики, Лис? Тебе что-то кололи?
- Да.
- Что?
- Героин.
- Это они?
- Да.
- Я убью их.
- Нет, не надо.
- Ты зависишь?
- Да.
- Давно?
- Месяц.
- Ты должен бросить.
- Нет.
Конец первой части!
Название: «Сид и Нэнси»
Часть: вторая
Автор: Henge
Бета: Аттали-тян
Муза: Саша aka Немка и ящик ликёра))) Именно из-за него у меня снесло крышу)))
Фэндом: «Наруто»
Жанр: яой, AU, ангст, даже немного хентая.
Рейтинг: NC-17
Пэйринг: Внимание! Изменение пэйринга!!! Внученька\Лис, Вольт\Немка, лишь совсем немного - Вольт\Лис
Дисклаймер: подтверждаю
Размер: макси
Статус: одна треть написана
Комментарий: Ну что, вторая часть грозит быть более ангстовой))) И поверьте мне, и первому, и второму парню будет очень не просто жить друг без друга…
Глава 14\1
Ночью Вольту не спалось. Как всегда, мучили кошмары. Снилось всё то же, всё старое. Раз за разом, каждую ночь брюнет лицезрел ту сцену в парке, месяц назад. Раз за разом переживал те ужасные моменты, и раз за разом просыпался в холодном поту.
И в эту ночь, Вольт очнулся, чувствуя, как сильно бьётся сердце, сжимаясь от вновь пережитого страха. Минуту полежал, глядя в потолок, медленно приходя в себя после кошмара. Он с усилием повернул голову и с облегчение обнаружил мирно сопящего рядом Лисёнка, который свернулся калачиком у него под боком, положив светловолосую голову брюнету на плечо. Вольт улыбнулся, смахнул длинную прядку волос со щеки любимого и коснулся его лба губами. Но этот жест привёл к тому, что Лис завозился, потянулся и проснулся. Он зевнул, сонно щурясь, и посмотрел на досадливую физиономию брюнета. Тот то хотел ещё полюбоваться спящим Лисёнком. Он такой милый, когда спит…
Если говорить прямо, в другое время Вольт его больше не видел, кроме как ночью. Утром и днём блондин был на работе, вечером и до поздней ночи – в парке. Всё как всегда. Только Вольт уже не помнил, когда последний раз по-настоящему целовал своего котёнка.
- Привет… Ты чего не спишь? Опять кошмары? – Лис переложил руку на живот брюнета и легонько погладил, не сдержав очередной зевок.
Вольт неопределённо пожал плечами и сказал.
- Я на тебя смотрю.
Лисёнок хмыкнул и лёг на спину, заложив руки под голову. Брюнет лизнул локоть блондина, так удачно подставленный им.
- Ты хочешь что-то сказать? – негромко произнёс Лис, скосив голубые глазки на своего любимого.
Вольт задумался. Впервые за три недели у них выдался момент поговорить по душам. Надо им воспользоваться. Но как назло, сейчас брюнет не мог подобрать ни слова. Он замялся, не зная с чего начать.
- Лисёнок, я… да, хочу поговорить, - и замолчал. Тишина начала давить на уши.
- Ну, так… - поторопил его Лис, с немым вопросом в глубине голубых глаз.
Но Вольт молчал. Он реально не знал, что сказать. Начать обвинять его в том, что он постоянно гуляет в обществе Внученьки, что заставляет брюнета ревновать? Или ещё что? Да попробуй Вольт только заикнись об этом, и последуют обидчивые взгляды и разговоры на тему «Ты меня не любишь!» длинной минимум в неделю. Дело в том, что брюнет уж слишком любил своего Лисёнка…
- Я просто хотел попросить тебя приходить домой хоть чуть-чуть пораньше. Я вижу тебя только ночью и то – спящим.
Лис кинул на него задумчивый и укоряющий взор.
- Я – тебя не понимаю. Я гуляю. Уж не хочешь ли ты сказать, чтобы я всю молодость просидел дома?
- Нет, конечно, - терпеливый ответ. – Просто я так хочу тебя чаще видеть.
Блондин неопределённо дёрнул рукой и перелёг на живот, подложив под подбородок руки, предварительно убрав из-под носа Вольта свой локоть.
- Я гуляю, - повторил юноша.
Брюнет нахмурился.
-Ты помнишь, когда мы последний раз целовались? – напрямую спросил Вольт. Ну почему Лис такой… необязательный?! Или это он такой мнительный…
Блондин скосил глаза на настенные часы, скорчив задумчивую моську. Да он и правда думал. А точнее – вспоминал. Действительно, последний раз они целовались ну минимум недели две назад. Не говоря уже об интимной близости. Ну, если быть совсем откровенным, это с Вольтом Лис не целовался. А по синьке бывало, в парке он и с Внучей сосался. Правда, брюнет этого не знал.
- Ну… недели две назад, - ответил, наконец, блондин, вжимаясь щекой в подушку. Опять шёлк. Лис поморщился. Раньше он этого не замечал. Раньше он мог только добраться до кровати и заснуть мертвецким сном, не обращая внимания – есть ли вообще постельное бельё под ним.
- Вот именно! – Вольт выразительно посмотрел на парня и недовольно хмыкнул.
- Ну что ты хочешь? Чтобы я сейчас всё это компенсировал? Или у тебя сперматоксикоз?
Брюнет нахмурился ещё больше. Похоже, долгое общение с панками не прошло даром – вот, уже язвить начал…
- Я ничего не хочу, - произнёс Вольт.
- Вот и спи спокойно, - фыркнул Лис, опять переворачиваясь, на этот раз, на бок. Он ласково улыбнулся парню и погладил его по плечу. – Я тебя очень-очень люблю, и я панк, не могу просто так измениться. Не требуй от меня большего.
Брюнет тяжело вздохнул, обнимая и прижимая к себе Лисёнка в ответ. Тот замурлыкал, зарываясь носом в плечо любимого.
- Всё же хорошо… Спи.
И Вольт заснул, мучимый самыми разными подозрениями.
- Ахх… аааах… нет.. нет! Что… ах… что ты дела…. Оо… Ах… нет… Пожалуйста… Нет… ах… Внуче… аааах!!
Лис, всхлипывая, сполз по стене. Металлист склонился над ним, тяжело дыша.
- Что… Что здесь происходит?!
Две пары глаз устремились к выходу. У двери стоял ошеломленный Вольт.
- Я тебе пятый раз повторяю – это не то, что ты подумал! - скулил Лисёнок, оседлав кресло. Он смущённо смотрел себе под ноги. Парень просто со стыда сгорал. Как так получилось – Вольт засёк их с Внученькой на собственной кухне в самый пикантный момент. Не то, чтобы всё произошло по обоюдному согласию… Лис не был против, но и за – тоже.
- А что тут вообще можно подумать?! Ты – со спущенными штанами, а этот пидорас держится за твой член! Да, бля, что тут можно подумать?!!
Блондин опустил голову. Да, нехорошо всё получилось… В парке они с Внучей очень хорошо общаются, прямо лучшие друзья, иногда даже целовались, но для Лиса это было не больше, чем игра, развлечение! Не больше этого. Да, не больше.
- Прости, но тут не я виноват.
- А кто?!
- Не знаю…
- А кто знает?!
- Да, блять, я шалава! Я винвоат! Сам лез ему в трусы! Теперь ты доволен?! – вскинулся Лис. Он быстро соскочил с мягкого насеста и по-лисьему скользнул в коридор, низко опустив голову. Чтобы Вольт не видел слёз…
А он их и не увидит. Их просто не было. Чуть загорелая кожа давно забыла ту солёную влагу, что раньше так часто гостила у него. Уже полтора месяца как. С тех пор, как снова побывал проституткой. Тогда, в парке, среди гопников… Хотелось реветь, но похоже, все слёзы просто закончились. Он был унижен, раздавлен, сломлен, убит. Морально. Вольт поддержал его, но… всё это произошло из-за него. Лис не злился на него. Наверное, он слишком сильно любил. Любил. Любил этого парня, как человек любит жизнь, а брюнет и был его жизнью. Тяжелой, мрачной, перенасыщенной солью непониманий, но жизнью. Горькой и запретно сладкой. Но необходимой ему. Как воздух, как вода. Нужна ему. Нужен ему. И так будет всегда. Если они расстанутся, Вольт навсегда останется в его сердце. И никто, никакой Внученька не сможет его заменить. Это жизнь. Это её закон. С Внучей всё до ужасного просто. Постель и панки. И всё. Как-то неделю Лис пожил с ним, когда Вольту пришлось уехать по делам в Москву.
Секс был восхитительным, но совсем не таким, как с Вольтом. Брюнет обращался с ним, как с фарфоровой статуэткой, металлист же проделывал всё так, как и три года назад. Грубо и жёстко. И больно. До слёз. Которых больше нет.
Лис остановился в подъезде, доставая пачку сигарет. «Вирджиния Слимс». С ментолом. Любимые. И дорогие. Он закурил, задумчиво глядя в опутанные серебристыми нитями паутины углы. Ткачи. Они знают своё дело, и делают его методично. Не отступая от плана. Лис так не может. Он соткан из противоречий.
Лис любит Вольта, любит панков, любит быть в парке и свободно панковать. Он любит Вольта, но не может жить с ним нормально. Спокойная жизнь длиной в первую неделю отношений закончилась, и после неё остался сладкий осадок, который бывает во рту, после съедения вкусной конфетки.
Лис сплюнул слюну, имевшую привкус ментола, и выпустил сизую струйку дыма, которая медленно поплыла в застоявшемся воздухе. Задумчиво покрутил браслет с шипами на руке, невесть как там оказавшийся. Достал из кармана ключ от Вольтовой квартиры, и принялся вырезать им по побелке стены слова. «Лис+Вольт=love», «Секс Пистолз», «Пурген», «Сид Вишез», «Клык – казел» и прочее… Глядя на последнее, блондин усмехнулся. Видел бы это сам Клык…
- Котёнок, прости, что накричал, - раздался сзади глухой голос Вольта. Его ладони скользнули на талию парня, и он поцеловал юношу в шею. – Я знаю, тут этот паразит во всём виноват.
Лис вздохнул, тоскливо глядя на маленькую паутинку над ним, и повернулся лицом к брюнету.
- Я тебя люблю, Вольт, - повторил блондин, обвивая шею парня руками. – Прости меня.
(розовые слюни, блин… -___-“)
- Я тоже тебя люблю, - прошептал Вольт, приподнимая личико блондина за подбородок. Голубые глаза сухо блестели. Он нежно провёл кончиками пальцев по скулам любимого и поцеловал. Легко и невесомо. Но Лис отвечал на ласку жадно и яростно, словно уже успел забыть, что это такое, но так отчаянно пытается вспомнить, запомнить и не забывать уже никогда. Вольт даже немного опешил сначала.
Они самозабвенно целовались минут пять, стоя в полумраке подъезда и обнимаясь. Они даже не разъединили губ, когда позади них послышались шаги.
- Эй! Какого… вы тут делаете?! – рявкнул рядом знакомый сосед со второго этажа, а по совместительству и обладатель толстого животика.
Но потом узнал брюнета и успокоился.
- А, это ты Саске. Что, новая девушка? – усмехнулся мужик. Лис недовольно покосился на него, оторвался от губ Вольта и облизнулся, не глядя на замершего в дверях соседа. Пара посторонилась, попуская мужчину внутрь подъезда.
Блондин скривил смазливую моську и опять повис на шее, покрывая лицо брюнета лёгкими поцелуями.
- Какой я ему девушка? – бурчал Лисёнок, хмурясь.
Вольт улыбнулся, увернулся от очередного поцелуя, и легонько дёрнул парня за длинные шелковистые волосы.
- Ну, со спины ты очень похож на маленькую, худенькую блондиночку! Спереди – тоже…
Брюнет нежно его поцеловал и крепко прижал к груди, вдыхая лёгкий аромат клубники, пронизывающий нежную кожу блондина. С ним было спокойно. Тихо и уютно….
Лис замурлыкал, глубоко вздохнув, и украдкой посмотрел в затуманенные нежностью глаза Вольта.
- Знаешь, Вольт. Я отблагодарю тебя. Ты не сможешь отказаться…
Вольт усмехнулся.
- Я не откажусь. Теперь не откажусь… - вздохнул он,.
Блондин усмехнулся и отвернулся от парня, ягодицами прижавшись к его бёдрам и облокотившись на него. Брюнет обнял его за талию и немигающим взором уставился в стену, а именно на побелку. После несколько минут молчания и изучения настенной росписи, Вольт хмыкнул.
- Ты писал? – и указал на надпись «Лис+Вольт=love».
Лис смутился.
- Ну да…
- Всё с тобой ясно, Лисёнок…
Проснулся Вольт в приподнятом настроении. Под боком лежал Лис, и судя по нахмуренным бровям, снилось ему нечто неприятное.
Шёлк от тепла их тел нагрелся, но стал неприятен. Он так и норовил сползти ниже. Панку приходилось часто подтягивать одеяло на себя, чтобы оно не соскользнуло на пол. Простыня же была безжалостно смята, после вчерашних любовных игрищ другого и не ожидалось. Блондин отблагодарил Вольта сполна…
Лис дёрнулся и что-то яростно пробормотал сквозь сон. От неожиданности Вольт замер, прислушиваясь. Его любимый, скорее всего, ругался с кем-то, так гневно прозвучали его слова.
Парень хмыкнул и осторожно слез с огромной кровати, стараясь не потревожить сон своего Лисёнка. Тот здесь же свернулся в клубочек и вздрогнул, обняв руками подушку Вольта. Тот умильно заулыбался. Какой же он всё-таки… хороший, милый. Когда спит, по крайней мере. А когда не спит – в этом состоянии панк видит его не очень часто.
Вольт натянул чёрную футболку, джинсы и вышел на балкон, покурить. Было уже позднее лето. По утрам становилось прохладно, поэтому парень быстро замёрз, но уходить в тёплоту и спокойствие комнаты не спешил. Небо на горизонте стремительно светлело и превращалось из густо-синего в разбавлено-голубой. Серые многоэтажки города окрашивались в празднично белый цвет. Не было слышно пения птиц. Тишина, нарушаемая только гулом машин на дороге.
Вольт перегнулся через перила и посмотрел в сквер. Внизу было спокойно и почти пусто, если не считать кошек и дворовых собак. Панк вздохнул и закурил. Горьковатый дым заполнил его лёгкие. Он выпустил сизую, почти незаметную в предрассветном сиянии струйку в небо и задумался. Лис спокойно спит в комнате и не проснётся ещё до обеда. Он – курит на балконе. Всё как всегда…
Завибрировал мобильный телефон в кармане брюк. Кто мог в такую рань позвонить? Сразу вспомнился звонок от якобы работодателя. С тех от него ни слуху, ни духу. Явно это был только отвлекающий от окна манёвр.
- Алё, Вольт!
Басил Клык. Как то странно… Наверное, потому что он был трезв.
- Угу.
- Слушай, у меня сегодня днюха, приходите с Лисом в парк к семи.
Вольт удивился.
- А чего так рано?
- Народу будет много, поэтому и рано.
Логики панк не уловил, но спорить не стал.
- Ну что, придёте?
Парень задумался. Лис сегодня идёт устраиваться на какую-то новую работу – вероятно, он не пойдёт. А вот Вольт сегодня как раз таки свободен.
- Насчёт Лиса не знаю. А я пойду.
- Опа, отлично! Ну что, тогда в семь в парке?
- Угу, - Вольт попрощался и выключил телефон.
Он взъерошил взлохмаченные ото сна волосы одной рукой. Холодный воздух резал горло. Парень кинул едва прикуренную сигару вниз и закрыл глаза, опираясь руками на деревянные перила.
День рождение Клыка… Пьяных будет много. Помимо панков в парке наверняка будут и другие неформалы – металлисты, готы, фрики, скинхэды и прочие. Клык – личность известная, у него есть хорошие знакомые даже из рэперов и гопников. Поэтому правильно он сказал, народу будет много, могут в парке все и не поместиться. Придётся, наверное, идти на гексагон…
Парень положил ладонь на вырезанную на груди надпись. Порезы не болели. Они давно уже зажили. Но след остался. На коже и в сердце.
Он вернулся в комнату, покрывшись мурашками от перепада температур. Внутри было немного душно и тепло. Лис не спал. Он полусидел на кровати и жевал конфеты, купленные Вольтом ещё неделю назад. Губы парня были перепачканы шоколадом, глядя на это, брюнет усмехнулся. Забавный…
- Ты чего не спишь?
- Тебе кто-то звонил? – встречный вопрос.
- Клык. У него сегодня днюха, - Вольт сел на краешек кровати и посмотрел на любимого.
Лис подумал и сник.
- У меня работа…
- Как освободишься, приходи, - панк притянул парня к себе и поцеловал в висок.
- Угу… - глухо отозвался Лис и украдкой вытер губы простынёй.
Вольт надел любимую чёрную рубашку, тёмные джинсы и в таком виде пошёл в парк. Солнце успело разогреть воздух, и на улице было приятно тепло. Дул лёгкий ветерок, колышущий листву на деревьях, и парень чувствовал себя необыкновенно бодро. Решил прогуляться до парка пешком. Благо было не слишком далеко.
Парк уже был полон людей. Было много незнакомых личностей, и кто-то был уже откровенно пьяный. Похоже, народ успел заранее отметить дату. Вольт кивком головы здоровался со знакомыми, и подошёл к скамье, где сидел именинник.
Клык был странно трезв и сиял улыбкой на тщательно выбритом лице. Парень презентовал ему почти раритетную семиструнную гитару и сел рядом, вытянув ноги. Собачка Клыка деловито обнюхала гриф подарка и одобрительно залаяла, чем вызвала смех у окружающих.
- Ну что, товарищ именинник, вы пить собираетесь? - раздался пьяный голос Внученьки где-то сбоку. Все взоры сразу устремились к нему. Послышались восхищённые возгласы – металлист держал в руках по пятилитровому кабанчику. Конечно, ёмкости с алкоголем у него сразу отобрали и принялись разливать по пластиковым стаканам. Внуча щедро раскидал по скамейке пачки сушёных кальмаров и сухариков и плюхнулся на край. Вольт посмотрел на него и безмолвно поздоровался. Неформал кивнул и, вытащив пачку сигарет и зажигалку, закурил.
Со стороны арки приближался Артист, Кура, Милый и незнакомая девушка с синим ирокезом, зачёсанным на бок. Одета она была почти стандартно – женская косуха и рваные брюки. Вольту она показалась смазливой, но не более. Они подошли к скамье и принялись поздравлять Клыка, который от гостей и их подарков уже отмахивался.
- Заелся ты, приятель, - смеялся Артист, вручая панку несколько дисков. Клык зевнул и отпил от своего стакана.
- Знакомься, Вольт, это Немка, - пробасил Кура и указал на девушку с кезом. – Немка, это Вольт, наше парковское достоинство.
- Достоинство це я! – икнул Клык и загоготал.
Девушка внимательно посмотрела на Вольта густо накрашенными глазами и улыбнулась. Панк безэмоционально кивнул и набрал на мобильном номер своего Лисёнка.
Лис пообещал прийти как можно скорее, очень уж ему хотелось поздравить Клыка и выпить на халяву. Услышав пьяный хохот Милого и Артиста, он заворчал, как потревоженный лис и поклялся вернуться до того, как всё пиво будет «вылакано их ненасытными глотками». Вольт усмехнулся и положил трубку.
Немка подсела на скамейку рядом с ним и сняла косуху, демонстрируя великолепное тело, прелестную фигурку и чёрную футболку с принтом «Мисфитс». Вольт мельком посмотрел на неё и отвернулся. Девушка, видимо, была не в курсе о любви парня к другому парню, так как сразу начала разговор и строить глазки. Но на панка это совсем не действовало. Он неспешно пил дешевое пиво из своего стакана и чувствовал, как приятное тепло разливается внутри, распространяя алкоголь с кровью по телу.
Первые вопросы были вполне стандартные. Как зовут, сколько лет, что слушает… Вольт вполне терпеливо отвечал. Девушка была достаточно настырной, и пока не получала прямой ответ – не успокаивалась. А парень в мыслях машинально сравнивал её со своим Лисом…
Лис спешил, как мог. Но очередь двигалась слишком медленно… Парень нервничал и с трудом сдерживал себя, чтобы не уйти. Он лишь тяжело вздыхал и поминутно глядел на циферблат часов. Стрелка двигалась слишком быстро… Вот уже девять вечера… полдесятого… десять. Черт.
Вольт позвонил лишь раз, и во время звонка Лис услышал пьяный смех панков. Это подстегнуло его, он нетерпеливо заерзал на протёртом стуле.
Освободился лишь в одиннадцать вечера. И сразу же поймал такси и поехал в парк, захватив с собой диск, что хотел подарить Клыку.
Он спешил. Он опаздывал. И он опаздал.
Глава 16/3
- Вольт! – Лис бросился было к нему, но остановился, не пробежав и десятка метров. – Во.. Вольт… - растерянно протянул парень и замолк. Сердце сжалось.
Увиденная картина шокировала Лиса.
Первой мыслью было убежать. Второй – тоже. Просто взять, развернуться и убежать прочь. Только чтобы не видеть.
Вольт сидел на скамейке и страстно целовался с незнакомой синеволосой девушкой и одновременно лапал её.
Лис всхлипнул. Кислорода резко стало не хватать, и парень судорожно втягивал воздух приоткрытым ртом. В глазах стремительно темнело, перебороть себя и подойти к ним стоило больших усилий как над телом, так и над разумом. Он преодолел расстояние между ним и скамьёй. В голове было пусто, как и на сердце. И даже не ревниво. Просто непонятно.
- Вольт.. – прошептал парень и остановился в двух шагах от скамьи, дрожа. Тот сначала не отозвался, продолжая самозабвенно сосаться с девушкой. Лис смотрел в землю, лишь бы не видеть этого зрелища… Только через несколько секунд Вольт соизволил оглянуться на него.
Он был пьян. От него сильно несло алкоголем. Темные глаза были сощурены и казались иссиня-черными. Губы растянулись в слащавую ухмылку, и Вольт хохотнул.
- Лисенок.. О, Лисенок пришел! – проорал он так, что парк на мгновение затих. Затих и Лис, съежившись под его нетрезвым взглядом. Он встал, а блондин сделал несколько шагов от него.
- Вольт… - неуверенно начал он.
Но тот его перебил, в прямом смысле. Панк отвесил своему любимому крепкую пощечину.
Кто-то сбоку охнул, Лис схватился за поврежденную щеку и отступил назад. В сердце нарастал страх. Окружающие внезапно замолкли. Стало тихо, парень слышал только бешеный стук своего сердца.
- Иди отсюда, шлюха, - прошипел Вольт, схватив Лиса за волосы на затылке. – Ебаная блять шалава, тебя небось весь парк ебал? И я спал с такой сучкой?! Пошел нахуй. Видеть тебя больше не желаю.
И он отбросил Лиса в пыль.
Тихо. Никто не проронил ни слова, наблюдая за разыгравшейся сценой. И неестественную тишину прорезал отчаянный вой парня.
Немка смотрела на все это без эмоций.
Глава 17/4
Было не заснуть. Сон не желал снисходить на Вольта. Но в голове было ясно, и никаких мыслей. Словно ничего и не произошло. Уже две недели как.
Он признал себе, что виноват. Признал и окружающим. Даже Лису. Отправил смс и утопил телефон в ближайшем пруду. Не желал слышать. Потому что боялся. Боялся.
Себе в наказанье. Он это заслужил.
Безмолвную разлуку он пережил. Выплакался, скуля от боли; скрипя зубами, выжил. Раскаивался и сожалел, но ни разу не возвращался мысленно к тому дню. Он жил. Умирают лишь слабаки. Было горько и больно. До того, что сухие рыдания не давали дышать. Сердце то билось в бешеном ритме, то замирало льдинкой в океане, то слабо трепыхалось, как пойманная бабочка в руках. Сердце болело и кровоточило, окропляя красными слезами исцарапанную душу. Вольт давил глухую боль, молчал. Молчал и жил, как жил и до Лиса. Только хуже. С тонкой занозой на сердце и пустой душой.
Острая боль на сердце будила Вольта посреди ночи. Уже привычная боль, привычное состояние. Стараясь не разбудить спящую рядом девушку, парень вставал и шел в ванную. Брал сигареты. «Вирджиния Слимс». И курил. Одна за одной, пока пачка не пустела, и голова не становилась заполненной едким табачным дымом. Сидел на полу и мял в руках старую шелковую простынь, пытаясь почувствовать запах Лиса на ткани. Но был только тяжелый дым сигарет с ментолом, а Вольт все ожидал, ожидал уловить его аромат. Сидел, пустым взглядом смотря в стену, и даже не плакал. И не думал. День за днем.
Вскоре зависимость видеть, ощущать, слышать Лиса исчезла, оставив за собой сосущую пустоту.
Никто не знал о его состоянии. На людях он казался невозмутимым, спокойным парнем, но когда оставался наедине с собой – нет, он не давал воли чувствам. Но что-то в нем неуловимо менялось. Движения становились заторможенными, тупыми. Взгляд – пустым и неясным. Речь – тихой. Он редко говорил. Чаще молчал. И не думал. Не вспоминал. Не… Он оставался сильным
Для Лиса пережить расставание с любимым человеком оказалось труднее. Как человек эмоциональный, он не скрывал своей безграничной тоски, и вскоре впал в депрессию. Разлука сломила е
Yusuke
Фанфик опубликован 17 июня 2008 года в 12:25 пользователем Yusuke.
За это время его прочитали 2083 раза и оставили 1 комментарий.
0
добавил(а) этот комментарий 07 октября 2008 в 20:11 #1
Для Лиса пережить расставание с любимым человеком оказалось труднее. Как человек эмоциональный, он не скрывал своей безграничной тоски, и вскоре впал в депрессию. Разлука сломила его. Забыть Вольта, даже после того, что тот ему сказал, не удавалось. Его образ стоял у юноши перед взором, тот момент навсегда остался в памяти. И избавиться от него было невозможным. Закрывая глаза, Лис видел Вольта… Его искаженное злобой лицо, ухмылку… Слышал его слова. Парень плакал. Безудержно, раз за разом впадая в истерики. Тихий плач сменялся громким рыданием, лихорадочные всхлипы оглашали пустое пространство вокруг.
Жизнь казалась бессмысленной, но не было мыслей о суициде. Просто жить. Просто. Без него. Но словно с ним.
Расставание оставило на сердце Лиса рваные болезненные раны, которые не желали затягиваться. Часами лежа на спине и глядя в пространство, он позволял слезам течь по щекам, не останавливая. Отчаяние, глубокая печаль не оставляла его. Он понимал, что Вольт сам прогнал его, что он не нужен ему, но оставалась надежда, что все изменится, и панк придет за ним, заставит вернуться. И он бы вернулся. Надежда давала ему силы жить дальше…
Но проходили дни… ничего не менялось. Один раз пришло короткое смс от Вольта. Сердце в волнении забилось птицей в клетке… «Извини, что так получилось. Прощай». Лис застыл, перечитывая сообщение. Взгляд метался с конца строчки на начало и каждый раз спотыкался о последнее слово. Сердце замерло и сжалось, отчего не затянувшиеся раны снова начали болеть. Глотая воздух ртом, пытаясь вздохнуть хоть раз, Лис выпустил телефон из рук. Иллюзия примирения, неясной дымкой маячившая перед глазами, махнула радужным хвостом и исчезла. Исчезла мечта. Пропала, словно её никогда и не было. Только боль в сердце усилилась. Она оглушила Лиса.
Нет, он даже не заплакал. Он обхватил плечи руками, пытаясь справиться с нервной дрожью. Стало очень холодно. Дальнейшее парень помнил плохо. Минут десять он сидел спокойно. Но только это время…
Резко потемнело в глазах и на какое-то время перестало хватать воздуха. Парень всхлипывал, из глаз потекли слезы. Отчаянно взвизгнув, Лис схватился за плед на диване и скатился на пол, комкая ткань. Он глотал слезы, широко распахнутыми глазами смотрел на погасший экран телефона и не верил. Не мог поверить, что все закончилось. Одна смс… И пусто. Нет надежды. Внезапно он замолк, но продолжал также, не отрываясь, смотреть на мобильный телефон. Молчал, и беззвучно плакал. Не верил и не хотел верить. Правда настигла внезапно…
Стук крови в ушах оглушил, казалось, он содрогался всем телом, повинуясь биению сердца. Сидел и судорожно прижимал плед к груди и кусал губы. Смахнул со щек соленые капли и посмотрел на свою руку. Мокрая… слезы…
Лис закашлялся, голос будто прорезался, и он громко и отчаянно завопил. Боль раздирала плоть острыми когтями, держала в своей стальной хватке и не отпускала. Хотела лишь выцарапать сердце и растерзать его, не оставив ни клочка, ни капельки крови.
Сохраняя остатки сознания, Лис шагнул в ванну. Включил воду на полную мощность и встал под душ. Квартиру огласил душераздирающий крик юноши. Ледяные струи ранили кожу не хуже стрел. Всхлипы перемежались с громкими воплями. Запрокинув голову, юноша плакал. Отчасти от холода, отчасти от боли в сердце…
Глаза закрылись, и Лис выпал из-под душа и вытянулся на холодном кафеле. Он дрожал и скулил, мокрые волосы прилипли к вискам. Накатила усталость, любить и тосковать не хватало сил, и парень тихо потерял сознание…

Кста,хочу сказать,что проды не будед((((не я писала,но фик старый,и автор проды не писал.